«МУСУЛЬМАНИН»
Декабрь 2009
Вернуться к номеру >>

Раздел: Террор
Теги: террор, ислам, персоналии, Кавказ, Россия



«МУСУЛЬМАНИН»

 

России можно сочувствовать. Ей не везет. Сначала взрывы в Ульяновске. Потом подрыв «Невского экспресса». Затем пожар в Перми.

Странным образом во всех трех трагедиях проявились три главных российских несчастья. В первом случае – разгильдяйство чиновников, во втором – так и не побежденный терроризм, в третьем – беспредельное свинство новорусского бизнеса.

 

            С Ульяновском и Пермью все вроде бы ясно. Причины на поверхности, а в деталях разберется следствие. С «Невским экспрессом» – гораздо сложнее.

            После взрыва версий посыпалось так много, что стало ясно – истинных виновников происшествий будут искать долго. И скорее всего, не найдут никогда.

            А если найдут, то они окажутся мертвы. Или умрут в камере (сами, разумеется, без посторонней помощи; как юрист «Hermitage Capital» Сергей Магнитский). Или пропадут без вести (а потом ему, ей или им вынесут заочный приговор и объявят в бессрочный розыск).

            Или исполнителей все же «обнаружат», арестуют и осудят. Пройдут годы и окажется – поймали-судили-посадили совсем не тех, кого надо. Но к тому времени дело уже не будет вызывать «широкого общественного резонанса». О нем забудут.

            Не зря сразу после теракта в российском Интернете наперебой цитировали едкий «Московский комсомолец»: «Есть опасность того, что если следствие опять никого не найдет, оно направится по пути наименьшего сопротивления. Поймает какого-нибудь уголовника-чеченца и попробует повесить «Невский экспресс» на него. Результат будет хилым, но для отчета о проделанной работе сойдет».

            Может, будет и так. А может, по-другому. Не исключено, что поймают не «какого-нибудь уголовника-чеченца», а самого что ни на есть крутого парня, которому к этому времени создадут прочный образ мегатеррориста. Один из кандидатов на это «почетное» место, судя по всему, уже появился.

 

            Пал Палыч Косолапов

            Если он еще жив, то ему нет и тридцати. 27 февраля будущего года Косолапов справит круглую дату (ежели доживет). Почти десять лет он в строю. Главный его враг – собственные соотечественники. Фронт борьбы – вся Россия.

            Место службы – бригада смертников «Риядус-Салихийн». Боевые наставники – Абдаллах Абу-Идрис (он же Шамиль Басаев), Абу Дзейт и Абу Кутейба.

            Послужной список (тот, что ему приписывается) впечатляет – оба подрыва «Невского экспресса», теракты в Самаре (взрыв на рынке) и в Воронеже (взрыв на остановке) в 2004 году, взрыв в московском метро в том же году (тогда, когда погибло более сорока человек), еще ранее взрыв электрички в Минводах, подрывы газопровода и ЛЭП в Подмосковье… В этом списке «до кучи» идет еще и «Норд-Ост» (якобы и тут засветился Косолапов).

            В общем и целом, получается следующее – ко всем терактам, совершенным в России в последнее десятилетие (без учета собственно Кавказа), так или иначе причастен уроженец одного из хуторов Волгоградской области, бывший русский курсант Павел Павлович Косолапов.

            Официально он в розыске. Его ищут много лет. Ищут все спецслужбы. Ищут по всей России. И не могут найти. В прессе его фамилия всплывает каждый раз в связи с очередным терактом. Так он напоминает о себе – новыми взрывами, новой кровью и новыми тупиками, в которые всякий раз заходит следствие и оперативники, когда дело касается Косолапова.

            Его называют то «русским Басаевым», то «русским бен Ладеном». Любители теории заговоров готовы видеть в нем новорусского Азефа – очередное «тайное оружие ФСБ».   

            Но если отбросить увлекательную, но бессмысленную конспирологию, то становится ясно: Павел Косолапов, так же, как Александр Тихомиров (знаменитый Саид Бурятский), – первые представители нового «русского» поколения джихадистов.

            Ичкерийских ваххабитов загнали в горные пещеры отец и сын Кадыровы. Как побеждать чеченских, дагестанских, ингушских боевиков, знают сами кавказцы. Как победить русских ваххабитов, не знает никто.

