БЕСШУМНОЕ ЦУНАМИ
Июнь 2008
Вернуться к номеру >>

Автор: Михаил Кузнецов
Раздел: Экономика
Теги: глобальные проблемы, политика, экономика, кризис, ресурс, еда



Мировое сообщество в тупике – никто не знает, как справиться с продовольственным кризисом.

      В Африке, Азии и Латинской Америке люди выходят на улицы, а на Гаити обезумевшая толпа пытается штурмовать президентский дворец…

      В ЮАР глобальной забастовкой угрожают профсоюзы, а в Израиле – ветераны четырех войн за выживание…

      Крупнейшие производители продовольствия вводят ограничения на экспорт, и даже в США и Великобритании в некоторых магазинах начинают отпускать не больше килограмма риса в одни руки…

      Мир впервые за долгие годы столкнулся с глобальным продовольственным кризисом и оказался абсолютно к нему не готов.

     

      Гром грянул среди ясного неба и заставил растеряться даже видавших виды экспертов. Ведь всего пару лет назад большинство из них сочувственно качали головами, глядя на отчеты сельхозпредприятий, и сетовали, что чрезмерно низкие цены «убивают аграрный сектор».

      В США и Европе фермеры получали огромные дотации за… уничтожение посевов и сокращение производства. А Вашингтон и Брюссель постоянно грызлись из-за «чрезмерных субсидий» сельскому хозяйству (без них продукция местных аграриев оказалась бы слишком дорогой и просто никому не нужной).

      Но все это было лишь прелюдией к «тихому цунами» – так поэтично назвала невиданный взлет цен на продовольствие руководитель Международной продовольственной программы ООН Жозетт Ширан.

      В цифрах «тихое цунами» выглядело примерно так. За последние 3 года цены на пшеницу выросли на 181%, сою – на 90%, рис – на 80%, кукурузу – на 35%. Молоко и мясо во многих странах подорожали вдвое. Таких высот продукты питания не брали уже лет тридцать. В среднем же цены на продовольствие, по расчетам МВФ и Всемирного банка, выросли за три года на 60–80%.

      В 2004 году самое разрушительное цунами, обрушившееся на побережье Индийского океана, унесло жизни 180 тыс. человек. Еще несколько десятков тысяч остались без крова. Более миллиона лишились крыши над головой. 

      В 2007-м резкое подорожание продовольствия, по оценке ООН, разом отбросило за черту бедности 100 МЛН. человек! Всемирная организация здравоохранения подсчитала, что ЕЖЕДНЕВНО от голода и вызванных им болезней УМИРАЕТ 24 ТЫС. человек.

      А ведь еще в 1974 году ООН заявляла о намерении полностью уничтожить голод в течение… 10 лет. Та декларация так и осталась на бумаге. В 90-м планы были уже значительно скромнее – к 2020 году сократить число голодных хотя бы наполовину. Но и сегодня их ничуть не меньше, чем было 18 лет назад. А если с кризисом справиться не удастся, то к 2020-му их число возрастет в 1,5 раза и составит 1,2 млрд. человек.

      В общем, ситуация в мире складывается неутешительная. И самое главное – похоже, что никто толком не знает, что со всеми этими проблемами делать.

      Июньский саммит FAO (Организации ООН по сельскому хозяйству и продовольствию), спешно собранный в Риме, должен был, по идее, предложить глобальную стратегию преодоления кризиса. В столице Италии собрались сотни экспертов, почти пять десятков глав государств и правительств, полторы сотни министров сельского хозяйства, руководители всех «профильных» международных организаций. Даже президенты Ирана и Зимбабве почтили Рим своим присутствием, хотя их там явно не ждали.

      В общем, аудитория собралась самая что ни на есть представительная. Вот только конкретных мер никто предложить так и не смог. Точнее, все предложения сводились к необходимости увеличить помощь голодающим странам и срочно что-то делать с производством продовольствия, которого вдруг оказалось решительно недостаточно.

      Глава FAO Жак Диуф даже определил цену окончательного решения проблемы голода – 30 млрд. долларов. Ему поаплодировали, конечно, кое-кто даже благосклонно покивал, и вроде бы даже пообещали подкинуть деньжат. Вот только эксперты в реальности такой программы сильно сомневаются. 

       

      Чуда на римском саммите FAO не случилось. Зато журналистам представилась уникальная возможность расспросить «самых сведущих» людей планеты о причинах поразившего планету недуга. Откуда все эти неприятности?

