БЕССИЛЬНАЯ ПАНАЦЕЯ
Май 2011
Вернуться к номеру >>

Теги: наука, прогноз, медицина



     …1346 год. Занесенная из восточного Китая чума, собрав урожай из человеческих жизней в Месопотамии, Сирии и Египте, пришла в Европу. Первым перед «черной смертью» пал Марсель, затем Авиньон, а потом болезнь распространилась по всей Франции. Папа Римский бежал из резиденции и укрылся в своем имении в Валансе. Он заперся в комнате и никого к себе не впускал.

     Тем временем болезнь покорила Испанию. Ее жертвами стали королева Арагона и король Кастилии. Сколько всего людей погибло – не поддается исчислению. Но в Средиземном море стали появляться корабли, на борту которых не было ни одного живого. Шесть лет понадобилось болезни, чтобы охватить всю Европу и прийти на Русь.

     После этой страшной эпидемии чума еще неоднократно возвращалась. Но, наконец, с изобретением антибиотиков была практически побеждена. Антибиотики защитили человечество не только от «черной смерти», но и от сыпного тифа, пневмонии и менингита. Сегодня этот щит ослаб и, кажется, вот-вот исчезнет. И тогда к нам вернется кошмар Средневековья.

 

     Каждый год жители нашей планеты отмечают Всемирный день здоровья. Всемирная организация здравоохранения выбирает одну проблему, которой этот день и посвящают. В этом году главная тема звучала так: «Устойчивость к противомикробным препаратам».

          Во второй половине XIX века в ходе экспериментов с брожением сразу трое ученых – Луи Пастер, Антуан Бешам и Роберт Кох – обнаружили микроскопические организмы, которые позже стали называть микробами. Каждый из них понимал, что стоит на пороге одного из величайших открытий за всю историю человечества. Пастер одним из первых понял, что именно эти микроорганизмы являются возбудителями целого ряда страшных болезней. Он же предложил и метод борьбы с ними – вакцинацию.

          В 1896 году Б. Гозио выделил микофеноловую кислоту, которая подавляла рост бактерий сибирской язвы. А еще через 35 лет Александр Флеминг впервые получил пенициллин, но так и не смог создать стабильный экстракт. Его работу закончили Х. Флори и Э. Чейн. Им впервые пришла в голову идея использовать препарат для лечения бактериальных инфекций. За это всем троим была присуждена Нобелевская премия.

          Пенициллин стал первым антибиотиком, который получил широкое применение в медицине. Именно он спас жизни сотням тысяч раненых на полях сражений Второй мировой, защитив их от послеоперационных инфекций. Понимая, насколько важно их открытие для всего человечества, создатели препарата отказались получать на него патент. Благодаря этому лекарство быстро получило распространение.

          Есть версия, что Пастер оказался просто удачливым интриганом, и именно поэтому все лавры достались ему. Перед смертью он признал, что его теория неверна – болезнь вызывает не сам микроб, а среда, в которой он находится. Ученый запретил публиковать 10 тыс. своих лабораторных заметок – они стали доступны широкой публике только в 1975 году. Оказалось, что множество данных Пастер просто сфальсифицировал. Именитого покойника посмертно обвинили в нарушении медицинской этики и научных преступлениях. В частности, в том, что, торопясь разбогатеть, одну из вакцин он не испытывал на животных, а сразу стал давать людям.

          Флеминг сделал две важные вещи. Он узнал, что в человеческом организме существует лизоцим – фермент, который борется с бактериями – и вывел собственно пенициллин. Оба открытия были сделаны абсолютно случайно.

          Первое произошло так. Ученый был простужен, и выделения из собственного носа он посеял в чашку Петри, в которой до этого находились бактерии. Через несколько дней он с удивлением обнаружил, что там, где была слизь, бактерии погибли.

          В открытии пенициллина Флемингу способствовал беспорядок в лаборатории. Неожиданно для себя ученый обнаружил, что в питательной среде в чашке Петри появилась колония плесневых грибов. Бактерии вокруг нее стали прозрачными из-за разрушения клеток. Флеминг сумел выделить вещество, так подействовавшее на микробов, но решил, что использовать его в качестве лекарства будет непросто. К счастью, ученый ошибался – именно из этой плесени впоследствии был получен пенициллин.


