Сотрудники американской администрации, ответственные за освоение постсоветского пространства, начинают нервничать. В плотном графике цветных революций произошел очередной сбой. На этот раз подвел Азербайджан.

     Не срослось

     О том, что революции в Баку не случится, уверенно говорили еще до ее начала. Местная власть вещала об этом громко, во всеуслышание (как и положено власти), российские политики бюрократически уверенно, американские и европейские эксперты вяло, отстраненно и как бы нехотя. И даже лидеры азербайджанской оппозиции, на людях демонстрируя положенный оптимизм, в кулуарах перешептывались о том, как бы выйти из щекотливой ситуации – как объяснить, что разрекламированная «революция» не только не победит, но даже не начнется.

     Результатом тяжких раздумий азербайджанских «оранжевых» стало изобретение довольно оригинального хода, редко используемого в политической практике, – было решено рубануть правду матку.

     Сказано – сделано. Один из видных азербайджанских оппозиционеров еще до выборов публично донес на американцев, мол, в решающий момент те бросили антиалиевскую оппозицию и «сыграли отбой».

     Признание это дорогого стоит.

     Более всего впечатляет удивительная непосредственность бакинских «революционеров» – оказывается уже не стыдно признаваться в том, что без белодомовских указаний в их епархии и муха не пролетает. Оказывается также, что «стихийное народное возмущение несправедливыми выборами» строго дозируется американцами.

     В таких случаях говорят: спасибо за правду.

     Впрочем, понять американцев, «сыгравших отбой», можно. Ввязываться в игру с заранее известным проигрышным финалом глупо. Потому и обида несостоявшихся бакинских «революционеров» на своих же советников и опекунов несправедлива. Бушевская администрация отказалась от прямой и непосредственной поддержки азербайджанской оппозиции исключительно потому, что понимала: никаких шансов у нее нет.

     «Отложенная революция»

     События после выборов в парламент Азербайджана подтвердили: шансов, действительно, не было.

     Оппозиция привычно потерпела сокрушительное поражение и тут же дежурно пожаловалась на массовые нарушения. Что-то традиционное о «несоответствии стандартам» пролепетали представители ОБСЕ, но на них не обратили ровным счетом никакого внимания – все с интересом ждали бакинского майдана.

     Его не случилось. Уже в первый после выборов день стало окончательно ясно – революции не будет. Потому как ежели народ и взаправду был массово возмущен фальсификациями, то явно не стал бы дожидаться резолюций оппозиционных партий, а попросту повалил бы на площадь.

     Но на площадь никто не валил, и азербайджанские оппозиционеры совершили совсем уж непростительную глупость – они начали «откладывать» и «переносить» дату революции. Вначале на день, потом еще на один…

     Вскоре в среде журналистов, в массовом порядке аккредитованных в Баку (в ожидании «революции») шуточки по поводу постоянного откладывания «оранжевых событий» сменились глухим ропотом и раздражением. Пишуще-снимающую братию понять можно – они приехали «вести летопись» революции, а вместо этого прохлаждаются в спокойном Баку, то и дело нервно поглядывая на свои авиабилеты с открытой датой.

     Никаких внятных объяснений, почему азербайджанский майдан пуст, оппозиционеры не давали. Ссылки на то, что какой-то координационный комитет чего-то еще не рассмотрел, вызывали всеобщий смех.

     Хотя, казалось бы, ничего особенного в таком «канцелярском подходе» к революции нет – нынче, в наш технологичный век, революции не допускают никакой стихийности. Все происходит четко и организованно, как на ноябрьской демонстрации советского образца, – вовремя собираются люди, подвозятся транспаранты, палатки (и прочая необходимая революционная утварь), дружно скандируются лозунги, выкрикиваются приветствия и речевки. Все это мы наблюдали в Белграде, в Тбилиси и Киеве.

     Но при всем том, внешне обязательно сохраняется вид стихийности и искреннего порыва. Заметим, это не так сложно сделать, когда у «революции» действительно есть реальные сторонники (а оно так и было и в Югославии, и в Грузии, и на Украине) – режиссерам остается лишь умело направлять народное возмущение и энтузиазм в правильное русло.

     В любом случае «революция» всегда выдается за искреннее, реальное движение масс. Это всенепременное правило хорошей «революционной» драматургии. Но в Азербайджане пошли своим путем.