 

Каким он парнем был…

            Еще в ту пору, когда Косолапова подозревали в первом теракте и подмосковных взрывах, расторопные репортеры начали копаться в подробностях «детства–отрочества–юности» этого загадочного персонажа. Опросили всех, кого могли – учителей, одноклассников, односельчан…

            Но портрета русского ваххабита не получилось. Каждый говорил свое, противоречил другим, а иногда и самому себе. По одним свидетельствам, был Косолапов молчалив и спокоен, по другим – имел характер взрывной и непоседливый. Вспоминали, как нежно и заботливо ухаживал он за своей бабушкой, а потом вдруг прибавляли о «таившемся в нем бешенстве». Кто-то силился привести необычные эпизоды (а как же без них!) – и тут же начинал явно привирать к вящей радости журналистов.

            Удивительного в этом мало. Так случается почти со всеми подобными персонажами. В необычном человеке всегда хотят видеть что-нибудь этакое. И ростом он повыше становится, и в плечах пошире. И взгляд у него пронизывающий, и повадки особенные. Не может же он просто ухаживать за бабушкой (иначе с чего бы его потом в подрывники потянуло?!); он обязательно при этом должен быть «бешеным». Вот и получается диковатый портрет «бешеного парня», заботливо ухаживающего за своей бабушкой…

            На самом же деле, был Косолапов обычным человеком. Жил как все. Способностей особых не проявлял. О судьбах мира не задумывался. Дотянуться рукой до звезд не пытался и попасть в учебники истории также желания не проявлял.

            Поступил в военное училище. Учился. Ничем не выделялся. А потом… Потом началось странное. По непонятным причинам бросил училище (то ли дисциплину нарушал, то ли деньги украл). По непонятным причинам принял ислам. По непонятным причинам оказался на Кавказе. По непонятным причинам стал боевиком.

            Стройной версии того, что делал Косолапов в конце 90-х, вы нигде не найдете. Все пишут много и каждый по-своему. Почти все путаются в датах и названиях. Нестыковок в разных версиях биографии Косолапова столько, что иногда кажется, будто кто-то специально запутывает подробности жизненного пути «русского Басаева».

            Убедительного ответа на главный вопрос, с чего вдруг обычный русский парень подался к ваххабитам, нет как нет.

            Можно попасть в плен. И там, желая спасти свою жизнь, перейти к боевикам. Это понятно и объяснимо. Но в плен Косолапов не попадал.

            Можно влипнуть в какую-нибудь скверную историю (одолжив денег, торгуя наркотиками, оружием и проч.) и попасть на крючок к ваххабитам. Но ни о чем подобном в связи с Косолаповым никто не вспоминает.

            Можно желать заработать денег и податься в «солдаты удачи». Но стремление зашибить деньгу тяжело сочетается с почти десятилетним участием в бригаде смертников – классические разбойники с большой дороги с фанатиками если и имеют дело, то редко и недолго.

            Можно, наконец, вырасти в исламской среде и впитать идеи джихадизма. Для этого необязательно рождаться на Кавказе. Можно быть иорданцем, как Хаттаб, родиться в Кувейте, как Абу Дзейт, или происходить из казахских степей, как два главных соратника Косолапова – Еркингали Тайжанов и Азамат Толеубай. Но впитать в себя идеи джихадизма русскому парню, выросшему на русском хуторе, просто неоткуда.

            Этот список из вопросов без ответов можно продолжать.

            И он наводит на мысль: или в голове у Косолапова произошел странный, труднообъяснимый переворот (ведь стал он не просто мусульманином, а радикальным джихадистом), или… в кавказских горах появился он совсем не случайно.

 

            Дальнейшее путешествие по смутной биографии Косолапова лишь укрепляет подозрения. Чисто русскому парню, да еще и бывшему курсанту, удается проникнуть в отряд к одному из самых опасных ваххабитов – Абу Дзейту. Здесь он вроде как обучает подрывников, лихо воюет и входит в доверие к крайне подозрительному Басаеву и не менее подозрительным арабам (которых принято называть «эмиссарами Аль-Кайды на Северном Кавказе»).

            На минуту задумаемся. Мог ли русский перебежчик Косолапов просто так завоевать доверие ваххабитов, которым повсюду грезились лазутчики и шпионы (причем, надо сказать, что они имели для этого основания)? Ответ очевиден – не мог. Завоевать доверие было очень и очень трудно. И тем не менее Косолапов его завоевал. Как?..

            Принес важную информацию? У него ее не было. Участвовал в боях? Это не доказательство верности. Любой лазутчик будет добросовестно воевать. В конце концов, это повод оставить его рядовым бойцом, но уж точно не доверять совершение важнейших терактов в глубоком русском тылу.

