Я убежден, если женщина родила и воспитала хотя бы одного ребенка, она на этом свете сделала все, что ей было предначертано судьбой и может со спокойной совестью расстаться с этим миром. Нам, мужчинам, надо сделать в жизни нечто такое, о чем не стыдно было бы рассказывать этому ребенку: забраться на Эверест, посадить сад, вылечить человека, написать книгу – ну хоть что-нибудь.

Е. Гвоздев

 

Пинск-Каспий

По Рижскому мирному договору, заключенному в 1921 году после советско-польской войны, белорусский городок Пинск входил состав Польши. Именно здесь, на Полесье, ранней весной 1934 года родился Евгений Александрович Гвоздев, будущий пенсионер-кругосветчик. Маленький Женя появился на свет в непростое время и в не самом спокойном месте. В конце 1930-х отца мальчика, Александра Гвоздева, репрессировали. Евгений остался с матерью. А спустя 4 года после исчезновения отца разразилась новая беда – Великая Отечественная война. Во время стремительного наступления немецких войск на территорию Беларуси при бомбежке погибла мать мальчика. Женю забрали в эвакуацию к дальним родственникам в Россию.

После войны Евгений Гвоздев, успешно окончив школу, решил связать свою жизнь с морем – он поступил в мореходное училище в Астрахани. После выпуска его приняли на работу в Махачкалинский порт на должность судового механика. В общей сложности Евгений Гвоздев отработал на разных судах около 35 лет.

Еще во время службы судовым механиком, в 1960-х годах, ему попалась статья о кругосветных путешествиях на яхтах. С этого момента Гвоздев загорелся желанием в одиночку обогнуть земной шар на собственном судне. И, как только это стали позволять средства и время, он увлекся яхтенным спортом. Крохи достоверной информации о путешествиях вокруг Земли Гвоздев находил в периодике и библиотеках. И с удивлением обнаруживал, что среди его соотечественников кругосветное плаванье совершили считанные единицы. А во времена царской России таких экспедиций и вовсе было всего две – Крузенштерна с Резановым и Беллинсгаузена с Лазаревым. Обе в начале XIX века. Молодой Гвоздев хмурил брови и старательно собирал вырезки из газет и журналов о кругосветках, конспектировал, читал художественную и прикладную литературу про долгие путешествия.

В конце 1970-х выдалась возможность получить собственную яхту. Ну, то есть как, получить. В Советском Союзе яхты в собственность раздавали очень немногим людям, к числу которых судовой механик «Дагрыбхолодфлота», конечно, не принадлежал. Зато предприимчивый Гвоздев нашел возможность выкупить в Махачкалинском порту списанный вельбот – узкую весельную лодку. Два года напряженного труда в портовом гараже – и вот уже готова собственная яхта, с настоящими парусами. Гвоздев, успевший жениться и обзавестись семьей, назвал ее «Гетан», взяв по заглавной букве из имен своего семейства (Гвоздевы: Евгений, жена Татьяна, сын Александр, дочь Наталья). Для начала Гвоздев решил проверить свои силы и «размяться» на просторах Каспийского моря.

13 сентября 1979 года Евгений спустил «Гетан» на воду и в одиночку отправился пересекать Каспий с запада на восток по маршруту Махачкала – Баутино – Шевченко – Красноводск – Баку. Это предприятие довольно легко далось бывалому моряку – уже 20 октября путешественник вернулся домой, став первым мореплавателем, прошедшим в одиночку по Каспийскому морю на собственной яхте.

Успех первой самостоятельной экспедиции сильно вдохновил Гвоздева. Он несколько лет работал и совершенствовал яхту, копил деньги и отпускные дни, чтобы отправиться в зимний поход по Каспийскому морю. В 1982 году Махачкала снова провожала энтузиаста в море. На этот раз Гвоздев решил пересечь холодный Каспий по меридиану, то есть с севера на юг. Поход тоже оказался удачным – и местные газеты с удовольствием писали о подвигах судового махачкалинского механика.

Каспийское море в силу своего расположения – полностью закрытый водоем, никак не связанный с мировым океаном, так что Гвоздев был лишен возможности вместе с судами, на которых служил, посетить какие-либо другие акватории. Но уж Каспий он исходил вдоль и поперек. За всю свою рабочую деятельность в Махачкале он побывал во всех без исключения советских портах Каспийского моря, в одиночку и в составе групп пересекая его по разным маршрутам более 50 раз.

