ОТРЯД СМЕРТИ
Май 2010
Вернуться к номеру >>

Теги: война, ВОВ, наука, медицина, история, Япония



            Отряд смерти

 

          Нынешнюю неприязнь Китая, КНДР и Южной Кореи к Японии с легкостью можно объяснить долгими годами притеснения. Но это далеко не единственная претензия. Помимо всего прочего, Страна восходящего солнца принципиально отказалась наказывать большую часть своих военных преступников. Многие из них продолжили жить и работать в Японии и даже заняли ответственные посты. В том числе те, кто проводил опыты на людях в печально известном отряде 731. Деятельность этой жутковатой организации мало чем отличалась от зверств доктора Йозефа Менгеле – «Ангела Смерти из Освенцима». Жестокость опытов и на редкость циничное отношение к происходящему не укладывается в сознании современного человека. А вот для японцев в свое время это являлось нормой. Ведь ставкой была «победа императора». А принести ее – он был в этом уверен – могла только наука.

 

Управление по водоснабжению и профилактике

 hirohito_400

            Все началось в 1926 году, когда японский трон занял император Хирохито, выбравший для своего правления девиз «Сева» («Эпоха просвещенного мира»). Монарх говорил: «Наука всегда была лучшим другом убийц. Наука может убить тысячи, десятки тысяч, сотни тысяч, миллионы людей за весьма короткий промежуток времени». Эти слова демонстрировали понимание политической ситуации. По образованию император был биологом. И полагал, что биологическое оружие поможет Японии завоевать мир.

            Создание его было доверено полковнику и ученому Сиро Исии, который по поручению японского военного ведомства в начале 30-х годов совершил вояж по бактериологическим лабораториям Италии, Германии, СССР и Франции. В своем итоговом докладе, представленном на рассмотрение высшим военным чинам Японии, ученый убеждал всех присутствующих, что биологическое оружие принесет огромную пользу Стране восходящего солнца.

            Летом 1935 года в Маньчжурии был создан отряд, занимавшийся подготовкой к бактериологической войне. Возглавлял его, как и планировалось, полковник (а впоследствии генерал-лейтенант) Сиро Исии. Чтобы сохранить тайну, сначала спецгруппу назвали Управлением по водоснабжению и профилактике частей Квантунской армии.

 

            Квантунская армия была сформирована Японией в 1931 году с целью подготовки агрессии против Китая, СССР и Монголии на базе гарнизона Квантунской области (юго-западная оконечность Ляодунского полуострова). 

            18 сентября 1931 года Квантунская армия атаковала Китай и к началу 1932-го оккупировала его северо-восточную провинцию – Маньчжурию. После чего осуществляла военную поддержку созданного 9 марта 1932 года марионеточного государства Маньчжоу-го – вторглась в китайскую провинцию Жэхэ и дошла до Великой стены.

 

«Невзрывающиеся бомбы»

           siro_isii_400 «В отличие от артиллерийских снарядов бактериологическое оружие неспособно мгновенно убивать живую силу, зато эти «невзрывающиеся бомбы» – снаряды, начиненные бактериями, – без шума поражают человеческий организм и животных, принося медленную, но мучительную смерть. Производить снаряды необязательно, можно заражать вполне мирные вещи – одежду, косметику, пищевые продукты и напитки, съедобных животных, можно распылять бактерии с воздуха. Пусть первая атака не будет массированной – все равно бактерии будут размножаться и поражать цели», – увлеченно говорил Сиро Исии.

            В 1936 году отряд разместился около деревни Пинфан (на тот момент – территория государства Маньчжоу-го). На строительство военно-бактериологического комплекса ушло чуть больше года. Это было громадное сооружение, окруженное рвом и забором с колючей проволокой, по которой пропускали ток высокого напряжения. На территории базы размещалось почти 150 зданий.

            Местом дислокации неслучайно выбрали именно Китай, а не Японию. Во-первых, при размещении отряда в метрополии было очень сложно соблюсти режим секретности. Во-вторых, в случае утечки «материала» пострадало бы китайское население, а не японское. Наконец, в Китае всегда были под рукой «подопытные кролики».

            В Квантунской армии специальные задания, выполняемые отрядом 731 (так он назывался с 1941 года), являлись приоритетными. Спецгруппу обеспечивали всем необходимым для исследовательской работы. Сюда были направлены лучшие кадры: трое генерал-лейтенантов медицинской службы, шесть генерал-майоров, десять полковников, двадцать с лишним подполковников и майоров, триста младших офицеров и прапорщиков. В лаборатории собрали ученых-бактериологов со всей Японии – к концу войны общая численность отряда 731 превышала 2 тыс. человек. Кроме того, к работе привлекали стажеров – способных школьников. Их обучали сбору бактерий, особенно не распространяясь об опытах над людьми.

