Каждой твари в нем по паре.

Есть министр-японец, министр-китаец и министр-испанец. Есть близкий друг президента Буша и близкая женщина президента Клинтона.

Есть миссис и есть просто мисс.

Есть альпинистка, марафонец

и целая команда баскетболистов.

Есть настоящий нобелевский лауреат.

Есть старые и молодые, толстые и худые.

 

Не хватает одного – человека, который знает, как вывести Штаты из кризиса…

 

Джим Роджерс:

 «У мистера Обамы ужасные экономисты. К нему пришли люди, которые создали все эти проблемы в экономике. Теперь они же собираются эти проблемы решать.

Это, конечно, шизофрения. Будет только хуже».

 

Странно, но факт – безработица в Штатах растет, а вакансии заполняются со скрипом. Даже почетные и хорошо оплачиваемые. Даже те, что дают власть и влияние. Например, пост министра торговли США.

Скептики посрамлены. Еще пару месяцев назад они голосили на всех углах: «У мистера Обамы все расписано задолго до выборов. Так что не гадайте по полету птиц и не ждите сенсаций. Правительство будет сформировано быстро и скучно. Сюрпризы не запланированы».

Сюрпризов, действительно, не планировали. Жестоко ошиблись те, кто ждал от Обамы чудесного явления «dream-team». Вместо «команды мечты», коей судьбой предназначено «изменить Америку и весь мир», явилась бодрая тусовка экс-клинтоновцев. Все шло по плану. Сбой произошел на Минторге.

Поначалу на сие заклятое место прочили весьма приятную даму. 49-летняя Пенни Прицкер считалась кем-то вроде финдиректора штаба Обамы, попутно занимая почетную строчку в рейтинге американских миллиардеров. В общем, готовый министр торговли.

Но не срослось. Может, Прицкер сочла министерство слишком хлопотным делом. А может, доверие между партнерами рассеялось, как утренний туман. Такое часто бывает между финансистом и политиком. Финансист вкладывает доллар в политика и надеется вернуть сто после его победы. Политик охотно принимает доллар до победы и начинает кривиться после. Он прикидывает, сколько на нем хотят заработать, и его начинает «душить жаба». Кому хочется числиться просто выгодным объектом для инвестиций, особенно если ты плотно уселся в главном кресле Белого дома? Как бы то ни было, но сразу после Нового года Обама предложил пост министра торговли губернатору штата Нью-Мексико Биллу Ричардсону.

Вообще-то Ричардсон хотел стать госсекретарем (после того как понял, что не сможет стать президентом). При Клинтоне он полтора года слонялся по штаб-квартире ООН в качестве посла США. Увиденное там всеобщее безделье так впечатлило Ричардсона, что он понял – быть дипломатом может каждый. Зачитывай обтекаемые ноты, чередуй улыбки с надуванием щек, а после очередного дипломатического провала пиши невозмутимые отчеты в правительство – мол, «несмотря на то, что проведенные переговоры не позволили значительно продвинуться в решении обсуждаемой проблемы, представляется целесообразным продолжить переговорный процесс и взаимные консультации».

Но стать госсекретарем Ричардсону не дали, предложив довольствоваться постом министра торговли. Дважды уговаривать губернатора Нью-Мексико не пришлось. Во-первых, министр торговли – это очень даже немало. А во-вторых, расторопный Ричардсон всегда следовал мудрому принципу – «бери, пока дают; а когда дали, сразу убегай, чтоб не забрали».

Но пока горничные паковали губернаторские чемоданы, в Вашингтоне Ричардсону подложили весьма упитанную свинью. Ретивые федералы начали расследование темной истории о слишком тесной дружбе правительства штата и некой крупной фирмы. Губернатор намек тайных недоброжелателей отлично понял. И тут же взял самоотвод.

А кресло министра торговли тем временем уже покрывалось пылью. И тогда Обама пошел на крайнюю меру. Он предложил министерскую должность… республиканцу!

Пиарщики президента несолидно засуетились. Надо было как-то объясняться с широкой демократической общественностью. Помощь пришла из стана противника. Сенатор-республиканец Джадд Грегг (которому предложили портфель министра) взял да и отказался. Пиарщики вздохнули с облегчением, а президент схватился за голову.

