ПОД ГАЗОМ
Октябрь 2011
Вернуться к номеру >>

Теги: экономика, ресурс, Европа, Россия



 «Газовый сезон» в этом году начался раньше обычного. Как-то вдруг оказалось, что до нового года ждать никто не хочет, а все, наоборот, очень даже настроены решать вопросы загодя. Причем в процесс включились все традиционные участники разом. А Россия, главный переговорщик по голубому топливу в наших широтах, развила небывалую активность от Дальнего Востока до Британских островов. Чего тут больше – экономической рациональности или политической конъюнктуры (выборы в Думу, все-таки, не до переговоров будет) – сказать сложно.

      Одним из ключевых событий, конечно, стал запуск «Северного потока». Точнее, начало запуска. Трубу еще только наполняют газом, и до потребителя он пока не дошел. Этот эпохальный момент назначен на 8 ноября. Впрочем, сроки могут опять перенести. Вообще, как показывает практика, трубостроительство – дело не слишком точное. Даты, цены и прочие параметры меняются с периодичностью смены погоды над Балтийским морем. Но сам факт завершения строительства, конечно, существенно влияет на европейские газовые расклады.

 Вторым крупным поводом вспомнить о газе стал визит в Китай российского премьера Путина. Речь, конечно, сразу пошла об энергоносителях. У Москвы и Пекина уже есть огромный контракт на поставку нефти, теперь начинают обсуждать газовые перспективы. Европейские журналисты и политики сразу заволновались. Мол, Россия с КНР сейчас договорятся за наш счет, и останется старушка-Европа у разбитого корыта. Насколько обоснованны эти страхи? Попробуем разобраться.

 

 «Северный поток» («Nord Stream») – магистральный газопровод между Россией и Германией, проходящий по дну Балтийского моря. Владелец и оператор – компания «Nord Stream AG». По плану он должен состоять из двух ниток-труб. Пока построена только одна. Этим путем планируется поставлять газ с Южно-Русского и Штокмановского месторождений. Проектная мощность – 55 млрд. кубических метров газа в год. Сметная стоимость – 7,4 млрд. евро (за время строительства выросла минимум в 1,5 раза).



     

Западный фронт

      Отношения с Евросоюзом по газовому вопросу у России весь год складывались не слишком просто. Причина – чисто экономическая. Большинство европейских контрактов «Газпрома» привязаны к цене нефти, а так как она оставалась довольно высокой, партнерам приходилось расставаться с существенными суммами. В условиях общей экономической нестабильности в Старом Свете их это, естественно, не радовало.

      Хорватия в 2011 году вовсе была вынуждена отказаться от поставок российского газа. А Болгария – еще один традиционный покупатель – заявила, что в ближайшие пару лет намерена сократить поставки в 5 раз (с 2,5 млрд. кубометров до 0,5).

      Но главным камнем преткновения, конечно, оставались трубы. «Газпром» параллельно со строительством «Северного потока» продолжал продвигать проект «Южного», который позволит компании отвоевать еще один солидный кусок европейского рынка голубого топлива.

      Но если на севере Москве в конце концов удалось продавить свои интересы (хотя жаркие споры со странами-соседями по Балтийскому региону заняли едва ли не больше времени, чем собственно строительство), то на юге пока к практической работе приступить не удалось.

      Причем обе стороны действуют уже обкатанными методами. «Газпром» попросту «покупает» союзников среди крупных газовых компаний Европы, предлагая им долю в новом проекте, а Еврокомиссия – главный борец за европейскую энергобезопасность – выстраивает разнообразные бюрократические и дипломатические препоны.

 

 Называть «Северный поток» российским – не совсем правильно. Доля «Газпрома» в проекте составляет всего 51%. Остальное принадлежит компаниям из Германии, Нидерландов и Франции.



      «Южный поток», в отличие от «Северного», так и не получил статуса стратегического европейского проекта. А это значит, что Брюссель пока не намерен выводить его из-под действия так называемого «третьего пакета энергобезопасности ЕС», который запрещает одной и той же компании владеть месторождениями газа, магистральными газопроводами и газораспределительными сетями.

      В случае конфликтного развития событий против «Газпрома», вероятно, начнется антимонопольное разбирательство. И размеры штрафов в этом случае могут достигнуть астрономических величин – 10% от годового оборота. По примерным расчетам – около 10 млрд. долларов! Тем более что опыт таких санкций у европейских властей уже есть. В прошлом году компания «Intel» была вынуждена раскошелиться примерно на 1 млрд. долларов.

