ТУАРЕГИ, ДЕТИ СВОБОДЫ
Июнь 2008
Вернуться к номеру >>

Раздел: Глобальный мир
Теги: страноведение, Африка



Это в христианстве гордыня – порок. Туарегам сей постулат неведом, равно как смирение и покорность. Вот уже 2 тысячелетия они не знают ни запретов, ни границ. Как и много веков назад они по-прежнему кочуют по пустыне, и горе тем, кто встанет на их пути…

      Имущества у туарега – шатер да верблюд. Отними хоть одно – и весь мир кочевника рухнет. 

      Себя они называют «имошагами» – вольными людьми. Пустыня была, есть и еще долгие годы останется их единственным хозяином. Ни одному захватчику не покорилось гордое племя. Даже европейские колонизаторы, загнавшие под свою пяту почти всю Африку, не смогли ни подчинить маленький кочевой народ, ни договориться с ним. Туарегов боялись так, как бояться самума. Они возникали «из ниоткуда», нападали на путников, грабили и убивали. Все торговые пути, проходившие через бескрайнюю пустыню, были под их контролем.

 

Это единственный на планете народ, чья традиция предписывает закрывать лицо не женщинам, а мужчинам.

     



      Когда-то именно туареги водили по пустыне караваны с самыми дорогими товарами – золотом и солью. Торговцы могли доверить такую ценность только им, поскольку напасть на кочевника решался лишь безумец. Туареги славились своей ловкостью и воинственностью, а их оружие не знало себе равных. Существовала и еще одна причина исключительного доверия к кочевникам. Дело в том, что туареги… никогда не прикасались к золоту. По их поверьям, оно несет лишь зло и болезни, поэтому все украшения имошаги делали, и по сей день делают, исключительно из серебра. Оно сверкало на синевато-черной коже, впитавшей в себя мельчайшую пыль цвета индиго. Испокон веков туареги красили все свои одежды в синий цвет, вбивая камнями в ткань растертый в порошок краситель. Этот цвет стал символом маленького народа – «голубых людей», как их называют по сей день…

     

     Живущие по 

     законам пустыни 


     


     

      Их не так уж и мало. По данным последней переписи, более миллиона человек называют себя туарегами. 

      Общество «голубых людей» до сих пор очень четко разделено на сословия. Сегодня к высшим кочевники относят марабутов-священников и воинов. К низшим – слуг, ремесленников-белла и полукровок, потерявших право носить гордое имя «имошаг» и именуемых просто «дага». А еще полтора века назад среди туарегов можно было встретить и верблюжатников-аххагаров, и козопасов-импгад. Как бы мирно не назывались их «профессии», верблюжатники и козопасы были отъявленными головорезами и… наиболее почитаемыми членами общества. На более низкой ступени стояли кузнецы-инеден, которых соплеменники считали почти колдунами, и простые земледельцы. Но самым презренным сословием оставались черные рабы-иклан – ими помыкали и высшие, и низшие. 

      У каждого племени был свой вождь – амгар. Союз племен под управлением верховного правителя (аменукала) составлял федерацию (теджехе). Современные же туареги объединяются только в крайних случаях, предпочитая ни от кого не зависеть. Ведь пустыня большая, и каждому гордому племени в ней найдется место…

      Как ориентироваться в бесконечных песках, известно лишь хитрым навигационным приборам да кочевникам. Барханы с невиданной скоростью меняют свои очертания, не оставляя глазу ни единого шанса за что-нибудь зацепиться. 

      «Ассахара», как называют ее туареги, – это цельный сложный организм, живое существо, с которым нужно уметь договориться и ужиться. Самое песчаное в мире место на самом деле только на пятую часть состоит из песка. Все остальное – каменные плато, удивительной формы холмы и впадины, редкие зеленые оазисы и многочисленные вади – пересохшие русла рек. Летним днем воздух в Сахаре раскаляется до 60 градусов, ночью может остыть до нуля, а на рассвете даже случаются заморозки – порой температура опускается до -20о С, и тогда барханы покрываются хрупкой ледяной коркой. Лишь верблюды да закаленные пустыней кочевники способны выжить в таком климате. Только они могут пережить внезапно возникающие чудовищные самумы, по силе сравнимые с океанскими цунами. Лишь они способны не наступить на рогатую гадюку, яд которой мгновенно убивает человека. И только туареги вопреки всем биологическим законам выживают под палящим солнцем практически без воды, а приступы жажды снимают посасыванием камешка.