 

Первое кругосветное путешествие

Пенсионный возраст для моряков в СССР составлял 55 лет. Благополучно достигнув этой отметки, Евгений Александрович Гвоздев еще непродолжительное время поработал в родном порту, а после ушел на заслуженную пенсию. Количество освободившегося времени в разы превышало ежемесячные пенсионные выплаты. Гвоздев гулял по берегу Каспия, время от времени выходил в море, грустил о большом несостоявшемся путешествии и смотрел телевизор по вечерам.

А по вечерам в начале 1990-х по телевизору шло популярное капитал-шоу «Поле чудес». И в качестве главного приза там разыгрывали легкий прогулочный швертбот класса «микро» от предприятия «Совмаркет». Пенсионер Гвоздев пристально смотрел передачу в течение нескольких недель и интересовался не столько самой игрой, сколько крупными планами судна, и все качал головой. А потом вдруг в конце лета 1991 года сорвался в казахстанский Актау, где и располагалось предприятие «Совмаркет».

 

 

Швертбот – один из самых популярных типов яхт для непродолжительных прибрежных прогулок в море. Свое название судно получило из-за специального оснащения – шверта, – которое заменяет фальшкиль и увеличивает устойчивость судна и его боковое подветренное сопротивление. Шверт в разных вариантах представляет собой «плавник» особой конструкции, который, как правило, убирается в специально оборудованный колодец судна. Собственно, из-за технической операции подъема-спуска шверт и получил свое название, так как снасть лежит в колодце, как меч в ножнах. Швертботы предназначены для скоростных прогулок и для плаваний по мелководью, где нет возможности использовать киль. Еще одна характерная особенность швертботов – довольно большая ширина судна по сравнению с килевыми яхтами. Это тоже помогает стабилизировать корабль на поверхности воды за счет остойчивости формы.

Различают несколько типов швертботов – спортивные, прогулочные и туристические. Обычно первые два не комплектуются каютами и представляют собой открытые парусные лодки. Туристические швертботы могут комплектоваться жилым, а точнее, спальным отсеком, так как в каютах таких судов ничего, кроме спального места, попросту не помещается. Швертботы оснащаются парусами, тип которых зависит от предпочтений владельца судна и целей его применения. Экипаж малых швертботов обычно составляет до трех человек. По причине скромных размеров, для малых швертботов особенно остро стоит проблема откренивания во время морского похода. Так как фактический вес экипажа составляет значительную, а часто и основную долю водоизмещения яхты, то в процессе похода сам экипаж напрямую манипулирует открениванием яхты путем перемещения от борта к борту. В особо сложных ситуациях, когда необходимо агрессивно противодействовать крену судна, применяется «летучая трапеция». При этой операции несколько членов экипажа страхуются специальными ремнями к мачте яхты и полностью свешиваются за борт.

 

 

Безумная идея Гвоздева – получить прогулочный швертбот для испытаний и пересечь на нем Атлантический океан, попутно прорекламировав фирму-изготовителя – не вызвала ажиотажа и понимания среди руководства «Совмаркета». Зачем, ведь легкие яхты класса «микро» из стеклопластика не предназначены для океанских плаваний. Фирма строит их для спокойного семейного отдыха и настоятельно рекомендует ходить на них только вдоль берега. Но пенсионер-мечтатель с кучей свободного времени и завидным запасом упорства буквально поселился на производстве фирмы. Целых полгода он внушал всем, кому только можно, что его план сработает, а прибыль и выгода стократ перекроют издержки.

Скрипя зубами, руководство согласилось на его безумный проект, хотя, как показали дальнейшие события, даже после старта Гвоздева не верило в успех предприятия. Спустя полгода Евгений Александрович вернулся в Махачкалу победителем. У него был контракт моряка-испытателя фирмы «Совмаркет» на 3 года без указания размера гонорара и утвержденного испытательного маршрута, а также новенькая яхта «Лена» длиной 5,5 м, которая была специально спроектирована для пересечения Атлантики. То есть всего лишь покрыта двумя дополнительными слоями стеклоткани в области днища.

