Кто хоть раз побывал в крохотном белорусском городке Каменце, уже не забудет его никогда. Узкие улочки, белая ажурная церковь на пригорке и башня, чей грозный силуэт особенно хорош на закате, когда последние лучи уходящего за горизонт солнца скользят по древней, шершавой кладке. Как ни странно, именно она, Белая Вежа, 

     в XIII веке положила начало истории Каменца, 

     а в XX – ее настолько запутала, что долгое время энциклопедии и серьезные научные издания публиковались с ошибками.

     

     

Каменец. Исправленному верить

     «…сруби городъ на пустомъ месте и нарече имя ему Каменецъ»

      XIII век был неспокойным – правители всеми силами старались укрепить свои земли. Не стал исключением и волынский князь Владимир Василькович. Как свидетельствуют летописи, ятвяги и литовцы просто истерзали его набегами. Особенно много хлопот доставлял литовский князь Тройдень. Заключив с ним перемирие, Владимир «нача себе думати, абы кгде за Берестьемъ поставить городъ», то есть крепость.

      Итогом этих раздумий стал поход волынцев на челнах вверх по реке Лесной. Возглавил экспедицию искуснейший зодчий того времени Алекса, «срубивший не мало городовъ еще при Васильке Романовиче». Вскоре внимание мастера привлек пригорок, окаймленный глубокими оврагами. Его Алекса присмотрел для строительства нового форпоста. Князь, прибывший вскоре с боярами и прислугой, похвалил выбор зодчего и приказал вырубить лес и расчистить площадку. Вскоре над окрестностями грозно вознеслась Каменецкая Вежа или Каменецкий столп. Вот как пишет об этом Ипатьевская летопись: «За Берестьемъ сруби город на пустомъ месте, нарицаемемъ Льстне 

     и нарече имя ему Каменецъ,– зане бысть земля каменна… Създа же бъ немъ столпъ каменъ высотою 17 сажней, подобенъ удивлению всемъ зрящимъ нань»…

      Размеры гигантского «столпа» впечатляют и сейчас. Его высота около 30 м, а толщина стен достигает 2,5 м. Такие башни возводили для обороны многие средневековые города Беларуси (Брест, Витебск, Туров и др.), но сохранилась только одна – в Каменце. Причин тому ученые называют несколько. Во-первых, зодчий Алекса действительно знал свое дело и строил на века. Во-вторых, Каменецкая башня стоит на самом обрыве у реки. В эту сторону город просто не мог расти. Совсем иная ситуация была, например, в Бресте – когда башня утратила оборонное значение, ее снесли за ненадобностью. В-третьих, Каменецкому столпу просто повезло – во время Первой и Второй мировых войн в него не попало ни одного снаряда и ни одной бомбы.

      

     Князь Владимир Василькович, книжный и каменный

      Неподалеку от башни путешественников встречает каменная фигура – князь Владимир Василькович, плечистый богатырь, к ногам которого льнет… зубр. Но вряд ли лесное зверье столь нежно относилось к князю: если верить краеведу Льву Паевскому, Владимир «отличался воинственною храбростью, онъ был страстный охотникъ: завидитъ бывало вепря или медведя – не станетъ дожидаться слугъ, самъ убьетъ всякаго зверя». Ссылаясь на Волынскую летопись, Паевский также отмечает, что князь «былъ отменно высокаго роста и прекрасный лицомъ, имелъ желтые кудреватые волосы и стригъ бороду вопреки обыкновенiю». Особенно священник-краевед подчеркивает, что Владимир Василькович ненавидел татар, называя их не иначе, как «поганью».

      Первым всерьез заинтересовался историей города настоятель Каменец-Литовского повета Лев Паевский. Священник-краевед провел серьезную научную работу, и в 1895 году свет увидела его книга «Каменец-Литовск и его древние храмы». В ней автор цитировал Ипатьевскую и Волынскую летописи, 

     а также изложил собственный взгляд на вещи. Труд имел огромный успех 

     и быстро завоевал популярность не только у обычных читателей, но и среди ученых.

      – К сожалению, в своем труде Лев Паевский допустил ошибку. Почему-то он считал, что Белую Вежу в древности белили. И отсюда ее название. На самом деле, башня никогда не была белой, а всегда оставалась краснокирпичной,– говорит научный сотрудник Института истории Национальной академии наук Олег Иов.

