Каждому с детства знакомы имена Френсиса Дрейка, Барбароссы, Генри Моргана и многих других известных пиратов. Но вопреки расхожему мнению лихими разбойниками и бесстрашными покорителями морей были не только мужчины, но и женщины. Отважные морские волчицы наводили ужас на путешественников и купцов и, командуя кораблями и целыми флотилиями, бесстрашно вели свои команды на абордаж.

     Альвильда

     Если в разбойники идет бедняк, то понятно: не от хорошей жизни. Но что может толкнуть на этот путь… принцессу? Первой женщиной-корсаром принято считать дочь готского короля Сиварда Альвильду. Исследователи относят ее историю то к V веку, то к IX, но доподлинно известно только то, что впервые истории о лихой морской разбойнице записал в XII столетии монах Саксон Грамматик в своем сочинении «Деяния данов», а материалы для своих историй он почерпнул из древних скандинавских саг.

     Разумеется, никто не предполагал, что юная принцесса станет корсаром. Согласно существовавшей тогда традиции, она должна была прожить спокойную и благополучную жизнь, заключив брак с сыном датского короля принцем Альфом. Но Альвильда не желала выходить замуж, особенно за Альфа: принц, по ее мнению, был некрасив и, главное, недостаточно смел. Поэтому принцесса решила сбежать из дворца и начать вольную жизнь, покоряя морские просторы – ведь тогда пиратский разбой и грабежи были для скандинавов традиционным способом заработать себе на жизнь.

     Для побега Альвильда переоделась в мужское платье и взяла с собой близких подруг и служанок, которым также велела одеться по-мужски. Отчаянные девушки украли в гавани корабль и отплыли на нем в открытое море. Вскоре им не повезло встретить другой пиратский корабль, который и захватил их небольшую команду в плен. А вскоре, не догадавшись, что пленники это переодетые женщины, пираты сделал их своими матросами. Альвильда, схватывая все на лету, быстро научилась управлять кораблем и командовать людьми.

     Удивительно, но когда капитан пиратов погиб в очередном налете, принцесса заняла его место. Шутка ли, но ее единогласно выбрали главной не только преданные ей подруги, но и все пираты-мужчины. Выбор их, правда, оказался действительно удачным. Вскоре команда Альвильды стала самой известной и грозной во всей Скандинавии и Балтике. По свидетельствам хрониста Саксона Грамматика, сама принцесса славилась «безудержной храбростью и хитроумной смекалкой, неизменным хладнокровием и беспощадной жестокостью к жертвам». Особенно люто команда Альвильды поступала с торговцами и мореплавателями у берегов Дании – в память о том, из-за чего принцесса вынуждена была покинуть отчий дом.

     Стараясь защитить своих подданных от постоянных грабежей и набегов и желая сделать торговлю с Данией вновь безопасной для купцов, датский король послал своих людей расправиться с жестокими пиратами. Несостоявшийся супруг Альвильды принц Альф сам возглавил войну с морскими разбойниками и пустился за ними в погоню, даже не догадываясь, что преследует свою сбежавшую несколько лет назад невесту. Вскоре Альф перебил большую часть пиратов и, наконец, напал и на корабль самой Альвильды. Когда же он и его люди во время морского сражения начинали одерживать вверх, принцесса велела прекратить битву и сдалась со своими пиратами в плен. Каково же было удивление молодого принца Альфа, когда главарь пиратов, сняв шлем, оказался не страшным головорезом, а юной красавицей, да еще и его законной невестой. Альвильда, в свою очередь, оценила силу и храбрость наследника датской короны и согласилась стать его женой.

     Согласно преданиям, свадьбу они сыграли тут же, на борту захваченного датчанами пиратского корабля. Когда будущие муж и жена обменивались традиционными клятвами, Альф пообещал Альвильде, что будет любить ее до самой смерти. Она же дала более оригинальное обещание – торжественно поклялась любимому никогда больше не выходить в море без него.

     Вскоре после этих событий Альф и Альвильда стали королем и королевой Дании. Совершенно удивительно, но, согласно хроникам, в годы их правления пираты эту землю не беспокоили, что было неслыханным и почти невероятным для того времени.

     

Жанна де Бельвиль

     Жанна-Луиза де Бельвиль, или мстительница Жанна, была первой женщиной-корсаром, получившей широкую известность.