 

Старт путешествия

Оптимизм Гвоздева по поводу предстоящего плаванья сложно преувеличить. По безрассудству его проект можно сравнить разве что с нырянием в глубокий омут темной ночью с двумя пудовыми гирями, привязанными к ногам. Евгений Гвоздев говорил только по-русски, не имел никакого опыта хождения в море, кроме походов по закрытому Каспию, не располагал ни навигационными системами, ни радиостанцией, ни средствами для путешествия, ни загранпаспортом. Но жажда приключений сделала свое дело – Гвоздев верил в свой успех. Многочисленные товарищи-друзья в порту и яхт-клубе Махачкалы стали всем миром экипировать пенсионера в путешествие. Несли все, что только могли: снасти, веревки, аккумуляторы, карты, еду, воду, одежду… С загранпаспортом и средствами на путешествие помог «Совмаркет». По договоренности с Гвоздевым, документы и деньги должны были прийти в Новороссийск сразу по прибытии туда Гвоздева.

58-летний капитан активно готовился к походу до лета и 7 июля 1992 года отчалил из Махачкалы. Его провожали родственники и друзья, маленький оркестр играл «Прощание славянки». По Волге, каналу Волго-Дон и по самому Дону Гвоздев вышел в Азовское море, а там, через Керченский пролив, пришел в Новороссийск на Черноморском побережье. На этот переход он потратил около месяца.

А вот руководство «Совмаркета» потратило на высылку загранпаспорта и денег почти полгода. По воспоминаниям самого Евгения Александровича, это было самое тяжелое время за весь период пути вокруг света. Гвоздев был вынужден зимовать в Новороссийске на своей яхте и мучиться ожиданием буквально на пороге путешествия. Спустя пять с лишним месяцев фирма все-таки прислала обещанное: запас еды на три месяца, паспорт моряка и 100 долларов наличными. Но такое чувство, что Гвоздеву был нужен только паспорт и сухари с консервами. 15 декабря он отчалил из опостылевшего Новороссийска и пошел зимовать в Севастополь и Одессу. Путешествовать в холод Евгений Александрович не мог – газовые баллоны были пусты, и у него отсутствовала малейшая возможность просушить одежду, согреться и приготовить себе горячую еду.

Весной 1993 года он взял курс на Босфор.

 

Черное море – Панамский канал

Самый логичный маршрут из акватории Черного моря в Атлантику – через Босфор, Мраморное море, Дарданеллы, Средиземное море и пролив Гибралтар. По нему и направился Гвоздев, изредка посылая телеграммы и письма родным и друзьям в Махачкалу. Пенсионер, ни разу не выезжавший за пределы СССР, был просто очарован чужими странами. Увидел Турцию, Грецию, Италию, Францию, Испанию, встретил множество отзывчивых, приветливых людей. Выделенные на путешествие деньги, кстати, потратил почти сразу же. Вернее, не потратил, а лишился всей суммы после досмотра в албанских территориальных водах, куда его занес шторм. После этого он долго «сидел на мели» в портах Неаполя и Марселя, где сочувствующие иностранцы собирали ему деньги и продукты на поход в Атлантический океан. Летом взял курс на Лас-Пальмас напротив Африканского побережья, а оттуда – на остров Барбадос у побережья Центральной Америки. Атлантику пересек с большими потерями – постоянно ломающийся руль, который Гвоздев чинил еще на старте, в Севастополе, стал основной головной болью путешественника. Из-за ограниченного запаса еды и воды он похудел на 20 кг, и к тому же заработал сильный авитаминоз и переутомление из-за необходимости круглосуточной вахты и сна по полчаса. Но за 50 дней борьбы со штормами, штилями и приступами истощения Гвоздев добрался-таки до Барбадоса, а потом и до столицы Пуэрто-Рико, города Сан-Хуана.

В первые дни после прибытия в Пуэрто-Рико Евгений Александрович даже рассматривал вариант продать яхту в Нью-Йорке и улететь домой самолетом – настолько выматывающим оказался переход через океан. Но радушие местных жителей, которые сразу же решили, что путешественник приплыл к ним в честь 500-летия открытия острова Колумбом в 1493 году и, в особенности, возможность поправить здоровье и поесть досыта, сделали свое дело – капитан на пенсии отправился к Панамскому каналу.

 

Тихий океан – Австралия

– Купаться здесь можно? Акул нет?