К тому же Грегг не только не подсластил пилюлю для Обамы, а наоборот, добавил в нее доброго перца. Никакой признательности и никаких «благодарю за доверие». Вместо этого газеты растиражировали заявление о «непреодолимых разногласиях с политикой, проводимой администрацией Обамы».

В пух и прах разбив экономический план президента, Грегг смачно плюнул в сторону Белого дома, громко хлопнул дверью и остался очень собой доволен.

История начала превращаться в анекдот. После очередного облома журналисты порекомендовали Обаме разместить в Интернете объявление «Требуется министр торговли США». Может, стоит прислушаться к добрым советам?

 

Бой-баба

 

Джанет Наполитано – из некрасовской породы: «коня на скаку остановит, в горящую избу войдет». В американском прочтении русская классика звучит так – и по горной реке сплавится, и Килиманджаро покорит. Причем это не метафора – бывшая девочка-скаут действительно увлекается рафтингом и штурмует африканские горы.

До назначения на должность министра по национальной безопасности мисс Наполитано твердой рукой управляла… штатом Аризона. Аризонцам повезло. Бой-баба правила толково и энергично.

Ее предшественники вечно мучились с бюджетом штата. На выполнение предвыборных обещаний о строительстве рая в отдельно взятом штате постоянно не хватало денег.

Получалось примерно так. Хочешь – повышай зарплаты, но живи с дефицитом. Не хочешь жить с дефицитом – забудь о зарплатах. Трудно решить – подбрось монетку. А потом расскажи избирателям, что над определением экономического курса билась целая группа чинуш и экспертов. В любом случае кто-то превознесет тебя до небес, а кто-то облает последними словами. Ближе к выборам важно, чтобы первых оказалось хотя бы на одного человека больше, чем вторых. Вот вам и вся нехитрая механика политического процесса.

По большому счету, примерно так все и поступали. Решать сверхсложную задачу – жить по средствам и одновременно повышать выплаты людям – никто не брался.

А Наполитано взялась. И сделала. Она солидно повысила зарплаты учителям, увеличила другие социальные выплаты и одновременно… свела бюджет без дефицита. В Аризоне это казалось чудом. Избиратели так удивились, что в 2006 году переизбрали Джанет на новый срок. А в масштабах всей страны ее включили в пятерку лучших губернаторов.

В 2004 году незабвенный Джон Керри примерял кандидатуру Джанет Наполитано на пост вице-президента. Вполне возможно, что именно у Наполитано на четыре года раньше получилось бы крепко взять Буша за одно место.

Новый министр национальной безопасности не замужем. Для работы – один сплошной плюс. Мисс Наполитано целиком и полностью посвятит себя охране мирного труда и спокойного сна американских граждан. Спите спокойно, господа. Министр бдит!

 

А не спеши ты нас хоронить…

 

«Боязнь перемен – ничто по сравнению с ощущением собственной никчемности»

Эрик Шинсеки

 

Известный факт – бряцать оружием любят те, кто не воевал. Те, кто не леденел от ужаса под свистящими пулями и не корчился от боли на койке в госпитале. Тот же, кто проливал свою кровь и пробовал на вкус чужую, редко стремится к повторению пройденного.

Эрик Шинсеки воевал во Вьетнаме. Он видел смерть своими глазами и точно знает – это не ветхая шамкающая старуха с костлявой вялой рукой. Это дико хохочущая ядреная девка, резвая и озорная, гребущая всех без спросу и разбору.

Именно поэтому генерал Шинсеки в свое время вдрызг разругался с министром обороны Дональдом Рамсфельдом по поводу Ирака. Не думайте, что начальник штаба сухопутных сил был против войны. Когда она начиналась, все были «за» – и даже те, кто потом стал говорить, что они всегда были «против».

Шинсеки не был ни либералом, ни миротворцем. Он был генералом. И не привык думать о политике. Свое дело понимал по-солдатски честно и просто. Дан приказ воевать – повоюем. Надо жизнь отдать – отдадим.