      Количество теорий, высказанных участниками форума, порадовало своим разнообразием… 

     

      Кто-то «слишком много ест»

      Первая, и в общем-то самая очевидная причина – человечество стало потреблять слишком много продовольствия. Как минимум, потому что людей на планете с каждым годом становится все больше и больше.

      Правда, есть одна нестыковка. Население растет достаточно плавно, а вот цены на продукты рванули вверх уж как-то слишком резко. 

      Но и на это почтенным экспертам нашлось что возразить.

      По данным FAO, 862 млн. человек в мире хронически недоедают. Одновременно на планете насчитывается более 1 млрд. человек с избыточным весом. Причем 300 млн. – в стадии ожирения. При этом каждый, страдающий ожирением, по прикидкам медиков, ежедневно потребляет примерно на 20% больше калорий, чем необходимо обычному человеку. Получается, что ожиревшие «объедают» 60 млн. человек. 

      Оказывается, «виноваты»… Индия и Китай. Ну, точнее, не то чтобы виноваты, однако причина именно в них. В этих странах экономика развивается настолько успешно, что прежде чуть ли не поголовно нищее и голодное население в последние годы стало питаться несравненно лучше. А так как этого населения там, как ни крути, миллиарды, то небольшая прибавка к рациону каждого индуса или китайца выливается в весьма существенные объемы пшеницы, риса, мяса…

      По данным Всемирного банка, 40% мирового продовольствия составляет зерно. Овощи и фрукты – около 17%. Мясо – всего 3%. Но для производства мяса требуется примерно в 5 раз больше площадей, чем для той же пшеницы. 

      Скептики, правда, с этими выводами не совсем согласны. По имеющимся в распоряжении экономистов данным, уровень потребления мяса на душу населения в Китае сравнялся с европейским уже в 2005 году. 

     Почему же ценовые скачки начались только в 2007-м?

      Аналогичная история с Индией. В последнее время спрос на продукты там рос в среднем на 35 млрд. долларов в год. Сумма немаленькая. Но примерно такими же темпами ежегодно увеличивались и потребности, например, Польши. Так что вряд ли масштабный кризис стал исключительно результатом «перекосов потребления» азиатских гигантов.

     Каверзы природы

     
 2007-й стал рекордсменом по несчастьям, свалившимся на сельское хозяйство в самых разных уголках земного шара.

      Невероятные морозы и наводнения в Таджикистане, засуха в Молдове, разнообразные природные катаклизмы в других странах... Результат оказался плачевным – такого плохого урожая в мире не было с 1983-го года. Критически низкими оказались и государственные запасы.

      Между тем, ученые не уверены, что аналогичная ситуация не повторится в будущем.

      Климат матушки-Земли меняется у нас на глазах и с каждым годом становится все менее предсказуемым.

      «Продолжающиеся изменения климата ведут к тому, что посевные площади иссыхают или затопляются. Возникают новые болезни животных и растений, доходы снижаются. Мы должны производить продовольствия на 40–60% больше, а при этом на юге отчетливо сокращаются посевные площади», – сетовал в одном из интервью замдиректора FAO Александр Мюллер.

      В колокола бьет и Всемирная организация здравоохранения. Недавно в Йемене обнаружили новый (и исключительно агрессивный) штамм заболевания пшеницы, известный под названием Ug-99 (впервые найден в Уганде в 1999 году).

      Так вот, эксперты опасаются, что он в течение нескольких лет может поразить до 80% посевов пшеницы в регионе, ввергнув в голод целые страны. В опасности 65 млн. гектаров. Распространение заразы грозит Египту и Ирану, а может быть, и таким крупным мировым производителям зерна как Афганистан, Туркменистан, Узбекистан и Казахстан. В этом случае неприятностей хватит всему миру.

      Эффективных методов борьбы с болезнью пока нет. И пока неясно, смогут ли ученые оные вовремя обнаружить. 

      Правда, и этим проблема не исчерпывается.

      Сельское хозяйство, по статистике, дает примерно треть всех выбросов углерода (за счет топлива, удобрений, цикла переработки). И, естественно, чем больше площадей занимают новые посевы – тем сильнее давление на природу и тем быстрее меняется климат. А это, в свою очередь, снова «бьет» по урожайности. Получается замкнутый круг. 

