«Миша!.. Миша!.. Миша!..» – неслось над площадью, когда он подходил к трибуне. В ответ он широко улыбался. Улыбка была искренней. Эти доверчивые, измученные жизнью люди нравились ему. Он точно знал – за ним они пойдут куда угодно. Они дали ему в руки власть твердо веря, что он выведет их из нищеты и беспросвета. Они не сомневались ни минуты и не просили гарантий. Они просто верили. Верили ему – своему Мише…

Но у него были другие планы. Они были куда более грандиозны, нежели кропотливая работа по улучшению жизни «маленького» человека…

Пушки вместо масла

Нищая Грузия активно вооружается.

Еще 15 июля 2004 года Президент Грузии Михаил Саакашвили заявил, что грузины «должны хорошо понимать, что сегодня все должно пойти на Вооруженные силы».

Грузия закупает все что только может — от стрелкового оружия до тяжелых вооружений. Сколько на это уходит средств, точно не знает никто. Сторонник открытости и прозрачности Саакашвили очень любит гриф «секретно», также как и выражение «в интересах национальной безопасности» (странные филологические пристрастия у президента-демократа). Интересами национальной безопасности объясняется почти все, в том числе и засекречивание сведений о реальных расходах грузинского бюджета на перевооружение армии. Здравый смысл подсказывает — раз суммы засекречены, стало быть, они немаленькие.

США проводят масштабную подготовку грузинского спецназа. Программа «Обучение и оснащение» стоимостью в 64 млн. долларов началась еще в 2002 году, а после прихода к власти Саакашвили ее исполнение резко ускорилось.

Параллельно с подготовкой армейских батальонов под началом американских специалистов проходят обучение подразделения Госдепартамента по охране государственной границы и внутренних войск.

В программе задействовано 66 военных инструкторов США, 25 из которых морские пехотинцы, остальные — военнослужащие Командования сил США в Европе.

После подготовки очередного батальона происходит смена инструкторов.

Все подразделения, которые пройдут подготовку в рамках программы «Обучение и оснащение», будут объединены в одну специальную бригаду — это четыре батальона и одна механизированная рота. На сегодняшний день в рамках программы «Обучение и оснащение» прошли выпуск 3 батальона — «Коммандос», 16-й Сачхерский горно-стрелковый батальон и «Шавнабада» — 113-й батальон легкой пехоты.

Саакашвили обожает военные парады и смотры. Армия — его любимое детище. На армию не жалеют ни сил, ни средств. Если армии нужны средства, то пенсии, пособия, социальные программы подождут. А средства армии нужны всегда. Президент-либерал твердо запомнил завет рейхсмаршала Геринга — «пушки вместо масла».

Михаил Саакашвили даже не пытается делать вид, что Грузия готовится к обороне. В регионе все знают — Грузия готовится к нападению. Грузия готовится к войне.

В прицеле — Сухуми и Цхинвали

29 июля 1989 года в грузинском печатном партийном органе «Молодой коммунист» («Ахалгазрда комунисти») появилось письмо некоего Р. Мишвеладзе «Что спасет Грузию». В письме были такие строки: «Грузия стоит на грани реальной катастрофы — исчезновения. Первейший завет наших героических предков заключается в том, чтобы не отдать нашу землю чужеземцам на растерзание, чтобы мы не смешивались с чужими нациями… Мы всячески должны стараться, чтобы увеличился процентный состав грузин в Грузии (ныне составляющий до 65%…) Грузия может потерпеть не более 5% гостей… Мы должны убедить их в том, что для подозрительно размножающейся чужой нации на земле Давида Строителя нет условий».

Еще был жив СССР, а в Грузии уже поднимал голову фашизм.

Первые столкновения абхазов и грузин начались все в том же 1989 году.

Бразды правления уже выпадали из рук слабеющей коммунистической власти, и конфликт удалось только временно загасить. После краха СССР события полностью вышли из-под контроля.