     Она родилась во французской провинции Бретань. В 1335 году Жанна-Луиза по любви вышла замуж за дворянина Оливье де Клиссона. Но их счастливая семейная жизнь длилась совсем недолго. Вскоре началась война, которую позже стали называть Столетней, да и внутри самой Франции постоянно кипели распри между дворянами: одни поддерживали короля Франции Филиппа VI, другие – английского короля Эдуарда III. Муж Жанны был на стороне последних. Увы, через некоторое время он попал в руки короля Филиппа. Приговор был суров: бретонского дворянина казнили. Голову Оливье перевезли в его родной город Нант, где выставили на всеобщее обозрение на городской стене, а тело вернули семье.

     Жанна, оставшаяся вдовой с двумя сыновьями на руках, поклялась над телом мужа отомстить и клятву свою исполнила. Для начала храбрая бретонка во главе отряда верных слуг стала нападать на замки врагов и разорять их. Но это было сложное и рискованное предприятие – отряд Жанны был мал, а королевские войска подходили все ближе. Решив просить помощи у могущественного союзника, госпожа де Бельвиль вместе с детьми отправилась в Англию, где вскоре добилась аудиенции у самого короля. Эта женщина сумела убедить его дать ей каперское свидетельство и разрешение нападать на корабли Франции и ее союзников, а также выделить ей под командование три корабля для пиратских рейдов. Эта маленькая эскадра получила гордое имя «Флот возмездия в Ла-Манше».

     Несколько лет корабли Жанны наводили ужас на французское побережье, грабили торговые корабли и даже нападали на военные суда. Бывшая бретонская дворянка и ее сыновья сами участвовали в абордажах, и очевидцы уверяли, что Жанна отлично владела и саблей, и абордажным топором. Пленников она не брала – захваченный корабль и его команда, как правило, отправлялись на морское дно. За отвагу, решительность и жестокость союзники прозвали Жанну-Луизу «Бретонской львицей», а во Франции ее называли не иначе как «Клиссонской ведьмой».

     Неудивительно, что вскоре Филипп Валуа, решив покончить с «Флотом возмездия», отдал приказ: «Поймать ведьму живой или мертвой! Но главное – поймать, черт побери!». Но приказать оказалось проще, чем сделать. Французский флот начал настоящую охоту за кораблями Жанны, но та виртуозно уходила от преследования, продолжая грабить и убивать.

     Однако удача все же изменила Жанне. Ее маленький флот нагнала внушительная французская эскадра. Вскоре два из трех кораблей были захвачены, а флагманский – окружен. Тогда Жанна де Бельвиль решилась на подлость: спустив на воду шлюпку, она с сыновьями и десятком гребцов сбежала с поля боя, бросив своих соратников на произвол судьбы.

     Такое предательство не осталось безнаказанным – Жанне отомстила сама судьба. Торопясь сбежать и рассчитывая быстро добраться до берега в знакомом им Ла-Манше, Жанна и ее люди не взяли с собой ни воды, ни еды, ни навигационных приборов. А между тем течение унесло их прочь от Англии. На шестой день от жажды умер младший сын Жанны, Жан де Клиссон, позже – еще несколько гребцов. И лишь на одиннадцатый день немногие выжившие увидели землю.

     К ужасу беглецов, это была не Англия, а куда более опасная и враждебная Франция. Впрочем, для Жанны и ее старшего сына все кончилось хорошо. Им посчастливилось добраться до владений Жана де Монфора, противника короля Филиппа и доброго друга покойного мужа Жанны. Здесь ее с сыном приняли с почетом и уважением, и тут они решили до поры остаться. А вскоре Жанна де Бельвиль второй раз вышла замуж за дворянина Готье де Бентли и больше не возвращалась к жизни морской волчицы.

     

Леди Мэри Киллигру

     Спустя двести лет после Жанны де Бельвиль в Ла-Манше вновь появилась женщина-пират. Ею стала Мэри Киллигру.

     Родилась она, предположительно, в 1525 году и, говорят, была довольно сообразительной и практичной особой. Уже в 17 лет Мэри вышла замуж за сэра Джона Киллигру из замка Арвенак и стала леди Киллигру. Муж и жена стоили друг друга.

