4 дня грандиозных празднеств, 800 млн. фунтов стерлингов на одни только сувениры, более тысячи судов, проследовавших по Темзе в парадном строю. И миллионы британцев, вышедших на улицы, чтобы поприветствовать свою королеву.

     В этом месяце вся Великобритания поздравляет Елизавету II с бриллиантовым юбилеем ее царствования – ровно 60 лет назад юная принцесса взошла на трон Британской империи. Какими были эти годы? За время, прошедшее с момента ее воцарения, изменился и облик страны, и ее жители, и сама суть – даже название государства стало другим. Наверное, хрупкой женщине было нелегко принять на себя бремя правления, пусть отчасти и номинального. Но королева вот уже 6 десятков лет с честью и гордостью исполняет эту почетную обязанность.

 

Февраль 1952 года. Принцесса Елизавета, или Лилибет, как ее называют в семье, вместе с мужем герцогом Эдинбургским отправляется на каникулы в Кению. Отдых двух влюбленных омрачен здоровьем главы британского дома. Великая война тяжело далась королю. Постоянные стрессы и страсть к табаку привели к раку. Совсем недавно его величество перенес тяжелейшую операцию: ему удалили одно легкое. Но, тем не менее, несмотря на советы врачей, 29 января он приезжает в аэропорт, чтобы проводить любимую дочь и наследницу. Тогда он сказал бывшей няне Елизаветы: «Ради меня, присмотрите за Лилибет!»

     6 февраля владельца чуть не половины мира не стало. Георг VI, король Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии, Канады, Австралии и Южной Африки умер. На родину Лилибет вернулась уже Елизаветой II.

     Что представлял собой мир в 1952 году, вообразить несложно. Европа только оправлялась от Второй мировой. Фултонская речь продемонстрировала всему миру противоречия, накопившиеся между СССР и его союзниками по антигитлеровской коалиции. Позже будут говорить, что именно с выступления Черчилля в Вестминстерском колледже и началась холодная война.

     США, совсем недавно вступившие в число великих держав, начали активно вмешиваться в дела всех и вся и стали первой скрипкой в Западном оркестре. Но Британия все еще оставалась империей, над которой никогда не заходит солнце. Ее владения находились во всех частях света и во всех часовых поясах.

     В стране начался мощнейший кризис. Именно он привел к отставке столь популярного во время войны Черчилля. И хотя спустя 6 лет, как раз за год до воцарения Елизаветы, легендарный любитель сигар и виски вернулся в свое кресло, положение дел это не улучшило. К тому же у политика один за другим случились два инсульта, причем второй парализовал левую сторону его тела.

     Империя уже трещала по швам. Совсем недавно из-под руки английской монархии вышли Пакистан, Индия, Ирландия. Страна сидела на игле субсидий, национальная валюта девальвировалась на 30%, золотовалютный запас таял на глазах. Чтобы избежать массовых банкротств, государству пришлось национализировать целые отрасли – угольную и газовую промышленность, часть сталелитейных заводов, электростанции, внутренний транспорт, гражданскую авиацию, телеграфную и радиосвязь, даже Английский банк. Частным корпорациям выдавались стабилизационные кредиты на льготных условиях.

     Одновременно с этим, рост ВПК требовал все больше рабочих рук. Британское правительство находило их в колониях – толпы эмигрантов из третьего мира потянулись в метрополию.

     Первые два десятилетия правления Елизаветы были потрачены на выход из кризиса. Правительство, заручившись поддержкой профсоюзов, сдерживало рост заработной платы и цен, чтобы не дать фунту подешеветь. Позже власть стала постепенно отходить от прямого вмешательства в экономику, предпочитая косвенные способы воздействия. Ситуация начала выправляться. Но…

     Парад суверенитетов

     Процесс отделения колоний от империи начался еще при Георге VI. К моменту воцарения Елизаветы метрополия лишилась своей жемчужины – Индии – и еще ряда территорий. Но это было только начало.

     К 1960 году независимость получила Малайя (часть нынешней Малайзии). Борьба с колонизаторами была долгой и кровопролитной, хотя уже в 1957-м Британия решила – колония потеряна. Нерешенным оставался лишь вопрос о ее дальнейшем статусе.

     Одновременно с событиями в Малайе разгорелся Суэцкий кризис. Пришедший к власти в Египте Гамаль Насер решил национализировать знаменитый канал. Это никак не устраивало Лондон – и дело закончилось войной. Правда, в своих расчетах британцы не учли позицию США, которые не стали эскалировать конфликт, чтобы не довести дело до вооруженного противостояния с СССР. Попытки умерить пыл англичан ни к чему не привели – и Белый дом объявил, что прекратит финансовую поддержку Великобритании и обрушит фунт. В итоге, несмотря на успешные боевые действия, англичанам пришлось уступить. Историки считают, что именно в этот момент была поставлена точка в вопросе существования империи. Один из депутатов парламента назвал конфликт «Ватерлоо Британии», а другой охарактеризовал свою страну, как «сателлита Америки».