          Более 50 лет антибиотики верно служили людям. Но их эра, похоже, заканчивается.

         Практически сразу после появления чудо-препарата стало понятно, что он не может защитить от всех бактериальных инфекций. Слишком много болезнетворных микробов существует в природе. Для каждого подобрать лекарство невозможно. К тому же некоторые из них могут сопротивляться его действию. Но главное – они мутируют и начинают бороться с антибиотиком. Причем за счет высокой скорости размножения темп мутации крайне велик.

         Эту особенность врачи заметили давно. Например, сначала появились штаммы туберкулеза, устойчивые к конкретным препаратам, а после и такие, которые могут сопротивляться антибиотикам в принципе. Сегодня приблизительно 7% больных заражены именно этим видом бактерии. Причем развитие штамма продолжается, и скоро появится вид, который вообще не будет поддаваться лечению. НИ ОДНИМ СОВРЕМЕННЫМ ЛЕКАРСТВОМ.

         «Мы живем в эпоху зависимости от антибиотиков и других противомикробных препаратов для лечения состояний, которые несколько десятилетий назад были бы смертельными. Но когда появляется устойчивость к противомикробным препаратам, известная также как лекарственная устойчивость, эти препараты становятся неэффективными», – сообщает Всемирная организация здравоохранения.

         Английский ученый Тим Уолш в этом году опубликовал работу, в которой рассказывает о том, как давно известные болезни становятся неизлечимыми. Два года назад англичанин открыл новый ген – NDM-1. Оказалось, он очень легко передается бактериям различных видов. Уолш описал, как происходит перенос гена между бактериями кишечной палочки и одним из возбудителей пневмонии. Проблема в том, что этот ген делает носителей устойчивыми практически ко всем видам современных антибиотиков.

        Новые модификации старых болезней уже довольно широко распространились по Индии и попали в Европу. По мнению экспертов, у человечества есть приблизительно 10 лет на то, чтобы придумать, как с ними бороться. Если оно не успеет – смертельные эпидемии из прошлого вернутся. «Нужно что-то делать, и очень быстро», – заявил заместитель государственного эпидемиолога в Шведском Институте борьбы с инфекционными заболеваниями Андреас Хеддин.

        «Лишь 15 из 167 антибиотиков, находившихся в стадии разработки, имели новый механизм действия, потенциально способный противостоять множественной лекарственной устойчивости», – сообщается в отчете ВОЗ.

     Человечество помогает бактериям убивать

          К такому выводу уже пришли ученые по всему миру. Постоянное применение антибиотиков по любому поводу очень серьезно ускоряет процесс привыкания бактерий к ним.

           Шведские журналисты газеты «Дагенс Нюхетер» провели эксперимент. Они обратились к 10 врачам с жалобами на одну и ту же болезнь. 9 из 10 прописали им курс антибиотиков, хотя можно было обойтись и без них. А тем временем в Швеции уже умирают грудные дети – в их организм попадают бактерии, способные бороться с этим препаратом (их еще называют мультирезистентными).

           Но в некоторых странах ситуация еще хуже. По мнению экспертов, множество врачей выписывают «лошадиные» дозы антибиотиков при незначительных болезнях. А фермеры обкалывают ими скот.

          В результате появляется огромное число разновидностей мультирезистентных бактерий, таких, как MRSA. Чтобы вы понимали, насколько это серьезно, мы расскажем вам, что такое MRSA или метицилин-устойчивый золотистый стафилококк. Эта болезнь появилась в начале двухтысячных. На теле зараженного появляются небольшие язвочки, похожие на укусы комара. Потом начинается жжение и образуются нарывы. Возможны осложнения, когда заболевание поражает легкие или кровеносную систему и, как следствие, появляются тяжелые формы пневмонии или сепсис, которые могут привести к смерти.

          Раньше считалось, что заразиться этой болезнью можно только в больнице. Бактерии поражали в основном больных с ослабленным иммунитетом или открытыми ранами. Например, в Великобритании было замечено, что MRSA является сопутствующим фактором 20% смертей в лечебных учреждениях.