      Присутствие слова «белая» в названии Каменецкой Вежи объясняется очень просто – 

     подобные наименования характерны для территории Польши (граница с которой как раз и пролегает возле Каменца). Например, Бельск, Белосток. Как бы там ни было, а ошибка краеведа 

     в XIX столетии имела для башни весьма неприятные последствия в XX веке. При очередном ремонте Вежу, чтобы не было разночтений с историческими источниками, действительно… побелили.

     Донжон? Или нет?

      Каменецкая башня привлекала внимание с первого дня своего существования: сначала, в Средние века,– как военный объект, затем – как исторический памятник. А вот сам по себе Каменец историки и археологи долго и незаслуженно игнорировали. Впервые серьезные раскопки здесь прошли в 1970-х годах. Руководил ими видный ученый Михаил Ткачев. Он же в тандеме с художником Евгением Куликом создал реконструкцию Каменецкого замка. 

     Археолог предположил, что Белая Вежа была донжоном, это и легло в основу карандашного рисунка, который вскоре появился в научных и научно-популярных изданиях.

      Современная энциклопедия определяет донжон как центральную башню в феодальных замках. Она размещалась внутри крепости, под прикрытием стен и других башен. В донжоне защитники могли укрыться и продолжать оборону даже если сам замок уже взят.

      На рисунке Кулика-Ткачева Белая Вежа возвышается посреди замкового двора, а вокруг нее – деревянные стены. Эта реконструкция благополучно кочевала из книги в книгу вплоть до 1997 года (а кое-где встречается 

     и сейчас).

      – В 1997 году мы начали раскопки у стен Белой Вежи. Заложили шурф 2х2 м и прокопали вглубь метра на 4. Культурного пласта не нашли! То есть не обнаружили совсем ничего, никаких артефактов, относящихся к XIII, XIV, XV векам. Это была настоящая загадка!– вспоминает Олег Иов.

      Земля оказалась довольно рыхлой, копать дальше становилось опасно – в любой момент мог произойти обвал. Поэтому работы пришлось остановить. Но загадка каменецкого шурфа впервые заставила ученых задуматься над правильностью реконструкции замка. Ведь если ошибки нет, и у древних стен действительно кипела жизнь средневекового города, здесь просто обязаны были обнаружиться черепки глиняных горшков, монеты, всевозможные застежки и пряжки – все то, что обычно находят на месте человеческого жилья… Строго говоря, нашли монеты, но относительно новые – XIX века. Куда же подевалось все 

     остальное?..

 

Шурф и раскоп

      Шурф и раскоп – узкоспециальные термины археологов. Шурфами принято называть ямы площадью не более 24 кв. м. Все, что больше – это уже раскоп. В глубину те 

     и другие могут быть разными. Обычно копают вплоть до материка (слой земли, на котором следов деятельности человека нет). Культурный слой может достигать глубины от 10 см до 10 м. Именно в нем находят артефакты, которые затем мы можем видеть в музеях.

     Зарытая история

      Вскоре археологи вернулись к раскопкам в Каменце. На сей раз им повезло больше.

      – Мы нашли культурный слой около двух метров толщиной, и там постепенно пошли пласты. Сначала дореволюционные, потом – Средневековье (XVI–XVII века), а потом внизу пошли слои как раз второй половины XIII века,– рассказывает Олег Иов.– Видите ли, по летописи Каменец был построен как порубежная крепость в 1276 году. И вот материал, который мы нашли, четко подтвердил эту дату.

      Радостное возбуждение ученого легко понять. Ведь обычно в древних рукописях город упоминается в связи с определенной датой, 

     а при раскопках обнаруживаются артефакты лет на 200 старше. Здесь же такое точное совпадение. Но это были еще далеко не все сюрпризы, преподнесенные археологам Каменцом.

      Возраст города определили. Но какой же все-таки была его планировка? Находилась ли Вежа внутри замка? И если нет, то имела ли она связь с крепостью? Чтобы ответить на эти вопросы, ученым пришлось «перелопатить» тонны земли. Не облегчил работу археологам холмистый рельеф Каменца вкупе с плотной застройкой. Пришлось раскопать 16 небольших шурфов (ведь не попросишь же горожан снести дома во имя науки!). В дополнение к ним появился один раскоп.