      Эксперты полагают, что первое предупреждение российская корпорация уже получила. В октябре в офисах некоторых ее европейских партнеров прошли обыски и выемки документов для «оценки соответствия их деятельности правилам ЕС о конкуренции».

     Ну и, конечно, в пику российскому проекту в ЕС продолжают продвигать собственную газовую трубу – многострадальный «Набукко». Если эти планы когда-нибудь будут реализованы, то газ с богатейших месторождений Туркмении, Каспийского региона, Ирака и Ближнего Востока пойдет в Европу по дну Каспия через Азербайджан и Турцию, т.е. в обход России.

 

 «Набукко» («Nabucco») – магистральный газопровод протяженностью 3300 км из Туркмении и Азербайджана в страны ЕС, прежде всего в Австрию и Германию. Проектная мощность – 26–32 млрд. кубометров газа в год. Потенциальные участники проекта – Австрия, Болгария, Венгрия, Германия, Турция, Румыния.



      Еврокомиссия активно добивается права вести газовые переговоры от имени всех членов ЕС. Ей уже предоставлен мандат на прямые переговоры с Туркменией и Азербайджаном по созданию транскаспийской части «южного газового коридора». И она намерена использовать его на все сто. Теперь еврокомиссар по энергетической политике Гюнтер Эттингер активно лоббирует необходимость для всех 27 стран ЕС согласовывать свои позиции по нефтяным и газовым вопросам.

      Несмотря на это, соглашение о создании консорциума по строительству «Южного потока» все-таки подписали. В сентябре было официально заявлено, что в консорциум помимо «Газпрома» войдут итальянская компания «ENI», немецкая «Wintershall» и французская «EDF». 

      У «Набукко» тем временем дела идут далеко не блестяще. Потенциальные участники проекта никак не могут договориться. А размеры расходов на его строительство постоянно пересматриваются в большую сторону. По последним данным, «труба» подорожала почти в 2 раза – с 7,9 млрд. евро до 12–15 млрд.

      Правда, Баррозу удалось все-таки подписать соглашение о поставках в Европу азербайджанского газа. Но так как трубы для его транспортировки все еще нет, документ остается всего лишь декларацией о намерениях.

      У крупных газовых компаний, похоже, большой надежды на «Набукко» нет. По крайней мере, параллельно с ним рассматривается сразу несколько альтернатив. Британская «BP» продвигает юго-восточный маршрут, который должен решить одну конкретную задачу – проложить трубу от огромного азербайджанского «газового поля» Шах-Дених до австрийских газохранилищ. Туркмению и другие страны практики из «BP» готовы оставить Еврокомиссии. Главное достоинство проекта – он существенно дешевле гиганта «Набукко» и может принести гораздо больше дивидендов.

 

 Первая нитка «Южного потока» («South Stream») должна быть запущена не позднее 2015 года. Всего запланировано строительство 4 труб проектной мощностью по 15,75 млрд. кубометров газа в год. Газопровод пройдет по дну Черного моря из российского порта Джубга в болгарский порт Варну. Только подводная часть трубы обойдется по плану в 15 млрд. евро.

     

      С собственными проектами выступает альянс швейцарской «EGL», норвежской «Statoil» и немецкой «E.On Ruhrgas», а также греко-итальянский консорциум «IGI/Poseidon» (его контролируют греческая государственная газовая компания «DEPA» и итальянская «Edison»).

      О намерениях строительства собственной «трубы в Европу» заговаривали и на Ближнем Востоке. Соответствующая декларация была подписана между Ираном, Ираком и Сирией. Но ввиду специфической политической ситуации говорить о реальности этих планов в настоящий момент не приходится.

      В общем, на южном направлении пока сумятица и неопределенность.

      Позиции европейцев ослабила и паника после трагедии на японской «Фукусиме». Торможение программ атомной энергетики (особенно в Германии) резко увеличивает потребность в природном газе, а взять его в таких количествах, кроме как в России, негде. По крайней мере, пока.

      Единственный, кто выиграет почти от любого расклада, – Турция. Большинство южных проектов в той или иной степени задействует ее территорию или морскую экономическую зону. Чувствуя свое значение, Анкара стала гораздо смелее в решении собственных газовых вопросов. Недавно было объявлено, что Турция отказывается от продления старых газовых контрактов с «Газпромом» на поставки топлива для внутренних нужд. Местные власти рассчитывают получить более выгодное предложение от российского монополиста.

 

 Риккардо Пулити, руководитель отдела энергетики и природных ресурсов Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР): «В интересах каждого найти такое магическое число, которое сделает газопровод осуществимым коммерчески и привлекательным политически».