            Помимо основного комплекса, отряд 731 имел четыре филиала, расположенных вдоль советско-маньчжурской границы, и один полигон для испытаний бактериологического оружия.

 

Их называли «бревна»

            Спецотряд 731 состоял из четырех подразделений, а также отдела материального снабжения, учебного комплекса и лечебницы. Первое подразделение занималось фундаментальными исследованиями бактериологической войны. Главной функцией второго были практические опыты на живых людях.

            Экспериментировали на бойцах Красной армии, китайских солдатах и офицерах. В качестве подопытных использовали разведчиков, студентов, рабочих, журналистов, а также людей, задержанных за уголовные преступления – китайцев и русских. Для подопытных существовала специальная тюрьма. Жандармерия и разведка неустанно заботились о пополнении «материала» – в грузовиках с черным закрытым кузовом без окон привозили все новых и новых смертников. То ли для соблюдения секретности, то ли для самоуспокоения их называли «бревнами». В зависимости от цели исследования их содержали в отдельных камерах или вместе – от 3 до 10 человек.

            По прибытии в отряд всякие пытки и жестокое обращение, обычное для попавших в жандармерию, прекращались. «Бревен» не допрашивали, не заставляли выполнять тяжелую работу. Пленные должны были как можно скорее восстановить силы. Поэтому их хорошо кормили: узники получали полноценное трехразовое питание – все то же самое, что и сотрудники отряда, – и витамины. Кроме того, они имели возможность достаточно спать.

            Однако так продолжалось недолго. Получавшие обильное питание «бревна» быстро поправлялись. Теперь они годились для научного эксперимента. С этого момента несчастных ждали только страдания, сравнимые с муками ада, и верная смерть.

            Подопытным прививали бактерии чумы, холеры, тифа, дизентерии, спирохету сифилиса и другие культуры живых бактерий. Их могли вводить в организм даже просто с пищей. После этого заболевших вскрывали, часто живыми, чтобы получить ответы на интересующие исследователей вопросы: увеличивается ли сердце пациента, как изменяется цвет печени, какие процессы происходят в живой ткани каждой части тела?

            Другой целью вскрытия живого человека было изучение различных изменений, возникавших во внутренних органах под воздействием тех или иных химические веществ: какие процессы происходят в органах, например, если ввести воздух в вены? Было известно, что это влечет за собой смерть. Но сотрудников отряда интересовали детали: через какое время наступит смерть, как изменятся внутренние органы?

            Вполне логично, что деятельность экспериментаторов не ограничивалась только биологическим оружием. Японские ученые хотели узнать пределы выносливости человеческого организма, для чего проводили страшные медицинские эксперименты.

            Например, доктора из спецотряда узнали, что лучшим способом лечить обморожение было не растирание пострадавших конечностей, а погружение их в воду с температурой 122 градуса по Фаренгейту. Выясняли это опытным путем: «При температуре ниже минус 20 подопытных людей выводили ночью во двор, заставляли опускать оголенные руки или ноги в бочку с холодной водой, а потом ставили под искусственный ветер до тех пор, пока они не получали обморожение, – рассказывал бывший сотрудник спецотряда. – Потом небольшой палочкой стучали по рукам, пока они не издавали звук, как при ударе о деревяшку». Затем обмороженные конечности погружали в воду определенной температуры и, изменяя ее, наблюдали за отмиранием мышечной ткани на руках.

            Кого-то из жертв отряда 731 постигла другая ужасная участь: их заживо превращали в мумии. Для этого людей помещали в жарко натопленную комнату с низкой влажностью. Человек обильно потел, но ему не давали пить, пока он полностью не высыхал. Затем тело взвешивали. При этом оказалось, что весит оно около 22% от первоначальной массы. Именно так в отряде 731 было сделано еще одно «открытие»: человеческое тело на 78% состоит из воды.

            По воспоминаниям сотрудников спецотряда, всего за время его существования в стенах лабораторий погибло около 3 тыс. человек. Однако некоторые исследователи утверждают, что реальных жертв докторов-убийц было гораздо больше. «Бревна» поставлялись сюда исправно. В среднем через каждые два дня появлялись три новые жертвы. Погибших в результате экспериментов сжигали в печах.

            Может показаться, что эти исследования – предел жестокости. Но отряд 731 пошел еще дальше. В 1939 году, на втором этапе боев на Халхин-Голе, источники воды во всем районе были заражены тифом, холерой, чумой. О количестве заболевших людей и муках, перенесенных ими перед смертью, можно только догадываться. За эту боевую операцию «Отряд Исии» получил благодарность от командующего 6-й отдельной армией.