 

Существует легенда, согласно которой знаменитый летчик-писатель Антуан Сент-Экзюпери, будучи в Северной Африке, как-то похвастался перед туарегами:

     – Мой самолет за час пролетает такое же расстояние, какое вы на своих верблюдах и за месяц не пройдете! 

     – Прекрасно, – ответили кочевники – А что делать с оставшимся временем?

     

 



      Как и встарь, деревянный каркас и крыша из верблюжьей шкуры каждые три месяца превращаются в личную крепость, и каждый раз – на новом месте. Где в следующий раз кочевник поставит свой шатер, ведомо только ему и Всевышнему. Главное, чтобы поблизости был колодец, а вокруг – бескрайняя пустыня. А рядом – змеи, скорпионы и безжалостный песчаный ветер, неумолимо заметающий все на своем пути…

      Считается, что под Сахарой существует настоящий пресный океан – около 1 млрд. литров пресной воды. Но на поверхность эти артезианские воды выходят крайне редко. Бурить скважины в песке – дело неблагодарное даже при нынешнем уровне развития техники. А сотни лет назад живущим здесь приходилось рассчитывать лишь на милость судьбы да беречь каждый из обнаруженных колодцев как зеницу ока. Для туарега нет более святого места. Все колодцы очень ухожены и тщательно прикрыты. Того, кто по незнанию или намеренно без должного почтения относился к колодцам, кочевники безжалостно казнили на месте. Сегодня нравы стали ненамного мягче – туареги как жили, так и живут по древним законам. Удивительным не только для нас, но и для всего арабского мира.

      Сколько ни кочевали туареги по Африке, им удалось сберечь чистоту крови. Среди них так и не встретишь ни одного черного лица. И язык туарегов на протяжении веков тоже не претерпел изменений. Они говорят по-берберски, но так, что другие народы арабской Африки их едва понимают. У туарегов осталась и своя уникальная письменность – тифинанг. Но обучены ей только… женщины. 

      Вопреки законам ислама, слабому полу у кочевников отведена совершенно нетипичная для региона роль – глав семей. Здесь и родословную считают по материнской линии, и молодые семьи живут «под крылышком» у тещи. Туареги – правоверные мусульмане, но многоженства у них нет и в помине. Дом принадлежит женщине и даже назван ее именем, однако содержать его вместе с домочадцами обязан мужчина. 

      Женщина сама выбирает себе мужа, а если он ее по каким-то причинам не устроил, может выступить инициатором развода. В таком случае бывший муж беспрекословно покидает жилище. Кстати, мужчины и женщины у кочевников могут спокойно общаться и дружить, не опасаясь пересудов. У туарегов на этот счет даже есть пословица – «мужчина и женщина друг рядом с другом глазами и сердцем, а не только постелью».

 

Туареги считают, что золото несет лишь зло и болезни. Поэтому все украшения кочевников сделаны исключительно из серебра.

     



      Ни о каком разделении труда по половому признаку не может быть и речи – если потребует ситуация, женщина тоже сможет взять в руки меч. Такое равноправие не снилось и самым демократичным европейским странам, что уже говорить о соседних, арабских. Но в городах эти законы пустыни уже не действуют – здесь сильно исламское влияние, хотя уважения к женщине и матери это ничуть не уменьшило. Кроме того, мужчины у туарегов обязаны носить… паранджу. Но, в отличие от других мусульманских народов, не для того чтобы уберечь «красоту» от искусительниц, а исключительно из страха перед злыми духами. Туареги верят, что нечистый может забраться в человека через глаза, нос или уши, поэтому, от греха подальше, лучше эти «проблемные зоны» прикрыть. «Тагельму», как называют это покрывало, надевают юноше в день 18-летия, и с этого момента он становится настоящим туарегом и значит – настоящим воином… 

     Туареги, бен Ладен и урановые войны

       Воинственность этого народа не знает пределов. Точнее, тех, что называют себя истинными имошаг, живут в пустыне и автомат в руки берут раньше, чем ложку. Считается, что воинов-туарегов немного, около 10–20 тыс., но они способны если не обратить в бегство, то крепко припугнуть даже самую боеспособную современную армию. Такую, например, как ВС США. А все потому, что американцы имели неосторожность в очередной раз сунуться в чужой межэтнический конфликт. Раньше туареги воевали с малийскими правительственными войсками, расстреливали их машины, нещадно сбивали вертолеты и захватывали солдат в плен, а теперь поневоле вышли и на «международный» уровень. В сентябре прошлого года отряд рассерженных туарегов сбил американский военный самолет. К счастью для последнего – на очень небольшой высоте. Пилоты чудом смогли совершить посадку. Но прибывшую «на разбор полетов» правительственную комиссию повергли в шок вовсе не летные навыки экипажа, а тот факт, что самолет сбили… из винтовки. 