            Чем-то Косолапов должен был выделиться и запомниться ваххабитским вождям. Проявить какие-то особые способности. И тут мы опять имеем развилку – или он на самом деле был очень талантливым человеком (правда, до этого сие нигде не проявлялось), или… действовал не один.

 

По городам и весям…

            Первый раз Косолапова «засекли» весной 2004 года. 19 марта опергруппа ФСБ накрыла склад оружия на съемной квартире в Люберцах. «Нехорошая» 84-я квартира в унылой пятиэтажке оказалась базой ваххабитских диверсантов. Здесь обнаружили два десятка зарядов к ручному гранатомету, солидный запас детонаторов и целую россыпь часов.

            Квартира была снята неким Косолаповым через риелторскую фирму «Калита-Град». Через эту же фирму снимали квартиру и люди, причастные к «Норд-Осту». Риелторы растерянно хлопали глазами и ничего внятно пояснить не могли. На квартире никто не жил и никто не появился. Фамилия Косолапова мелькнула в протоколах допросов, но след самого квартиранта потерялся безвозвратно.

            Часы «Casio» потом будут фигурировать в некоторых (но далеко не во всех) терактах, «повешенных» на Косолапова.

            Подрыв газопроводов и ЛЭП в Подмосковье – это как раз те акции, которые устойчиво (наряду с «Невским экспрессом») приписывают именно нашему «герою». А вот насчет других инцидентов есть разные мнения.

            Непонятно, был ли Косолапов как-то причастен к кровавой бойне в московском метро в феврале 2004 года. Вроде бы именно он «курировал» смертника Анжора Ижаева. Кажется, он же замешан и в воронежских взрывах на автобусных остановках. Вероятно, он посылал в Самару взрывать местный рынок своих казахских соратников Тайжанова и Толеубая.

            И никакой конкретики.

            Вот как пишет обо всем этом известная любительница кавказских сюжетов Юлия Латынина: «Спланировать взрыв и в Ессентуках, и в Самаре, и в Воронеже, и в Подмосковье страшный ваххабит Павел Косолапов не смог бы. Просто из-за следственного бессилия на человека, осуществившего один из этих взрывов (скорее всего, в Подмосковье), списывают все.

            К тому же теракты удивительно разнятся по технике. В Ессентуках подорвали электричку с использованием смертников. В Самаре очень профессионально закрепили взрывчатку на высоте 1,2 метра от земли (тем самым максимально увеличив зону поражения), в Воронеже взрывали автобусные остановки аккурат после того, как от них отходили автобусы, так что количество жертв было минимально, в Подмосковье теракт вообще напоминал красивый, но дешевый пиар. Люди, явно ничего не понимающие в схеме энергоснабжения Москвы, взорвали ЛЭП и газопровод, обесточив тем самым на пару дней две деревни, но зато сняли про это дело красивый фильм, где под арабскую музыку виды заснеженных ЛЭП чередуются с висящей на стене картой России».

            И далее: «…совсем уж удивительным выглядит объявление Косолапова автором воронежских взрывов. Дело в том, что теракты в Воронеже считаются раскрытыми. Террорист, некто Максим Панарьин, был взят накануне праздника 9 мая 2005 года. Его судили в Москве вместе с кабардинцем Мурадом Шаваевым и карачаевцем Тамбием Хубиевым (видимо, родственником Арасула Хубиева, ученика Ачемеза Гочияева и члена карачаевского джамаата, попавшегося при совершении теракта 24 марта 2001 года). На Панарьина повесили кучу терактов, включая взрыв на «Автозаводской» 6 февраля 2003 года, во время которого взорвался ученик Ачемеза Гочияева Анзор Ижаев, и взрыв на «Рижской» 31 августа 2004 года, в котором случайно погиб Николай Кипкеев, другой ученик Гочияева и руководитель террористки-смертницы.

            Учитывая уже упоминавшуюся особенность воронежских взрывов (остановки взрывались после, а не до отхода автобусов) и тот факт, что в качестве доказательства вины Панарьин предъявил оперативникам закопанный им в землю Коран, создается впечатление, что Панарьин был двойным агентом – то ли перевербованным, то ли просто засланным в карачаевский джамаат».

 

            С деталями в латынинской версии можно спорить, но кое-что подмечено, безусловно, верно – в один ком сгребли чуть ли не все заметные теракты в России на протяжении последних лет. И приписали их одному исполнителю. В криминальной журналистике это возможно, в реальной жизни – совершенно невероятно.

            Тем более что и боевая группа у Косолапова явно оставляла желать лучшего. Два «верных и преданных» казахских боевика бесславно закончили свой боевой путь.

