Несколько дней назад в штате Флорида умер Чарльз Дональд Олбари (88 лет). 1 ноября 2007 года в штате Огайо умер Пол Тиббетс (92 года). В начале декабря 2005 года в штате Аризона умер Фредерик Эшворт (93 года). В апреле 2004 года в пригороде Чикаго умер Фред Оливи (82 года).

Все эти почтенные старички много лет назад участвовали в первой ядерной войне. Они входили в экипажи самолетов, бомбивших Хиросиму и Нагасаки (Пол Тиббетс командовал экипажем печально знаменитой «Энолы Гей»).

Мистики оказались посрамлены – судьба не покарала никого из этих людей. Они прожили долгую жизнь и тихо умерли своей смертью. Они не жаловались на кошмары и не мучились угрызениями совести. До конца своих дней никто из них не жалел о том роковом вылете.

Сегодня их уже нет. Самолет «Энола Гей» выставлен в музее. Возле него изредка собираются немногочисленные участники антиядерного движения.

Кажется, первая Хиросима окончательно отошла в историю. И человечество тут же начало готовиться ко второй…

 

Последние ядерные испытания и пуски ракет в Северной Корее крепко встряхнули мировое сообщество.

Конечно, к хулиганству Пхеньяна уже давно привыкли. Но на сей раз это не был обычный дебош с громкими криками и традиционным битьем посуды. Все оказалось серьезнее – Пхеньян достал из-за пазухи острый нож и грозно сверкнул очами.

Чучхеисты подорвали под землей атомный заряд, запустили в небо баллистические ракеты и объявили, что перемирию 53-го года пришел конец (то бишь пора воевать).

В Сеуле и Токио забили в колокола, Москва и Пекин выглядели озадаченными. Хуже всех пришлось Обаме. Он оказался в глупейшем положении. Обещал мир, но его президентство может начаться с войны. Представляете, как он клянет Ким Чен Ира со всеми его генералами и сыновьями?! Обаме нужно спасать автопром, банки, держать доллар и раз в квартал уверять весь мир, что конец кризиса близок. Эти занятия отнимают почти все силы и время.

То, что остается, приходится тратить на буйный Ирак да на афганское гуляйполе. И тут вдруг на голову сваливается еще и Северная Корея. Впору взвыть волком.

Тут же началось интенсивное гадание на кофейной гуще – шутит Пхеньян, капризничает или взаправду сошел с ума. Наиболее нетерпеливые стали ругать медлительных дипломатов и ООН за «беззубость».

Хотя уместно задать вопрос – а что, собственно, может мировое сообщество? Ровным счетом ничего.

Изолировать страну? Но она и так изолирована. Прекратить с ней торговлю? Но ее и так практически нет. Полностью отрезать от любой гуманитарной помощи? Тогда Пхеньян точно запустит свои «Тэпходоны». Потому как полностью лишить страну дармового мазута и риса означает подписать режиму смертный приговор. А тогда не все ли равно Ким Чен Иру, как погибать – от голодных бунтов или американских бомб?

 

Всем хочется верить в лучшее. Такова наша человеческая природа. Воображение категорически отказывается представлять ядерный гриб над Сеулом или Токио.

«Этого не может быть, потому что не может быть никогда». Чеховская формула по-прежнему правит миром.

В ходу успокаивающие версии. Мол, до Аляски (!) ракеты еще не долетают. Мол, ядерных боезарядов еще мало. А доставить эти заряды на приличное расстояние ракеты покамест не способны.

Утешения слабые.

Да, до Аляски и Сан-Франциско «Тэпходоны» действительно пока не долетают. А вот Японию могут достать уже давно (о Южной Корее и говорить не приходится).

Да, ядерных боезарядов дей-ствительно пока немного. Но, заметьте, уже мало кто сомневается в том, что они есть.

Да, пока чучхеисты не могут доставить эти заряды на большие расстояния. Но ведь до многомиллионного Сеула их можно доставить и без всяких «Тэпходонов».

 

В чем дело

 

Самая распространенная версия по поводу нахальства северокорейцев – это шантаж. Всякий раз, когда Северной Корее позарез нужны деньги (рис, мазут и проч.), она начинает запускать ракеты и испытывать бомбы. Ее громко порицают, но втихаря зовут на переговоры. Пхеньян для виду некоторое время ломается, потом возвращается за стол переговоров и выкатывает счет. Мировое сообщество вздыхает с облегчением, отправляет чучхеистам солидную партию «гуманитарки», а те в очередной раз закрывают комплекс в Йонбене. Время проходит – мазут сгорает, рис съедается, и история запускается по кругу. Инспекторам в Йонбене дают пинка под зад, очередная ракета падает в Японское море и… торг продолжается.

Будем надеяться, что так оно и есть. Эта версия дает надежду, что на сей раз все окончится благополучно. Пхеньян побряцает оружием, выбьет новые порции мазута и риса и временно успокоится.

Опасения, правда, вызывает такой факт – с каждым раундом торга ставки повышаются. Когда-то «Тэпходоны» достигали только Японии – в ближайшем будущем на повестку дня может стать уже Аляска. Когда-то говорили лишь о ядерных материалах – теперь уже о боеголовках. Этак через лет пять вопрос может стать и в иной плоскости – не дадите риса, сравняем с землей Западное побережье со всеми вашими Лос-Анджелесами и Голливудами.

Есть и еще одна прагматическая версия. Пхеньян энергично приторговывает ракетными технологиями, сбывая их всяким сомнительным ребятам с Ближнего Востока, из Африки и Латинской Америки. И громогласные ракетные испытания это нечто вроде пиар-кампании в преддверии сезона больших распродаж.

