Будущей весной талибы могут выбить НАТО из Кабула

 

ПРИЗРАК ВАЗИРИСТАНА

 

14 февраля 2006 года на краю света, в диких ущельях Гиндукуша было объявлено о создании «Исламского Государства Вазиристан».

Торжественных приемов по сему случаю не проводилось – ограничились веселой пальбой в воздух из всех видов имеющегося оружия.

 

Белый дом подозрительно промолчал. А мир ничего не заметил.

Напрасно. Этот день для бородатых талибов и «Аль-Кайды» стал символическим «Сталинградом».

Они прекратили отступать и прятаться по пещерам. И перешли в контрнаступление…

Зона племен. Заповедные места

На всем земном шаре второго такого места не сыщется. Здесь хорошо постигается относительность времени. Ее отлично прочувствовал американский спецназ, пару лет назад пожаловавший сюда с краткой военно-ознакомительной экскурсией.

Пока грузились в самолеты на авиабазах в Штатах, на календаре было начало двадцать первого века. Приземлились в Кабуле, осмотрелись – аккурат девятнадцатый (с малыми вкраплениями двадцатого в виде подержанных джипов и «калашей»). По мере движения вглубь страны плавно переместились во времена славного Надир-шаха, а оказавшись в самом Вазиристане, получили наглядное представление об эпохе, можно сказать, былинной, когда отряды аравийских кочевников, воодушевленные проповедью пророка Мухаммеда, бодро помахивая зеленым знаменем, отправлялись на завоевание мира.

Пока человечество изобретало книгопечатание и компьютер, летало на Луну и обратно и испытывало идеальное орудие самоубийства – ядерную бомбу, в Вазиристане свято чтили вековые традиции предков.

Диковинный родо-племенной строй был незыблем, а из всех новинок технического прогресса востребованными оказались только английские ружья, а чуть позже американские автоматические винтовки.

Чужаков здесь не жалуют. Столетиями местные вожди «в ус не дули» ни одну власть. И имели на то веские причины.

Воевать с природой в горах Вазиристана очень трудно – регулярной армии здесь вообще делать нечего; спецподразделения в принципе могут проводить операции, но лишь ценой большой крови и без всякой гарантии успеха.

Воевать с местными племенами еще труднее. Собственной жизнью здесь мало кто дорожит. Война и разбой – традиционные промыслы здешних горцев.

Именно сюда и пожаловали бородатые талибы прямо из занятого американцами Кабула.

Заклятые друзья

На Вазиристан талибы «свалились» нежданно-негаданно.

Скорее всего, вожди были не сильно рады их приходу. Во-первых, потому что пришлось делиться с властью, а во-вторых, потому что по следам талибов шел американский спецназ. И вожди сердцем чуяли – в покое их теперь не оставят.

Но выхода не было. В руках у талибов было оружие, а в глазах мелькали недобрые, озорные огоньки.

А кроме всего прочего вожди знали – талибам искренне симпатизировали тысячи горцев.

И если бы вожди выступили против них, то самим талибам даже не пришлось бы расчехлять свое оружие – широкие народные массы по собственному почину враз покончили бы с родо-племенной знатью.

Поэтому в Вазиристане талибы (вкупе с вездесущей «Аль-Кайдой») разместились весьма привольно – отряды их довольно быстро пополнились за счет местных «рекрутов», и вскоре под контроль Талибана стали переходить не только дикие горные селения, но и административные центры, формально находившиеся под властью Исламабада.

Надо пояснить. Вазиристан, так называемая «Зона племен», – это не Афганистан. Это Пакистан.

И когда американские генералы с негодованием спросили пакистанского президента Мушаррафа, что делают вышибленные из Кабула талибы на подведомственной ему территории, он скромно потупил взор и развел руками – мол, так и так, проблема не нова, испокон веку с ними ничего не можем поделать.

Объяснения Мушарафа Вашингтон не убедили. На пакистанского президента как следует надавили (дескать, твоя территория ты и наводи порядок), и весной 2002 года Исламабад двинул в Зону племен части регулярной армии.

О военных успехах пакистанцев скромно умалчивалось. Причина скромности была проста – «военные успехи» отсутствовали как таковые.

