КТО ПОБЕДИТ В БОРЬБЕ ЗА ЭКОЛОГИЮ – ЧЕЛОВЕК… ИЛИ ПРИРОДА?
Май 2011
Вернуться к номеру >>

Теги: глобальные проблемы, экология, курьез



Катастрофа своими руками

     Причин для катаклизмов может быть очень много. Когда в океане разливается нефть, причину находят в жадности добывающих компаний. Когда рушится устаревшая дамба гидроэлектростанции, газеты подозревают террористов. Когда тысячи людей из-за некачественной вакцины подхватывают опасную болезнь, кликуши прозревают правительственный заговор. Но множество катастроф происходит по куда более банальным причинам. «Не следует искать злого умысла там, где происшедшее можно объяснить глупостью», – этот принцип, называемый «бритвой Хэнлона», частенько припоминают любители «законов Мерфи». Увы, Роберт Хэнлон был прав – немало урона природе человек нанес исключительно в силу собственной недальновидности.

     Есть известная пословица – «семь раз отмерь, один раз отрежь». Многие специалисты «отмеряют» не только семь, но двадцать семь раз, чтобы не допустить ошибки. Однако, судя по некоторым событиям, нефтяники так не поступают. Примером тому – история американского озера Пенер. Этот водоем стал из пресноводного соленым в результате работы команды бурильщиков. Среди других историй о том, как нефтедобыча вредит экологии, эта примечательна своей анекдотичностью.

          До того, как сюда прибыли нефтяники, озеро представляло собой что-то вроде природного бассейна. Средняя глубина его составляла три с небольшим метра, а кое-где не достигала и человеческого роста. Вода была пресной, зато под дном водоема находились соляные залежи. Каменную соль добывали шахтовым способом. Вход в туннели находился неподалеку, а сама шахта – под озером. Дно водоема одновременно было ее потолком.

         В 1980 году компания «Тексако» наняла корпорацию «Уилсон Бразерс» для разведывательного бурения дна озера. Энергетики не знали, есть ли здесь помимо соли еще и нефть, но очень хотели проверить. Вспомните глубину озера и расположение шахты – и догадайтесь, что случилось. То, что бурильщики «досверлились» до подземных туннелей, наверное, не было неожиданностью ни для кого, кроме них самих.

         Утром вода просто понемногу утекала в туннель – все-таки проделанное буром отверстие было небольшим, 35 см в диаметре. Но соль, как известно, растворяется в воде. Дыра разрослась, и воды озера бурным потоком хлынули вниз – как если бы кто-то достал пробку из наполненной ванны.

         К обеду на месте «пробоя» образовался колоссальный водоворот – целых 55 м в диаметре! В воронку отправилась не только буровая установка – вся целиком! – но и ее буксир, 11 барж, береговой док, целый остров с ботаническим садом, а также дома и автомобили. Такое доселе можно было увидеть только в фильмах-катастрофах. За три часа кошмара под землю ушло 13 млрд. литров пресной воды.

         Но на этом история не закончилась. Вода вливалась в туннели быстрее, чем из них успевал выходить воздух, так что под землей образовались огромные воздушные пузыри, которые «запросились» наружу – и из дыры ударил соленый гейзер высотой 120 м, оросивший обломками, грязью, кусками соли и ледяной водой окрестности озера.

         Что интересно, в результате всей этой фантасмагории никто не пострадал – рыбачившие на озере местные жители успели выгрести к берегу, работники бурильной платформы спаслись на своем катере, а шахтеры успели покинуть солевую разработку.

         На следующий день на месте пресного водоема появился… соленый. Причем конкретных улик, подтверждающих вину «Уилсон Бразерс», не нашли – все ушло под землю. Виновных в ошибке бурильщиков, работавших не в том месте озера, где следовало – тоже не нашли. Но «Тексако» все же вынуждены были расплатиться и с местными жителями, и с владельцами уничтоженной шахты.

         Озеро Пенер стало местной достопримечательностью – его флора и фауна сменились на морские – таких водорослей и рыб, как здесь, нет больше нигде в округе. К тому же, его глубина после инцидента увеличилась ни много ни мало в 100 раз!

         Казалось бы, нефтедобывающая индустрия должна была усвоить урок. Все, кто наблюдал в прошлом году за катавасией с установкой «Deepwater Horizon», знают, что умнее нефтяники со времен «катастрофы Пенер» не стали. Подобных историй за последние 30 лет произошло более сотни, просто не все они получали такое освещение в СМИ. Каждый раз какая-нибудь крупная компания платит за причиненный ущерб, звучат речи о том, что «урок будет извлечен» и «такое больше не повторится».