           Но позже выяснилось, что больницы ни при чем. В Сан-Франциско и Лос-Анджелесе бактерии стали поражать тех, кто к больнице уже давно не подходил и близко. Причем болезнь передается при контакте с зараженным, даже если у вас на коже нет никаких ранок. Уже сегодня лечить этот недуг крайне тяжело. А что будет еще через 5 лет, после очередных мутаций бактерии, предсказать не берется никто. Но это лишь одно заболевание из длинного списка.

          «Сейчас существует реальный риск того, что мы вернемся к предантибиотической эре медицины, когда вылечить многие болезни не представлялось возможным», – говорит Андреас Хеддин.

          «Ежегодно по меньшей мере 25 тыс. пациентов в одном лишь Европейском союзе умирают от инфекций, вызванных бактериями с множественной лекарственной устойчивостью», – добавляет ВОЗ.

     Мы можем не успеть

          Как мы уже писали, при нынешней интенсивности использования антибиотиков мутировавшие бактерии заполнят планету уже через 10 лет. Но, скорее всего, это слишком оптимистическая цифра.

          И дело тут не только в том, что разработка нового препарата и его клинические испытания требуют времени. Не менее сложно убедить всю мировую медицинскую махину в том, что пора вкладывать деньги в исследования новых лекарств.

          С экономической точки зрения антибиотики гораздо менее выгодная штука, чем, например, сердечные препараты. Курс лечения ими занимает короткое время – обычно несколько дней. Тогда как лекарства от хронических болезней человек принимает месяцами и годами. Соответственно, антибиотики приносят гораздо меньше прибыли. А кому захочется развивать какую-либо отрасль в ущерб собственной выгоде? Но понимания, что, если этим не заняться, нас всех ждут страшные последствия, нет.

          Более того, новые антимикробные препараты создаются на основе старых. А потому привыкание у бактерий к ним происходит гораздо быстрее. Так что, похоже, необходимо какое-то свежее решение, которого пока нет ни у кого.

Что делать?

          Кампании по снижению уровня потребления антибиотиков идут по всему миру. В некоторых западноевропейских странах они проходят под лозунгом: «Антибиотики не назначаются автоматически». Определенный эффект это уже принесло. Во Франции количество случаев, когда врачи выписывали такие препараты, снизилось на 27%, в Бельгии — на 36%. В Китае Государственное Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов запретило продажу антибиотиков без рецептов.

          Чтобы снизить скорость привыкания бактерий к антибиотикам и дать врачам время для создания нового лекарства, ученые и эксперты по всему миру просят уменьшить потребление таких препаратов. Причем это обращение направлено не только к специалистам, но и к нам с вами. Поэтому всем нужно запомнить четыре правила.

           Первое. Не стоит лечить любую болезнь при помощи антибиотиков. Они необходимы только при некоторых заболеваниях верхних дыхательных путей. Да и то, только если врач считает, что возбудитель болезни – бактерия, а не вирус. Поэтому лучше не заниматься самолечением, а обратиться в поликлинику. При необходимости вам сделают анализ крови и подберут подходящее лекарство.

           Второе. Не спешите принимать антибиотики при первых признаках гриппа. А также при кори, краснухе, ветряной оспе, аденовирусной и других вирусных инфекциях. Они вам не помогут. На вирусы – возбудителей этих болезней – препараты такого типа просто не действуют.

           Третье. Не начинайте лечить любой кашель антибиотиками. Ведь у него может быть множество причин, с которыми нужно бороться другим путем. Например, аллергия, бронхиальная астма, повышенная чувствительность бронхов к раздражителям внешней среды и множество других. Поэтому лучше обратитесь к врачу. Он вам и расскажет, спасет вас антибиотик от недуга или нет.

           Четвертое. Многие думают, что антибиотик можно использовать самостоятельно. Они неправы. Мало того, что вы помогаете бактериям адаптироваться, применяя сильнейшие лекарства, когда они не нужны, так еще и можете навредить собственному здоровью. Чтобы узнать, как ваш организм реагирует на тот или иной препарат, необходимо делать аллергическую пробу. Естественно, под контролем врача.

           Любителям экспериментов следует знать: одна из разновидностей аллергии на антибиотики – анафилактический шок. Человек теряет сознание, и у врачей есть всего несколько минут для того, чтобы снова запустить его сердце. И скорая помощь может просто не успеть до вас добраться.

