ПРИЗРАК ДАЛЬНЕВОСТОЧНОЙ РЕСПУБЛИКИ
Июнь 2010
Вернуться к номеру >>

Теги: политика, история, Россия, Приморье



Призрак Дальневосточной Республики

 

          …На дворе 1993 год. Великая некогда держава лишилась огромных территорий и такое ощущение, что готовится потерять еще больше. Москву лихорадит. Парламент борется с Ельциным за власть в государстве. Регионы тянут одеяло на себя. Страна стоит на распутье.

          В этот самый момент далеко на востоке депутаты краевого совета Лебединец, Дубинин, Гринченко и Заболотников выносят на повестку дня обсуждение создания независимой дальневосточной республики. Все в один голос говорят, что это соратники главы администрации Приморского края Евгения Наздратенко. И что аферу проворачивают по его указке.

          Все закончилось разговорами. У Наздратенко не было реальных рычагов давления на региональных лидеров. Да и времени договориться с ними не нашлось. Уже в октябре при помощи танков кризис в столице был преодолен и очередного сепаратиста просто переехали бы гусеницами. Приблизительно так, как это попытались позже сделать с Дудаевым.

          Но за Дудаевым стояли чеченцы, которые вот уже больше полутора веков стрелять учатся раньше, чем писать. У Наздратенко своих штыков не оказалось.

          Хотя когда-то автономия Приморья была подкреплена и штыками, и саблями. Тогда над краем впервые встал призрак независимости…

 

«Велик был год и страшен год по рождестве Христовом 1918,

от начала же революции второй. Был он обилен летом солнцем,

а зимою снегом, и особенно высоко в небе стояли две звезды:

звезда пастушеская – вечерняя Венера и красный, дрожащий Марс».

            Михаил Булгаков, «Белая гвардия»

 

            Год 1920-й вряд ли был многим лучше. Хотя на первый взгляд могло показаться, что борьба за объединение России под властью большевиков уже закончена. Колчак уничтожен, Каппель умер, Деникин сложил с себя полномочия и бежал в Англию. Врангель, запертый в Крыму, был обречен. Британский кабинет отказался поддерживать белых в их безнадежной борьбе и предложил сложить оружие. Но это оказалась лишь иллюзия победы.

            Огромная часть страны, лежавшая по ту сторону Уральских гор, не имела ничего общего с советской властью. Японцы хозяйничали там как у себя дома. Воины микадо под ручку с дамами прогуливались по улицам Владивостока, раскланиваясь с подтянутыми американскими офицерами, идущими навстречу. В Маньчжурии из бывших колчаковцев и каппелевцев составилась армия под командованием генерала Семенова. А его соратник барон Урген фон Штернберг все еще не прекращал бороться.

 

            В январе 1920 года первые части Красной армии вступили в Иркутск. Незадолго до этого власть в городе перешла к большевистскому революционному комитету. Именно отсюда, из Иркутска, должно было начаться освобождение Дальнего Востока от интервентов. Увы, руководство страны во главе с Лениным понимало: еще шаг ноги красноармейца на восток – и конец. Япония официально объявит войну Советской России, а сражаться с «самураями» нечем и некем. Эта война может стать подарком и для Врангеля, и для других «беляков». Поэтому довести дело до вооруженного конфликта нельзя ни в коем случае.

            Но война могла разгореться и без дальнейшего продвижения на Восток. Выход был один – создать на восточной границе буфер, который в случае чего примет на себя главный удар. Так появилась идея Дальневосточной Республики (ДВР). 6 апреля 1920 года на карте мира возникло новое государство. В него вошли Забайкальская, Амурская, Приморская, Камчатская области и Северный Сахалин. Хотя реально власть новой страны большевиков распространялась только на Прибайкалье. За полгода у молодой державы появилась армия. В нее вошли те, кто сражался здесь же в партизанских отрядах против интервентов и белых генералов. Понятно, что армию тоже создавали большевики.

            Казалось, цель достигнута. На переговорах на станции Гонгота японцы согласились вывести войска из Забайкалья. После этого Народная революционная армия Дальневосточной Республики сумела выбить части Семенова из Читы и перенести туда столицу. Одновременно «самураи» покинули Хабаровск.

            Но 26 мая 1921 года во Владивостоке вспыхивает восстание. Приморское земское правительство большевиков свергнуто. Новую власть возглавляет присяжный поверенный Меркулов. За ним стоят бывшие сторонники Каппеля и Семенова. Из ветеранов белой Дальневосточной армии тут же формируются вооруженные силы нового государства. 22 декабря белогвардейцы снова отбирают у ДВР Хабаровск.