         И все снова повторяется.

        Своеобразным памятником головотяпству бурильщиков стал грязевой вулкан в Индонезии. Местные называют его нежно «Люси» – так сокращаются слова «Lumpur» («грязь») и «Sidoarjo» – Сидоарджо, город, возле которого и произошла катастрофа. Вулкан начал извергаться в 2006 году и не прекратил выбрасывать на поверхность газ и грязь до сих пор.

          Грязевые вулканы – нередкое явление в сейсмоопасных регионах. Подземные «камеры», заполненные грязью, находящейся под очень высоким давлениям, могут в результате землетрясений прорываться на поверхность. В данном случае землетрясения не было – просто в мае 2006-го добывающая компания «PT Лапиндо Брантас» начала бурить – опять же, в разведывательных целях – скважину на острове Ява. Ничего, что бурили на глубину, на которой никто и никогда газ не находил. Ничего, что бурили совсем рядом с границами «Огненного кольца» – сейсмоопасного пояса Земли, вдоль которого происходит большинство крупных землетрясений – включая, кстати, ужасающую японскую катастрофу нынешнего года. Более того, специалисты предупреждали, что ничего хорошего из этой затеи не выйдет. Пресс-релиз компании утверждал – «У нас все под контролем». Оказалось – не все.

          Когда неподалеку от точки бурения начались выбросы пара, воды и грязи из-под земли, этому никто не придал значения. А стоило бы. В таких случаях мировые стандарты предписывают установку специального защитного кожуха над точкой бурения, но в «Лапиндо Брантас» решили – «И так сойдет!»

         Чем кончилось дело, любой желающий может увидеть на спутниковых картах. Из скважины ударил грязевой фонтан, который извергается ПО СЕЙ ДЕНЬ. Потоки горячей грязи еще летом 2006-го залили окрестные поля и деревни, а потом распространились дальше. Просела почва, взорвался проходящий здесь газопровод. К 2008 году вулкан начал проваливаться под собственным весом. Но поток из скважины бьет в небо до сих пор. Каждый день на поверхность выходит 2,5 МИЛЛИОНА литров грязи. Без земли, работы и крыши над головой остались уже 1,5 млн. человек.

          Поначалу бурильщики пытались свалить вину на землетрясение, которое произошло двумя днями раньше – еще бы, ведь государство собиралось стребовать с них аж 278 млн. долларов штрафов. «Перевести стрелки» не получилось – по всему выходило, что если бы природный катаклизм затронул район работ, их следовало бы прекратить. А раз «Лапиндо Брантас» продолжили бурить – то они и виноваты.

         Чтобы грязь не растекалась, вокруг вулкана возвели земляные валы, а часть жижи откачивается в ближайшую реку. Но этого явно недостаточно. Пробовали сбрасывать в жерло бетонные шары, – но несколько сотен «ядер» смогли приостановить грязевой поток только на полчаса. Никто пока не придумал, как справиться с этим капризом природы, и неизвестно, когда извержение прекратится само собой. По приблизительным оценкам, грязевой фонтан на острове Ява будет бить еще четверть века.

          Директора «Лапиндо Брантас» хотели избавиться от ответственности, попытавшись продать свою компанию оффшорной группе за ДВА доллара. Когда им это не удалось, они объявили о банкротстве. Семьям погибших и жертвам катаклизма никто из виновников все еще не выплатил ни копейки.

     Неутешительные прогнозы

         Но это все дела минувших дней. В свете последних событий – в частности, аварии на атомной станции в японской Фукусиме, вызванной известным землетрясением, – впору задуматься, какие экологические катастрофы ждут нас в ближайшее время. Вот только несколько их них.

         Кампус-Новос – одна из крупнейших гидроэлектростанций в мире. Высота ее дамбы – 200 м, и по этому параметру Кампус-Новос занимает третье место в мире. Вернее, занимала – пока в ней не появились трещины.

      Гидроэлектростанция делает два дела – добывает электроэнергию и удерживает огромную массу воды, чтобы та не залила близлежащую долину. Дамба, о которой идет речь, успешно справляется только с первой. Притом, что в ее распоряжении находится два кубических километра воды – примерно столько проходит по крупной реке за год!

