В 2008 году американский экономист Пол Кругман получил Нобелевскую премию за работу по объединению анализа торговых моделей и экономической активности населения и созданию новейшей экономической географии. Фактически, он стал одним из основателей стремительно развивающегося сейчас экономического направления – нелинейной экономики. Пол Кругман – признанный специалист по макроэкономическим кризисам, их предсказанию и прогнозированию их развития. Особенно широкую известность ему принесла работа по раскрытию причин азиатского обвала 1997 года. А после того, как он предупредил инвесторов о возможном падении курсов NASDAQ в 2000-м, к его мнению стали прислушиваться в финансовых кругах. Что же касается нынешнего кризиса, то экономист отметил многие признаки его приближения еще в 2003 году в своей книге «Великая ложь». Сейчас Кругман много пишет и выступает по телевидению, собирает пресс-конференции, раздает интервью и дает советы правительствам всего мира по выходу из затруднительного финансового положения.

     Но прислушаются ли к известному экономисту сильные мира сего?

     

Экономика «на бумаге»

     Современная экономика, отлично работающая «на бумаге», оказалась бессильна перед лицом кризиса и его последствий. Стройные схемы и идеально рассчитанные планы не срабатывают на практике. Всем уже понятно, что на эту ситуацию нужно посмотреть свежим взглядом и под необычным углом.

     Немногие видели приближение кризиса. Экономисты-практики долгое время считали, что у них все под контролем. «Основная задача предотвращения депрессий – решена», – заявлял Роберт Лукас из Чикагского университета в президентском обращении к Американской экономической ассоциации практически накануне коллапса. А в лидировавших еще недавно моделях экономики не было даже такого понятия, как «крах банковской системы». Позже, когда грянул кризис, в экономических дискуссиях постоянно повторялась одна и та же фраза: «никто не предполагал…». Но это не так – на самом деле, катастрофа была предсказана лишь горсткой экономистов, среди которых был и Пол Кругман, да и тех дружно осмеяли за паникерство и кликушество.

     А ведь тревожных звоночков, отмеченных Кругманом и его коллегами, было действительно немало. К примеру, резкий взлет и последующее падение цен на недвижимость. Некоторые заметили этот «мыльный пузырь», проанализировали ситуацию и начали просчитывать последствия его возможного схлопывания. Однако руководящие круги не обратили на их предупреждения никакого внимания. «Рынки недвижимости не очень ликвидны, однако люди крайне осторожны, когда речь идет о покупке домов. Обычно это самая большая инвестиция в их жизни, поэтому они внимательно оценивают обстановку и сравнивают цены. Да и сам процесс заключения сделки проходит долго и обстоятельно», – утверждали они. Конечно, с этим трудно не согласиться: люди, планирующие купить дом, безусловно, изучают и сравнивают цены на рынке недвижимости. Но это ничего не говорит о реальной стоимости квартир и домов. Ведь если, скажем, бутылка кетчупа в 500 мл за 1000 долларов стоит ровно в два раза дороже, чем бутылка кетчупа в 250 мл, это еще не означает, что такие цены на кетчуп правильные. Отказ видеть возможные подводные камни и привел экономику к краху.

     Так какие же методы выхода из кризиса может предложить современная экономическая теория? Можно ли ей доверять? Или стоит обратиться за помощью к не услышанным раньше противникам сложившихся порядков?

     К сожалению, то, что подготовиться к кризису заранее никто не успел, – наименьшая из сегодняшних проблем. Гораздо страшнее другое: пока никто не в состоянии предложить способ разрешить ситуацию и найти выход из трудного положения. За предшествующие золотые годы экономисты и финансисты уверовали в то, что все стабильно, и теперь не могут определить, какое поведение будет верным.

     Зато у лауреата нобелевской премии Пола Кругмана есть что предложить в сложившейся ситуации. Его позиция во многом опирается на труды известного экономиста Джона Кейнса, работы которого описывают ситуацию экономического упадка 30-х годов в США – Великую депрессию. Кругман готов поделиться с правительствами, финансистами и широкой общественностью своим мнением, и сейчас, впервые за долгое время, ему готовы если не поверить, то хотя бы выслушать.