            И это не единственная проблема. Глава правительства Дальневосточной Республики Александр Михайлович Краснощеков, он же Абрам Моисеевич Краснощек, он же Тобинсон, начал борьбу за независимость Приморья от Советской России. Учредительное собрание страны разработало конституцию. Виктор Сонин, действительный член Академии политической науки, профессор права, доктор исторических наук, Почетный работник высшей школы РФ так высказался об этом документе: «Конституция ДВР, принятая в 1921 г. Учредительным собранием Дальнего Востока, была одной из самых демократичных в Азиатско-Тихоокеанском регионе. При ее разработке использовались конституционные ценности РСФСР и стран Запада. На переднем плане в Конституции ДВР – всеобъемлющие социально-экономические, политические и личные права и свободы граждан. Особенно интересна экономическая модель ДВР, которая по многим параметрам напоминает современную экономическую структуру КНР. Лучшие экономисты и юристы России во главе с председателем правительства ДВР А.М. Краснощековым, имевшим американское экономическое и юридическое образование, работали над экономическим разделом Конституции ДВР. Дальневосточникам предлагался вариант смешанной экономики, в основе которой была такая концепция: рыночные отношения и госкапитализм в полном объеме в рамках социально-правового государства».

            Понятно, что новый поворот событий не устраивал Петроград. Краснощекова снимают и перебрасывают в центр. На его место приходит старый партизан Матвеев. Главнокомандующим войск республики назначен знаменитый Блюхер. Несколько решительных ударов – и потрепанная армия Владивостока отброшена за нейтральную зону под защиту японских войск. Новая атака белогвардейцев – и снова они отброшены.

 

            Фактически в этот момент Советская Россия лишилась всего Дальнего Востока. Приморье вышло из-под контроля. Как долго ДВР останется лояльной Петрограду – неизвестно. Очевидно, что, имея такую конституцию, она попытается получить реальную независимость. Вдобавок на всей территории действует так называемый «Зеленый клин».

            «Зеленым клином» назвали себя выходцы из Украины, коих в этих местах было огромное множество – около 70% от всего числа переселенцев. Один из журналистов в 1905 году писал так: «Среди русского населения, не считая казаков, малороссы настолько преобладают, что сельских жителей городской, так называемый интеллигентный, называет не иначе, как «хохлами». И действительно, среди полтавцев, черниговцев, киевских, волынских и других украинцев переселенцы из великорусских губерний совершенно теряются, являясь как бы вкраплением в основной малорусский элемент. Базар в торговый день, например, в Никольске-Уссурийском весьма напоминает какое-нибудь местечко в Украине».

            Первоначально планировалось, что бойцы «Зеленого клина» единым фронтом выступят за независимость Украины еще в 1918-м. Но никто из дальневосточных украинцев сильно не спешил под знамена гетмана Скоропадского. Зато они охотно вступали в ряды полков Семенова, который и стал основным защитником Владивостока от большевиков.

            Непонятно, чем кончилось бы противостояние, если бы не два фактора. Во-первых, как раз к этому времени европейские государства стали одно за другим де-юре или де-факто признавать Советскую Россию. Во-вторых, внутри Японии поднялась волна недовольства по поводу интервенции. Все это привело к тому, что союзники бросили Меркулова и Семенова самих разбираться с ДВР, Блюхером и большевиками. «Разборки», понятное дело, были короткими.

            25 октября 1922 года красные части вошли во Владивосток. Тут же на вновь занятых территориях организовываются большевистские митинги, на которых народ просит воссоединения ДВР с Советской Россией, что и происходит уже 15 ноября.

            Но два года независимости не прошли даром. Мечты о самостоятельности не покинули Приморье и до наших дней.

 

О том, как Приморье обещает отойти

к Японии… вместе с Курилами

 

            Сам факт того, что Китай и Япония не прочь наложить лапу на Приморье, не является секретом. С этой идеей они не расстались, хоть вооруженной интервенции больше и не устраивают. Выбраны иные пути. Япония привязывает регион к себе методами экономическими. Китай просто заселяет своими жителями, которым на родине стало тесно.