 



     Поход на восток

      Китай – огромный рынок, завоевание которого обеспечит производителя любого товара на годы вперед. Энергоносители – не исключение. Так что интерес России в регионе очевиден. Тем более что и в «Газпроме», и в Кремле прекрасно понимают: Россия зависит от Европейского союза не меньше, чем ЕС от России. Дорогостоящие трубопроводы оказываются палкой о двух концах.

      По прогнозам газового монополиста, в 2011 году поставки голубого топлива в дальнее зарубежье составят 158 млрд. кубических метров, из них 155 млрд. придутся на страны Европы. Понятно, что при таком раскладе любое крупное изменение на европейском рынке чревато для «Газпрома» многомиллиардными потерями.

      В Китае ситуацию понимают прекрасно. И намерены ею воспользоваться в своих интересах. Поднебесная уже фактически перехватила большую часть туркменского газового экспорта, теперь речь идет о строительстве трубопровода из России. Его мощность на первом этапе должна составить около 30 млрд. кубометров в год. Вопрос только в цене.

      Известно, что под строительство мощнейшего восточносибирского трубопровода в Китай Пекину удалось выторговать у России сверхвыгодные условия поставки нефти. Утверждали даже, что «Роснефть» будет поставлять «черное золото» в Поднебесную себе в убыток. Так это или нет – сказать сложно. Условия сделки не разглашаются. Зато точно известно, что еще в прошлом году китайская сторона в одностороннем порядке уменьшила размер платы за транзит нефти по российским трубам. И урегулировать вопрос до сих пор не удалось. Но нефть в КНР продолжает поступать. Потому как иначе дорогущий трубопровод ВСТО окажется вовсе пустой тратой денег. Теперь, похоже, пекинские коммунисты не прочь повторить операцию в отношении газа.

      Еще интереснее может получиться со строительством газопровода в Южную Корею. Труба сама по себе выходит не очень дорогая, но должна пройти по территории… КНДР. Со всеми вытекающими последствиями, вроде абсолютно непредсказуемых извивов политики лидера «чучхе» Ким Чен Ира.

      Так что на востоке пока существуют только перспективы. Причем местами весьма и весьма туманные.

     Украинский вопрос

      Пуск первой нитки «Северного потока» и «дело Тимошенко» заставили Европу снова заговорить об Украине. Между тем как обмен довольно резкими заявлениями по газовой теме между Москвой и Киевом продолжался все лето. Украинская позиция оставалась неизменной: действующие соглашения между российским «Газпромом» и украинским «Нафтогазом» необходимо срочно пересматривать. В ход шли любые аргументы.

      В Киеве сначала говорили об обращении в Стокгольмский арбитраж, потом о реструктуризации «Нафтогаза» с автоматическим аннулированием всех сделок, потом о признании договора противоречащим национальным интересам – с уголовными последствиями для подписантов.

      Россия со своей стороны упирала на нерушимость договорных отношений, сетовала на несправедливость к Юлии Тимошенко и намекала, что готова обменять договор на слияние «Нафтогаза» с «Газпромом» и вступление Украины в Таможенный союз. Сами по себе предложения могли бы вполне стать рабочей основой для нового соглашения, но в условиях, когда любой президент Украины вынужден ориентироваться одновременно и на восточных (условно «пророссийских»), и на западных (столь же условно «проевропейских») избирателей, явно представлялись для Виктора Януковича неприемлемыми. А потому саммиты на высшем уровне заканчивались ничем или новыми взаимными обвинениями.

      Перед последней встречей президентов двух стран в прессу просочилась информация: Москва предъявит Киеву жесткий ультиматум. Но на выходе получилось ровно наоборот. Об объединении «Газпрома» и «Нафтогаза» как будто забыли. Таможенный союз больше не упоминался. Зато российская сторона внезапно заговорила о готовности участвовать в консорциуме с европейцами по модернизации украинской газотранспортной системы. То есть о том самом проекте, от которого раньше категорически открещивалась.

      Понятно, что пока речь не идет о конкретных цифрах, сроках и условиях. Но сам факт налицо. Его подтвердил и председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер, снабдив, правда, свое заявление многочисленными оговорками.

      Удивило всех другое. Украина, которая, казалось, с запуском «Северного потока» лишается статуса ключевого транзитера российского газа (через ее территорию раньше поставлялось около 80% всего европейского экспорта «Газпрома»), не только не сдала позиции, но и сумела добиться частичного поворота переговоров в свою пользу.

      Удивительно? Не слишком. По крайней мере, для тех, кто представляет себе, как формируются европейские газовые цены.