     Здесь никто не озаботился придать оппозиционным акциям хотя бы некий вид искренности и подлинности. «Стихийный взрыв народного возмущения» переносился неопределенное число раз – до тех пор, пока даже самые ленивые наблюдатели за процессом не убедились в очевидном – народ Азербайджана озабочен чем угодно, но только не «фальсификациями» на выборах.

     Ситуация дошла до полного абсурда, когда на улицах азербайджанской столицы вместо возмущенных оппозиционеров появились десятки тысяч сторонников Ильхама Алиева. Дальше «откладывать» революцию было невозможно. Оппозиции пришлось выводить своих немногочисленных активистов, чтобы хоть как-то «отметиться». Оппозиционный митинг, прошедший через непродолжительное время после алиевского, производил жалкое впечатление – народу было совсем мало, да и пришли в основном завсегдатаи подобных мероприятий, из года в год аккуратно посещающие «акции протеста и гражданского неповиновения».

      После этакого невнятного «майдана по-азербайджански» даже профессиональное долготерпение журналистов всевозможных иностранных информагентств и телекомпаний подошло к концу. «Открытая» дата в авиабилетах была, наконец, проставлена, ибо все убедились: «бакинская революция» отменяется.

     Бывшие

     Парадоксальным образом наиболее политически волнующие события в Азербайджане развернулись не в ходе и не по окончании выборов, а еще до их проведения.

     Немного живости азербайджанскому политическому процессу придала странная интрига бывшего спикера местного парламента Расула Гулиева.

     Эта колоритная фигура в преддверии «революции» находилась в бегах (в прямом смысле этого слова) – на родине Гулиев был обвинен в довольно банальных прегрешениях, а именно в коррупции и воровстве.

     Как и положено эмигранту-коррупционеру Гулиев волновался. Особенно его беспокоила судьба родины, которая, как он полагал, безмерно страдает ввиду потери одного из достойнейших своих граждан (конкретно Расула Гулиева). Столь досадную утрату экс-спикер решил восполнить незадолго до выборов (и ожидаемой после них «революции»), в связи с чем торжественно объявил о своем возвращении на родину.

     Возвращение Гулиева, по его собственным словам, должно было дать старт стихийному народному возмущению алиевским режимом и в считанные дни вдребезги разнести его.

     Ключ интриги заключался в том, что, судя по всему, реально попадать в Баку Гулиев вовсе не собирался. И дело здесь не только и не столько в опасениях возможного ареста. Гулиев прекрасно понимал: никакой «революции» его приезд не вызовет. Тысячи восторженных соотечественников не встретят его ни в аэропорту, ни в столице. Триумфа не будет. И малоприятная беседа с представителями азербайджанских правоохранительных органов будет происходить отнюдь не на фоне беснующейся толпы, способной оградить бывшего спикера от любых юридических претензий. Сам президент Алиев сказал об этом просто: «У него здесь нет никакого авторитета… он известен в Азербайджане как вор».

     Проще говоря, Гулиев блефовал. Ему нужно было одно – громко заявить о себе и сообщить граду и миру примерно следующее: как только я, Расул Гулиев, спущусь с небес (то бишь с трапа самолета) и нога моя коснется азербайджанской земли, в сей же час Ильхамово царство содрогнется и рассыплется в прах. Потому-то власти, дескать, и не допускают меня в родное Отечество. Это была неплохая и удобная позиция – она позволяла Гулиеву претендовать на довольно прибыльную роль эдакого «отца нации в изгнании». В случае какого-нибудь властетрясения в Баку всегда можно явиться «спасителем отечества», а ежели все остается по старому, то до поры до времени можно неплохо наживаться, изображая из себя ключевую фигуру антиалиевской оппозиции.

     Но… последний акт инсценировки сорвался. Гулиев хотел показать, что азербайджанские власти не пущают его в страну (не дают посадки самолету и т.д.) Но по безалаберности гулиевских пиарщиков мир узнал, что экс-спикер сам развернул свой самолет и в результате приземлился в Симферополе, а не в Баку. Дальнейшему розыгрышу комедии помешали азребайджанские власти, официально потребовавшие экстрадиции Гулиева на родину. После этого всем стало окончательно понятно, чего стоили россказни о том, что Ильхам Алиев якобы боится возвращения Гулиева. Между прочим, суд «оранжевой» Украины не поспособствовал осуществлению желания экс-спикера о репатриации. Странно, но Гулиев, грозивший, что одного его появления в Азербайджане будет достаточно для революции, почему-то не протестовал против решения симферопольского суда.

