КАК СТРОИЛИ «КАНАТЧИКОВУ ДАЧУ»
Май 2008
Вернуться к номеру >>

Автор: Глеб Суворов
Раздел: В конце номера
Теги: глобальные проблемы, история, курьез



 

Как строили «канатчикову дачу» или кое-что из истории благотворительности

 

Еще в детском садике малышей учат делиться. «Вася, дай Пете поиграть с твоей машинкой», – обреченным голосом призывает воспитательница, заранее понимая, что ее рекомендация будет разве что принята к сведению. Вася судорожно держится за машинку и смотрит на Петю, как Ленин на буржуазию. Вася уверен – свое лучше не отдавать. Когда ребенок подрастет, суровая жизнь не раз убедит его в этом.

            Бывает и по-иному. Какая-нибудь сердобольная Маша щедро раздаривает подружкам мешок сладостей, а потом удивленно выясняет у мамы, почему ей самой в итоге не досталось ни одной конфетки. Мама раздраженно делится житейской мудростью – «в кругу друзей не щелкай клювом». Маша хлопает глазками и в следующий раз опять поступает по-своему.

            Маша – стихийный благотворитель. Из таких «белых ворон», как она, вырастают благороднейшие люди. Они помогают другим и часто не могут толком объяснить, зачем это делают. Говорят – «движение души и веление сердца». Лучше не скажешь…

            Впрочем, среди тех, кто называет себя «благотворителями», есть разные люди – бескорыстные идеалисты, природные добряки, ловкие жулики и городские сумасшедшие. Кто-то занимается благотворительностью, потому что так велит его вера, кто-то –  желает помочь людям, а кто-то становится благотворителем… по недоразумению.

 

            К примеру, с богатым волжским купцом Василием Аршиновым приключилась занимательная история.

            Случилось так, что один из сыновей Василия Федоровича увлекся музыкой. А вот к торговому делу отца ну никак не лежала его душа. Что ж, музыка так музыка – решил Аршинов. Понял – надо поддержать увлечение сына. Можно было бы, конечно, и инструмент хороший купить, и учителей известных пригласить. Но зачем же размениваться по мелочам? Взял Василий Федорович да и построил любимому сыну цельную консерваторию в Саратове, красоты неимоверной. Занимайся, мол, сынок, сколько душе угодно. Консерватория эта, кстати, до сих пор считается одной из лучших в мире.

            Второй его сын тоже не хотел продолжить торговое дело отца. Ему геологию подавай. Ну что ж – геология так геология! На тебе, сынок, в подарок Научно-исследовательский институт для изучения горных пород и минералов (в наши дни это НИИ минерального сырья). В общем, и сыновьям угодил, и два добрых дела заодно сделал!

«Поклонись при всех в ноги –

дам миллион на больницу»

            А вот удивительная история Алексеевской психиатрической больницы. В свое время городской голова, Николай Александрович Алексеев, объявил сбор средств на строительство больницы. Вносились самые разные суммы, кто сколько мог. Выделил тысячу рублей – спасибо, выделил пять рублей – и тебе спасибо. Купцы русские и тут в стороне не остались. Один из них, богатый купец Ермаков, решил не просто сделать пожертвование, а поюродствовать да больное самолюбие свое потешить. «Поклонись-ка, – говорит он Алексееву, – при всех мне в ноги – миллион дам на больницу». Алексеев не раздумывал – взял да и поклонился, ниц пал перед купцом, не счел за унижение. Корпус, возведенный на эти деньги, до сих пор называют Ермаковским.

            Собрали в городскую казну около 1,5 млн. рублей (огромнейшая по тем временам сумма). Больницу, построенную впоследствии на эти средства, прозвали в народе «канатчикова дача», видимо потому, что участок земли под ее строительство приобрели у купца Канатчикова. Больница, кстати, до сих пор существует (до недавнего времени носила имя известного психиатра Кащенко). А вот с Николаем Александровичем судьба сыграла злую шутку – его прямо в рабочем кабинете убил душевнобольной. Но, даже умирая, Алексеев остался верен себе – буквально в последние секунды жизни он подписал чек на 300 тыс. рублей. Эти деньги пошли на строительство и содержание больных.

Театр для любимой

            В России в конце XIX – начале ХХ века благотворительность становится явлением чрезвычайно распространенным. Эти традиции были заложены еще Третьяковым, Солдатенковым, Мамонтовым, Щукиным, Морозовым, Бахрушиным. Идеи благотворительности настолько овладели умами, что богачи стали даже состязаться друг с другом в благородных поступках.

            Рассказывают, что знаменитый русский меценат Савва Тимофеевич Морозов был страстно влюблен в актрису Московского художественного театра Марию Андрееву. Именно ради нее Морозов финансировал реконструкцию театра, пожертвовав в общей сложности 500 тыс. руб. Да еще пообещал театру всестороннюю помощь. Уж очень хотелось купцу-миллионщику, чтобы театральная звезда – его любовь – играла на обновленной сцене.