            Тайжанов оказался плохим конспиратором (или плохим психологом). Осенью 2004 года его взяли в Казахстане. Судя по всему, сдала Тайжанова собственная жена. Не пойми зачем он стал показывать ей бомбу, похваляться терактами и, скорее всего, до смерти перепугал несчастную женщину.

            Впрочем, быть может, жена Тайжанова испугалась за собственную жизнь. Вроде бы именно свою супругу боевик определил на роль террористки-смертницы. Но она оказалась более вменяемой, чем муж, и не пожелала расставаться с жизнью (и лишать жизни других людей) ради сумасбродных идей борьбы с неверными.

            Тайжанову одели наручники, а жена его и возможные ее будущие жертвы, к счастью, остались живы.

            Арест Тайжанова дал ФСБ отличный шанс. Он явно мог вывести на Косолапова. В Казахстан снарядили группу следователей. Российским спецслужбам во чтобы то ни стало необходимо было получить его показания. Однако нить неожиданно оборвалась. Узнав о скором свидании с российскими следователями, Тайжанов повесился в камере.

 

            С Толеубаем дело обстоит еще сложнее. Якобы он прибыл на родину (в Казахстан) и сам явился с повинной. Признался – мол, так и так, воевал на Кавказе, грешен, прошу извинить. С Тайжановым знаком, но рынки не взрывал и бомбы под ЛЭП не подкладывал. В Россию не хочу и с русскими следователями разговаривать не желаю.

            Неожиданно казахская юстиция поддержала Толеубая. Россиянам сказали – не все так просто, есть вопросы. Если надеетесь, что мы возьмем и отдадим вам нашего гражданина, то не надейтесь. Просто так не получится. Есть процедура – ей и будем следовать. Процедура, естественно, оказалась долгой и запутанной. В какой-то момент вообще стало непонятно, где именно находится Толеубай и что именно с ним происходит. То ли он по-прежнему сидит в казахской тюрьме, то ли его втихаря отправили в Россию, то ли его временно отправили в Россию (с обещанием «вернуть»). Как бы то ни было, но на Косолапова Толеубай тоже никого не вывел.

 

            После серии терактов в Воронеже, Самаре и Москве наступило затишье. А в 2007 году рванул «Невский экспресс». К счастью, обошлось без жертв. Но после ряда экспертиз появилась версия: подрывник экспресса – это тот же профессионал, что устроил взрыв в московском метро, в Самаре и в Воронеже.

            Следствие по делу шло энергично. Кое-кого удалось взять. Макашарип Хидриев попал в руки правосудия. Вроде бы, именно он возил взрывчатку для Косолапова. Вроде бы, возил много. И после первого взрыва у Косолапова вполне мог остаться солидный запас.

            О том, что оба взрыва «Невского экспресса» очень похожи, говорят почти все. И значит, Косолапов вновь появился в знакомых местах, чтобы довести до кровавого конца незаконченное дело.

            Более того – возможно, он рассчитывал на гораздо большее, чем просто подрыв поезда.

            То, что после первого прогремел второй взрыв, – это, конечно, свидетельство полного разгильдяйства спецслужбистов. Тактика двойного подрыва – известный метод. Боевики на Кавказе (да и вообще все диверсанты) используют его часто. Чтобы понять это, не нужно проходить спецподготовку – достаточно вспомнить недавние эпизоды двух кавказских войн или… заглянуть в школьный учебник российской истории (как известно, самая высокопоставленная жертва российских террористов – царь Александр II – погиб именно из-за «двойного покушения» – он остался на месте первого взрыва, дав возможность метнуть в него вторую бомбу).

            К счастью, главу следственного комитета Бастрыкина участь Александра II не постигла – второе взрывное устройство сработало не так, как рассчитывали террористы.

            Но факт остается фактом. Если бы не прямое везение и технические сбои, бандиты могли бы праздновать двойную победу – и подрыв поезда, и убийство одного из высших российских чиновников. Почему саперы не проверили как следует место происшествия до того, как Бастрыкин приступил к его осмотру, остается большой загадкой.

            Есть, правда, те, кто оспаривает версию простого везения. Дескать, дело не в том, что бомба отсырела, а в том, что спецслужбы включили генератор радиопомех (и некий террорист не смог как положено послать радиосигнал). Версия неявно предполагает, что бомбу готовили персонально для Бастрыкина.

            Рассуждения лихо закрученные, а потому, скорее всего, неверные. Одинокая группа террористов не могла знать наверняка, когда именно приедет Бастрыкин (и приедет ли он вообще). Вторая бомба, скорее всего, была рассчитана не на Бастрыкина персонально, а на любое начальство (и правоохранителей), которое окажется на месте крушения. Причем расчет делался на традиционное разгильдяйство – что никто не удосужится как положено тщательно проверить все место происшествия и не найдет вторую бомбу.