     Вскоре король Генрих VIII назначил сэра Джона губернатором портового города Фалмет. Ушлые супруги быстро придумали, как использовать это назначение себе на пользу. Из судовых журналов и записей портовой канцелярии они узнавали, какие корабли везут самый ценный груз, и натравливали на эти суда нанятых ими корсаров. И если сэр Киллигру занимался только информационной стороной вопроса, то его супруга вела самую настоящую двойную жизнь: в обществе она была благородной, всеми уважаемой женой губернатора и в то же время лично командовала пиратскими кораблями, нападавшими на торговые суда в заливе Фалмета. Жестокость этой женщины не знала границ – опасаясь разоблачения, она никогда не оставляла в живых свидетелей своих похождений, убивая команду захваченного судна до последнего человека. Эта тактика полностью оправдала себя и дала супругам Киллигру возможность скрывать свои преступления на протяжении десятка лет.

     Но вот однажды капитану одного из атакованных испанских кораблей все-таки посчастливилось выжить – он успел прыгнуть за борт, когда понял, что схватка почти проиграна, и пираты во главе с леди Киллигру сочли его утонувшим. Он вплавь добрался до берега и поспешил в Фалмет, чтобы поведать губернатору о своем несчастье и о том, что корсарами командовала молодая красивая женщина, которая по умению стрелять и фехтовать и по жестокости могла соперничать с остальными разбойниками. К его ужасу он увидел лихую разбойницу, захватившую его корабль, сидящую в зале приемов рядом с губернатором лордом Киллигру. Капитану хватило ума промолчать обо всем, что случилось, и немедленно отбыть в Лондон, где сразу же доложить все королеве.

     По распоряжению ее величества началось грандиозное расследование, которое принесло самые неожиданные результаты. Выяснилось, что леди Мэри Киллигру с рождения обладала бурным нравом и была предрасположена к разбою не случайно. Она оказалась дочерью известного пирата Филиппа Волверстона из Софолка и еще девочкой участвовала в пиратских нападениях и разбойничьих рейдах, что, разумеется, не могло не оставить отпечатка на характере и натуре. Также во время процесса выяснилось, что многие загадочные случаи исчезновения торговых кораблей, которые до сего момента приписывали «сверхъестественным силам», оказались на совести у четы Киллигру и сами корабли теперь, разграбленные, покоились на дне Ла-Манша.

     Лорда Киллигру казнили сразу же по окончании судебных разбирательств. Леди Киллигру суд тоже приговорил к смерти, но чуть позже королева Елизавета I, сжалившись над молодой женщиной, заменила смертный приговор коротким тюремным заключением.

     

Грейс О’Мэлли

     Грейс – ирландская королева пиратов – вершила разбой в XVI веке и была необыкновенно смелой, но бесчувственной и жестокой женщиной. Она происходила из старинного ирландского рода О’Мэлли, который породил много знаменитых корсаров. На мачтах его кораблей реяли черные флаги с белым морским коньком и девизом «Сильны на суше и на море».

     Считается, что дочь вождя клана О’Мэлли Оуэна Дубдары, Грайне, или на английский манер Грейс, родилась в один год с английской королевой Елизаветой I – в 1533-м. Девочка с детства отличалась буйным и непокорным нравом. Еще будучи подростком, она в пику отцу, не желавшему видеть женщин на своем корабле, отрезала мечом свои роскошные длинные волосы – символ женственности. За это она получила обидное прозвище «Лысая Грайне» и вожделенное право плыть с отцом и его людьми в торговую поездку в Испанию. В пути Грейс не теряла времени и многому научилась – она умела управлять кораблем и командой, драться на саблях, говорила на пяти языках, включая латынь.

     После смерти отца Грейс по собственному желанию вышла замуж за Донала Воинственного, прижизненного преемника ирландского короля О’Флаэрти. После свадьбы она возглавила флот мужа и начала грабить корабли у побережья Ирландии. Это не помешало ей родить троих детей. А вот в любовных делах отважной разбойнице не везло: вскоре после рождения третьего ребенка ее муж Донал погиб в бою. К тому же его богатства и наделы не достались вдове: ирландские законы в те времена не позволяли женщинам владеть землей. Грейс выручил сводный брат, отдав в ее распоряжение остров Клэр, который предприимчивая женщина превратила в настоящую пиратскую базу. Вскоре Грайне снова влюбилась – на этот раз в английского аристократа Хью де Лэйси, который был на 15 лет моложе ее. К сожалению, этот роман окончился скорой смертью Хью от рук людей из клана Макмагонов. В ярости Грейс взяла приступом их крепость и убила всех, кто в ней находился, не пощадив даже женщин и детей.