Но в отличие от многих других он помнил одну вещь. Беречь жизнь солдата – вот первый завет командира. Отдаешь приказ «к бою», помни – как посмотришь в глаза чужой матери? Что скажешь жене? Пожмет ли протянутую тобой руку поседевший отец? И не задохнешься ли от комка в горле, увидев детей, у которых от папы остались лишь альбом фотографий да пара дисков старого домашнего видео?

Шинсеки заявил Рамсфельду – если вы хотите победить в Ираке, направляйте туда сразу в два-три раза больше бойцов. Да, это не очень популярно и стоит больших денег. Но вы спасете жизни солдат.

Так думал Шинсеки. Потому что был генералом, а не политиком. А у политиков свои резоны. Они экономят деньги и рейтинги. И расплачиваются жизнями. Чужими.

Над Шинсеки посмеялись – дескать, труслив полководец. Числом желает воевать, а не умением.

Он не был труслив. Просто помнил Вьетнам. Тогда политики тоже боялись резко увеличивать численность войск. Ведь тут же пойдут разговоры – неужели наша армия так слаба, что не может малым числом справиться с какими-то партизанами? Плюс новые затраты. Плюс больше недовольных внутри страны (семьи тех, кого услали в гиблые болота притоков Меконга). «Ограниченность» контингента затягивала войну и увеличивала число жертв. И в конечном счете привела к поражению. Нечто похожее произошло с Советским Союзом в Афганистане.

Шинсеки помнил Вьетнам. И твердо знал – плохо, когда генералы готовятся к прошлой войне. Еще хуже, если они ее забывают.

Столкнувшись с Рамсфельдом, бывший глава штаба сухопутных сил США подал в отставку. О нем жалели. Его знали как надежного, прямого и честного парня. Когда-то он стал первым из азиатов, кто дослужился до 4-звездочного генерала. Думали, что карьера Шинсеки закончена.

Но Обама восстановил справедливость. Сегодня бравый генерал – министр по делам ветеранов. «Ни у кого не будет сомнений в том, что бывший глава штаба сухопутных сил США обладает мужеством для того, чтобы защитить наши войска и наших ветеранов», – так сказал о его назначении Обама. А разве у кого-то сомнения были?

 

Не волнуйтесь, мы вас завоюем!

 

Роберт Гейтс: «Если бы Россия не подняла тревогу вводом войск на территорию Грузии, я бы пригласил российские корабли пришвартоваться в Майями. Моряки повеселились бы там больше, чем в Каракасе».

 

Гейтс – заслуженный «цэрэушник». В славной конторе, на все лады воспетой советским агитпропом, он крутился аж с 60-х годов. Во второй половине 70-х подшивал бумаги в Совете по национальной безопасности. Потом вернулся в ЦРУ, где стал одной из ключевых фигур по советскому направлению. Искусно делал вид, что борется с красной угрозой. Поскольку фронт борьбы был невидимым, регулярно получал повышение по службе. В 80-е, при Рейгане, Гейтс уже отирался около Уильяма Кейси, легендарного директора ЦРУ той поры (и даже временами исполнял его обязанности). Каким-то боком влез в скандал с «Иран-контрас», но сумел выпутаться с минимальными потерями. При папе-Буше дослужился до директора ЦРУ. Принимал капитуляцию советских спецслужб. В начале 90-х заскучал на должности. Советской угрозы уже не было, а бородатые джихадисты еще не появились. Хусейн после Кувейта сидел тихо; в общем, делать было особенно нечего. После избрания Клинтона ушел на жирные вольные хлеба, чтобы через 13 лет вернуться во власть – разгребать завалы, оставленные предшественниками.

 

С однофамильцем богача номер один, министром обороны Робертом Гейтсом, вроде, все ясно. Был при Буше – остался при Обаме. Вы заварили кашу – вам и расхлебывать.

Гейтс, действительно, стойкий «бушевец». Работал еще и у папы – директором ЦРУ. На этом посту отпраздновал развал противника номер один (СССР).

К семье Буша Гейтс и в самом деле близок.    

Но есть одна поправка. Кашу он не заваривал. Буш позвал его тогда, когда кашу не только заварили, но уже успели съесть. И вот когда началось несварение, позвали Гейтса – аккурат в 2006 году.