Подробности «похода» также тщательно скрывались. Что неудивительно, потому как проходил он весьма странно. Пакистанские генералы и полковники не столько воевали, сколько «вели переговоры», т.е. долго, нудно и бесплодно уговаривали местных вождей «выдать» талибов (причем обеим переговаривающимся сторонам было ясно, что сие никак не возможно).

Кроме этого, иногда палили из орудий по пустынным горам.

Для чего это делалось – непонятно. Возможно, для видеоотчета американским советникам, возможно, для списания боеприпасов (в пакистанской армии есть историческая тяга к их разворовыванию). Впрочем, палили нечасто – потому как подобная пальба — дело не только пустое, но и опасное (если, не дай Бог, на самом деле попадешь в талиба, то жди больших неприятностей). Тех же, кто вел себя тихо и смирно, бородатые не трогали.

На вопросы журналистов о том, как проходит карательная экспедиция в Вазиристан, в Исламабаде предпочитали не отвечать. А потом был найден отличный пиар-ход – было объявлено, что пакистанская армия «охраняет границу».

Сказано было сильно. Все, кто мало-мальски знаком со спецификой Зоны племен, удивились, ибо твердо знали: в этих неблагословенных Богом местах понятие «границы» носит характер философский и неопределенный. Границы здесь никогда не было и нет.

В конце концов американцы поняли, что от пакистанских вояк толку не будет, и решили повоевать сами. Но каждый рейд спецназа приносил один-единственный результат – гробы.

И когда президент Мушарраф вежливо интересовался у американских союзников, как проходят спецоперации в Вазиристане, в уголках губ пакистанского лидера появлялась чуть заметная усмешка – ответ Мушараффу был известен заранее…

 

 Жив, курилка!..

Между тем, талибы, освоившись в Вазиристане, потянулись к родным очагам. И оказалось, что кое-кто их там уже ждет.

В афганской политике есть одна весьма примечательная личность по прозванию Гульбеддин Хекматиар. Это почетный ветеран всех войн, которые только велись в Афганистане за последние четверть века.

За долгие годы бесплодных битв он постарел, но бодрости духа отнюдь не утратил.

За одну жизнь Хекматиар прожил несколько. Когда-то он был главным доверенным лицом Вашингтона в этих недружелюбных горах. ЦРУ и госдеп души в нем не чаяли – именно через него шла «помощь» моджахедам. Когда коммунистов выбили из Кабула и пришло время делить власть, Хекматиар разругался со всеми, включая покровителей-американцев. Но едва на сцене появился одноглазый мулла Омар, Хекматиар поссорился с талибами и замирился с Вашингтоном.

Сегодня «вечно живой» Хекматиар вместе со своими старыми врагами талибами вновь бьет своих старых друзей американцев.

Ополчения Хекматиара засели в провинциях Кунар и Нуристан. Горная гряда Каронгал, господствующая в этих краях, приветливо взирает на снующих туда сюда талибов и «аль-кайдовцев». Карзаевские чиновники, американские морпехи и пакистанские полковники-казнокрады сюда не суются.

Бойцы Хекматиара вместе с союзниками-талибами, как в старое доброе время, готовятся к обстрелам Кабула.

Западные военные эксперты с тревогой наблюдают, как ополчения Талибана и Хекматиара постепенно захватывают все более удобные стратегические позиции, подбираясь к Кабулу. Судя по всему, исламисты готовят неожиданный и сокрушительный удар по афганской столице (нечто вроде рейда Басаева на Грозный в 1996 году).

И, судя по всему, сил им для этого вполне хватит – тем более что темные горцы из Зоны племен и ветераны Хекматиара – отнюдь не единственные союзники талибов.

 

Союзничек

Есть простой вопрос. А как вообще талибы воюют? Ведь они полностью окружены!

У моджахедов времен советско-афганской войны был ясный и понятный тыл – Пакистан (и в меньшей степени Иран).

В Пакистане они обучались, лечились и отдыхали; сюда отступали после набегов на афганскую территорию. Для моджахедов Пакистан был широко открытым окном в мир: через него они получали американское оружие, саудовские деньги и арабских добровольцев.