Из этой же серии и ядерные испытания. Через пару-тройку лет Северная Корея, того и гляди, поставит на коммерческую основу и торговлю ядерными технологиями.

Это тоже неприятно, но все же лучше, чем реальная подготовка Пхеньяна к настоящей войне.

 

Есть и другая, более опасная версия. Якобы Ким Чен Ир готовится отбыть на встречу со своим солнцеподобным отцом. Естественно, подданные суетятся. Разгорается борьба за место верховного жреца чучхеизма.

Наследником будто бы объявили Ким Чен Уна (младший сын вождя). До этого на сей пост номинировались то один из старших сыновей, то Чан Сон Тхэк – 63-летний дед, приходящийся Ким Чен Иру зятем.

О Ким Чен Уне пишут, что он похож на отца, учился в Швейцарии, в меру упитан и фанатеет от американских баскетболистов. Что из этого правда, сказать не может никто (может статься, что все неправда).

Хотя внешне Ким Чен Ир бодр и суров (как и подобает вождю). Вещает он в прежнем режиме, емко и кратко: «КНДР одерживает одну победу за другой, невзирая ни на какие глобальные экономические волнения» (это из его июньских тезисов).

В Северной Корее, действительно, кризиса нет. Страна, добившаяся полного импортозамещения, может спать спокойно. Вокруг все свое, родное, кондовое и домотканое – какой уж тут кризис?!

Правда, иногда не хватает риса. К сожалению, урожай в Северной Корее пока созревает по законам биологии, а не в соответствии с постановлениями ЦК Трудовой партии Кореи. Рис любит уход и заботу. А на грозные окрики партийного начальства ему наплевать. И потому он растет плохо (ибо, как справедливо указывали классики, любой принудительный труд малопроизводителен).

Еще маловато мазута. Маловато энергии. А подпитывать генераторы от лучезарного сияния Вождя пока не научились.

И это мешает полному и окончательному счастью в северной части Корейского полуострова.

Так вот. На фоне больших внутренних проблем Ким Чен Иру, чтобы добиться от генералов и функционеров покорности по отношению к младшему сыну, надо поиграть мускулами и показать свою «крутизну».

Комментировать эту версию сложно. Во-первых, что именно происходит внутри руководства Северной Кореи, точно не знает никто. Во-вторых, те, кому пророчат скорую смерть, имеют свойство долго жить (назло всем).

Одно ясно – если человеку первую половину жизни говорят, что он – сын Бога, а вторую половину жизни его уверяют, что он-то и есть Бог – с психикой у него начинает твориться нечто неладное. Так что самоубийственные действия со стороны Пхеньяна на сто процентов исключить нельзя.

 

Что делать

 

Главное здесь, как у врачей, – не навредить. Или как у саперов – ошибиться можно лишь однажды.

У мирового сообщества есть всего один шанс уберечься от непредсказуемости северокорейцев – кормить их. Более того – перекармливать. Давать «гуманитарку». Кредиты и инвестиции. Кое-какие технологии. Торговать с ними. Любыми способами втягивать их в общение с остальным миром.

То, что это укрепит режим, – сущая чушь. Наоборот – это единственный способ с ним справиться (есть еще и военный способ, но его цена – это «вторая Хиросима», которая однозначно будет покруче первой). При желании Запад может вспомнить – СССР победили не ракеты и радио «Свобода», а джинсы и жвачка.

 

Отшельничество – вот секрет вечной молодости чучхеизма

 

Основателю этой неоязыческой религии Ким Ир Сену нельзя отказать в мудрости. Привезенный в советском обозе в родную страну и усаженный Сталиным на местный престол, он довольно быстро забыл бледнолицых благодетелей. Не прошло и двадцати лет, как вся Северная Корея твердо знала – Квантунскую армию разбили не орлы маршала Василевского, а… партизаны Ким Ир Сена. Пять лет спустя американцев били не китайские добровольцы и русские летчики, а исключительно воинство все того же Ким Ир Сена.

Ким Ир Сен лучше многих других диктаторов усвоил одну мысль. Лишить народ голоса – не главное. Главное – лишить его слуха и зрения. А голоса он лишит себя сам.

Еще советские генсеки с опаской поглядывали на странного азиатского союзника. И самодовольная Москва тихо удивлялась – как он собирается выжить, затаскивая страну в каменный век? Но Ким Ир Сен пережил и крах Варшавского блока, и гибель самого СССР. В соседнем Китае вовсю шли благодетельные реформы, Южная Корея выбилась в мировые лидеры, мир пережил несколько технологических революций, а в этих краях время остановилось.

У Ким Ир Сена не было иллюзий по поводу собственной системы. Думается, он отлично понимал ее поразительную внутреннюю слабость. Он знал, что возведенное им здание рухнет от малейшего дуновения свежего ветра. Но знал он и другое: если у человека совсем слабый иммунитет, то выход один – задраить все окна и двери, на улицу носу не казать, к себе никого не пускать. И твердо, неотступно следовал этому принципу. Тотальная изоляция от мира оказалась не только источником немощи в экономике – она оказалась источником силы в политике.

Надо сказать, что сын твердо усвоил заветы отца. И не соблазнился ни на реформы, ни на «либерализацию». Ким Чен Ир и его лучезарный отец отлично знали: «Самое худшее, что может сделать плохое правительство – это попытаться себя улучшить».

Но кто даст гарантию, что наследники окажутся столь же прозорливы? Особенно если они действительно фанатеют от Ван Дамма и американских баскетболистов…

 

Нельзя нервничать. Не надо резких движений. И не стоит торопить события. Странный режим рухнет сам собою. Но если кто-то попытается ускорить его гибель, то, уходя в историю, он может прихватить с собой миллионы простых людей.

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.