Время от времени Гейтс производит впечатление спящего на ходу флегматика. Это отличное качество для человека, призванного решать нерешаемые задачи – победить талибов и вывести войска из Ирака.

Как это сделать, никто не знает. А когда не знаешь, что делать, лучше не делать ничего.

Именно этим Гейтс успешно занимался при Буше. И надеется продолжить то же самое при Обаме.

Правда, есть две загвоздки.

Во-первых, обещание уйти из Ирака. Есть сроки, планы и торжественные обещания. Нет, правда, никакой гарантии, что после ухода американцев страна не погрузится в кровавый хаос. И нет гарантии, что к власти не придут джихадисты – типа покойного суннита аль-Заркави или вечно живого шиита ас-Садра.

Во-вторых, Обама зачем-то пообещал победить талибов. За язык никто не тянул. Президентом его избрали бы и без этого. Зачем обещал – неясно. То ли перестраховывался (чтобы быть не менее крутым, чем Маккейн). То ли искренне верил в то, что это возможно. Поверить в наивность Обамы сложно – вроде ж не дурак. Но после выборов вместо того, чтобы затихарить тему Афганистана (благо, о нем из-за кризиса не сильно вспоминают), обамовцы подняли невообразимый шум. Неужели действительно верят, что победят? Или уже начали готовить «маленькую победоносную войну» на случай полного провала в экономике?

«Маленькие» войны редко бывают победоносными. Царский министр Плеве – автор идеи о «маленькой победоносной войне» как средстве против внутреннего недовольства – кончил плохо. Его убили революционеры. А его совет (насчет маленькой войны с Японией) чуть было не добил царя на двенадцать лет раньше положенного срока (в 1905 году).

С той поры прошло сто лет. Обама – не царь, а Штаты – не Россия. Дикие отряды талибов мало напоминают регулярную армию микадо. И все же Афганистан для Штатов чем-то напоминает Японию для Российской Империи. Действует одно и то же рассуждение. Внутри страны дела плохи. Люди недовольны, престиж власти падает. Нужна внешняя победа. Побить серьезного противника сил нет. Значит, давайте найдем слабого. Царь нашел японцев, Обама – талибов. Вот тут-то и произошла ошибка. Японцы отказались быть слабыми и побили русских. Талибы откажутся быть слабыми и побьют американцев. И почему только знаток России Кондолиза Райс не перешлет Обаме книжку по русской истории?

Собственно, талибы уже бьют американцев. Политики задают вопрос генералам – как так? Генералы отлично знают ответ, но молчат. Потому что правдивый ответ таков – победить талибов невозможно. Точка. Но политиков не устраивает правда. И генералы начинают выкручиваться. На свет Божий извлекается старая как мир теория – мало войск. Толика правды в ней, конечно, есть. Массовая переброска войск, размещение гарнизонов в крупных кишлаках, многочисленные группы спецназа на важнейших перевалах, карательный рейд в Зону племен в Вазиристане – все это дало бы эффект. Но не победу.

Проблема американцев не в том, что они не могут добиться военного разгрома талибов. А в том, что они не могут создать твердую местную власть, способную самостоятельно держаться после их ухода. И вечно оккупировать Афганистан они тоже не могут. Замкнутый круг.

Похоже, хитрый флегматик Гейтс все отлично понимает. И занимается тихим саботажем. Дескать, пусть ребята порезвятся – а со временем поймут, что я прав.

Гейтс сумеет настоять на своем. Он затянет вывод войск из Ирака и не позволит втянуть Штаты в крупномасштабную войну в Афганистане. Не потому что он слишком ленив или любит талибов. Просто он понимает – занимаясь Афганистаном, всегда надо держать в уме его соседа, то бишь вооруженный атомной дубинкой Пакистан.

Пакистан – тыл талибов. Здесь они отлеживаются и зализывают раны. Вазиристан – знаменитая Зона племен – это змеиная нора, куда с бесшумным шуршанием отползают отряды муллы Омара, завидев американских мангустов. Без военных операций в Пакистане талибов не победить. Но ввод американских войск приведет к джихадистской революции в стране. И атомная дубинка из рук вороватых генералов перейдет в руки честных экстремистов. И вот вам вопрос. С кем бы вы хотели иметь дело – с взяточниками или маньяками?