     Решив отвлечься от сердечных страданий, Грейс начала захватывать побережье Мейо. Вскоре она стала тут полноправной хозяйкой, и только замок Рокфлит ей взять все никак не удавалось. Тогда королева пиратов пошла на хитрость и просто-напросто вышла замуж за владельца замка Ричарда Берка, прозванного Железным Ричардом. Благо ирландская традиция позволяла заключить так называемый «пробный брак» сроком на год. Но и будучи замужем и беременной, Грайне не оставила пиратство – даже сына она родила на корабле. На второй день после его рождения алжирские пираты атаковали корабль О’Мэлли, но неукротимая пиратка дала им решительный отпор, заявив, что «лучше сражаться, чем рожать». Между тем год замужества с Берком подходил к концу, и Грейс решила, что пора бы взять Рокфлит в свои руки. Она заперлась в замке с небольшим войском и просто выкрикнула удивленному супругу в окно: «Ричард Берк, я развожусь с тобой!». К чести Железного Ричарда, он не стал мелочиться и оставил замок бывшей жене, а Грейс получила от народа еще одно прозвище – «Ведьма из Рокфлита».

     Бывали в жизни бравой пиратки и поражения. Так, однажды англичане пленили ее в Дублинском замке, но она сумела оттуда убежать. Скрываясь от погони, она просила убежища у барона Хоута, но ей не открыли ворота, сославшись на то, что «семья обедает». Мстительная Грейс дождалась следующего утра в ближайшем лесу и похитила вышедшего на охоту сына барона. А старшему Хоуту объявила, что отпустит наследника без выкупа, но с тем условием, что ворота в его замке будут открыты для незваных гостей, а при каждом приеме пищи Хоуты будут оставлять для них место за столом. Барон, разумеется, согласился, и в залог отдал Грайне свое кольцо, которое до сих пор хранится в роду О’Мэлли.

     Даже арест не убедил Грейс оставить прибыльное пиратское ремесло. Но то, что не удалось сделать стражам порядка, оказалось под силу чиновникам. В частности, новому губернатору Коннахта Ричарду Бингему. Для начала он разорил земли семьи О’Мэлли и захватил старшего сына Грайне Оуэна, который вскоре был убит английскими солдатами «при попытке к бегству». Даже тот факт, что разбойница приняла участие в разгроме испанской Непобедимой Армады и потопила галеон Педро де Мендосы, никакой роли не сыграл. Губернатор Бингем все равно захватил в плен еще двух сыновей Грейс и ее сводного брата. Отчаявшись, она решила обратиться с письмом к самой Елизавете I и попросила разрешения «обрушиться огнем и мечом» на всех врагов Англии и королевы в обмен на защиту от чиновников. В ответном письме королева задала Грайне 18 вопросов, желая понять, не мятежница ли она, и только получив ответы, дала ирландке личную аудиенцию.

     Встреча состоялась в августе 1593 года во дворце Уайтхолл. Аудиенция прошла не так гладко, как к этому привык королевский двор. Для начала Грейс наотрез отказалась поклониться, заявив, что не признает Елизавету королевой Ирландии. Потом выяснилось, что у пиратки имелся при себе кинжал, что, разумеется, было строго запрещено. Но, несмотря на все нарушения этикета, королеву происходящее, судя по всему, развлекло – так или иначе брат и один из сыновей Грайне были отпущены на свободу. Самой же разбойнице Елизавета велела вернуться в свои владения и позаботиться о том, чтобы в Ирландии больше не было восстаний.

     Но жить тихой жизнью богатой землевладелицы отчаянная Грейс так и не смогла – вскоре она взялась за старое. А после того, как в 1598 году ирландские повстанцы разорили ее земли за то, что она якобы помогала англичанам, она снова укрылась на острове Клэр. Там она и умерла в 1603 году, что символично: в этом же году скончалась и Елизавета Английская.

     

Чжэн Ши

     Чжэн Ши – некоронованная королева китайских пиратов – хозяйничала в дальневосточных водах в начале XIX века. Ее имя знал и самый последний бедняк, и первый богач. Эта морская разбойница, которую иногда называли мадам Чжэн, была одним из самых удачливых пиратов в истории. Невысокая, хрупкая женщина, руководя сражением, чаще держала вместо сабли веер, но правила при этом железной рукой. Не случайно она командовала флотом, который в лучшие времена насчитывал 2 тыс. кораблей, и имела под своим началом более 70 тыс. матросов.