     Попутно заметим, что история с Гулиевым оживляет в памяти эмиграцию нашего Зенона Позняка, с той только разницей, что если Гулиевым в Азербайджане весьма интересуются местные правоохранители, то Позняком в Беларуси не интересуется вообще никто.

     Своим странным «возвращением» Гулиев оказал «медвежью услугу» соратникам (и тайным противникам Алиева-младшего) в коридорах бакинской власти. Аккурат в момент розыгрыша гулиевского спектакля в Баку, по словам азербайджанских властей, раскрыт чиновно-олигархический заговор с целью свержения Ильхама Алиева. Были арестованы министр экономического развития Азербайджана Фархад Алиев (считавшийся одной из ключевых фигур в экономике республики), министр здравоохранения Али Инсанов, брат Фархада Алиева Рафик, возглавлявший крупную нефтяную компанию Azpetrol (его буквально «сняли» с самолета, на котором он пытался спешно вылететь в Стамбул), и еще несколько чиновников и коммерсантов столь же высокого ранга. По официальной версии, они (тайно поддерживая связь с Расулом Гулиевым) планировали организовать нечто вроде «дворцового переворота» на фоне ожидаемых массовых беспорядков.

     Судя по всему, бездарно организованный демарш Гулиева заставил активизироваться «заговорщиков» и те каким-то образом (до срока) себя выдали. А быть может, азербайджанский президент заблаговременно знал обо всем и приурочил аресты к гулиевскому демаршу. В любом случае Ильхам Алиев оказался на голову выше своих противников.

     Вообще же разобраться в детективных хитросплетениях дворцовой интриги весьма сложно. Важно одно – план «дворцового переворота» глупо и бездарно провалился, как проваливается почти всякий переворот, который замышляется кабинетными чиновниками. Подобные конфузы, кстати, случаются не в одном только Азербайджане. Бакинские бонзы, решившие показать Алиеву-младшему «кто в доме хозяин», забыли простую мудрость – поднаторевшим в дворцовых интригах чинушам категорически противопоказано заниматься планированием (и уж тем более осуществлением) заговоров, революций и переворотов. Они к этому просто не приспособлены. Любой «переворот» требует известной живости ума, смелости, решительности, авантюризма и «безбашенности», т.е. тех качеств, которые среди профессиональных кабинетных интриганов являются большой редкостью.

     Вывод из всей «гулиевской истории» прост – оказалось, что единственной движущей силой «демократической революции» явилось несколько крупных чиновников, унаследованных Алиевым-младшим от отца. Скромно умолчим об искренности либеральных убеждений этих ребят, долгие годы отлично вписывавшихся в «недемократический режим» Алиева-отца, а затем и сына.

     Это, кстати, очень сильно напоминает почти всю белорусскую оппозицию, сплошь состоящую из бывших чиновников, у которых либеральные убеждения обнаруживаются аккурат после отставки с высоких постов и «хлебных» должностей.

     Думается, что и без громких арестов ни Гулиеву, ни его сторонникам (вернее, коллегам-заговорщикам) не удалось бы ничего добиться.

     Обвинять в данном случае Алиева-младшего в излишней жесткости не приходится – нет ничего более отвратительного, чем чиновник, подкапывающийся под власть, которой он был обласкан и возвеличен. Любое предательство омерзительно. Предавать того, кому ты не единожды клялся в вечной преданности, омерзительно вдвойне.

     Нефть в обмен на демократию?

     После полного провала азербайджанской «революции» некоторые аналитики с традиционно глубокомысленным видом объявили – все дело в каспийской нефти (и газе). Американцы решили не ссориться с Алиевым-младшим, чтобы не подвергать риску свои интересы в нефтегазовой сфере. И поэтому «революции» был дан отбой.

     Кое-какие внешние детали как будто говорили в пользу означенной версии. Можно припомнить и жалобы азербайджанской оппозиции на американцев (мол, госдеп «охладил» пыл «революционеров»), и слишком уж дежурное звучание заявлений «о нарушениях» и даже отмену по распоряжению азербайджанского президента выборов по некоторым округам ввиду допущенных нарушений (излишне говорить, что эти мандаты никакого влияния на общий итог выборов не оказывали). Все это напомнило многим наблюдателям этакий элегантный мини-спектакль – мы вас чуть пожурим за «недемократичность», вы к нам «прислушаетесь» и кое-что подправите. В общем, политес будет соблюден, а действия наши (американцев) ограничатся исключительно заявлениями – никаких реальных действий не будет.