         «Катастрофа» в регионе Кампус-Новос началась еще при строительстве электростанции. Во-первых, запруживание реки привело к исчезновению из нее некоторых видов рыб. Во-вторых, население долины, в которой строилась станция, было без каких-либо компенсаций переселено в другие места. В-третьих, прекратился рыболовный промысел – ведь дальше дамбы река теперь течет только через турбины электростанции, а какая рыбешка выживет после такой «карусели»?

         Наконец, при выборе места для строительства Кампус-Новос не провели серьезных геологических исследований. А место оказалось не самым подходящим для возведения гигантской бетонной стены. И когда туннель внутри дамбы обвалился под собственным весом, по ее поверхности пошли трещины.

         Пока ООН разбирается с нарушениями прав жителей долины при строительстве Кампус-Новос, станция работает. Результаты исследования ее состояния, которое произвели владельцы, засекречены. Никто не знает, скоро ли гигантская дамба рухнет и поток воды смоет несколько городов и поселков на своем пути – и как именно это произойдет. Но точно известно – погибнут тысячи людей и это будет очень тяжело предотвратить. Лучший ответ, который могут дать сейчас эксперты – «Надо было думать головой при строительстве».

         Не менее страшная ситуация складывается с дамбой близ города Мосул в Ираке. Электростанция стоит над залежами гипса – растворимого вещества. Ее крушение неизбежно – вопрос только в сроках. Неуместно даже спрашивать, кому пришло в голову построить гидроэлектростанцию в таком неудачном месте.

        По независимым оценкам, если (а вернее, когда) дамба в Мосуле рухнет, город окажется под водой. Более того, поток доберется и до Багдада. Столица Ирака окажется на речном дне, только третьи и более высокие этажи зданий будут возвышаться над водной гладью.

        Гидроэлектростанцию в Мосуле постоянно укрепляют цементом, чтобы выиграть время, пока будет построена еще одна дамба ниже по течению. Но опасность ее крушения все еще никуда не делась. Особенно с учетом того, что Ирак – не самая спокойная в смысле терроризма страна на земном шаре.

        Но большинство упомянутых объектов расположены, скажем так, не в самых технологически продвинутых регионах мира. Жителям просвещенной Европы можно не волноваться, верно? А вот и нет. Конечно, здесь строят электростанции понадежнее. Цивилизованный мир ждут другие опасности.

        Взять, к примеру, Азиатское Коричневое Облако (АКО). Это не выдумка фантастов. Огромная, видимая из космоса, грязевая туча образуется с января по март над Индийским океаном. По площади она превышает США и достигает трех километров в высоту. Все это – продукты сжигания угля и биомассы, выхлопы старых автомобилей и другие не самые экологичные обстоятельства жизни Индии, Пакистана и отчасти Китая. Из-за сухой погоды в это время года не происходит естественного очищения воздуха, и вредные частицы скапливаются в атмосфере.

        Будем справедливы к индусам, причина – не в их халатном отношении к экологии, а в высокой плотности населения и индустриальной экономике. Развивающаяся промышленность Китая тоже, к сожалению, вносит в Коричневое Облако свою лепту, хотя КНР располагается севернее.

        Сегодня можно говорить о том, что АКО влияет на режим муссонных дождей и состояние здоровья населения. Исследователи пытаются предсказать долгосрочные последствия этого погодного явления. В частности, речь идет о снижении солнечного освещения поверхности океана и материка в районе облака и об изменении распределения осадков. АКО образует над южными склонами Гималаев «воздушную подушку», отчего ледники в этих местах начали таять. Попросту – скоро в регионе будет только два вида погоды, «великая сушь» и «наводнение».

        Если кого не убеждают ужастики про глобальное потепление, то, может быть, убедит перспектива образования таких же «облаков» над США и Западной Европой.

        Но даже если люди прямо сейчас бросят вредить экологии, опасности не исчезнут. Потому что некоторые из них мы создали заранее и скоро они напомнят о себе. Например, поднимутся со дна морского.

        Если спросить наших читателей, какие беды может принести человечеству дно океана, вряд ли кто-то назовет нервно-паралитический газ и мышьяк. А между тем именно о них и речь. Между 1946-м и 1972-м годами не одна и не две страны избавились от своего устаревшего оружия массового поражения простым и надежным способом – сбросили бочки с ним в море.

        На сегодняшний день уже пятьсот человек – в основном рыбаков – пострадало от выходящих на поверхность иприта, горчичного газа и зарина. Последний, в частности, превращается в газообразный мышьяк, когда вступает в реакцию с морской водой. И это пока цветочки – старые баки только начали ржаветь и разрушаться. Главная проблема – очень трудно установить наверняка, где именно производились сбросы и какой объем ядовитых веществ был захоронен таким образом.