      Выяснилась удивительная вещь: башня стояла отдельно от замка, на своеобразном «островке». Ее окружали глубокие овраги, причем не рукотворные, а природные. На другом «островке», отделенная от Вежи опять же оврагами, высилась деревянная крепость. Вот почему в самом первом шурфе археологи не нашли вещей, относящихся к XIII веку. По иронии судьбы, копать начали в том самом месте, где некогда находился овраг. Уже в XVIII–XIX веках его засыпали, и именно в этой подсыпке ученые затем находили царские монеты. И все же до истины докопаться удалось.

      – Это были действительно два разных рубежа обороны,– комментирует свое открытие Олег Иов.– Но связь между ними существовала. Скорее всего, из башни замка в Вежу вел деревянный мост, причем шел он сразу на второй этаж. Похоже, что конструкция его была сложной, ведь вход в Вежу располагался со стороны реки, под углом к крепости. Попасть в Белую Вежу 

     с первого этажа было невозможно. Въездные ворота в ней попросту отсутствовали.

      В минуты опасности воины могли перебежать в Каменецкий столп из замка по мосту, уничтожить кладку и спокойно пересидеть осаду, поскольку в башне был запас продовольствия, воды и оружия. Исторические источники свидетельствуют, что замок неоднократно горел и был разрушен, но нигде не встречается упоминаний о взятии Белой Вежи.

      – Как ее взять, эту башню?– улыбается глазами ученый.– Только осадными орудиями. 

     А как их подвести туда? Надо засыпать рвы. Огромный труд! А военные отряды тогда были небольшие. Ну, 500 всадников, 600, 700… Не было времени на такие долгие маневры – они налетели, пограбили и уехали. Ведь Каменец – это не Полоцк и не Киев, которые имели стратегическую ценность. Это была всего лишь 

     небольшая крепостица. Набеги же были неожиданные и стремительные. Тайный набег – это половина успеха. А успех – это пленные и богатства.

      И все же в истории Каменца немало страниц, залитых кровью его жителей. Как ни крути, а войн городу избежать не удалось…

     Войны Каменца

      В 40-е годы XIV века с огнем и мечом прошел по Берестейским землям польский король Казимир III. В итоге он присоединил к своим владениям Львов, Галич, Владимир Волынский, Берестье, Каменец и другие города. Но удержать завоеванные земли под своей властью Казимир не сумел и в 1366 году «подарил» Берестье, Дрогичин, Мельник, Бельск, Кобрин и Каменец Великому княжеству Литовскому.

      Не успел город как следует оправиться от потрясений, как на него обрушились тевтонцы. В 1373 году Теодор фон Эльнер вместе со своими рыцарями-псами пробрался через болота и чащи Беловежской пущи и подчистую разграбил Каменец. Взятая добыча настолько понравилась крестоносцам, что они вернулись и в 1379 году в очередной раз опустошили окрестности.

      Спустя четыре года под стенами Каменца появились воины польского князя Януша Мазовецкого. И снова полились реки крови. А еще через год сюда заглянул и Ягайло (на тот момент великолитовский князь), семь дней он держал город в осаде, а потом взял его приступом.

      Затем на некоторое время наступило затишье. Каменец вошел во владения мощного государства – Великого княжества Литовского. Город рос и развивался, в а 1518 году даже получил Магдебургское право. Впрочем, и здесь все шло не так гладко. В 1500 году Каменец попытался взять крымский хан Менгли-Гирей. Он привел пятнадцатитысячную конницу и попробовал осадить город, но в конце концов отступил.

      Спустя полтора столетия по Каменцу прошлась война России и Речи Посполитой (1664-1667 годы). К тому времени осадная техника стала совершеннее, и город был настолько серьезно изувечен, что сейм на 4 года освободил его от налогов. Но Белая Вежа выстояла и в этом испытании.

     Город-камертон

      Каменец – абсолютно уникальный город. И связано это со временем его основания.

      Дело в том, что в археологии существует парадокс – культурные слои XIV–XV веков очень бедные. Это означает, что при раскопках старых городов среди находок много вещей X – первой половины XIII веков. Немного больше находят артефактов второй половины XIII века. А дальше – провал. Нет почти ничего. Следующий «жирный» пласт относится уже к XVI веку.

