Калининград взбунтовался

 

            Эти картинки по российским каналам, естественно, не прошли. Зато в Интернете все пестрело. Центральная площадь Калининграда, до отказа забитая людьми. Больше десяти тысяч человек (для небольшого города это впечатляюще). Лозунги – против бедности, против губернатора, против Путина. Неподалеку – скучающая милиция, явно сочувствующая бурлящему митингу…

            В Кремле тихо засуетились. Паники, конечно, никакой не было, но неловкость движений ощущалась явственно. Прошел слух о том, что вот-вот уволят Бооса. Потом о том, что уволят кого-то из администрации Медведева (куратора региона). Потом еще кого-то.

            В принципе, это нормальная реакция любой бюрократической машины. Все беспокоятся, как оправдаться за провал и на кого бы свалить вину. О решении проблем, естественно, никто не думает (до следующих разборок).

            Депутат-единоросс Руслан Кондратов с подлинно медвежьей элегантностью популярно разъяснил суть событий – мол, людей просто дезинформировали: «Одна из главных проблем заключается в том, что люди недостаточно информированы. Я не думаю, что состоявшиеся митинги оппозиции в Калининграде, Москве и других городах являются реальным сигналом роста недоверия населения к власти…

            …Безусловно, в первую очередь необходимо полностью разобраться в сложившейся ситуации. Полностью проанализировать, насколько граждане были дезинформированы и насколько местные власти действовали адекватно…

            …Я уверен, что региональное отделение Партии и депутаты областной думы от «Единой России» внимательно следят за развитием событий и сделают все, чтобы интересы и права граждан не пострадали».

Удивительно внятный текст.

 

            Между тем, калиниградский митинг сильно отличался от прошлых российских волнений в связи с монетизацией льгот или от протестов типа пикулевского. Здесь уже не было отдельных социальных требований (хотя формальным поводом стал протест против новаций по транспортному налогу). Здесь выплеснулось ОБЩЕЕ недовольство – бедностью края (которая особенно очевидна на фоне соседнего Евросоюза), равнодушием Москвы, коррупцией, наглостью и нахальством федеральных и местных чинуш. На калиниградском митинге не искали справедливости у «московского барина». Для премьера Путина у калининградцев нашлось вполне конкретное предложение – уйти в отставку!

            Такого на МОЩНЫХ И МАССОВЫХ выступлениях граждан раньше не звучало. Лейтмотивом все больше было некрасовское – «вот приедет барин, барин нас рассудит». Сейчас по-другому. Четко и ясно: «Путина – в отставку!»

            К калининградскому митингу примазались почти все московские политики (кроме, разумеется, единороссовских бюрократов). Хотя отношение к нему имели самое малое. В Калининграде не просто не доверяют федеральной власти. Здесь все меньше и меньше доверяют большой России.

            Судя по всему, близкие соседи нашей Беларуси устали быть никому не нужными. Поэтому вряд ли калининградские события – начало социальной революции в России. Скорее – начало отделения бывшей Восточной Пруссии от большой земли.

           События в Калиниграде родили интересную интернет-дискуссию между известными российскими деятелями. Высказаться решил пока еще не до конца и не всеми забытый шоумен Владимир Соловьев.

 

            Надо отдать должное отставному телесекунданту, которого причисляли к наиболее талантливым «кремлевским соловьям» – он гораздо острее российских чиновников чувствует общественный пульс. И бьет в тревожный колокол. Конечно, его можно подозревать в классическом желании выслужиться. Примерно так об этом пишет в своем блоге Илья Яшин: «Все мысли Соловьева об одном – как бы Путин заметил наконец своего «главного защитника», которого по какому-то трагическому недоразумению выгнали с телевидения. Ведь он так старался! Он же самый верный! Самый преданный! А с ним так нехорошо поступили».

            Но мотивы Соловьева, в сущности, не так важны. Мысль его от этого нисколько не теряет.