     Нобелевский лауреат считает, что настало самое время научиться жить с экономическим беспорядком, причем пройти через это придется всем без исключения – и специалистам-теоретикам, и финансовым воротилам, и простым обывателям. «Как говорил когда-то Кейнс, мы навлекли на себя колоссальные неприятности, не справившись с управлением тонкой и сложной машиной, механизмы работы которой мы не до конца понимаем. Результат таков, что богатство и процветание могут стать недостижимыми на какое-то, может быть, довольно долгое время», – говорит он в одном из интервью.

     Экономике, так или иначе, придется измениться, чтобы преодолеть сегодняшние проблемы. Даже в лучшие времена, когда все было гладко, проводилось множество исследований рынка – и порой они демонстрировали, что реальная экономика сильно отличается от хрестоматийного идеала. Однако результаты, расходящиеся с теорией, попросту игнорировались – до сего дня. Теперь же специалистам придется смириться с мыслью, что стройные выкладки из учебников были неверны, и начать отталкиваться от «неудобных» итогов «крамольных» исследований.

     В первую очередь Пол Кругман призывает своих коллег забыть о теории: по его словам, пришла пора ориентироваться на окружающую действительность и учитывать настоящие факторы в экономике. Ведь реальные банкиры, инвесторы и финансисты совсем не укладываются в стройные рамки программ из теории эффективных рынков, написанные компьютерными прогнозистами. Живые люди не могут действовать исключительно рационально – они подвержены стадному поведению, припадкам расточительства или, напротив, жадности и прижимистости, неоправданной панике. Известный экономист Ларри Саммерс однажды даже начал статью о финансах и финансистах с фразы: «ИДИОТЫ ЕСТЬ. Посмотрите вокруг».

     Во-вторых, современным экономистам пора перестать бояться долгов: по мнению Кругмана, долг – это очень полезная вещь. Следует помнить, что долг одного – это в то же время актив другого. А сейчас, в условиях, когда экономике и производству никак нельзя останавливаться в развитии и топтаться на месте, активы не просто полезны, а необходимы буквально всем. Впрочем, при этом не так уж сложно скатиться от разумного государственного финансирования и кредитования к опасным финансовым спекуляциям – об этом тоже следует помнить.

     В-третьих, не стоит бояться расходов. В условиях кризиса нельзя накапливать и ждать – надо тратить и пускать в оборот.

     Если все это принять во внимание, то уже совсем скоро можно ожидать экономического подъема – заверяет Кругман. Ведь сейчас, по оценкам специалистов, мировая экономика функционирует на уровне, который примерно на 7% ниже ее реальных возможностей.

     Конечно, многим экономистам эти изменения покажутся преждевременными и очень неприятными. Ведь куда легче жить надеждой, что все само собой наладится и вернется на круги своя. Пройдет немало времени, пока новые подходы к финансам и макроэкономике смогут предложить такие же ясные, доступные всем теории, что и неоклассическая экономика. На что Пол Кругман, человек деятельный и не привыкший сидеть сложа руки, отвечает словами Генри Менкена: «Для любой человеческой проблемы всегда можно найти легкое решение – изящное, правдоподобное и ошибочное». И, в свою очередь, он готов предложить свои рецепты выхода из кризиса.

     

     Пол Робин Кругман родился 28 февраля 1953-го в Нью-Йорке в районе Лонг-Айленд. Образование получил в престижном университете Йель, и в 1977 году окончил Массачусетский технологический институт, получив степень доктора философии. После учебы преподавал в свих альма-матер, а также в Стэнфорде и в Калифорнийском университете в Беркли. С 2000 года Кругман – профессор Принстонского университета и ведущий аналитической колонки в газете «Нью-Йорк таймс».

     Регалии нобелевского лауреата говорят сами за себя. В 1991-м он награжден медалью Дж. Б. Кларка, в 1995 году стал лауреатом премии Адама Смита, в 2000-м – премии Ректенвальда, а в 2004-м – премии принца Астурийского. Его перу принадлежит 20 книг и более чем 200 статей в профессиональных журналах.

     

Выход из кризиса есть!

     В 2012 году Пол Кругман написал книгу под названием «Выход из кризиса есть!» Из названия очевидно, что она посвящена способам преодоления мирового экономического кризиса. Рецепты нобелевского лауреата совсем не сложны, ведь ученые-экономисты считают: если вы не можете объяснить непрофессионалу суть ваших теорий, вы – шарлатан. Главный постулат книги прост: для выхода из кризиса государства должны прекратить экономить и, наоборот, начать больше тратить. Кругман уверен: нынешняя экономическая ситуация в Штатах и Европе очень похожа на американскую Великую депрессию 30-х годов. И именно в этом прошлом опыте экономист видит источник надежды – ведь из проблем 30-х годов Америка выбралась, преодолев все трудности.