     Молодя женщина родилась в нищей семье и была портовой проституткой до того, как встретила капитана Чжэн И, самого знаменитого китайского пирата того времени. Романтическая история закончилась свадьбой, и в 1801 году молодожены отправились на кораблях Чжэн во Вьетнам, где в самом разгаре была гражданская война и грабежам и разбою ничто не мешало. Сразу же после замужества девушка получила новое имя Чжэн Сяо, что означало «жена Чжэна». Мадам Чжэн стала не только верной супругой пирата, но и мачехой его приемного сына Чжана Бао. Не имея своих детей, Чжэн И однажды похитил у рыбаков и усыновил 15-летнего мальчика. Шесть лет пиратское семейство терроризировало побережье Вьетнама и Китая.

     После того, как ее любимый муж погиб во время шторма в 1807 году, Чжэн Сяо, которую как раз тогда и начали называть Чжэн Ши («вдова Чжэна»), унаследовала весь его пиратский флот из 400 кораблей. Конечно, свою власть мадам Чжэн пришлось отстаивать. Вскоре после гибели Чжэн И к его вдове явились двое капитанов и попросили ее выбрать достойного занять место покойного. Слушая их, Чжэн Ши накладывала макияж, а закончив, неожиданно повернулась и застрелила обоих просителей из пистолета. После этого случая вопрос о том, кто будет пиратским адмиралом, больше в открытую не поднимали. Всех капитанов, недовольных новым командиром, Чжэн Ши отпустила на все четыре стороны. При этом каждый, кто решился покинуть ее флот, получил в свое распоряжение джонку и четырех матросов, а их корабли остались в составе эскадры.

     Считается, что ключом к успеху Чжэн Ши была железная дисциплина, которую она твердой рукой установила на своих кораблях. Она ввела строгие правила и практически положила конец традиционной пиратской вольнице. Никто без ее разрешения не имел права сходить на берег, а за самовольную отлучку матросу отрезали левое ухо в присутствии всей команды; при повторной отлучке ему грозила и вовсе смертная казнь. За утаивание добычи сверх положенной доли также карали смертью. Запрещался грабеж союзных пиратам рыбацких деревень, чтобы те не выдали разбойников властям; не разрешалось и насилие над женщинами – за любой из этих проступков казнили.

     Через несколько месяцев самостоятельного управления флотилией, когда скорбь по погибшему мужу улеглась, мадам Чжэн вышла замуж за своего пасынка Чжана. Под их командой пираты грабили торговые суда у берегов Китая и, заплывая в устья рек, разоряли прибрежные города и деревни. Их огромный флот состоял из 6 эскадр, у каждой из которых были свой флаг и знаки отличия. Ядро флота составляла семейная эскадра Чжэнов с красными вымпелами на мачтах.

     Китайский император Цзя-Цин был, разумеется, разгневан пиратским террором и в январе 1808 года направил против Чжэн Ши весь свой немалый флот. Однако долгое время в противостоянии никто не мог взять верх. Все решило предательство. Измученный войной и травлей, один из капитанов поднял настоящее восстание против мадам Чжэн и со всеми подчиненными ему кораблями сдался на милость властям. Флот пиратской королевы был ослаблен, и ей пришлось пойти на перемирие с императором. Мирное соглашение они подписали в 1810 году. Все корабли Чжэн Ши и их команды перешли под руку императора, ее супруг занял видный пост в китайском правительстве, а сама она получила большую денежную компенсацию.

     Удалившись от дел, мадам Чжэн поселилась в Гуанчжоу. Там она содержала дорогой публичный дом и несколько притонов для азартных игр. Там же, в Гуанчжоу, она и умерла в возрасте 60 лет.

     С именем ее приемного сына – а впоследствии супруга – связано несколько мест в Гонконге. Там даже показывают туристам пещеру, где он когда-то прятал свои сокровища, и рассказывают, что местный форт Туньчжун на острове Ланьтау использовался знаменитым пиратом как перевалочная база для торговли опиумом. А история жизни самой мадам Чжэн оказалась настолько авантюрной и необычной, что не раз привлекала внимание писателей. О ней писал Хорхе Луис Борхес в своем рассказе «Вдова Чинга, пиратка» – позже по мотивам этого рассказа был снят фильм «Легенда о мести».

     

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.