Формально у нынешних талибов все гораздо хуже – нет ни «открытого окна», ни даже приоткрытой форточки. Они глухо закупорены со всех сторон. На севере – афганские таджики да узбеки (вотчина бывшего Северного альянса), а дальше – постсоветские султанаты, на дух не переносящиеся исламистов. В общем, на Севере «форточку в мир» не приоткроешь.

На Западе – шиитский Иран. Сюда талибы (сунниты) тоже не сунутся.

В центре – псевдоправительство Каразая и натовские гарнизоны.

На востоке и юге – Пакистан, первейший союзник США.

В общем, связей с внешним миром никаких – кислород перекрыт. По идее, давно бы им задохнуться, но… по непонятным причинам талибскому роду нет переводу.

Известный факт – ни одно партизанское движение не может продержаться долго, если связь с внешним миром наглухо отрезана.

У местного населения можно забирать продукты. Можно даже наладить кустарное производство самопальных «калашниковых». Но самим в диких горах производить нечто более серьезное НЕВОЗМОЖНО.

Вывод один – и оружие, и снаряжение талибы продолжают получать извне. Вопрос – откуда?

Ответ – из Пакистана.

И не беда, что президент Мушарраф — официальный союзник Пентагона. В пакистанской армии у талибов про запас есть два вида друзей – фанатики и жулики. И тех, и других среди «пакистанских силовиков» в избытке. Фанатики-исламисты помогают талибам из убеждений, жулики – за взятки и взаимные услуги (например, за обязательство временно не трогать маковые плантации в приграничных афгано-пакистанских районах).

Поделать с этим ничего нельзя. Так уж устроено славное государство Пакистан: выветрить из него дух коррупции или фундаментализма можно единственным способом – разрушить до основанья и построить заново. Ни Мушарараф, ни американцы на такое отважиться никак не могут.

 

Три ставки Талибана

 

Талибы делают три ставки.

Первая – на раскол в НАТО и трусость Европы.

Вторая – на грядущие американские выборы.

Третья – на недовольство самих афганцев.

Все три ставки обещают сорвать банк.

 

Ставка №1. Европа

Каждый европеец может зайти в лавку и купить глобус. Затем после мучительных поисков разыскать на нем страну под волнующим именем Афганистан. И задуматься: а какого… нам в этой глуши надо?

Ссылки на «борьбу с террором» его не убедят. Воевать любят Штаты. Но не Европа.

Вспомните. После 11 сентября вся Америка жаждала возмездия. Рейтинг Буша (как минимум «проспавшего» трагедию и как максимум к ней причастного) взлетел до небес. Американцы готовы были разнести весь исламский мир «вдребезги пополам». Под лязг и грохот патриотических барабанов Буш раздолбал Афганистан и Ирак, протащил «Патриотический акт» (право спецслужб творить все, что душе угодно) и в завершение проскочил на второй срок. Опомнились американцы только через пятилетку.

А вот у испанцев все было по-другому. На взрывах «Аль-Кайды» подорвалось не только местное правительство, но еще и испанский контингент в Ираке. Европейцы предпочитают не сдачи давать, а сдаваться.

Исламисты знают это и бьют по «слабому звену» наверняка.

Слабое звено – это Германия (оплот ЕС).

Немцы воевать не хотят. И их можно понять – деды и прадеды навоевались на пять поколений вперед.

Канцлерша Меркель в общем с симпатией относится к Бушу – мужчина видный, веселый, к тому же неплохо делает массаж шеи. Но почему-то в данном пункте широкие слои немецких бюргеров симпатии фрау Меркель, увы, не разделяют. Более 80% немцев против участия бундесвера в афганской войне. И от этих 80% Меркель (слава Богу!) зависит больше, чем от Буша.

А потому немецкие солдаты в Афганистане исповедуют старую мудрость – двое дерутся, третий не мешается. И пока американцы бегают за талибами по горам в южных провинциях, наследники боевой славы вермахта отсиживаются в провинциях северных, где количество талибов на душу населения значительно ниже.

Дело доходит до смешного – ночью немцы прячутся на базах и… отказываются воевать вообще!

Честно сказать, немцы поступают мудро. В темноте неровен час можно наткнуться на живого талиба. А эти ребята никак не могут уяснить, что белые братья делают в их стране.