      Наглость – второе счастье – это определенно о туарегах. Естественно, в сочетании со смелостью и полной бесшабашностью. Веками переплетавшиеся языческие традиции и исламские постулаты проросли на пустынной почве диковинным растением – честью и доблестью по-туарегски. 

       Главное для воина – великая цель. Например… государственные субсидии. Так, борясь за них, повстанцы под предводительством Ибрагима Аг Баханга, члена «Движения Туарегов Мали», ничтоже сумняшеся разнесли в пух и прах малийский гарнизон в городе Тинзауатене. А после выступили с заявлением, что этого бы не случилось, пойди правительство Мали на некоторые уступки. Власти просто онемели от такой наглости – мало того что повстанцы испортили казенное имущество, так еще и субсидии им подавай! А торговля между правительством и повстанцами привела к неожиданному результату – Ибрагим Аг Баханга объявил о прекращении огня и грядущем освобождении нескольких заложников. Но, правда, напоследок атаковал военный конвой на границе с Алжиром. 

      Удивительно, однако в апреле этого года правительству Мали даже удалось подписать с отчаянными кочевниками договор о перемирии... Вот только надолго ли? Попытки замириться с туарегами предпринимаются уже второй десяток лет, причем развести конфликтующие стороны помогают даже соседние с Мали страны – Буркина-Фасо и Алжир. Оно и понятно. Туареги – это настоящая головная боль для всего региона. Они никому не подчиняются, живут по своим законам и вообще «в ус не дуют».

       Например, туареги, живущие в районе Нигера, развязали настоящую войну. Ставка в многолетнем противостоянии туарегов и правительства Нигера фантастически высока – урановые месторождения. Даже Джордж Буш сетовал на лихие племена – они-де продавали уран Саддаму. Можно сколько угодно ехидно спрашивать, какими лопатами неграмотные кочевники уран из земли выкапывали, но факт остается фактом – туареги «радиоактивным золотом» очень интересуются. Настолько, что в конце января 2008 года лидер повстанческого «Нигерийского движения справедливости» Рисса Аг Була заявил, что его боевики намерены атаковать расположенные на севере страны рудники французской группы «Арева» и колонны грузовиков с урановым концентратом.

      К слову сказать, для туарегов рудники – не единственное стратегическое «направление работы». В регионе с их легкой руки процветает контрабанда оружия, наркотиков и угнанной автотехники. Причем последняя виртуозно разбирается на запчасти, которые потом можно обнаружить не только в Африке, но и по ту сторону Средиземного моря. Кроме того, горные селения туарегов частенько принимают гостей – алжирских террористов-салафистов, так называемых «Магрибских аль-кайдовцев».

      А вот с самой «Аль-Кайдой» у туарегов отношения не сложились. То ли в силу конкуренции, то ли из-за совершенно разного понимания постулатов ислама. Как бы то ни было, сей факт решили использовать власти Алжира и Мали. Им удалось завербовать почти три тысячи туарегов. Теперь «голубые люди» будут патрулировать контролируемые ими территории и безжалостно уничтожать базы боевиков, в каких бы труднодоступных местах те ни находились. А без работы наемникам сидеть не придется – в последние годы террористы облюбовали затерянные в пустыне оазисы. Туда свозится оружие, там же ведется подготовка молодых африканцев, завербованных исламистами. Спецслужбы знают об этом. Но… ничего не могут поделать. Вот и приходится вооруженным по последнему слову техники армиям обращаться за помощью к «голубым людям», у которых за душой только верблюд да шатер…

     

     

     Вопреки нашим представлениям, кочевники никогда не готовят пищу на костре под звездным небом – песок бы пробрался даже под самую плотную крышку

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!