      Единственный выход – глобальное техническое «перевооружение» сельского хозяйства и сверхактивное внедрение новых технологий. Но они, увы, большинству беднейших аграрных государств просто не по карману.

      Сегодня часть стран, остро нуждающихся в привозном продовольствии, максимально приблизились к пределам возможностей своих сельхозугодий. Характерен пример Египта – местные аграрии уже перегнали США и Японию, да и ряд стран Европы, по урожайности зерновых и объемам внесения удобрений. Выжать больше из собственных владений они просто не в состоянии. 

      В других регионах проблемой становится доступность пресной воды. Острая конкуренция между населением, промышленностью и сельским хозяйством не всегда решается в пользу последнего. Особенно это существенно для стран Ближнего Востока, Индии, Китая…

      В утешение можно сказать, что в этом году, если верить Международному совету по зерну, нас ожидает рекордный урожай зерновых (645 млн. тонн одной только пшеницы при потребности в 610–620 млн. тонн). Но вряд ли он окажется столь гигантским, чтобы продуктовые цены вернулись к прежнему уровню.

     Нефтяной след

      

      Ясное дело, без нефти в новом мировом кризисе не обошлось.

      За последние три года в 4 раза подорожало топливо и транспортные тарифы, в 3–4 раза – удобрения. Все это тяжким грузом ложится на бюджет фермера в любой стране мира. Получается, что каждый лишний доллар, заплаченный за баррель нефти, дважды и трижды учитывается в цене простой буханки хлеба.

      Одновременно в ведущих странах мира резко возрос интерес к разнообразным «зеленым технологиям», особенно к биотопливу. Дельцы из самых развитых стран быстро смекнули – теперь, когда цена «черного золота» достигла заоблачных высот, «зеленое топливо» может оказаться сверхприбыльным вложением капитала.

      Сказано – сделано. В 2007-м на нужды «зеленой энергетики» пустили 100 млн. тонн зерновых культур – прежде всего сои, кукурузы и рапса (как наиболее дешевых). 

      Именно это, по подсчетам экономистов, обеспечило 30% мирового роста цен. А по мнению отдельных экспертов – и на все 50%!

      А ведь речь идет всего-навсего о каких-то 6% мирового сбора зерновых.

       

      Вице-президент Российской академии сельскохозяйственных наук Иван Ушачев: «Фермеры прекрасно справились бы с продовольственным кризисом в мире, если бы не бурное развитие биоэнергетики».

     

      Беда в том, что ведущие производители продовольствия уже вошли во вкус высоких «энергетических» доходов и не очень-то хотят от них отказываться в пользу голодающих.

      К 2010 году США планируют до 30% урожая кукурузы перерабатывать в этанол. ЕС к этому времени планирует довести долю «зеленого» топлива для транспорта до 10%.

      На римском саммите прозвучала такая цифра: в мире ежегодно тратится 11–12 млрд. долларов на проекты, связанные с производством этанола. Это треть той суммы, которая необходима для окончательного решения проблемы голода.

      В проектах все программы «зеленой энергетики» выглядят исключительно радужно. 

      Проблемы лишь три.

      Первая. Миллионы машин из существующего в мире автопарка при переходе на биотопливо просто не поедут, а может быть, окончательно выйдут из строя. 

      Вторая. По некоторым расчетам выходит, что для выращивания необходимого количества кукурузы и рапса придется вырубить столько лесов и произвести столько удобрений, что углерода в атмосферу попадет значительно больше, чем будет «сэкономлено» за счет сокращения потребления нефти и ее производных.

      Наконец, третья. «Если 20% растущей потребности в нефти будет покрываться биотопливом, то вскоре людям нечего будет есть», – такую мрачную перспективу рисует Петер Брабек, глава швейцарского продовольственного концерна «Nestle». 

     

      Эксперты организации «Oxfam» подсчитали, что если государства по-прежнему будут вкладывать деньги в биотопливо в сегодняшних масштабах, то к 2025 году число голодающих увеличится на 600 млн. человек.

      Против бесконтрольного производства биотоплива уже выступили президенты Перу и Боливии, а министр немецкого правительства по делам развивающихся стран Хайдемария Вичорек-Цойль предлагает вовсе запретить производство этанола. Сомнения в эффективности существующих программ выражали также Великобритания и Люксембург.