С Гейтсом Америке повезло. Это трезвый и не склонный к истерике человек. Проверенный кадр, надежный товарищ. Старый конь. Конечно, глубоко он не вспашет. Но и борозды не испортит.

В сложных ситуациях излишняя резвость вредит. Не знаешь, что делать – не бей копытами и не мечись, как курица на пожаре. Не нервничай и не впадай в истерику. Не торопись «принимать меры» и «выдвигать инициативы». Посиди, подумай. Подожди. Жизнь умнее человека – она сама подскажет решение.

 

Кукурузник

«Я знаю, что это значит – быть одиноким и никому не нужным.

Но не надо бояться перемен, и тогда ты сможешь все преодолеть,

и окружающие помогут тебе поверить в себя».

Том Вилсэк

 

Новый министр сельского хозяйства влюбился в свою будущую жену за то, что она… собиралась голосовать за демократов.

 

О новых министрах Обамы можно снимать сериалы. Во всяком случае, о Томе Вилсэке. Нынешний глава штатовского Минсельхоза вполне мог бы стать главным героем какой-нибудь «мыльной оперы».

Начнем с того, что родная мать назвала его Кеннет Джозеф и… отдала в приют. Мальчика усыновила и воспитала вполне обеспеченная семья Вилсэков. Новые родители поменяли ребенку не только фамилию, но и имя. В результате на свет появился американский гражданин Томас Джеймс Вилсэк, сын владельца пивоваренной компании. Однако сладкой жизнью в новой семье парень наслаждался недолго. Отец лишился работы, мать запила и стала поколачивать приемного сынка. От семейных неурядиц Томас Джеймс нашел свое средство – с головой ушел в учебу. В 1975 году он стал доктором права, выгодно женился и устроился на работу. Дни он просиживал в конторе тестя, а вечерами подрабатывал… бейсбольным тренером. Кстати, способность к перевоплощению Вилсэк продемонстрировал и 30 лет спустя, уже будучи губернатором штата Айова. По праздникам он принимал визитеров в своей резиденции в костюме мультяшного героя. Детям нравилось, и Вилсэк был доволен – голоса родителей уже обеспечены.

Между прочим, Том Вилсэк планировал выставить свою кандидатуру на этих президентских выборах. От планов пришлось отказаться по банальной причине – не хватило денег. Умерив амбиции, губернатор резво кинулся помогать ставленнику своей партии Бараку Обаме.

Поскольку Вилсэк – из Айовы, излишне говорить о том, что он сильно любит кукурузу. И навязчиво, по-хрущевски, рекламирует ее повсюду (кстати, Хрущев проникся любовью к кукурузе именно в Айове). Правда, речь идет уже не о кормах для животных, а о кормах для «железных коней». Из кукурузы получают пресловутый этанол, с которым уже несколько лет носится полмира, наивно полагая, что он освободит нас от нефтяной зависимости и глобального потепления. По всему чувствуется, что в «этаноломанию» Вилсэк внесет свой посильный вклад.  

 

Министр внутренних дел. «Бизон»-марафонец

 

В Штатах МВД не охотится за жуликами и не гоняет пьяных демонстрантов по подворотням. МВД здесь… спасает животных. Не зря на эмблеме ведомства изображен бизон. Теперь американские бизоны (равно как и вся прочая американская живность) могут спать спокойно – их будет охранять Кен Салазар.

Скажем прямо, министерство ему досталось так себе. Во-первых, финансируется оно весьма скромно, а следить должно за всей территорией Соединенных Штатов. Во-вторых, даже при скромном финансировании его чиновники умудрились вляпаться в несколько коррупционных скандалов сразу. Тут смешалось все – взятки, лицензии на разработку месторождений, групповой секс, наркотики, крупные корпорации и веселые пьянки. Кто кому что давал, кто, с кем и как именно спал, разобрать было сложно.