            Итак, процитируем: «Только стала забываться история в Калининграде, как новый митинг, теперь в Иркутске. При этом сама ситуация с ЦБК патовая. Классическая английская «уловка-22». Что ни сделаешь, будет плохо…

            …Опять антиправительственные лозунги и выкрики лично против премьера (президента не трогают, должно быть, есть указание – играть на разрыв – такая маленькая хитрость Солидарности)…

            …Власть не может быть слабой – перефразируя знаменитое выражение классика ушедшей эпохи – только та власть чего-нибудь стоит, которая умеет защищаться…»

 

            Дальше интереснее: «И, конечно, всегда подсознательно стоит вопрос о последнем ресурсе. Силовом. Если возникнет такая необходимость, что, бесспорно, беда для страны, как и любой братоубийственный конфликт, то кто пойдет умирать за власть?»

 

            А потом совсем интересно: «Традиционно верховная власть в России задавала себе этот вопрос, и ответы были прозрачны – выделялась каста, находившаяся на полном государственном обеспечении, каста, к которой и подойти никто не смел, жившая от воли Царя и его слова. Названия менялись – опричники и стрельцы, лейб-гвардия и казаки, ВЧК и КГБ – их жизнь и смерть зависели не от закона, а от воли правителя, как и богатство, и слава, и почет. Степень эффективности была разной по многим причинам.

            В нынешней ситуации такую силу найти довольно сложно…

            Власть не пропалывала ряды силовиков очень давно, сорняк забивает здоровых. Непосредственные исполнители еще есть, но не чувствуют заботу государеву, многие в обидах и считают чужие ордена и миллионы…»

 

            И наконец апофеоз: «Очевидно, что есть и боеспособные части, которые в первую очередь преданы в силу исторических и этнических причин своему лидеру, так что важную роль в современной российской политике будет играть система отношений с президентом Чеченской Республики. На данный момент времени г. Кадыров всячески подчеркивает свою преданность и уважение как президенту Медведеву, так и премьеру Путину, причем очевидно, что отношения с ВВП гораздо более давние».

            Незамеченным предложение не осталось. Соловьева тут же обвинили чуть ли не в призывах пустить кровь простому народу.

            Из блога Ильи Яшина: «Еще недавно яркий ироничный телеведущий сегодня выступает в роли откровенного пропагандиста, исподтишка призывающего к кровавым столкновениям…

            …Соловьев обращает внимание, что митингующие в Иркутске кричали «лично против премьера» Путина, а президента Медведева не трогали…

            На самом деле ларчик открывается просто. Кто такой Медведев, чтобы против него кричать?

            Понятно же, что этот человек – подчиненный Путина, посаженный на трон высочайшей волей последнего. Ни один серьезный вопрос этот «популярный блоггер» решить не в состоянии.

            …«Если возникнет такая необходимость… то кто пойдет умирать за власть?» – вопрошает Соловьев. Уже сама постановка вопроса впечатляет: умирать за власть.

            Но вообще вопрос нетривиальный.

            Кто, действительно, пойдет умирать за Путина, Абрамовича, Дерипаску?

            За чужую нефть, за украденные миллиарды? За английские футбольные клубы, за фешенебельные виллы этих ребят, за их дорогостоящие яхты?

            Вы пойдете?

            И Соловьев не пойдет, нашли дурака».

            В конце шоумену достается по полной: «Уверен, что Соловьев прекрасно понимает провокационную сущность своего гнусного текста.

            По сути, он открыто провоцирует кровавые уличные столкновения, прямо призывает к незаконному подавлению протестной активности силами чеченских боевиков Кадырова.

            Если отбросить шелуху, что на самом деле предлагает Соловьев?

            Создание этнических чеченских полков, которые будут наводить порядок в российских регионах. Это провокация и против чеченского народа, и против русского. Откровенное разжигание межнациональной розни».

            Это, пожалуй, перебор. Ни к чему Соловьев не призывает и не подстрекает. Он просто констатирует несколько очевидных вещей, о которых раньше боялись говорить вслух. Если изложить его пространный текст иными словами (посуше и покороче), то получится следующее.

 

            Во-первых. В России нарастает протестная волна. Ей пока далеко до шахтерских забастовок времен позднего СССР, но, тем не менее, волна есть и спадать она не собирается.

            Во-вторых. Российская власть не знает, что с этой волной делать. И не просто не знает, а и знать не хочет. В шапку спят все – от губернаторов и «Единой России» до официозных СМИ. Всем некогда, всем не до того.

            В-третьих. «Умирать за Путина» (и его олигархов) никто не будет. На случай сильного обострения ситуации защиты у них нет. Кроме Кадырова.

            Вот так вот.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.