 

            Даже в Южной Корее создан фонд, борющийся за возврат «несправедливо захваченных Китаем и Россией» земель. И пятая часть населения страны уже внесла туда какие-то деньги. Но самое печальное для Москвы, что и россияне, живущие здесь, не видят ничего плохого в происходящем. А если вспомнить, что на территории края сейчас всего 7 млн. граждан России, а рядом с ними – 100 млн. китайцев, то проблема налицо.

            В результате, кстати, это один из самых неспокойных регионов с точки зрения ксенофобии. Китайские студенты, живущие во Владивостоке, часто боятся покинуть пределы общежития. И ситуация с каждым днем ухудшается.

            Не добавляют центру популярности воспоминания о лихих 90-х – выстуженных домах и лопнувших трубах парового отопления. Именно тогда многие здесь поняли, что вполне могут выжить и сами. Вдобавок, пока власти было не до местных проблем, тут появился круг бизнесменов, тихой сапой начавших торговлю природными ресурсами, иностранными автомобилями и прочими полезными вещами. Им российское государство мешает заниматься зарабатыванием денег так, как они это видят. Например, когда запретили ввоз в страну иномарок с правым рулем, так прямо и сказали: «Мы тут выживаем, как можем, а вы нам препоны ставите».

            В условиях кризиса и снижения цен на нефть никто и не скрывает, что регионам следует выживать так, как они посчитают нужным, особенно не рассчитывая на госбюджет. Полпред в Дальневосточном федеральном округе Виктор Ишаев назвал это «дать возможность региону стать самодостаточным». Губернаторов такая перспектива не порадовала. Ведь, например, республика Саха (она же Якутия) имеет дефицит бюджета в 1 млрд. рублей. Москва же постоянно выступает с инициативами, которые требуют затрат, а денег при этом не дает или дает мало. Так было с идеей довести пенсии до прожиточного минимума. Федеральный закон приняли. И даже деньги дали. Но не все. Только 75%. Да и те пока лишь пообещали.

            Еще одна категория, которая жаждет отделения – это местные политики и некоторые представители интеллигенции. Все чаще звучат призывы отдать, например, Курильские острова Японии. Причем с заявлениями такими выступает не кто-нибудь, а один из руководителей Дальневосточного государственного университета.

            Опять же очень показательными были недавние акции протеста во Владивостоке. Здесь очень многие «завязаны» на автомобильный бизнес. Когда решили увеличить ввозные пошлины на автомобили – это было равносильно обещанию отобрать у народа кусок хлеба. Причем не только у воротил, но и у простых смертных, работающих на автомойках и в магазинах. Арифметика проста: больше пошлины – меньше машин, меньше машин – меньше работы. Надо отметить, что в рядах манифестантов сразу же появились плакаты и растяжки, обещающие, что край отойдет к Японии вместе с Курилами. Такие вот местные особенности протестных акций.

            На манифестации чиновники из центра реагировали оригинально. Уже упоминавшийся Ишаев сказал следующее: «Спецслужбы зарубежных государств продолжают рассматривать Дальний Восток в качестве перспективного региона для использования молодежного потенциала в целях формирования оппозиции российской власти». Ему вторил и Владимир Пехтин, первый замглавы фракции «Единая Россия». Слова эти восприняли всерьез. МВД даже провело специальную проверку того, откуда взялись деньги на акции протеста. Оказалось, что копейку манифестанты брали из… собственного кармана. Покупали ватман, ленточки, ткань и своими руками делали агитпродукцию.

            Один из организаторов акции, представитель Федерации автовладельцев России в Приморье Анастасия Загоруйко так прокомментировала заявления центра: «Чиновникам проще сморозить очевидную глупость, нежели признаться в собственных ошибках. Если Виктор Ишаев скажет, что рост протестных настроений связан с просчетами правительства, он потеряет работу».

 

            Уже неоднократно призрак независимости вставал над Дальним Востоком. Было это и в начале прошлого века, и в конце его. Не утихают разговоры об отдельном государстве и сейчас. Надолго ли Приморье останется в подчинении у федерального центра? Не появится ли в ближайшее время новое государство? Однозначно на этот вопрос не может ответить никто.

 

            Кстати, в борьбе с семеновцами участвовал и Штирлиц. Дело в том, что легендарный персонаж многосерийного фильма «Семнадцать мгновений весны» помимо истории, показанной в киноленте, имел еще и литературную – в романах Юлиана Семенова. Будучи молодым разведчиком, ротмистр Максим Максимович Исаев служит сначала у Колчака, а потом срывает планы барона Ургена фон Штернберга по захвату Монголии.





Спешите подписаться на журнал “Планета”!