Тем более, афганцы имеют странную особенность. Днем все тихие-мирные – в поле спину гнут, или на базаре торгуют, или сидят на солнышке, щурятся и загадочно помалкивают (как седые аксакалы из «Белого солнца пустыни»).

А как солнце спряталось, шасть на узкую горную дорогу – поохотиться за головами неверных. Для многих афганцев эти похождения а-ля джихад, что для американца ночной клуб – этакое традиционное развлечение. Что поделать! Каковы нравы — таковы и забавы!

Немцы это понимают, а посему после отбоя из казармы ни-ни. Солдат спит – служба идет.

В общем, деды из стального вермахта были бы своими внуками явно разочарованы.

Трусость бундесвера очень сильно возмущает канадцев. На саммите НАТО министр обороны Канады Гордон О’Коннор бушевал и никак не мог взять в толк, почему по-настоящему воюют только англосаксы (то бишь американцы, канадцы да англичане) и голландцы (примкнувшие к ним, вероятнее всего, или по чистому недоразумению, или по природной добросовестности). А как же другие страны – члены НАТО? Берлин, Париж, Рим? Ау?!.

Канадец взывал к их совести, союзническому долгу и просил две вещи: воевать не только в северных провинциях (где поспокойнее), но и в южных (где бородатых пруд пруди), а также воевать не только днем (когда все тихо), но и ночью.

Канадцу сочувственно покивали и… все осталось по-прежнему.

А мир между тем понял – вскоре союзники-натовцы побегут из Афганистана и оставят американцев одних.

 

Ставка №2. Талибы верят в мамашу Хиллари

И судя по всему, они не прогадают.

Что подломило республиканских слонов на выборах в Конгресс? Иракская посудная лавка.

На президентских выборах все будет круче – демократы закатают в асфальт ВСЮ бушевскую политику на Востоке.

Но Хиллари (судя по всему, эта честь выпадет именно ей) придется не только критиковать. Ей придется ответить на вопрос: а что сделаете вы?

Она скажет: я все изменю.

Но общих фраз американским избирателям окажется явно недостаточно. И Хиллари (и любому другому кандидату от демократов) ПРИДЕТСЯ ГОВОРИТЬ О ВЫВОДЕ ВОЙСК. А слово, как метко подметили наши предки, не воробей.

Конечно, политики не любят выполнять своих обещаний. Но в Америке ПРЯМО обманывать избирателей не принято – себе дороже.

И поэтому войска придется выводить, в том числе и по ВНУТРИПОЛИТИЧЕСКИМ соображениям.

 

Ставка №3. Агитпроп

Талибы не только и не столько воюют. Скорее, они ведут «информационно-идеологическую работу». Они вербуют сторонников.

У афганцев есть с чем сравнивать.

Русских тут уже толком не помнят, а потому сравнивают между собой три «времени года» – до талибов (начало 90-х), при талибах и после талибов.

Во всех случаях выигрыш на стороне муллы Омара.

Что было до талибов? Всевластие полевых командиров и наркоторговцев, т.е. постоянный бардак, насилие, резня и голод.

Что было при талибах? Покой, порядок и тишина. Никто никого не грабил, не насиловал и не убивал. Правда, были запрещены музыка и ТВ.

Что стало после талибов? Все вернулось на круги своя, то бишь к началу 90-х. Вновь страна оказалась во власти полевых командиров и наркоторговцев. Вновь в Афганистан вернулись бардак, насилие, резня и голод.

Общий баланс в пользу бородатых.

Своими военным вылазками талибы не только треплют «ограниченный контингент», но и показывают всей стране – мы здесь, мы рядом. Мы не умерли, мы живы и ИМЕННО МЫ – политическая альтернатива нынешней власти. При нас все будет так, как до американцев, т.е. ЛУЧШЕ.

И ряды сочувствующих «Талибану» пополняются. На их сторону постепенно переходят отдельные вожди племен, карзаевские чиновники и бесчисленные рядовые афганцы.

Эти резервы мулла Омар не бросает в бой сразу. Он их копит. Сторонники талибов появляются в правительственных структурах и полиции. В нужный момент они выступят и… взорвут американский тыл.