     Одной из главных ошибок государственной экономики Кругман считает неправильное понимание сложившейся ситуации в целом. Что имеется в виду? Все дело в том, что экономику США, да и любой другой страны, пострадавшей от кризиса, по привычке рассматривают как обычную семью, попавшую в трудную финансовую ситуацию. Их доходы сократились по не зависящим от них причинам, они влезли в долги, которые при нынешнем бюджете для них слишком велики. Выход, по устоявшемуся мнению, есть только один: нужно потуже затянуть пояса, жить скромнее, урезать расходы и откладывать каждую копейку. Но это не совсем так.

     Кругман называет нынешнюю ситуацию в мире «кризисом совсем другого типа». Макроэкономика должна работать с государством как с огромной сложной системой, связанной с другими такими же системами, а не как с бедной семьей, не рассчитавшей свои финансовые возможности. Он утверждает, что доходы государства и его жителей уменьшаются именно потому, что мы «затянули пояса» и слишком мало денег тратится и пускается в оборот. А сокращение расходов, что закономерно, еще больше уменьшает и без того мизерные доходы. Экономист видит и указывает всем на ряд экономических парадоксов, в которых окончательно запуталась мировая экономика.

     Первый из них – «парадокс бережливости». Он возникает, когда все пытаются увеличить свои сбережения, складывая их «в кубышку». Вместо того чтобы вкладывать деньги в новые предприятия, заводские и офисные здания, торговые центры или оборудование, чтобы увеличить будущее богатство, даже крупные финансовые структуры выбирают иной путь – экономию и накопление. Это ведет к так называемой «депрессивной экономике» и приводит не только к снижению доходов, но и к ослаблению экономики целого государства. Складывается действительно парадоксальная ситуация: когда каждый отдельный человек пытается увеличить только свою кубышку, общий объем сбережений, в конечном счете, уменьшается. Ведь деньги, спрятанные под матрасом, не приносят новой прибыли, а инфляция на них действует так же, как и раньше. Но как же стимулировать людей не держаться за свои обесценивающиеся сбережения? Совет нобелевского лауреата правительствам таков: пора печатать деньги и тем самым стимулировать экономику. Чем больше денег у населения, тем проще люди с ними расстаются, заново запуская почти остановившиеся экономические механизмы.

     Эту мысль Пол Кругман подтверждает наглядным примером, который показывает, как государство может положительно влиять на экономику в период кризиса, периодически просто включая печатный станок.

     История такова: 150 молодых семейных пар с детьми, живущие на Капитолийском холме, объединились в так называемый «кооператив нянь», который позволял время от времени освобождаться по вечерам. Принцип был прост: когда вы планируете пойти в парк, в кино или просто отдохнуть вместе с супругом, вы оставляете своих детей тем из оставшихся 149 пар, которые проводят этот вечер дома. Чтобы не случилось так, что одни пары постоянно сидят дома с детьми, а другие только отдыхают, в кооперативе была введена своеобразная «валюта» – купоны, которыми пары рассчитывались друг с другом по тарифу полчаса работы нянькой за один купон. Вначале всем семьям раздали купоны поровну – по 20 штук, – а условием выхода из кооператива было возвращение 20 купонов учредителям. Казалось бы, все было отлично продумано, но очень скоро система дала сбой. Запасливые семьи начали откладывать заработанные купоны, желая потратить их когда-нибудь в будущем. Таким образом, они теперь отдыхали еще меньше, чем раньше, занимаясь не только своими детьми. В то же время пары, желающие «отработать долг», не имели такой возможности, так как «валюта» мертвым грузом лежала в других руках. В результате возник нешуточный дефицит купонов. Но ситуация разрешилась довольно просто: учредители кооператива напечатали еще купонов и просто раздали их поровну всем своим членам, что позволило быстро и безболезненно восстановить равновесие между спросом и предложением.