– Акулы есть – заходят из океана, их можно не бояться, их аллигаторы быстро поедают.

– Так тут еще и «крокодайлы»?

– Да, водятся, но и они не опасны. Им некогда – им пираньи житья не дают.

– Ну, спасибо, утешил.

Из диалога Е. Гвоздева с лоцманом Панамского канала при прохождении озера Гатун

 

С западной стороны Центральной Америки, в городе Бальбоа, Гвоздев отметил свое 60-летие. И, немного постояв в порту в ожидании очередного перевода денег от «Совмаркета», двинулся покорять Тихий океан. Переход оказался еще труднее, чем через Атлантику. Гвоздев шел вдоль экватора и мучился от страшной жары и днем и ночью. Акулы, которых ужасно боялся путешественник, плавали вокруг его яхты, а несколько раз встречные киты из любопытства толкались спинами в днище и бока судна, грозя перевернуть его вверх тормашками. Всю оставшуюся весну и половину лета путешественник плыл до островов Полинезии, а точнее – до Таити. Приходилось сильно экономить воду, так как запас составлял всего 200 л, а подаренный в Пуэрто-Рико опреснитель не мог работать на постоянно качающейся палубе «Лены». 2 л в сутки с учетом гигиенических нужд и приготовления пищи – вот какую норму вынужден был выдерживать Гвоздев во время перехода половины Тихого океана.

Спустя три с небольшим месяца он достиг Таити, где пополнил запасы воды и еды. После вынужденного отдыха, связанного с починкой яхты, Гвоздев вышел курсом на австралийский Брисбен. И снова начались долгие месяцы изнуряющей жары, постоянные поломки руля, экономия воды и еды. В октябре 1994 года он причалил к берегу Австралии, потратив на преодоление Тихого океана 7 месяцев.

Австралия встретила путешественника радушно. Быстро нашлись отзывчивые люди, пришедшие на помощь Гвоздеву, в том числе несколько русских эмигрантов. Там же, в Австралии, пенсионер встретился с одним из своих кумиров – рекордсменом-кругосветчиком Сержем Теста, который подарил Гвоздеву свою книгу с автографом. К весне 1995 года многочисленные новые друзья снабдили путешественника всем необходимым и 23 апреля проводили на финальную часть пути – в Индийский океан, на Суэц и дальше в Средиземное море.

 

 

Серж Теста, австралиец с французскими корнями, в 80-х годах прошлого века задумал кругосветное путешествие. Независимый Теста не стал покупать яхту или просить кого-то о спонсорстве – свое судно он сконструировал сам и сварил из листов алюминия. Яхта получила озорное имя Acrohc Australis («Австралийская штучка») и имела длину всего 3,6 м. Теста оказался прозорливым конструктором – он предусмотрел возможность управления судном из миниатюрной каюты, благодаря чему мог наглухо задраивать люки в плохую погоду и продолжать путешествие. На этой «скорлупке» отважный Теста отчалил из Австралии в 1983 году и, пережив множество приключений, за 4 года обогнул земной шар. О своем путешествии он написал книгу «500 дней: вокруг света на 12-футовой яхте», где подробно изложил опыт своего кругосветного вояжа. Легендарная «Австралийская штучка» в данный момент находится в музее Квинсленда в Южном Брисбене, а сам Серж Теста занесен в Книгу рекордов Гиннеса как первый мореплаватель, обогнувший Землю на экстремально малом судне.

 

 

Индийский океан – Махачкала

Финальный этап путешествия оказался самым тяжелым. Индийский океан «порадовал» обилием мусора и такой же нестерпимой жарой, как и в Тихом. А вот штормы были долгими и выматывающими, особенно тот, который застал Гвоздева на Сейшелах. Но до африканского побережья было уже рукой подать – и капитан лишь крепче перевязал веревками вновь поломавшийся руль. Сомалийский мыс Рас-Хафун спас утомленного путешественника от шторма. Гвоздев решил отдохнуть на суше перед походом в Аденский залив и чуть было не поплатился за это жизнью.