     Но это было только начала конца. Наступили 60-е годы – время освобождения Африки. В 1950-е независимость получили лишь три колонии – Судан, Золотой Берег (Гана) и Малайя. К 1968-му отложились все британские колонии в Африке, кроме Южной Родезии. Но и последняя в конце концов обрела независимость и была переименована в Зимбабве. В Средиземноморье греки-киприоты боролись за освобождение Кипра и добились своего. В 1964-м независимость получили острова Мальта и Гоцо.

     В 1958 году появилась Федерация Вест-Индии, но она быстро развалилась с выходом в 1962-м из-под английского владычества Ямайки и Тринидада. Барбадос и Гайана стали независимыми в 1966-м, остальные английские острова в Карибском море – в 70-х и 80-х. Британский Гондурас стал самоуправляемой колонией под названием Белиз в 1973 году и получил полную независимость в 1981-м.

     Тихоокеанские владения тоже просились на свободу. Вануату стали независимыми, а Фиджи, Тувалу, Соломоновы Острова, Папуа-Новая Гвинея вошли в Британское Содружество.

     Но вопрос суверенитета волновал не только далекие колонии. Проблемы начались и в Европе. Сепаратистские настроения одолевали Северную Ирландию, Шотландию и Уэльс. И если от последних удавалось отделаться, предоставив им автономию, то католики ирландских графств вплоть до конца 90-х проливали кровь – свою и чужую – в борьбе за независимость.

     На сегодняшний день Соединенное Королевство сохраняет контроль над 14 территориями за пределами Британских островов. Некоторые из них необитаемы, остальные зависят от Великобритании в области международных дел и обороны.

     Точка в вопросах колоний не поставлена и по сей день. На многие из них претендуют соседи: на Гибралтар – Испания, на Фолклендские острова, Южную Георгию и Южные Сандвичевы острова – Аргентина, на Британскую территорию в Индийском океане – Маврикий и Сейшелы. Даже Британская антарктическая территория стала яблоком раздора: на нее положили глаз Аргентина и Чили.

     Экономический рост

     Со второй половины 70-х, несмотря на потерю колоний, Великобритания снова начинает богатеть. Экономический рост связывают с именем Маргарет Тэтчер, которая на протяжении 11 лет – абсолютный рекорд для XX века – оставалась премьер-министром страны.

     Исследователи считают, что ключом к успеху консерваторов во главе с «железной леди» стала мощная пропагандистская работа. «Наша политика заключается в том, чтобы каждый, имеющий доход, стал собственником… Мы строим демократию собственников», – говорила Тэтчер. Трудолюбие и бережливость, самостоятельность и стремление к индивидуальному успеху, уважение закона, религии, семейных устоев, содействие сохранению и преумножению национального величия Британии – вот те нехитрые истины, которые на протяжения десятилетия вбивались в головы британцев.

     Одновременно с этим страна становится активным участником НАТО, а во внешней политике твердо держит курс на противостояние с СССР.

     Проблему ирландского сепаратизма решили, одновременно предоставив автономию Ольстеру и введя жесткие меры против Ирландской республиканской армии. Победить в войне в итоге не удалось, зато волна терактов резко пошла на убыль.

     Казалось, жизнь налаживается. Впервые с начала царствования Елизаветы ситуация стала не просто контролируемой – можно было говорить о реальных успехах во внутренней и внешней политике. И тут королевскую семью постигла серия ударов не государственного, а вполне личного характера.

     Ужасный год

     Наступил 1992-й – 40-й год царствования Елизаветы. Казалось, все идет хорошо. Британия находилась на пике экономического роста, и хотя она больше не являлась самой могущественной державой мира, народ благоденствовал. Даже с фанатиками из ИРА практически договорились о мирном урегулировании проблемы Ольстера. Зато в королевской семье мира не было. И это сильно угнетало королеву, которая всю жизнь была образцовой женой и матерью четверых, на тот момент уже взрослых детей: сыновей Чарльза, Эндрю и Эдуарда, и дочери Анны. Трое из них уже состояли в браке. Они-то и доставили матери беспокойство: в 1992 году, как по команде, королевские отпрыски начали расходиться с супругами. Причем Анна развелась официально, а ее братья просто перестали жить вместе с женами.

     Возможно, такое единодушие было спланировано. Ведь ни для кого не являлось секретом, что жена наследника престола, леди Диана Спенсер, или леди Ди, как любовно окрестил ее народ, пользовалась большой популярностью у британцев. Потому развод должен был стать серьезным ударом по престижу августейшей семьи. Тем более что англичане в принципе не одобряют разводов.

     Возможно, семья рассудила так: раз уж скандала не избежать, пусть он будет бурным – но единственным. Растянутые во времени семейные перипетии вызвали бы гораздо больший резонанс. Ведь не секрет, что даже в Великобритании существуют противники монархии. И дело не только в экономике: если монархи ведут себя как обычные смертные, то они не являются примером для подданных.