            Время от времени некоторые члены спецгруппы выходили в близлежащие деревни – будто бы просто прогуляться. Они угощали местную ребятню пирожками – как потом оказалось, с микробами. Это были так называемые «полевые работы». Выглядело все как случайные вспышки болезней – никто не связывал их с отрядом. Бывшие служащие поведали еще об одной операции: три тысячи китайцев, содержавшихся в лагере военнопленных в Нанкине, также были накормлены пирожками, зараженными тифозными бактериями. Затем пленников отпустили на волю – разнести заразу по территории противника.

 

Фабрика болезней

          lab-o_400  Процесс производства бактерий был поставлен на поток и проходил в специальных стерильных помещениях. Сотрудники носили белые халаты, шапочки, фартуки, большие очки. Их лица закрывали маски. Никого узнать было невозможно. Чтобы не вдохнуть живые бактерии, люди не произносили ни слова и объяснялись только жестами. 

            Вирусы разводили на агар-агаре – продукте, получаемом из красных и бурых водорослей. После завершения посева питательная среда перемещалась в культивационную камеру. Получив освещение нужной интенсивности, необходимую температуру и агар-агар для питания, микробы быстро размножались, образуя молочно-белые скопления на поверхности питательной среды. По истечении определенного времени сотрудники группы начинали сбор материала. «На дне химического стакана находились бактерии в виде молочно-белой массы, напоминавшей сусло для приготовления японского сладкого саке», – вспоминал один из бывших сотрудников этой лаборатории. 

            «Отряд Исии» являлся гигантской фабрикой по производству смертоносных микробов. В месяц производилось бактериальной массы чумы до 300 кг; сибирской язвы – до 500–600 кг; брюшного тифа, паратифа, дизентерии – до 800–900 кг; холеры до 1 тонны. 

            Когда японские военные убедились в эффективности спецотряда Исии, они принялись за разработку плана применения бактериологического оружия против США и СССР. С «боеприпасами» проблем не было: по уверению сотрудников, к концу войны на складах отряда 731 накопилось столько материала, что при равномерном распределении по земному шару его хватило бы для уничтожения всего человечества.

            В июле 1944 года лишь позиция премьер-министра Тодзе спасла США от катастрофы. Японцы планировали с помощью воздушных шаров переправить на американскую территорию штаммы различных вирусов, смертельных для человека, скота и сельскохозяйственных культур. Но Тодзе понимал, что Япония уже явно проигрывает войну, и при атаке биологическим оружием Америка может ответить тем же. Поэтому чудовищный замысел, к счастью, так и не претворился в жизнь.

 

Finita la tragedia

            Конец существованию страшного проекта положил СССР. 9 августа 1945 года советские войска начали наступление против японской армии, и отряд 731 получил приказ «действовать по собственному усмотрению». Это было указание спасаться бегством. Но предварительно, чтобы замести следы злодеяний и уйти от заслуженных наказаний, генерал-преступник Исии распорядился убить подопытных и сжечь все, что могло бы раскрыть тайну. Работы по эвакуации начались в ночь с 10 на 11 августа. Большинство улик было уничтожено. В реку выбросили экспонаты «выставочной комнаты» – отрезанные человеческие органы, конечности, разрубленные разным способом головы.

            Но часть наиболее важных материалов сохранили. Сиро Исии и некоторые другие руководители отряда вывезли их из лабораторий и передали американцам – как выкуп за свою свободу. В Пентагоне тогда заявили: «В связи с чрезвычайной важностью информации о бактериологическом оружии японской армии правительство США решает не обвинять в военных преступлениях ни одного сотрудника отряда по подготовке бактериологической войны японской армии».

            Спецслужбам СССР удалось поймать только 12 сотрудников отряда 731 из более 2 тыс. «лаборантов». Заседания советского военного трибунала проходили в декабре 1949 года в Доме офицеров Красной армии в Хабаровске. Но в итоге все закончилось лишь фарсом.

            В отличие от международного Нюрнбергского, а затем Токийского трибунала, на Хабаровском процессе никого к смерти не приговорили. Были сроки по 2–3 года и 20–25 лет. Осужденных японских экспериментаторов перевезли из лагеря в Ворошилове в Ивановскую область в село Чернцы, где разместили в бывшем дворянском поместье по соседству с другими пленными – немцами. Кормили их вполне пристойно и не обременяли никакими тяжелыми работами. А через несколько лет освободили.

            Тех, кто активно сотрудничал с советскими следователями и контрразведчиками, стали отпускать на родину уже в 1953 году. Последние пленники покинули СССР в 1956 году. Осужденным вернули все личные вещи и одели в костюмы. Как вспоминал один из них, К. Юдзи, их после лагеря даже прокатили в плацкартном вагоне через Москву, рассказывая о ее достопримечательностях.