Американцы знают и чувствуют это. Но… ничего не могут поделать.

 

ЧУДО ТАЛИБОВ

Находясь у власти, «Талибан» совершил невероятное – сокрушил наркомафию

 

Считается, что с наркомафией борется весь мир. Все страны и все правительства, независимо от политической ориентации и исповедуемой идеологии. Десятки спецслужб, тысячи спецагентов, миллионы полицейских и таможенников. На борьбу с наркомафией расходуются десятки миллиардов долларов.

Это происходит не один год. Итог – минимальный (весьма близкий к нулевому).

Выходит, что сила наркокартелей весомее совокупной мощи бесчисленных спецслужб и полиций ВСЕГО МИРА.

Впрочем, разгадка этого парадокса всем известна. Наркомафия самым тесным образом переплетена с властями, спецслужбами и полициями самых разных стран мира.

Коррупция – это ее вечная палочка-выручалочка.

С наркомафией можно бороться более или менее успешно, но одержать над ней серьезную победу НЕВОЗМОЖНО. Таковы непреложные ЭКОНОМИЧЕСКИЕ законы – современная потребительская цивилизация не в состоянии задавить то, что приносит ПРИБЫЛЬ.

 

Но талибы в некотором роде были исключением из современной цивилизации. Многим из них было совершенно наплевать на комфорт, деньги и вообще на все, что ценит современный «цивилизованный» человек. Проще говоря, талибов было очень сложно (часто невозможно) купить.

Дремучий фанатизм талибов дал неожиданный блестящий результат – ВПЕРВЫЕ В ИСТОРИИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА НАРКОМАФИЯ БЫЛА ПОЛНОСТЬЮ ПОБЕЖДЕНА В ОДНОЙ ОТДЕЛЬНО ВЗЯТОЙ СТРАНЕ.

Причем страна эта (Афганистан) была не абы какая, а вчерашний мировой лидер по производству наркотиков (опиума, из которого делают героин).

Успех талибов признали ВСЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА МИРА. Даже их злейшие враги, американцы, не отрицали – поставки героина с территории, контролируемой талибами, практические ПОЛНОСТЬЮ ПРЕКРАТИЛИСЬ.

В ту пору наркотики в Афганистане производились лишь в одном месте – на севере страны. Здесь сидели друзья Москвы и Вашингтона – Масуд, Дустум и прочие деятели «Северного альянса», воевавшего с Талибаном.

«Северный альянс» мужественно «боролся» с мировым терроризмом, а в перерывах энергично приторговывал наркотой.

 

Это был такой забавный парадокс.

Весь мир пальцем показывал на талибов и ужасался – вот они, мракобесы и враги рода человеческого.

Но получалось, что мракобесы и враги рода человеческого спасали СОТНИ ТЫСЯЧ европейцев от страшной наркотической смерти. А «борцы с терроризмом» загоняют эти самые сотни тысяч в могилу.

 Недавно был опубликован общеевропейский отчет о ценах на наркотики в ЕС – сегодня они дешевле, чем когда бы то ни было. Причину все эксперты указывают только одну – гигантский, умопомрачительный поток героина (произведенного из опиума афганского происхождения). За пять лет американской оккупации Афганистана цены на героин упали более чем на 45%!!!

В отчете указано: «После свержения власти движения «Талибан» поток наркотиков в Европу вырос настолько, что предложение героина на черном рынке превышает спрос на него, что влечет за собой рост употребления этого наркотика».

 Слово Вольфгангу Гетцу, главе Европейского центра наблюдения за наркотиками и наркоманией (EMCDDA): «Афганистан является ключевым игроком в мировом производстве героина, и события в этой стране могут повлиять на проблему наркотиков, с которой мы столкнемся в Европе в будущем».

Так и есть – сегодня на долю Афганистана приходится более 90% мирового производства опиума (сырье для героина).

 

А теперь ответьте на простой вопрос: кто представляет большую угрозу НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ США и Европы?

Талибы, придушившие наркомафию и, тем самым, спасшие сотни тысяч американцев и европейцев?

Или войска США и НАТО, при которых героиновый поток хлынул на Запад, унося на тот свет миллионы жителей «цивилизованных стран»?

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.