           Еще один хороший метод избежать применения антибиотиков – соблюдение правил личной гигиены. Это убережет вас от болезней в целом, а заодно и от необходимости пить лекарства.

           Но все вышеперечисленные меры помогут лишь отдалить тот день, когда антибиотики перестанут действовать, и тогда…

     Страшные болезни снова начнут убивать миллионы 

           До изобретения антибиотиков сыпной тиф убивал 80% больных старше 35 лет. В 1546 году в Тоскане от него умерло около 100 тыс. человек. Во время войны 1812 года французская армия потеряла из-за этой болезни треть солдат. Потери армии Кутузова оказались еще выше. Только за первые три месяца войны погибло более половины людей – больше чем в сражениях.

          Смертность от бубонной чумы без антибиотиков достигает 95%, от легочной чумы – 98–99%. В наше время от этой болезни гибнет 100–200 человек в год. В XVII веке за год эпидемии в Лондоне умер каждый пятый.

          Сегодня туберкулезом – одной из страшнейших болезней современности – заражена приблизительно треть населения планеты. Но антибиотики не позволяют этому показателю увеличиваться. Смертность от данного заболевания составляет 1,8 млн. человек в год. Люди гибнут, как правило, в развивающихся странах из-за отсутствия медикаментов. В начале ХХ века от чахотки (так в то время назывался туберкулез) в одной только Европе каждый год умирал миллион человек. Среди 10 египетских мумий, отнесенных к XXVII веку до н.э., 4 носят следы туберкулезного поражения позвоночника. Кодекс царя Хаммурапи разрешал разводиться с женщиной, если у нее обнаруживали эту болезнь.

           В Средневековье от пневмонии умирали уже на третий день. И ничего нельзя было сделать.

          Холера и сегодня считается одним из самых опасных заболеваний. С 1817 по 1926 годы на территории Российской империи было 6 пандемий этой болезни. И каждая уносила сотни тысяч жизней.

          Смертность при бактериальном менингите достигает 19–27%. А среди людей старше 60 лет летальный исход наступает в трети случаев. Сегодня им болеют сотни тысяч людей. Если антибиотики откажут – цифры резко возрастут.

          Но и это еще не все. Проблема появления неизвестных доселе вирусов стоит не менее остро, чем проблема мутации бактерий. До 1800 года почти 100% инфекционных заболеваний вызывались микробами. Но с каждым годом вирусы составляли им все более серьезную конкуренцию. Уже в 1960-м 55% болезней были связаны с вирусами. Самыми страшными для человека стали грипп и оспа. На помощь людям пришла вакцинация. В 1960 году более 30% населения планеты получили твердый иммунитет к самым страшным инфекциям.

          Но дела идут не так хорошо, как кажется. К 2000 году на одно микробное заболевание пришлось 23 вирусных. В 1960 году было зафиксировано 38 вирусов. В 2000-м – уже 349, причем 21 из них может привести к пандемии. Вирусы научились попадать в организм не только через легкие или кишечник, но и через небольшие ранки на коже.

          Создать аналог антибиотика, который смог бы бороться с вирусами, ученые пока не могут. Вирус живет внутри наших клеток. Там его очень сложно атаковать. Но если такого лекарства не придумать, то велика вероятность, что какой-нибудь из вирусов разовьется в некую смертоносную форму и убьет все человечество.

          До сих пор человек хоть как-то мог противостоять инфекциям за счет собственного иммунитета. Но вполне вероятно, что и этой защиты мы уже в ближайшее время будем лишены. Вот что говорит кандидат медицинских наук, автор многих книг по медицине и философии Валерий Молостов в интервью газете «7 дней»: «Хотя до сих пор нет эффективных препаратов против вирусов, чаще всего иммунитет человека побеждает их. Вирусные заболевания практически не влияют на численность населения планеты, которая растет. Тем не менее, незащищенность человечества от вирусной «экспансии» настораживает ученых. Велика вероятность того, что в не столь отдаленном будущем появятся вирусы-мутанты, которые уничтожат иммунную систему организма (как это делают вирусы СПИДа, но намного быстрее). И это неизбежно вызовет глобальную эпидемию. Перед человечеством встанет дилемма: или наука найдет медикаменты, способные убить вирус, или людям грозит вымирание».

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!