     Кругман считает, что эта схема прекрасно сработает и с экономикой целого государства. Причем правительство США уже сделало первые шаги в этом направлении. Федеральная Резервная Система США влила в экономику триллионы долларов и опустила ставки по взятым кредитам почти до нулевых отметок. Хотя пока влияние этих шагов на выход из кризиса было невелико, Кругман считает, что это не повод останавливаться. 

     Следующий пункт книги – так называемый парадокс Делевериджа: чем больше долгов отдается, тем выше цена того, что еще придется заплатить. Здесь, разумеется, имеются в виду не просто цифры. Экономика, в которой люди или компании, не говоря уже о целых государствах, пытаются выплатить все долги сразу – ущербна. Ведь если выплатить даже части долга, оставшиеся ресурсы уменьшатся, а значит, снизится и размер доходов. Таким образом, отдать следующую часть долга становится намного труднее, следующую за ней – тяжелее уже на порядки. В конце концов, совершить очередную выплату становится уже попросту невозможно – и аккуратный плательщик может объявлять себя банкротом. В сегодняшней сложной ситуации Пол Кругман призывает и убеждает правительства и банки на время забыть о долгах и выбраться из экономической ямы, а уже потом рассчитываться с кредиторами. К слову, многие банки США «услышали» этот совет нобелевского лауреата, пошли навстречу клиентам и снизили ставки по кредитам до нулевых отметок.

     Рассматривает Кругман и парадокс гибкости. Обычно, если на какую-то вещь нет спроса и она плохо продается, на нее нужно просто снизить цену. Те же механизмы пытаются использовать и для борьбы с массовой безработицей, а во время кризиса этот вопрос очень актуален. Считается, что для этого достаточно просто снизить зарплаты – так сказать, увеличить «гибкость» рынков труда. В чем же здесь проблема? Все дело в том, что отдельный работник, конечно, может увеличить свои шансы найти работу, согласившись на маленькую зарплату вместо большой. А вот если уменьшились абсолютно все заработные ставки, то на рынке труда ничего не поменяется, кроме главного: доходы каждого работника уменьшатся. А в результате упадут доходы населения целой страны – ведь пенсионные фонды и социальные службы получают деньги во многом именно с налогов на зарплаты, а бюджет – с подоходного налога производителей и продавцов, у которых граждане перестанут покупать товары.

     Так что сегодня каждой стране, по которой ударил кризис, нужна не экономия, а масштабная программа расходов. Это позволит быстро создать много новых рабочих мест и даст людям стабильные большие зарплаты – а значит, принесет доход и государству. То есть сегодня глобальной экономике нужен мирный аналог Второй мировой войны, затраты на которую смогли вывести США из экономической депрессии 30-х годов. Пол Кругман считает, что у каждого правительства есть длинный список несделанных, но необходимых проектов. И как раз сейчас самое время строить дороги и мосты, вкладывать деньги в систему образования и науку, разрабатывать высокоскоростные поезда, строить космические спутники и расширять широкополосный Интернет. Нередко он вспоминает о словах Кейнса: «Государственные расходы – это необходимая мера в ответ на депрессию, с которой мы столкнулись». К тому же даже неизбежная при больших тратах инфляция не должна пугать правительство, ведь и она может быть полезной. Обесценивание денег автоматически уменьшает долги населения банкам и долги целой страны остальным государствам.

     Учитывая все эти парадоксы, возникающие при решении проблемы экономического кризиса привычными методами, сам собой напрашивается вывод: пора отказаться от старых способов и перейти к чему-то новому и более эффективному. Разумеется, сразу же отказаться от привычных действий и начать применять новые методы решения экономических проблем будет непросто. К тому же многие советы нобелевского лауреата пока не проверены на практике, да и те, что сработали в 30-х годах, вряд ли можно применять сегодня в готовом виде. Однако Пол Кругман уверен: молодые, талантливые экономисты смогут использовать примеры и образцы, чтобы на их основе построить новые, работающие здесь и сейчас стратегии по преодолению мирового финансового кризиса. Осталось только убедить правительства воспользоваться плодами их работы.

     В остальном нобелевский лауреат считает, что предположения о приближении новой волны кризиса и повторении краха 2008 года преувеличены. По сути дела, мировая экономика функционирует, и ее финансовые системы, пусть и с трудом, но справляются со всеми проблемами. Ситуация выглядит не самой благополучной, но достаточно стабильной.

     

     

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.