        Зачем это делалось? В тот момент даже ученым это казалось хорошей идеей, а на полвека вперед никто не загадывал. В прошлом нам казались перспективными и спасительными такие «экологические инициативы», которые бы сейчас никто и на пушечный выстрел не подпустил к природе. Как знать – может быть, наши сегодняшние «гениальные идеи» в области восстановления природного баланса точно так же аукнутся нам через несколько десятилетий?

     Куда приводят благие намерения 

         Что же мы успели натворить в последние десятилетия, «спасая» природу от катастроф, виновниками которых сами и стали? Когда мы расскажем, вы не поверите.

         Например, с вылившейся в океан нефтью люди боролись… напалмом. Причем отличилась на этом поприще нашумевшая компания «Бритиш петролеум». В 1967 году «БП» зафрахтовала первый в мире супертанкер, «Тори Каньон», для доставки 120 тыс. тонн сырой нефти на перерабатывающий завод в Уэльсе. Пастренго Руджиати, капитан этого корабля, решил «срезать дорогу», чтобы добраться в порт побыстрее, и, разумеется, допустил ошибку при планировании нового курса. Танкер наткнулся на риф с поэтичным названием Семь Камней близ берегов Корнуолла – и вся нефть вылилась в океан.

         Но это было только начало катастрофы. В те дни человечество не было еще так близко знакомо с крушениями танкеров и значительным нефтяным загрязнением воды. Британский ВМФ взялся за решение проблемы в первые 12 часов после кораблекрушения и использовал для этого методы, которые доселе применялись при более мелких утечках топлива.

         Детергенты – вещества, которые устраняют такого рода загрязнения – предоставила та же «Бритиш Петролеум». Но они годились скорее для уборки машинных отсеков, где прорвало трубопровод, чем для очистки моря от нефтяного пятна площадью более чем в 10 кв. км. Как высказался по этому поводу один журналист, пытаться решить проблему нефти с помощью моющих средств было все равно что пытаться собирать ртутные шарики в боксерских перчатках. Растворители не только не помогли справиться с нефтью – они усложнили эту задачу. Более того, нанесли дополнительный удар по местным птицам и морским животным. Тем пришлось столкнуться не только с нефтью, но и с ядовитыми химикатами.

         И, когда «план А» не сработал, загрязнение решили убрать напалмом. Идея была в том, чтобы поджечь нефтяное пятно и отделаться меньшим ущербом для экологии. Возможно, начинание бы удалось – если бы нефть загорелась. Чего не произошло, даже когда на нее распылили авиационное топливо. Оставим за кадром то, что четверть «авиаударов» прошла мимо цели и добавила посторонних токсичных веществ в океан – всем случается ошибаться. Просто огонь гасили высокие волны – при разработке методов борьбы не учли прогноз погоды.

         Впоследствии с пятном все-таки удалось справиться. Впрочем, полностью загрязнение никуда не делось и морские птицы в этом регионе до сих пор умирают из-за него, а более 200 км побережья непригодны для жилья, рыболовного промысла и любой другой деятельности.

         Но это еще что! Примерно в те же годы человечеству пришла идея спасать коралловые рифы с помощью… старых покрышек.

      Дело в том, что загрязнение океана приводит к гибели коралловых рифов. А как следствие – вымирают многие виды водорослей и рыб, обитающих на них. Так что у некоторых побережий созданы искусственные рифы – из затонувших кораблей или сброшенных в воду железнодорожных вагонов – к которым водоросли прикрепляются точно так же, как к настоящим, так что для океана нет никакой разницы – кораллы это или ржавое железо.

         Один такой искусственный риф во Флориде решили создать из старых шин, вторичная переработка которых отличается высокой токсичностью. Вы, я думаю, сам понимаете, в чем подвох – гора покрышек, в отличие от остова сухогруза или танкера, не особо стремится остаться на дне морском, когда с ней сталкиваются волны прибоя. А особенно – когда случается ураган.

         Два миллиона автомобильных шин сцепили вместе нейлоновыми канатами и планировали удержать на дне с помощью металлических скоб. Что ж, и металл, и нейлон разрушаются под действием соленой воды. Так что для начала свободно дрейфующие скопления покрышек столкнулись с соседними коралловыми рифами и изрядно их повредили. А потом во Флориду пришел ураган Бонни. Он не был столь уж сильным по местным меркам, и не вошел бы в историю – если бы не забросал побережье Флориды и Северной Каролины покрышками, которые поднял вместе с водой из океана.