14 августа 1992 года около 11 часов утра в мирный город Очамчира вошли около 500 грузинских гвардейцев, сопровождаемых колонной из более чем 50 танков. В воздухе появились боевые вертолеты и самолеты. В первые же минуты были разоружены и взяты в заложники 30 абхазов — военнослужащих внутренних войск Абхазии.

Началась кровавая грузино-абхазская война. Грузинские «гвардейцы» на долгие годы оставили по себе память — абхазских стариков и женщин брали в заложники, насиловали, пытали и убивали.

У абхазов не было регулярной армии — армией стал весь народ. В этой войне плохо вооруженные абхазы наголову разбили превосходящую армию Грузии. В который раз в истории техническое превосходство разбилось о самоотверженность и жажду свободы.

В 1994-м абхазы вытеснили грузинские войска за пределы республики. С тех пор Абхазия самостоятельно восстанавливала мирную жизнь. О воссоединении с Грузией не могло быть и речи, потому что еще не заросли травой сотни могил, оставленных на абхазской земле грузинскими «освободителями». Судя по всему, это понимали и в Тбилиси.

После прихода к власти Михаила Саакашвили в воздухе вновь запахло порохом.

Молодой грузинский президент понимал — «революции роз» в Абхазии не будет. Это подтвердили последние президентские выборы в Абхазии, на которых победил кандидат от оппозиции, Сергей Багапш. Отношение Сухуми к Тбилиси не изменилось никак — в Абхазии любой политик, попытавшийся завязать отношения с Тбилиси, мгновенно станет политическим трупом.

Поэтому для Грузии оставалось два пути. Первый — примириться с волей абхазского народа жить свободно на своей земле и начать реальные переговоры о мире и цивилизованном разводе. Этот путь полностью соответствовал бы тому, о чем любит разглагольствовать Михаил Саакашвили — о праве наций на свободу и независимость. Грузинский президент, приветствовавший развал СССР и обретение Грузией независимости, признает право грузинского народа выйти из большой империи (СССР), но почему-то отказывает абхазскому народу в праве выйти из империи маленькой — Грузии.

В случае с Абхазией логика и последовательность отказывают грузинскому президенту. Он предпочитает удерживать Абхазию в составе Грузии. Но после кровавой войны начала 90-х, память о которой жива практически в каждой абхазской семье, сделать это можно только одним путем — вооруженной силой. Именно по этому пути решил пойти «буревестник демократии» Саакашвили.

Абхазия — не единственная цель «царя Михаила». В злосчастном 1992 году, когда Грузия вторглась в Абхазию, Тбилиси предпринял попытку поставить под контроль и Южную Осетию. Попытка оказалась кровавой — грузинские банды устроили резню и подняли против себя все южноосетинское население. Захватчикам пришлось позорно бежать.

Конфликт грозил перерасти в настоящую кавказскую войну, потому что на защиту своих братьев готова была встать Северная Осетия, входящая в состав России.

24 июня 1992 года в Дагомысе (Сочи) состоялась встреча Бориса Ельцина с Эдуардом Шеварднадзе, в результате которой было подписано Соглашение о принципах урегулирования грузино-осетинского конфликта. Статья 3 Соглашения предусматривала учреждение Смешанной контрольной комиссии вовлеченных в конфликт сторон и создание при ней смешанных сил по установлению мира и поддержанию правопорядка.

14 июля 1992 года началась миротворческая операция в Южной Осетии. В зону конфликта был введен российский батальон, а также грузинский и осетинский батальоны.

Миротворческая акция в Южной Осетии позволила остановить кровопролитие, разъединить военные силы сторон и стабилизировать обстановку. Решающую роль в этом сыграл российский батальон, который остается основным гарантом сохранения мира в зоне конфликта. Центральным звеном переговорного механизма по устранению последствий конфликта является Смешанная контрольная комиссия.

16 мая 1996 года в Кремле был подписан Меморандум о мерах по обеспечению безопасности и укреплению взаимного доверия между сторонами в грузино-осетинском конфликте.

Также как и в Абхазии, конфликт был погашен. Оба народа стали возвращаться к мирной жизни.