            Но было одно условие, которое Савва Морозов поставил перед основателями театра, – ни в коем случае не упоминать в газетах его имя. Боялся ли он сплетен и пересудов или был верен христианской морали, признающей только ту помощь, о которой не трубят на всех перекрестках, – сказать трудно. Да, наверное, и не столь это важно. Главное, что театр радовал тысячи зрителей, коим было мало дела до душевных переживаний фабриканта Морозова…

            Впрочем, и во времена более отдаленные людям не чуждо было милосердие и сострадание. В XVII веке премьер-майор Григорий Походяшин – владелец несметных богатств – имел «сердце, к чужой беде чувствительное». Однажды, находясь на заседании общественного собрания, он испытал глубокое душевное потрясение от речи Н.И. Новикова о тяжких страданиях детей, гибнущих от голода в России. Премьер-майор на собственные средства организовал в Москве бесплатную раздачу хлеба для бедноты, вложив туда чуть ли не все свое баснословное состояние. Истратив на благотворительность огромные деньги, Походяшин умер в крайней бедности, позабытый всеми.

За всю историю русского православия

храмы никогда сами не покупали колокола

            Интересный факт – колокола для храмов всегда отливались на пожертвования. Высота крупного колокола достигает 2,6 м, а диаметр – 2,4 м. Весит он в среднем 5 тонн и стоит очень дорого. Естественно, купить колокола многим храмам было просто не под силу. Потому и возникла традиция принимать их как особый дар от благотворителя. Имя дарителя всегда указывают на колоколах. Только вслух, согласно той же традиции, не называют, а просто чеканят на колоколе молитву за их здравие.

             Кстати, экс-президент России Владимир Путин на 300-летие Петергофа преподнес специальный колокол для карильона – особого музыкального инструмента. На нем отлили надпись «Поздравляем! Фамилия Путины». Говорят, что на колокол бывший глава государства пожертвовал свои личные сбережения – 40 тыс. евро.

            На Западе с благотворительностью также связано немало забавных историй.

            Возьмем, к примеру, Фонд Рассела Сейджа, основанный вдовой крупного американского финансиста Оливией Сейдж. В основе его создания – история их сложных семейных отношений. Говорят, что Оливия относилась к мужу с презрением за его нечистоплотность в делах. В 1907 году, после смерти благоверного, она стала наследницей огромного состояния, но решила… никогда не пользоваться «грязными деньгами»! Тогда-то она и создала фонд для помощи бедным.

            А вот еще одна история, гораздо более печальная. Когда у сенатора Саймона Гуггенхайма умер сын, горю семьи не было предела. Решив увековечить его память, сенатор в 1925 году создал фонд для поддержки ученых и художников с тем, чтобы дать им возможность развивать новые направления в искусстве. Сенатор стремился помочь людям понять ту красоту, которой не успел насладиться его сын.

            Кстати, в современной Америке сформировался так называемый «рынок благотворительности», на котором происходит жесткая конкуренция между основателями фондов. Соревнуются в… эффективности расходования средств, направленных на благотворительность.

            Один из самых крупных взносов в истории благотворительности сделали в 1999 году владелец «Microsoft» Билл Гейтс и его жена Мелинда, перечислив на добрые дела колоссальную сумму в 16 млрд. долларов!

            Благотворительность часто приобретает весьма странные формы. Интересно, что одно из самых щедрых пожертвований для Нью-Йоркской епархии сделал… атеист! Это был Роберт Уилсон, американский бизнесмен, который считает, что западная цивилизация обязана своим существованием Римско-католической церкви. Уилсону на тот момент было 80 лет. Во всеуслышание объявив себя атеистом, он перечислил епархии Нью-Йорка сумму в 22,5 млн. долларов. Эти деньги направили в фонд, помогающий католическим школам.

30 млрд. долларов другу

            Безусловно, крупнейшим пожертвованием в истории благотворительности стал дар Уоррена Баффетта, составивший более 30 млрд. долларов (почти все состояние). Являясь другом Билла Гейтса, он передал эти деньги в его фонд на благотворительные цели. Для сравнения – ООН и все ее агентства тратят в год 12 млрд.

            А знаете ли вы, как был создан знаменитый Всемирный фонд дикой природы (WWF)? Очень просто – как-то голландский принц собрал так называемый «Круг 1001». Все это были весьма богатые люди, каждый из которых пожертвовал не слишком обременительную сумму в 25 тыс. долларов. Именно эти деньги и положили начало благородному делу спасения диких животных и растений во всемирном масштабе.