        «Решение проблемы коралловых рифов» вылавливают из прибрежных вод по сей день. Единственными, кто получил пользу от всей этой истории, стали боевые ныряльщики Вооруженных сил США – они используют бывшие «искусственные рифы» для своих тренировок.

     Урок от матери-природы

         А что же природа? Она справляется с проблемами, которые мы для нее создаем, гораздо лучше нас. Основной ее инструмент – приспособление. Живые организмы научились приспосабливаться практически ко всему. В последние сто лет все крупные экологические катастрофы – вина человека. А мать-природа убирает за своими неразумными детьми. И делает это вполне успешно.

        Все, что мы смогли на сегодняшний день сделать с Чернобылем – построить вокруг реактора один бетонный саркофаг и спроектировать второй. Это меры, призванные удержать радиоактивные пыль и излучение внутри развалин станции, но в остальном нам остается только ждать, когда же там прекратит «фонить». Но вокруг города-призрака Припяти природа возвращает себе потерянные права. Сообщается, что в районах, которых избегают люди, нашли прибежище истребляемые виды животных. А самая интересная новость – то, что внутри Чернобыльского реактора появился грибок, который питается… радиацией.

        Эта радиотрофная плесень адаптировалась к тому, чтобы поглощать гамма-излучение – она не единственный из живых организмов, кто на это способен, но справляется лучше всех других. Понятно, что такие необычные свойства грибка вызвали неподдельный интерес ученых.

      Исследователи в медицинском колледже Альберта Эйнштейна (АЕС) доказали, что некоторые виды грибов используют радиоактивность как источник энергии для роста. Артуро Касадеваль говорит, что интерес ученых к этому феномену обострился пять лет назад, когда робот, проводивший тесты внутри руин Чернобыльского реактора, вернулся с образцами черной плесени, которая росла там, где, по прежним прогнозам, ничто не могло выжить.

        Екатерина Дадачева, сотрудник той же организации, поясняет: «Как хлорофилл преобразует солнечный свет в химическую энергию, за счет которой растут зеленые растения, так меланин может использовать другую часть электромагнитного спектра – ионизирующую радиацию – для блага плесневого грибка, содержащего этот пигмент».

         Освоив механизм, с помощью которого меланин превращает радиацию в полезную энергию, ученые надеются найти не только решение радиационной проблемы, но и новый источник энергии. Более того, что совсем уж удивительно, они рассматривают возможность выращивания годных в пищу разновидностей этого гриба. Зачем? Для космонавтов. «Поскольку радиации в космосе немало, космонавты, возможно, смогут полагаться на плесень как на неистощимый источник пищи во время межпланетных перелетов в будущем», – говорит Дадачева.

         Другой пример – пару лет назад английские ученые обнаружили новый, ранее неизвестный подвид земляных червей, который водится на свалках. Эти существа адаптировались к новым условиям обитания и питаются тем металлоломом, среди которого живут. В особенности – токсичными металлами вроде цинка, свинца и меди. Они едят даже мышьяк. Обычные дождевые черви в этих условиях сразу бы окочурились.

         Марк Ходсон из Университета Рединга сообщает: «Новые черви поразительно устойчивы к высоким концентрациям тяжелых металлов, и токсичность этих металлов – то, что способствует их эволюции». Невероятно, но факт.

        Лучшая часть этой новости еще впереди. Собственно, питаются эти черви исключительно ядовитыми составляющими металлов и сплавов – так что их экскременты состоят из экологически чистого вещества. На том, что получается, могут даже всходить растения – так что одно только разведение «любителей тяжелого металла» может вернуть к жизни огромные площади, «погибшие» в результате промышленного загрязнения.

         Пока, правда, «суперчервей» нашли только в Англии и Уэльсе и пристально изучают – как говорится, если все складывается хорошо, обязательно ищи, где подвох. У нового вида даже нет еще официального названия.

         Как нет его и у бактерий из Беркли Пит.

         Беркли Пит – это озеро, расположенное в большой яме, оставшейся от старого медного рудника в штате Монтана. В мире нет более токсичного водоема. В местной воде находится почти вся таблица Менделеева – загрязняющие вещества, яды, токсичные отходы. Среди прочего – медь, кадмий, мышьяк, алюминий, железо, марганец и цинк. Любой из этих «добавок» хватило бы, чтобы сделать водоем опасным – а тут они собрались все сразу.