И также как в случае с Абхазией, новый Президент Грузии Саакашвили решил вернуть Южную Осетию под власть Тбилиси. На сессии ПАСЕ в январе 2004 года президент заявил, что Южная Осетия в любом случае должна оставаться в составе Грузии.

Комментируя это выступление, лидер Южной Осетии Э. Кокойты заметил, что грузинский президент угрожает применением силы, но Южная Осетия готова отстоять свою независимость. Э. Кокойты напомнил, что 95% населения страны являются гражданами России, и на территории республики действует российское законодательство.

Но это не останавливает Саакашвили. Видя слабость России на Кавказе, он готов поставить Москву перед фактом.

Все версии возможных действий Тбилиси в отношении как Южной Осетии, так и Абхазии сходятся в одном — Саакашвили явно намерен применить военную силу. Именно для этого он активно перевооружает собственную армию. Пока идет перевооружение Тбилиси имитирует переговоры.

Скорее всего, грузинская армия не будет начинать войну на два фронта. Прежде всего, попытаются расправиться с Южной Осетией, а уж затем приступить к разрубанию самого тугого узла — абхазского.

На первый взгляд у Саакашвили есть все предпосылки рассчитывать на победу. Перевооруженная и обученная американцами грузинская армия явно мощнее абхазских сил самообороны, не говоря уже о южноосетинских ополченцах. У Грузии есть формально-юридические поводы требовать восстановления своего суверенитета над восставшими территориями — и Абхазия, и Южная Осетия на сегодняшний день являются непризнанными государствами. Наконец, за спиной у Грузии маячит единственная сверхдержава мира, а Россия, несмотря на отдельные резкие заявления ее руководства, по-прежнему ведет себя безвольно и сверхосторожно.

«Ревнитель свободы» Саакашвили не может понять одного — настоящее стремление народа к свободе нельзя подавить авиационными ударами, ракетными обстрелами и спецназовскими «зачистками». За убитых на Кавказе принято мстить — на место сына встанет его отец, а когда убьют отца оружие в руки возьмут мать и сестра. В такой войне не бывает победы.

Но Саакашвили не верит в свободу, потому что его идеал — сила.

И ему наплевать, что пока он готовит поход на Сухуми и Цхинвали, его собственный народ, на своих руках поднявший его к вершинам власти, все ниже опускается в топкое болото нищеты и отчаяния.

Грузия во мгле

В Тбилиси периодически пропадает то электричество, то вода, а часто и то и другое одновременно. Каждый год жители со страхом ожидают осенне-зимние холода — отопление во многих домах носит символический характер. Некоторые с ужасом представляют, что случилось бы с ними, будь Грузия расположена чуть севернее.

Жители провинции завидуют столице — в грузинской глубинке вообще забыли о том, что такое коммунальные услуги.

Село умирает. Многие виноградники, чайные и мандариновые плантации заброшены, потому что отсутствует рынок сбыта. По этой же причине ни государство, ни частники не желают вкладывать средства в возрождение сельского хозяйства. Молодежь бежит в города в надежде найти хоть какую-нибудь работу. Старики же брошены на произвол судьбы.

Размер средней пенсии в Грузии — 14 долларов (платят ее, естественно, нерегулярно). А прожиточный минимум — 73 доллара.

О средней зарплате говорить не принято — в Грузии ее просто не платят. Над официальными данными о безработице (17%) все просто смеются — любому в Грузии известно, что в безработных ходит полстраны.

Большинство экспертов сходятся во мнении — после прихода к власти Саакашвили экономическое развитие республики не только не ускорилось, наоборот, оно пошло на спад. Даже по официальным данным темпы роста ВВП республики в 2004 году снизились на 2,7% по сравнению с 2003 годом. А по уровню жизни Грузия опустилась с 81 места в 2003 году до 97 места в 2004 году.

Живет Грузия за счет двух источников — денежных переводов, которые работающие в России грузины пересылают на родину, и огромных внешних долгов. Объем ежегодных переводов из России в Грузию достигает почти 1 млрд. долларов.