Как наследники мецената

разочаровали галерею «Tate»

            Американский музей «Sterling and Francine Clark Art Institute» (штат Массачусетс) недавно стал обладателем необычайно ценной коллекции живописи. В коллекции содержатся полотна Джона Констебла, Тернера, Гейнсборо и других выдающихся живописцев с мировым именем. Музейная общественность не ожидала такого поворота событий. Все дело в том, что британский миллионер и филантроп сэр Эдвин Мэнтон не раз перечислял значительные суммы британской галерее «Tate». Все были уверены, что и свою замечательную коллекцию он со временем передаст именно туда. Однако события приняли неожиданный поворот. После смерти миллионера его наследники подарили ценную коллекцию небольшому американскому музею, добавив к ней 50 млн. долларов. В истории музеев США это был крупнейший дар.

 

«Корпус Мира» или

две стороны одной медали

            Бывает и так, что благородная идея благотворительности имеет оборотную сторону. Пример тому – американская организация «Корпус мира», которую создали по инициативе Джона Кеннеди в 1961 году. С тех пор ее представительства открылись более чем в 90 странах, в числе которых Эстония, Чехия, Украина, Иордания, Россия и др. В Россию «Корпус мира» пригласил Егор Гайдар. Американские волонтеры приехали для поддержки малого и среднего бизнеса.

            Однако позже оказалось, что бизнес-консультантами от «Корпуса мира» в России работали грузчики, водители, официанты, помощники лесников. Некоторых задерживали за хранение и употребление марихуаны, а в одной сельской школе в Тамбовской области «учительница» английского обучала детей, разогреваясь тут же на занятиях русской водочкой. Отдельных волонтеров эвакуировали из России из-за обострения психических заболеваний. Компанию отлично дополнила полусумасшедшая старушка Пенни, которая, обучая деток английскому, всерьез гонялась за НЛО. Впрочем, среди волонтеров «Корпуса мира» были и весьма образованные, почтенные люди. Например, некий Ф. Браун – кадровый агент ЦРУ, или Энтони Ладд, который проявлял острый интерес не только к ученикам в сельских школах Хабаровского края, но и к специалистам с оборонных предприятий, – пытался фотографировать (видимо, на память, для семейного архива) российские оборонные объекты.

            Когда-то римский император Веспасиан утверждал, что деньги не пахнут. А вот еврейские мудрецы считали как раз наоборот: деньги не только пахнут – их никогда не отмыть, даже передав на благотворительные цели.

            В еврейской традиции благотворительность делится на 8 ступеней. На нижней ступени стоит тот, кто оказывает помощь угрюмо, недовольно и только в том случае, если его просят. На более высокой ступени стоит тот, кто помогает до того, как к нему обратились с просьбой о помощи, и делает это светло и приветливо.

            На самой же высокой ступени находится тот, кто помогает найти нуждающемуся работу либо даже берет его в долю, не оставляя до тех пор, пока человек прочно не станет на ноги. Возможно, еврейские мудрецы правы. И восьмая ступень, действительно, самая высокая…

 

 


 В Швейцарии есть традиция – в день совершеннолетия именинник становится донором крови.

А в Канаде можно увидеть свое имя, высеченное на колонне. Для этого не обязательно жертвовать огромные суммы, достаточно взноса даже в 5 долларов. Во дворе известной столичной школы возвышаются 3 красивые гранитные колонны. На них высечены имена жертвователей, чьи взносы составляют от 5 долларов до миллиона.


 «Армия спасения» – одна из крупнейших в мире благотворительных организаций. Ее активисты каждый год на Рождество приезжают в Южную Корею. На улицах и площадях страны они собирают пожертвования в помощь обездоленных. На такие пожертвования люди отдают, как правило, самые мелкие купюры. Но однажды в центре Сеула к сборщикам подошел мужчина в обветшалой одежде. Вид у него был не просто бедный, а прямо-таки нищенский. Он что-то опустил в котелок для пожертвований и молча ушел. Как позже выяснилось, это были два чека на сумму в 31 тыс. долларов.


Как-то на счет «Метрополитен-опера» поступило пожертвование в 25 млн. долларов. А дело было на банкете, устроенном в честь артистов, занятых в постановке оперы Альбана Берга «Воццек». Генеральный менеджер театра Джо Волпи, ответив на звонок, услышал в трубке голос Мерседес, супруги техасского нефтяного магната Сида Басса. «Знаете, Джо, мы решили дать вам 25 миллионов долларов», – просто и как-то буднично сказала Мерседес. На следующее утро Волпи, обдумав произошедшее, пришел к выводу, что был вдрызг пьян. Но все-таки решил проверить, как обстоит дело. К удивлению менеджера, на счету театра оказалось 25 млн. Щедрый дар использовали на финансирование новых постановок.





Спешите подписаться на журнал “Планета”!