         Озеро образовалось после закрытия рудника и заполнения месторождения грунтовыми водами. Беркли Пит – практически место из фильма ужасов. Достаточно сказать, что в 1995 году озеро… съело стаю птиц. Стоило перелетным гусям опуститься на здешнюю водную гладь, как их немедленно засосало. Все 342 птицы погибли, позже спасатели выловили их. Надо ли говорить, что будет, если кто-то захочет поплавать в здешних водах?

          И с каждым днем дела становятся все хуже – количество сточной и грунтовой воды, наполняющей озеро, достигнет к 2021 году критической массы. После этого вода перельется через край карьера и – сами понимаете, что будет дальше. Ученые и экологи предпринимают меры, чтобы этого не случилось, но, как и в истории с грязевым фонтаном в Сидоарджо, решения еще не найдено.

         Но недавно выяснилось, что у людей в этой схватке с бедой есть неожиданный союзник. Еще в 1995 году биохимик Уильям Чафам обнаружил в озере что-то необычное – зеленую слизь, которая при ближайшем рассмотрении оказалось скоплением живых организмов. Слизь с официальным названием «Euglena mutabilis» не просто выживает в кроваво-красной от меди воде, она там буквально процветает.

          За счет фотосинтеза бактерия окисляет растворенные металлы, заставляя их выпадать безопасным осадком. Со временем эта слизь очистит озеро целиком.

          И мало того, что она «ест» тяжелые металлы – местная бактерия может оказаться подспорьем в борьбе с раком! Вырабатываемые ею вещества, согласно последним исследованиям, атакуют раковые клетки, замедляют их рост и уничтожают некоторые их виды. Спешить с выводами ученые не советуют, но сдержанный оптимизм проявлять уже можно.

          Более того, «Euglena» обитает в озере не одна – там водится множество видов бактерий и плесени, и все в конечном счете работают над очищением озера. В общем, дайте природе свалку токсичных отходов – и она превратит ее в экосистему.

          Другой пример бактерий, помогающих и экологии, и человеку – десульфитобактерии. Если вкратце, питаясь ядом, они производят электричество. Сама по себе эта способность – уже сто лет как не новость. Вопрос в количестве тока и том, что микробам для этого нужно.

          Открыли их микробиологи из медуниверситета Южной Каролины Чарльз Милликен и Гарольд Мэй. Электричество – только побочный эффект деятельности бактерии, обнаруженный почти случайно. Вообще-то, десульфитобактерии используются для детоксикации пестицидов и других ядохимикатов.

          Речь не идет о каких-то там искорках – Милликен и Мэй смогли образовать такие колонии, чтобы производимого ими тока хватало на электропитание мелких приборов. И это не предел. Микробы могут образовывать споры – впадать в своего рода кому, в которой они легко переносят радиацию, жару и сухость. То есть элемент питания на основе колонии этих бактерий может, в теории, храниться долгое время без дополнительных затрат. К тому же, «топливо» для микробного электричества представляет собой отработанные химикаты, растворители, чистящие средства и тому подобные вещества. Как говорят ученые, возможно, для обычной жизни технология будет дороговата – но для космических путешествий опять же себя оправдает.

          И напоследок вернемся к ликвидации нефтяных пятен – казалось бы, вот уж где природа не обойдется без человека. Но и здесь микробы нас обскакали.

         Катастрофа с «Deepwater horizon» была далеко не первой в Мексиканском заливе. И, как сообщают ученые, микрофлора в тамошних водах адаптировалась к периодически выливающейся в залив нефти. И теперь здешние бактерии этой нефтью питаются. Причем расщепляют ее вдвое быстрее, чем любые придуманные человеком химикаты – микробы, в отличие от сольвентов, в холодной воде действуют быстрее.

          Через две недели после запечатывания подводной скважины ученые сообщали о том, что примерно половина подводной нефти была уже «съедена» этими новыми микробами. При этом в своем жизненном цикле они почти не используют кислород, так что существенного вреда океану не наносят.

          Как сживутся другие обитатели морей с новыми микробами, пока неясно. Но пользы от них однозначно больше, чем возможного вреда.

         Так-то. Везде, где человек не справляется, природа подставляет ему свое крепкое плечо. Но это, знаете ли, не повод оставить беспокойство и пустить все на самотек – иначе, не ровен час, природа сочтет самого человека одной из проблем, которые ей нужно решать.

          А пока ученые всего мира могут поучиться у самой планеты тому, как следует ликвидировать последствия катастроф.





Спешите подписаться на журнал “Планета”!