В августе 1995 года в Сомали уже промышляли пираты. Одна из вооруженных банд быстро нашла одинокого и беззащитного путешественника. Бандиты собирались разделаться с Гвоздевым сразу, но после коротких переговоров отвезли в деревню. Там, в окружении дюжины вооруженных разбойников, Евгений Александрович долго пытался объяснить, кто он, откуда и куда плывет. В него тыкали автоматами и остриями ножей, а после и вовсе отвели в кусты, чтобы застрелить. Но после очередных 20-минутных внутренних переговоров сомалийцы решили не тратить патроны и отпустили бледного мореплавателя назад на яхту.

 

 

Сомалийские пираты стали настоящей головной болью всех морских грузоперевозчиков XXI века, проходящих через Суэцкий канал. А это, по данным на 2014 год, более 17 тыс. судов. С 1988 года в Сомали бушует гражданская война, которую не смогли прекратить никакие усилия международных организаций и даже зарубежные военные операции на территории страны. Очень быстро внутренние проблемы Сомали стали проблемами международными, так как страна имеет крайне удачное географическое положение – на восточной оконечности Африки, полуострове Африканский рог, с прямым доступом к Аденскому заливу, ведущему в Красное море. За десятилетие анархии и тяжелой социальной обстановки в прибрежных районах Сомали пышным цветом расцвел пиратский промысел. Из-за перенасыщения страны доступным оружием и невозможности добыть себе средства к существованию законным способом сомалийские мужчины занялись морским грабежом и разбоем.

Основной и кратчайший путь из Европы в Азию через Суэцкий канал, Красное море и Аденский залив играет колоссальное значение в трансконтинентальной торговле и движении гражданских туристических судов. Поэтому, как только проблема пиратства в регионе встала в полный рост, в сектор были направлены военные суда ряда государств для патрулирования и охраны грузовых и пассажирских кораблей. Однако это случилось лишь в 2008 году, а до этого кораблям, проходящим по Аденскому заливу, приходилось своими силами отбиваться от вооруженных пиратских банд. Многие путешественники, предпринявшие поход вокруг света и логично проходившие маршрутом через Суэц, не раз отмечали особую опасность побережья Сомали и довольно малую скорость реагирования патрульных сил. А пираты, со своей стороны, стали обходить вниманием лакомые куски в виде груженых танкеров, которые обычно следуют под охраной военного судна, и переключились на добычу полегче – одиночные яхты с путешественниками и другие мелкие суда, которые идут без конвоя.

 

 

Но в его отсутствие суденышко оказалось разграблено подчистую. Пираты забрали все: от парусов и оборудования до шерстяных носков, от немногочисленных наличных средств до дневников и фотонегативов. На судне не осталось еды, воды, одежды и даже рыболовных удочек не было – только голые стенки. Правда, Гвоздеву удалось выпросить у своего «эскорта» скудный запас риса и воды, а также паруса для продолжения плавания. Ограбленный, раздавленный ощущением близости смерти, с немеющими руками и ногами и расшалившимся сердцем, он отправился в Красное море.

Через 13 дней страшных лишений Гвоздев доплыл до Джибути, где получил поддержку в местном яхт-клубе и российском представительстве. Сюда же пришли деньги от «Совмаркета», запрошенные еще перед походом в Тихий океан. Поправив здоровье и отойдя от шока, Гвоздев отплыл в Красное море и достиг Суэцкого канала. Испытав на себе всю мощь коррупции египетских чиновников, он, не без помощи новых знакомых, прошел Суэц и, наконец-то, попал в Средиземное море.

А по дороге домой все-таки завернул к Афинам, где 17 февраля 1996 года «замкнул» кольцо своего путешествия. И уже оттуда, не торопясь, с остановками и отдыхом, направился к Дарданеллам и Мраморному морю. Снова помогали моряки и соотечественники. Турки буксировали слабенькую «Лену» по Босфору, так как сильное течение из Черного моря не давало кораблю пройти 30 км пролива.

В Новороссийске Гвоздева встретил товарищ из Актау, посланный из каспийского яхт-клуба «Бриз». Последние участки пути через Азов, Дон и Волгу они преодолели вместе.

Вечером 18 июля 1996 года в Махачкалинскому порту путешественника встречали друзья и родные. Долгих 4 года плыл Гвоздев вокруг Земли и много чего мог рассказать родным и близким. «Лену», послужившую верой и правдой, он чуть позже отогнал в Актау, сдав под расписку и сложив с себя полномочия моряка-испытателя. А после совсем короткой передышки, стал планировать свое второе кругосветное путешествие.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.