      Стойкость и непреклонность проявляют как всегда в Вашингтоне. В администрации Джорджа Буша-младшего считают все тезисы о влиянии биотоплива на продуктовые цены глупостью и бредом. Похоже, повторяется ситуация с парниковым эффектом, в который верит все человечество, кроме обитателей Белого дома.

       Ценовой парадокс или 

       кто заплатит по счетам


      Продуктовый кризис резко изменил отношение экспертов к перспективам сельского хозяйства. 

      Если несколько лет назад все сводилось исключительно к охам и ахам по поводу его незавидной судьбы, то сегодня специалисты ожидают приток в эту сферу огромных инвестиций, сравнимых по своим масштабам с нефтяным бумом.

      Казалось бы, что в этом плохого? Вот и появится у бедных аграрных государств шанс вытащить свою экономику на новый уровень. Им сам бог велел нажиться на столь благоприятной конъюнктуре.

      Вот только на практике ситуация выглядит несколько по-иному. 

      Как ни парадоксально, наибольшие прибыли от небывалого скачка продуктовых цен получают отнюдь не беднейшие государства, где ничего кроме сельского хозяйства и нет, а как раз высокоразвитые индустриальные страны.

      

      В одних только США экспорт пшеницы в прошлом году вырос на 75%! В той же Голландии аграрный сектор – локомотив местной экономики. И все потому, что западный мир уже давно не оперирует понятием «сельское хозяйство». Его там в традиционном понимании нет. А есть иное словосочетание – «высокотехнологичное производство еды».

      Новые технологии и самая современная техника – вот главный фактор успеха на рынке продуктов. Пока где-то в Африке аборигены пытаются с помощью мотыги прокормить свои семьи, европейцы и американцы умудряются быстрее, дешевле и качественнее поставить излишки своей продукции в любой уголок земного шара. 

      Для примера достаточно вспомнить, как быстро отечественные прилавки заполнились импортной продукцией после знаменитой перестроечной либерализации цен. Покупать иностранное оказалось дешевле и проще, чем выращивать свое.

      Многие тогда считали это само собой разумеющимся. Мол, рыночный механизм всегда самый эффективный. Сегодня тем странам, кто радовался импортному изобилию, явно не до смеха. Импортное продовольствие идет втридорога, а своего-то и нет. 

      Прогнозы обещают в 2008 году 25%-ную прибавку к ценам, но этот показатель сродни «средней температуре по больнице». Большую часть счета придется оплатить беднейшим странам. Там рост прогнозируется где-то в районе 50–60%, а для самых бедных уголков Африки может дойти и до 75%.

      Зато крупнейшие продовольственные компании порадуют своих акционеров крупными барышами (в прошлом году норма прибыли в этом секторе оказалась выше, чем в нефтегазовой промышленности).

      Не останутся в накладе и биржевики. Зерно, как и нефть, уже давненько перестало быть обычным товаром. Торговля потенциальными контрактами (так называемыми опционами и фьючерсами) на крупные партии зерновых – обычный инструмент современного финансиста. 

      В биржевой торговле зерном крутятся колоссальные капиталы. В том числе те, которые хозяева успели «вытащить» из скользящей в пропасть американской ипотеки. Продуктовый рынок показался многим инвесторам настолько привлекательным, что к началу 2008 года только на Лондонской бирже количество фьючерсных контрактов на продовольственное сырье увеличилось на 65%.

      На этом рынке сегодня играют на повышение. И если интерес сохранится в прежнем объеме – новый рост цен не за горами.

     Последствия

      Мировой рынок продовольствия лихорадит. Конкретных рецептов оздоровления нет ни у кого. А потому большинство спешит позаботиться о собственных интересах самостоятельно.

      

      И хотя в риторике политиков ценности свободного рынка все еще присутствуют, на деле многие начинают «закручивать гайки».

      7 из 12 ведущих производителей и экспортеров пшеницы в прошлом либо в начале этого года заявили о введении ограничений на экспорт этого товара. В их числе Россия, Китай, Аргентина и Казахстан. В Поднебесной пошлину подняли сразу на 20%. А в России и вовсе в 4 раза.

      Таиланд, Вьетнам, Бирма, Камбоджа и Лаос ведут переговоры о создании… «рисовой ОПЕК» – т.е. организации стран – экспортеров риса. Вместе эти 5 государств держат под контролем более 50% экспортных рисовых поставок. 