По официальным данным, совокупный объем государственного внешнего долга Грузии и взятых под государственные гарантии кредитов на 1 января 2005 года исчисляется космической для маленькой Грузии суммой в 1 млрд. 857 млн. долларов. Фактически, размеры внешнего долга приближаются к ежегодному ВВП страны. На обслуживание внешних государственных обязательств Грузия потратила в течение 2004 года более 109 млн. долларов.

Михаил Саакашвили любит рассуждать о свободной экономике. Но согласно исследованию индексов экономической свободы, проводимой организацией «Heritage Foundation» и газетой «The Wall Street Journal» по пятибалльной шкале (1 — высшая, 5 — низшая), по итогам 2004 года Грузия занимала 91-е место в мире с оценкой 3,19. Иностранные инвесторы бегут от «самого либерального президента». По данным МВФ, главная причина в том, что инвесторы «в основном воспринимают ситуацию в стране, как бюрократичную, непрозрачную и коррупционную».

Инвесторы правы — по итогам 2004 года, согласно очередному ежегодному докладу о глобальной коррупции, опубликованному международной организацией Transparency International, Грузия относится к самым коррумпированным странам мира.

Шипы от роз

«Все чертовски плохо, — говорит 57-летний сапожник Юрий Колосков, который до развала Советского Союза и последовавшей за ним независимости Грузии был инженером. — Сколько он нам наобещал, но ничего так и не сделал. Я не против того, чтобы дружить с Америкой, но не надо забывать, что простым людям нужен рынок, чтобы продавать то, что они делают. Так вот, наш рынок — это Россия. А в России нам ничего не светит, пока у нас с ней натянутые отношения».

Студент экономического факультета Георгий Джангидзе боится, что после окончания учебы он или его друзья не смогут найти работу с зарплатой больше 40 долларов в месяц: «Мы бились за него на улице Руставели. Но пока мы не видим результатов, которых ждали».

«Возьмите в качестве примера меня, — говорит женщина-математик из Академии наук, не пожелавшая назвать своего имени из опасения потерять работу. — Средняя зарплата у нас 30—40 лари (17—22 доллара) в месяц. Я зарабатываю 45 лари, 25 плачу за электричество, 2,43 — за воду. За газ надо платить 15 лари. Так как же выжить? А цены на все продукты растут катастрофическими темпами. Да, при Шеварднадзе было плохо, но сейчас становится еще хуже».

Грузины разочаровались в Саакашвили. За время «царствования царя Михаила» они стали гораздо беднее. Народ пытается протестовать, но грузинская «демократия» крепнет на глазах и протесты все чаще становятся опасным делом.

Число демонстраций, разогнанных полицией, с трудом поддается учету; бывший государственный аудитор был посажен в тюрьму и, по слухам, его пытали в заключении. В городе Гори был арестован уважаемый редактор местной газеты, печатавший статьи с критикой назначенного Саакашвили губернатора. Он утверждает, что пакет с наркотиками ему подбросили в карман.

Тбилисская организация «Бывшие политические узники за гражданские права» с начала года составила уже 72 дела об избиениях заключенных и других злоупотреблениях полиции.

«У нас нет больше права свободно выражать собственное мнение. За участие в массовых митингах людей бросают в тюрьмы», — говорит глава организации Нана Какабадзе.

Саакашвили понимает: недалек тот час, когда большинство народа поймет — их обманули. Царь Михаил знает свой народ — грузины не прощают предательства. И он готовится заранее.

«Мы в 10 раз повысили денежное содержание полицейских», — сообщает грузинский лидер в своей статье в «Financial Times» от 27 мая 2005 года. Что ж, дюжие парни в масках — это, действительно, настоящая опора грузинской демократии…

Саакашвили – не Шеварднадзе. Когда обманутые люди вновь выйдут на проспект Руставели и потребуют у грузинского лидера ответа, «самый демократичный президент СНГ» не станет разговаривать с ними. На переговоры со своим народом он вышлет ОМОН и подготовленный американцами спецназ. О розах тогда вряд ли кто вспомнит…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.