      Как это можно объяснить? Есть несколько версий. Во-первых, в 40-х годах XIII века по Европе прокатились монголо-татары, опустошив все вокруг и повергнув торговлю и ремесла во многих странах в упадок на целые столетия. Во-вторых, на XIV–XV века пришлись тяжелейшие эпидемии бубонной чумы и других смертельных болезней, выкосившие целые деревни и города. А в-третьих (есть и такая теория), как раз в это время поля стали удобрять навозом. Собирали его прямо на городских улицах. А вместе с ним на поля отправлялись черепки, обломки ножей и прочие вещицы, составляющие счастье археолога.

      Но какое же отношение к этому всему имеет Каменец? Самое прямое!

      – Каменец был основан как раз в то время, когда наступил этот упадок, 

     в последней четверти XIII века. И именно на примере этого города мы можем наиболее ярко и четко представить себе обстановку, которая была в городах того времени.

      Проследить регресс действительно легко, сравнив Каменец, скажем, с сопоставимым по размерам средневековым городком Снядином. Там исследователи нашли множество пряслиц из сланца, которые делали и привозили сюда с Волыни, стеклянных браслетов тонкой работы, бусинок и обломков дорогого оружия. Все это говорит о том, что торговля кипела, а жители городка отнюдь не бедствовали. Но Снядин был основан в XII веке. И все эти находки характерны для городов того времени. Совсем другая картина в Каменце конца XIII столетия.

      – Представьте, мы не нашли ни одного сланцевого пряслица. Это может означать, что либо мастерские на Волыни перестали работать, либо была нарушена торговля. Нет высокохудожественных украшений. Очень мало бусин – единичные находки. То есть людям было не до красоты. Нет дорогого оружия. Видно, что все сработано местными кузнецами. Много находок, связанных с военным делом, поскольку здесь стоял гарнизон. Но наконечники стрел, арбалетные болты, обломки боевых ножей – все это местное, неказистое. Знаете, как деревенский кузнец – и лошадь подковать, и косу склепать,– вот как раз тот случай. Это то, что касается «наиболее ценных» сюрпризов конца XIII–XV веков. Но большинство находок, конечно, относятся к XVI–XVII столетиям. Это и керамика, и монеты Яна Казимира II и Сигизмунда III,– комментирует Олег Иов.

      Есть и две необычных находки. В одном из засыпанных рвов обнаружили целую крицу.

      Крицы выплавлялись во многих селениях. Существовали даже целые деревни, жители которых были заняты исключительно этим ремеслом. Болотную руду помещали в специальные «двухэтажные печи». От высокой температуры шлаки плавились и стекали в нижний ярус печи, а на верхнем – оставался практически чистый металл. Остатки шлаков кузнец затем отбивал молотом, а из железа делал все необходимое – от гвоздей до оружия.

      Конечно, мечи, сработанные из местного «болотного» железа, ценились гораздо меньше, чем сделанные из металла, добытого в горах. И все же готовая крица стоила недешево, и просто так ее никто бы не выбросил. Именно в это время зародилось поверье, что найти подкову – это к счастью: подобрать на дороге такой кусок железа тогда было практически то же самое, что сейчас найти слиток чистого золота.

      – Крица, обнаруженная в Каменце, вполне могла быть свидетельницей какого-то трагического события. Скажем, вражеского набега, когда хозяин спрятал ее, а затем погиб или был взят в плен и не вернулся. А возможно, просто случился пожар, дом рухнул, и под обломками оказалось все, что было внутри, в том числе и крица,– поясняет Олег Иов.

      Еще одна удивительная находка в Каменце – китайская монета XIX века. Как она попала в Беларусь, остается только гадать. Разве что обронил аристократ-путешественник или заядлый нумизмат, живший две сотни лет назад.

 

Пропавший документ

      Одна из величайших сложностей, с которыми приходится бороться ученым и археологам – потеря документов. После войн, прокатившихся по Беларуси, старинные рукописи, которые могут пролить свет на историю наших городов, разлетелись по всему миру. Они хранятся в архивах Варшавы, Калининграда, Вильнюса, Львова. Причем иногда тот или иной документ «всплывает» совершенно случайно, когда найти его уже никто и не надеется.