Неудивительно, что в вертеп разврата Обама решил направить прокурора. 20 января 2009 года президент подписал приказ о назначении на пост министра внутренних дел 53-летнего сенатора Кена Салазара, в прошлом – генерального прокурора штата Колорадо.

Салазар и Обама познакомились, когда оказались… соседями по дому. Кстати, в лице Салазара президент Обама обрел не только помощника в государственных делах, но и члена баскетбольной команды. Спортивное приобретение неплохое, так как новый министр – человек весьма выносливый. Во всяком случае, четыре года назад он не побоялся принять участие в марафонском забеге в штате Арканзас. Итог впечатляет – немолодой политик пришел к финишу в первой десятке.

Родители нынешнего министра – этнические испанцы. Но горячую кровь предков сильно остудил чисто американский прагматизм. Импульсивные поступки, метания и, как следствие, крупные проигрыши – это не о Салазаре. В 90-е годы ему и его жене Хоуп принадлежало два бизнеса, очень далеких друг от друга – сеть прачечных и сеть радиостанций – на случай всяких непредвиденных ситуаций. Салазар свято следовал народной мудрости, призывающей «не класть все яйца в одну корзину».

Избравшись в 2004 году в Сенат, он стяжал себе славу «великого дипломата», наладив отличные отношения с соперниками-республиканцами.

Для всех всегда оставалось загадкой – как он умудрялся одинаково дружить и с организациями по защите окружающей среды, и с добывающими компаниями.

По слухам, секрет был прост. Он выслушивал просьбы и предложения всех, со всеми соглашался, а потом… ничего не делал. И каждый трактовал бездействие Салазара в свою пользу. Менеджеры радовались, когда он не требовал наложить штрафы на компании, а общественники прыгали от восторга, когда он не настаивал на выдаче новых лицензий. Воистину говорят, бездельник – это личность, приятная во всех отношениях.

Правда, сейчас Салазару все-таки придется выбирать, с кем дружить. Президент Обама поставил перед новым министром четкую задачу. Теперь он должен заботиться обо всех американских национальных парках и заповедниках, следить за чистотой рек и озер и… воевать за правое дело с нефтяными компаниями.

Посочувствуем бывшему прокурору.

 

А не сыграть ли нам…

 

Еще один баскетболист будет учить американцев «разумному, доброму, вечному». Выходец из Чикаго (американский аналог российского Питера) Арни Данкан возьмется за реформы школьного образования.

Если вы думаете, что школу вечно реформируют только в бывшем СССР – соседней России или нашей родной Беларуси – то вы ошибаетесь. В Штатах школу тоже реформируют. И тоже постоянно.

Арни Данкан с 2001 года руководил системой средних школ в Чикаго и заслужил там славу отъявленного реформатора. «Он имеет мозги, мужество, творческий подход и темперамент для работы», – так отзывались о Данкане в Чикаго. После таких аттестаций впору ожидать от нового министра образования революций.

Кстати, о творческом подходе. В апреле 2004 года нынешний министр, а тогда исполнительный директор школьного округа, запретил учащимся питаться шоколадными батончиками, гамбургерами и леденцами. Да, столь любимые детьми жевательная резинка и «фанта-кола-спрайт» тоже оказались вне закона. В итоге подрастающих чикагцев перевели на здоровое питание, а корпорации-монстры вроде «Кока-колы» и «Masterfoods» понесли серьезные убытки и до сих пор поминают ретивого чиновника «добрым» словом…

Откровенно говоря, мы не знаем сути реформ, затеваемых Данканом. Мы точно знаем другое – чем именно они закончатся. Спешим поделиться секретом с вами. Любая школьная реформа обязательно закончится… новой школьной реформой. И вряд ли Данкану удастся прервать эту веселую традицию.

 

Министр энергетики: термиты спасут мир

 

«Надо заставить его приседать», – так отозвался о слишком тонких ногах Обамы губернатор всея Калифорнии Арнольд Шварценеггер. «И было бы неплохо нарастить немного мяса на его голые идеи», – язвил экс-Терминатор.

Обама не обиделся. И даже хотел было предложить «Арни» пост министра энергетики. Но вовремя одумался. К счастью для Шварценеггера и отрасли.