 



     Секреты «голубого золота»

      Об одной особенности европейского газового рынка мы уже сказали. «Газпром», претендуя на роль крупнейшего поставщика газа в Европу, сам от нее очень зависит. Это почти 100% всех экспортных поставок и львиная доля прибыли. Ведь на территории самой России монополия вынуждена продавать топливо по госрасценкам. И шансов реально их повысить – почти нет. Страну ждут две крупные предвыборные кампании, и злить избирателя Кремль не позволит. Так что европейские потребители получают вполне реальный шанс диктовать «Газпрому» свои условия.

      Второй момент. Понятия «рыночная» цена на газ просто не существует. Цена всегда договорная. Разговоры о том, что итоговый тариф для страны формируется на основе себестоимости добычи плюс транспортировки до границы плюс прибыли – миф. На самом деле, как свидетельствуют данные за 2010 год, дешевле покупает тот, кто может занять более сильную позицию при переговорах.

      К примеру: знаете, кто покупал российский газ дешевле всех? Великобритания. То есть европейская страна, расположенная от России на максимальном расстоянии (Ирландия и Исландия не в счет, они российским топливом не пользуются). И обходился он ей в среднем – 191 доллар за тысячу кубометров. Это при том, что средняя европейская цена превышала 300 долларов, а такие довольно близкие в плане географии страны, как Польша и Болгария, были вынуждены выкладывать 336 и 310 долларов соответственно.

      Почему так вышло? Потому что у Туманного Альбиона есть возможность покупать газ у целого ряда альтернативных поставщиков. Так что цена формируется исключительно на условиях конкуренции. Но наверняка остается для «Газпрома» прибыльной.

      Аналогичная история с Германией. Она в прошлом году получила максимальные скидки от российской монополии благодаря размеру своего рынка, сэкономив около 800 млн. евро! Кстати, немцы категорически отказались строить на своей территории дополнительные ответвления «Северного потока». После «энергетической» встречи с президентом Дмитрием Медведевым канцлер Ангела Меркель заявила, что не нуждается в «сверхимпорте» газа и может обойтись без «третьей, четвертой и пятой трубы».

      Пользуются благоприятной возможностью вытащить из поставщика лучшие условия и в других странах. В прошлом, например, году скидки на сверхконтрактные объемы газа добилась крупнейшая польская нефтегазовая госкомпания «Polskie Gornictwo Naftowe i Gazownictwo SA». Это позволит ей до 2014 года сэкономить 200–250 млн. долларов. Но этого полякам показалось мало. В этом году компания направила российским партнерам официальное требование снизить цены еще на 10%. В противном случае «PGNiG» собирается обратиться в арбитражный суд. Аналогичный иск готовит многолетний партнер «Газпрома» в Италии концерн «ENI».

      И, наконец, третий «секрет». Строительство новых трубопроводов не успевает за ростом потребления газа. По оценкам Международного энергетического агентства, к 2035 году мировой спрос вырастет на 600 (!) млрд. кубометров. Так что украинцам и впрямь можно не сильно беспокоиться о загрузке своей трубы – чтобы оставить ее пустой, «Газпрому» придется отказаться от части европейских контрактов, а значит, и от прибыли. Вряд ли он на такое пойдет.

     Тем более что есть и еще один интересный аспект. Сейчас по всему миру очень активно ведется разработка месторождений сланцевого газа. Раньше использовать их эффективно не позволяли технологии. Но сегодня это одна из самых бурно развивающихся отраслей газодобычи. Уже в 2009 году на них приходилось 40% добываемого в США голубого топлива. А в 2010-м на покупку активов, связанных со сланцевыми месторождениями, крупнейшие компании потратили более 20 млрд. долларов. Богатые месторождения обнаружены, в частности, в Польше и на Украине. Так что при благоприятном стечении обстоятельств они смогут скоро не просто прекратить покупку импортного газа, но и перейти к экспорту собственного, тем самым усилив конкуренцию в соседних странах. Что, конечно, будет способствовать снижению цен.

      Все сказанное относится, конечно, и к Беларуси. Так что под новым (несомненно, более выгодным) газовым контрактом, который обсуждается сейчас в Москве, будут не только дипломатические, но и прочные экономические основания.

     

 

  Пока переговоры не вышли на конкретику, украинские власти пытаются добиться успеха иным способом. Премьер-министр Украины Николай Азаров назвал ситуацию в стране «газовой ямой» и обратился к согражданам с призывом: «Закрытое окно, утепленные двери, экономное использование газовой плиты – это вопрос патриотизма и выживания». Украина рассчитывает уже в 2012 году сократить потребление российского газа на 30%, а за ближайшие 10 лет – в 3 раза!

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!