      Так случилось и с Каменцом. Ни в одном из белорусских архивов нет старинных планов города – ни в Национальном, ни в Гродненском, ни в Брестском. И археологи приступили к созданию плана древнего Каменца, опираясь исключительно на данные, полученные во время раскопок. Как только реконструкция была завершена и уже выставлена в Каменецком музее, словно гром среди ясного неба прогремела новость: найден план Каменца XVIII века. Документ в архиве Санкт-Петербурга обнаружил старший научный сотрудник Национальной академии наук Беларуси Андрей Метельский.

      – Я был потрясен,– вспоминает этот случай Олег Иов.– Представляете, найден документ, и в нем вдруг все окажется не так, как мы предположили. Смотреть на него я шел с некоторой опаской. Но все оказалось именно так, как и на нашем плане! Мало того, там было написано, что евреи засыпают рвы возле Вежи, и показано начало этих работ. То есть документально подтверждалось то, что мы поняли во время раскопок. Но мы-то не знали этого документа. И мы сделали, оказывается, верную реконструкцию.

 

Каменецкие тайны

      Несмотря на открытия, которые принесли раскопки, и на найденные документы, Каменец хранит немало секретов.

      Лев Паевский, цитируя в своей книге Ипатьевкую летопись, пишет, что здесь была Благовещенская церковь: «И церковь постави Благовещения Пресвятыя Богородицы, и украси ю иконами златыми, и съсуды скова служебныя сребрены и еуангелiу опракосъ оковано, апостолъ опракосъ, и парамья, и съборникъ отца своего тутожь положи, и крестъ въздвизалный положи». Если верить священнику-краеведу, то церковь была воздвигнута примерно в 1276 году. Но как ни искали ее археологи, никаких следов храма обнаружить не удалось. Возможно, святыня существовала только в преданиях, записанных летописцем, а быть может, она еще будет явлена миру.

      Другая загадка – кладбища. Захоронения жителей древнего Каменца не найдены. На территории местной церкви сохранились могилы XVI–XVII веков. В урочище Монастырь, через реку от Каменца, ученые нашли еще несколько мужских, женских и детских захоронений, сделанных по христианскому обряду. По металлическому поясу, сохранившемуся на одном из женских костяков, удалось установить, что они относятся к XV веку. Но вот где останки жителей Каменца XIII–XIV веков? Пока ответа нет.

      Кстати, с урочищем Монастырь связана интересная легенда. Местные жители рассказывают, что когда-то на этом месте действительно стояла монашеская обитель, которая провалилась под землю, когда пришли враги. Некоторые специалисты считают, что легенда возникла не на пустом месте. В XVII столетии здесь прошли войска Ивана Хованского, разрушили местечко и сожгли Воскресенский монастырь.

      Интересно, что нет у Каменца и посада. Во всяком случае, он не найден. Это очень странно, учитывая, что к крепостям всегда жались торговцы и ремесленники.

      – В Cредневековье было небезопасно селиться на открытой местности. Прийти, ограбить и убить мог кто угодно. Каменец же был крепостью, с войском, и здесь торговцы должны были чувствовать себя в безопасности. Поэтому посад, конечно же, имелся. Но вот куда он делся, сложно сказать. Во всяком случае, за пределами замковых стен культурного слоя нет. Возможно, он был снесен во время реставрации 

     начала XX века,– пожимает плечами Олег Иов.

      И, наконец, последний штрих к портрету этого удивительного города – несколько находок, относящихся к X веку.

      – Слой X века очень слабенький – буквально несколько фрагментов керамики. То, что здесь кто-то обосновался, вполне понятно – место-то удобное, его же не просто так выбрали. Развития это поселение не получило, и неизвестно, почему оно перестало существовать. Но была экспансия, а это всегда чревато. Понятно, что возникновение Новогрудка, Гродно, Волковыска связано с расселением славян. Вильню возвели Полоцкие князья. 

     А вот на западе, по Бугу – Владимиро-Волынское княжество. Возможно, с постоянными войнами и связаны возникновение и гибель этого поселения. Уже в XI–XII веках здесь никто не жил, и только в XIII веке появился летописный Каменец,– задумчиво говорит археолог.

      Как сложилась бы история этих мест, если бы тот первый поселок не исчез? Какая трагедия здесь разыгралась? А быть может, не случилось ровным счетом ничего – люди просто перебрались на более удобное, как им показалось, место? Разгадать все эти загадки еще предстоит ученым.

      Пока же древняя Белая Вежа молча и сурово глядит на окрестности, охраняя покой и не-спешную, вековую задумчивость Каменца.