      «Мы вынуждены покупать дорогую нефть, цена которой растет, но рис продаем дешево. Это нарушает наш торговый баланс», – честно заявили инициаторы этих переговоров, таиландцы. По всей видимости, они надеются, что единая структура сможет еще более эффективно диктовать ценовые условия главным потребителям. Филиппинцы уже объявили это решение «грозой мировой продовольственной безопасности». Но переговоры все равно продолжаются.

      В Латинской Америке лидеры Боливии, Никарагуа, Венесуэлы и Кубы договорились о создании торгового альянса «Боливарианская инициатива». В их планах вложить примерно 100 млн. долларов в развитие регионального сельского хозяйства и увеличение производства зерновых.

      Аналогичные меры ограничительного или стимулирующего характера обсуждаются или уже внедряются в большинстве стран мира. 

      Главный же вывод, который каждая страна может сделать из продовольственного кризиса, весьма четко выражен российским журналом «Эксперт»: «Нынешний кризис развеял миф о якобы существующем свободном рынке, при наличии которого производство продовольствия может быть сосредоточено в нескольких наиболее благоприятных регионах и обеспечивать весь остальной мир. Все национальные правительства убедились в том, что страна должна иметь собственное развитое сельское хозяйство, даже если оно целиком основано на дотациях».

     

     В 2008 году, по оценке FAO, мировой экспорт продовольствия впервые в истории превысит сумму в ТРИЛЛИОН (1 000 000 000 000) ДОЛЛАРОВ, а цены вырастут в среднем на 26%.

     Продовольственный кризис затронул не только беднейшие страны из списка ООН. 

     Сенату США пришлось срочно вотировать программу увеличения расходов на продуктовую помощь сразу на 10 млрд. долларов. Именно во столько обойдется бюджету подорожание «талонов на питание», которыми пользуются сегодня 28 млн. неимущих американцев.

     В самой бедной стране ЕС – Португалии – за чертой бедности живут примерно 2 млн. человек (20% населения). Причем до 500 тыс. португальцев (бездомных, пенсионеров, нелегальных мигрантов) получают бесплатные продуктовые пайки в благотворительном Продуктовом банке. В программе сбора и распределения съестных припасов задействовано примерно 17 тыс. волонтеров.

     По данным Национального института статистики Испании, зарплаты 60% испанских семей не хватает до конца месяца, так что они вынуждены прибегать к кредитам даже для покупки питания. Причины – высокая инфляция, огромные выплаты по ипотеке и невиданный рост цен на продукты.

     В 2002 году римский саммит FAO оказался в центре грандиозного скандала. В руки журналистов попало… меню торжественного ужина, который давало правительство Италии для высоких гостей мероприятия. Оказалось, что проблемы голода обсуждались за столом, буквально ломившимся от яств. Многим это показалось, мягко говоря, некорректным. Поэтому в 2008-м перечень разносолов был «серьезно сокращен» по прямому указанию премьера Берлускони.

     Все миллионеры планеты, по оценке консалтингового агентства «Oliver Wyman», владеют примерно 50 трлн. (50 000 000 000 000) долларов. И каждый год эта сумма увеличивается в среднем на 11%, т.е. мировые толстосумы ежегодно становятся богаче на 5,5 трлн. долларов. Всего полпроцента от этой суммы хватило бы, чтобы накормить всех голодных.

     «30 млрд. долларов необходимо, чтобы накормить 862 млн. голодающих в мире, тогда как на закупку оружия в 2006 году в мире потрачено 1200 млрд.», – Жак Диуф, глава FAO.

     Организация по защите прав животных (PETA – People for the Ethical Treatment of Animals) объявила об учреждении особой премии в размере 1 млн. долларов тому, кто создаст синтетическое мясо, по виду и вкусу идентичное настоящему. Руководствовалась PETA, собственно, интересами «безвинно убиваемых животных». Но многие специалисты считают, что очень скоро синтетическое мясо может понадобиться для совсем иных целей, а именно для решения глобальной проблемы голода.

     Характерен пример Египта – местные аграрии уже перегнали США и Японию, да и ряд стран Европы, по урожайности зерновых и объемам внесения удобрений. Выжать больше из собственных владений они просто не в состоянии.

     По данным исследования, проведенного по заказу ОБСЕ и «Royal Society», во многих регионах мира использование биотоплива приводит к лишним затратам энергии. Например, в США на производство этанола тратится на 30% больше энергоресурсов, чем получается на выходе…

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!