     Следует отметить, что принц Эдуард, не огорчивший мать в 1992-м, сделал это позже и иным способом. В 1999 году он вступил в неравный брак с сотрудницей собственной фирмы. Именно по этой причине после свадьбы Эдуард, вопреки обыкновению, получил не герцогский титул, а графский. Его дети также не будут рассматриваться как принцы и зваться «высочествами». Впрочем, заветный титул может достаться младшему сыну Елизаветы после смерти ее мужа, герцога Эдинбургского. Но, судя по всему, граф Уэссекс предпочтет подольше оставаться графом – ведь муж Елизаветы не только кронпринц, но еще и отец Эдуарда. Кстати, несмотря на морганатический брак, принц до сих пор живет со своей избранницей, в отличие от своих братьев и сестры.

     

     Впрочем, год, который Ее Величество назвала «ужасным», был страшен не только семейными драмами. На королевскую семью обрушились и другие беды. Во-первых, страшный пожар уничтожил десятую часть покоев Виндзорского замка. Это стало трагедией не только для Елизаветы, но и для всей Британии: сгорело 9 парадных залов с уникальной мебелью и отделкой.

     Вторая проблема ударила только по кошельку королевской четы. Дело в том, что с 1992 года королева обязана платить подоходный налог, а финансирование двора резко сократилось.

     Другая Британия

     Прошедшие 60 лет можно было бы назвать Елизаветинской эпохой, если бы не одно «но». За время царствования Елизаветы сменилось слишком много эпох. Технический прогресс несколько раз за это время полностью менял облик мира, и все эти метаморфозы никак не были связаны с английским двором. В этом смысле прабабушке Елизаветы, королеве Виктории, повезло больше: викторианская Англия умудрялась держать руку на пульсе технической революции.

     Британия больше не великая держава и не царица морей. Она даже лишилась части суверенитета ради интеграции с остальной Европой. В Королевстве есть анекдот по этому поводу: «Мы ездим на немецких машинах, смотрим японские телевизоры, а управляют нами из Брюсселя: стоило выигрывать мировую войну?».

     Но, похоже, все это мало беспокоит подданных ее величества Елизаветы II. Британский историк Дэвид Кэннедин недавно написал: «60 лет царствования королевы были временем упадка мирового могущества, промышленности и викторианского духа. При этом страна стала более открытой, разнообразной, либеральной, мобильной, терпимой, благополучной. И, хотя о величине ее личного вклада в эти перемены можно спорить, у нас есть основания поблагодарить ее в день юбилея».

     При этом сегодня положение королевы прочно, как никогда. За время ее правления республиками стали Египет, Ливия, Греция, Иран, Камбоджа, Лаос, Непал. Но старой доброй Англии свержение монархии не грозит. Елизавета выбрала единственно правильный путь сохранить престол в современной Европе: царствовать, но не править.

     Это не означает, что она ни во что не вмешивается, предпочитая не приказывать, а давать добрые советы. Тем не менее, вся полнота власти формально по-прежнему сосредоточена в ее маленьких, но сильных руках. И каждый год она получает к Рождеству и к своему дню рождения 10–12 тыс. открыток и маленьких подарков от простых людей, которые перестали быть подданными и стали гражданами по ее воле.

     XXI век

     Возможно, стоило закончить на этой идиллической ноте. Но мы ни слова не сказали о Британии XXI века – лишь изобразили в пасторальном ключе страну, волею и участием королевы пережившую тяжелейший кризис и ставшую раем на земле. На самом деле все далеко не так хорошо, как может показаться.

     Экономический кризис последних лет отразился и на жителях Соединенного Королевства. В конце прошлого года министр финансов страны Джордж Осборн заявил, что уровень окладов сотрудников полиции, учителей, муниципальных служащих и медсестер продолжит уменьшаться. В течение следующих шести лет более 700 тыс. госслужащих лишатся работы. По прогнозам министра, уровень жизни населения понизится до рекордно низкой отметки с начала нынешнего царствования. Он также признал, что, несмотря на обещания правительства, к 2016 году размер государственного займа Великобритании будет на 111 млрд. фунтов стерлингов больше, чем планировалось, а уровень безработицы в 2012 году достигнет очередного пика в 2,8 млн. человек.

     Не все в порядке и с целостностью страны. Сепаратистские движения продолжают борьбу за независимость отдельных регионов королевства. Если так пойдет дальше, то в ближайшее время Соединенное королевство может остаться без Шотландии и Ирландии, сохранив за собой лишь Уэльс, в котором тоже хватает борцов за независимость.

     Так что, вполне возможно, наследнику престола, принцу Чарльзу, придется повторить историю правления своей матери – побороться за выход из кризиса и попытаться сохранить единство страны. В противном случае от великой некогда империи останется небольшой клочок земли, почти тысячу лет назад завоеванный нормандцем Вильгельмом.

     

     

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.