     Возможно, отчасти так и было. Но лишь отчасти.

     Сама по себе нефть абсолютно ничего не объясняет. Понятно, что США заинтересованы в «нефтегазовом» Азербайджане (это общеизвестно). И что же? Вряд ли это достаточный повод для Вашингтона вести себя «нежно и пушисто» по отношению к стране на том только основании, что она обладает солидным запасом углеводородов. Скорее, наоборот. США, мягко говоря, мало церемонились с Ираком и не слишком почтительно ведут себя по отношению к Ирану или Венесуэле (список можно продолжать). И если у США есть желание поменять власть в «нефтегазовой» стране, то американцы обычно не сильно опасаются перспективы ухудшения отношений.

     Что же тогда? Быть может, Алиев-младший полностью удовлетворял США и «менять шило на мыло» никто и не собирался. Тогда к чему были длительные заигрывания с азербайджанской оппозицией? К чему была трата солидных средств? Только лишь для поддержания имиджа демократов? Сомнительно.

     Логичнее предположить иное. У Белого дома все же были (и возможно остаются) планы по смещению Алиева-младшего. И то, что американцы пользовались (и пользуются) определенным влиянием в стране, никого не должно наводить на мысль, что этого им вполне достаточно. Тут, кстати, можно припомнить и абсолютно преданного Вашингтону Шеварднадзе, которого, тем не менее, в определенный момент времени сочли за благо сместить. Похожая история произошла и с Акаевым. Что уж говорить об Ильхаме Алиеве, который является гораздо более самостоятельной фигурой, нежели упомянутые экс-президенты. Поэтому вашингтонские стратеги были бы вовсе не против получить в Баку лидера на порядок более управляемого.

     Но… не хватило пороху. В канун революции американцы не могли не заметить очевидного – Алиев-младший пользуется поддержкой в стране и крепко держит бразды правления в руках. Шансов на «демократический блицкриг» нет никаких. Никаких. Поняли и поступили соответственно.

     Вообще же все досужие рассуждения об определяющем характере американского вмешательства базируются на странном представлении о всемогуществе Америки.

     На самом же деле, ответ на вопрос, почему в этой стране сместили власть, в другой нет, надобно искать не во внешней, а преимущественно во внутренней политике. Если бы Алиев-младший (и его партия) не пользовались реальной поддержкой населения, то нефть ему бы не помогла. Вашингтон с удовольствием воспользовался бы возможностью поставить во главе страны своего человека.

     Пора усвоить: Америка не всесильна. Иногда интересно наблюдать, как самые ярые антиамериканисты с упоением усматривают в малейшем дуновении ветра злые козни всемогущего Белого дома. Тем самым они лишь подыгрывают американской пиар-стратегии, призванной навязать всему миру представление о штатовском всемогуществе (а, следовательно, о превосходстве Америке и бессмысленности сопротивления ей).

     Временами американские дипломаты и политтехнологи умеют ловко «оседлать» ситуацию. Классическим примером является Грузия. Шеварднадзе мог свергнуть любой харизматичный политик, способный, как говорили в старые времена, грамотно организовать и направить народное возмущение.

     Если бы, например, Россия проводила активную и искусную политику в Закавказье, то никаких проблем не составило бы привести к власти кандидата пророссийского. Грузины свергли Шеварднадзе не потому, что очень любили Америку (Шеварднадзе ее тоже любил), а потому что были доведены до крайней степени нищеты и отчаяния.

     Точно также массовость украинского майдана не была обеспечена исключительно технологами ЦРУ – она была обеспечена массовым раздражением, которое вызывал среди простых украинцев коррумпированный, олигархический режим Леонида Даниловича.

     Если бы «технологи ЦРУ» (или госдепа) могли по мановению волшебной палочки (или волшебной технологии) собирать майданы, то почему же им это неоднократно не удавалось сделать в Беларуси? Или в Венесуэле? И почему бодрый Фидель, к которому в Вашингтоне точно не испытывают теплых чувств, уже почти полвека неутомимо правит Кубой (и уже почти 15 лет без своего главного покровителя СССР)?

     Отдадим должное США – американцы умеют подстегивать, направлять и использовать «революции». Но делать их они не научились.

     

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.