Губернатор Калифорнии остался охранять голливудские виллы от  пожаров, а Обама вновь задумался – кого же «бросить на энергетику»? Невесть откуда всплыл Колин Пауэлл. В энергетике он понимал ровно столько же, сколько и железный Арни, но имел несомненную заслугу перед Обамой – незадолго до выборов республиканец Пауэлл «всадил нож в спину» однопартийцу Маккейну.

Предательство – дорогая услуга. И согласно правилам хорошего тона ее принято щедро оплачивать. Пост министра энергетики казался достойным эквивалентом тридцати серебряникам.

По слухам, Пауэллу уже начали названивать ушлые ребята из крупных корпораций. В преддверии назначения кое-кто не прочь был освежить деловые отношения. Но Пауэлла банально кинули. С предателями такое случается.

Похоже, Обаме вовремя объяснили следующее. Он планирует вкачать в энергетику бессчетные миллиарды долларов. Всерьез рассчитывать на то, что деньги пойдут на дело, наивно и глупо. Ежу понятно – большую часть «распилят». Но вот беда. Когда бюджетных денег мало, то воровство носит характер интеллигентной клептомании – тут чуть откусят, там чуть отщипнут. «Пилят» нежно и аккуратно, без ненужного шума и лишней пыли.

Но вот когда денег много, то «пилят» их будто на лесосеке – пила визжит, щепки во все стороны да молодецкий посвист на версту. Для Обамы сие означает – шило может полезть из мешка раньше окончания конституционного срока. И если хитроватому плуту Бушу «Энрон» простили, то «идеалисту» Обаме подобных фортелей не позволят никогда. Вывод – чем наглее «распил», тем солиднее должна быть вывеска, под которой он происходит.

«Вывеску» нашли в лице скромного гения по имени Стивен Чу. Физик, нобелевский лауреат и, судя по всему, кристальной души человек.

Происходит он из семьи китайских эмигрантов. Когда-то его родители мечтали, что их сын станет знаменитым художником.

В китайских семьях принято слушать старших. Чу следовал заветам предков. Он слушал старших. Почтительно кивал. И поступал по-своему. Живописи предпочел физику.

Никто не знает, какой художник получился бы из Чу. Может, Рембрандт, а может, Никас Сафронов. На этот вопрос ответа мы не получим. Но физик из Чу вышел отменный. 32 года – докторская степень в области физики. 49 лет – Нобелевская премия за работы, связанные с созданием «атомных ловушек». В 56 лет Чу проник в святая святых физики. И возглавил Национальную лабораторию имени Эрнеста Лоуренса.

Ради последней работы он даже отказался от столь любимого им преподавания. В лаборатории Чу смог заняться мечтой всей жизни – изучением… термитов. Не спешите крутить пальцем у виска! Чу уверен – пищеварение этих насекомых помогает превратить труднорасщепляемую целлюлозу в этанол – весьма популярное топливо.

На этой почве Чу, скорее всего, столкнется с американскими аграриями.      Дело вот в чем. Министр сельского хозяйства Том Вилсэк изо всех сил ратует за субсидии фермеров, выращивающих огромные поля кукурузы – главного на сегодня сырья для производства этанола. А новый министр энергетики считает это пустой тратой денег. А посему на эксперименты Чу, могущие прикрыть щедрые кормушки аграрного лобби, многие косятся с откровенной враждебностью. Кстати, как вы думаете, за кем останется последнее слово – за АПК или за нобелевским лауреатом? Догадайтесь с трех раз.

А вообще, зря Чу вошел в Обамов ковчег. Жаль его. Печальна судьба ученого, по странной прихоти судьбы заброшенного во власть. Уныло бродит он по ее темным коридорам. И дышать трудно, и развернуться негде. Гулливер, по рукам и ногам опутанный бесчисленными лилипутами.

Когда-то Эйнштейну предлагали возглавить Израиль. Тот благоразумно отказался. Предпочел сияющие вершины науки мрачным пещерам политики.

А Чу согласился. Что ж, вольному воля. Но ему стоило бы вспомнить то, чему нас учит вся история человечества – ничто не способно прервать сон разума в покоях правителей…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.