            Более того, для бывших японских военнопленных в Хабаровском Доме офицеров Красной армии были накрыты столы и устроен банкет по случаю их освобождения и возвращения на японскую родину. Кстати, именно там в 1949 году им выносили приговор.

            Когда в СССР начался судебный процесс по делам Сиро Исии и его подопечных, сам полковник благополучно жил в Токио и содержал отель. Бывший руководитель отряда 731, случалось, откровенничал в интервью газетчикам: дескать, что взять с нас, когда в специальных бактериологических частях служили даже принцы Микаса и Такеда. Умер Исии Сиро от рака в 1959 году. Он был похоронен при одном из буддистских монастырей Японии. Место его погребения сразу же засекретили.

            Дружба мучителей из отряда 731 продолжалась долго. Ежегодно его представители встречались в Токио у мемориала своих погибших подельников, случайно заразившихся во время опытов над китайскими и русскими узниками в бактериологических лабораториях.

            А в 20 км от Харбина в районе станции Пинфан стоит другой «памятник», молчаливо напоминающий об изуверствах врачей-убийц, – старая труба крематория, сквозь которую ушли в небо души тысяч замученных китайских и русских пленников...

            Документы о деятельности отряда 731 были представлены советской стороной Токийскому судебному процессу над главными японскими военными преступниками в 1946–1948 годах. Но главный обвинитель, американец Дж. Кинан, использовал свое положение, чтобы не дать им огласку и спасти от наказания тех, кто обвинялся в подготовке бактериологической войны. В 1950 году правительство СССР дважды возвращалось к вопросу о назначении специального международного суда над учеными-преступниками, но США не отреагировали на советские предложения. Более того, штаб американских войск в Японии сделал официальное заявление – химический отдел произвел «полное расследование» и не может подтвердить факт подготовки Японии к бактериологической войне.

            Советская сторона даже отправила запрос о выдаче членов спецгруппы 731. Однако в ответ американцы передали заключение: «Местопребывание руководства «отряда 731», в том числе Исии, неизвестно, и обвинять отряд в военных преступлениях нет оснований». Таким образом все ученые, почти 3 тыс. человек, кроме попавших в руки СССР, избежали ответственности за свои преступления. Многие из тех, кто препарировал живых людей, стали в послевоенной Японии деканами университетов и медучилищ, академиками, бизнесменами. Принц Такеда (двоюродный брат императора Хирохито), который инспектировал спецгруппу, тоже не понес наказания и даже возглавил японский Олимпийский комитет в преддверии Игр 1964 года.

            До 2009-го деятельность отряда 731 была темой, крайне щекотливой для японских властей. Либерально-демократическая партия Японии, находившаяся у власти, старательно избегала публичных обсуждений и тем более громких расследований в отношении этого подразделения. Пришедшая на смену консерваторам Демократическая партия осознанно совершила поворот в идеологии и решила вспомнить о застаревших «язвах» Японии. Были принесены извинения потерпевшим от Японии странам и началось изучение материалов по делу отряда 731.skull_400

            Главным объектом расследования станут кости около 100 человек – жертв спецгруппы. Кости были обнаружены в 1989 году, когда японка Тойо Исии, служившая медсестрой во время Второй мировой войны, рассказала властям о массовом захоронении. Она указала точное место, где в августе 1945 года она и ее коллеги по приказу отряда 731 хоронили мертвые тела или их фрагменты.

            До сей поры главным остается вопрос: были ли специалисты и работники отряда 731 нормальными людьми? Скорее всего, да. Проводя чудовищные эксперименты над своими собратьями, они находились в здравом уме. Многие приехали в отряд с семьями – работать и заниматься исследованиями. Немало было и тех, кто, получая за свою работу хорошую зарплату, отправлял деньги в Японию – на обучение младших братьев и сестер или на лечение родителей.

            Бывший служащий отряда говорил: «Мы не сомневались, что ведем эту войну для того, чтобы бедная Япония стала богатой, чтобы способствовать миру в Азии... Мы считали, что «бревна» – не люди, что они даже ниже скотов. Среди работавших в отряде ученых и исследователей не было никого, кто хотя бы сколько-нибудь сочувствовал «бревнам». Все – и военнослужащие, и вольнонаемные отряда – считали, что истребление «бревен» – дело совершенно естественное».

             Им постоянно внушали, что «подопытный материал» или, как здесь говорили, «бревна», достойны только смерти. И у сотрудников лабораторий не возникало даже тени сомнения в этом. Но, видимо, прозрение все же наступило. В интервью, которые брал Сэйити Моримура – японский писатель и публицист, автор книги «Кухня дьявола» – у бывших сотрудников отряда, многие раскаялись в своих поступках. Правда, произошло это спустя десятилетия.





Спешите подписаться на журнал “Планета”!