            Расчет оправдался, но и террористы схалтурили – бомбу, к счастью, заложили абы как.

 

Полный туман

            Чем внимательнее смотришь на экзотическую фигуру Косолапова, тем больше сомневаешься в официальной истории жизни «русского Басаева», которую усиленно тиражирует последний месяц добрая половина российских СМИ.

            Многое, слишком многое не вяжется с образом «крутого русского ваххабита», неуязвимого и неуловимого. И в связи с этим на ум приходят более экзотические версии.

            Предположение о том, что Косолапов – агент российских спецслужб, засланный к боевикам, не то чтобы очень убедительное, но и небезосновательное. Судите сами. Простой русский парень сумел войти в доверие к самым опасным террористам. После того как Косолапов достиг «высших степеней посвящения» (возглавил особую группу), все эти террористы (от Басаева до Абу Дзейта) один за другим постепенно были уничтожены федералами. Сам Косолапов стал какой-то легендарной фигурой, которая в течение многих лет никак не попадется в руки спецслужб (при этом очевидно, что у него нет надежной базы – ни в России (откуда ей взяться?), ни на Кавказе (где ваххабитов, как ни крути, серьезно потеснили).

            Фактов в подтверждение версии, конечно, маловато, да и опровержений предостаточно. То, что можно считать недостатком Косолапова (его русское происхождение), в глазах боевиков вполне могло стать достоинством. Русский террорист со славянской внешностью – это мечта Басаева. Вербовать таких людей из пленных – ненадежно (пойдет и сдастся). Другое дело – идейный доброволец. Да, всегда есть опасность, что он лазутчик. Но ведь не зря Косолапов до выхода на «большую охоту» провел с боевиками несколько лет – достаточный срок для самой тщательной проверки.

            Кроме того, даже самые злейшие критики российских силовиков явно согласятся с тем, что совершаемые один за другим теракты (как в 2004 году) только вредили имиджу и ФСБ, и прочих правоохранителей. В истории (и прежде всего, в истории той же самой России) бывали случаи, когда спецслужбы (царская охранка, например) действовали заодно с террористами, чтобы запугать высшую власть и вырвать для себя полномочия, деньги, чины и ордена. Были случаи, когда террористов использовали втемную – для разборок между чинами охранки.

            История с Косолаповым – не тот случай, когда можно утверждать: «этого не может быть, потому что не может быть никогда». Провокаторство в России имеет историю длинную и богатую. Однако в конкретном случае Косолапова серия терактов, осуществленных в 2003–2004 годах, явно била по российским генералам и полковникам. Так что вряд ли здесь стоит видеть руку Лубянки. Другое дело, что иногда хвост начинает вилять собакой и никто не мешает агенту отвязаться от прежних хозяев и начать свою собственную игру. Да и «хозяева» никогда не представляют из себя единого целого (и в случае с российскими властными структурами ситуации, когда левая рука не ведает, что творит правая, отнюдь не редки).

            А есть и еще одна возможность. Косолапов не был террористом-одиночкой. Его «втемную» использовали люди, занимавшие гораздо более высокое положение в иерархии джихадистов. Люди, которые начиная с 1999 года (со времени взрывов домов в Москве и Волгодонске) вели сложную и темную игру. Как справедливо написала та же Юлия Латынина: «В любом случае все эти имена – и Косолапов, и Панарьин, и Хубиев, и Кипкеев, и Ижаев – по-прежнему приводят нас к одному имени. Имени Ачемеза Гочияева…»

            Того самого Ачемеза Гочияева, который всплывал всегда, когда предпринимались попытки ответить на один подзабытый вопрос – так кто же на самом деле взорвал дома в Москве в 1999 году?..

 

            Взрыв страстно хотел приписать себе Доку Умаров. Но ему никто не поверил. Дополнительные опровержения Кадырова оказались явно лишними. Всем и без Кадырова было ясно, что вконец одичавший в горах Умаров уже не способен ни на какое мало-мальски значимое злодейство за пределами Кавказа.

            Много месяцев подряд Умарова, как зайца, гоняют по лесам да ущельям. Гоняют кадыровцы. Это серьезные парни. Уйти от них гораздо сложнее, чем от федералов. Дать открытый бой Умаров не может – силы давно не те. Вся нехитрая тактика боевика – затаиться и ничем о себе не напоминать. Умаров давно уже не ведет никакой войны – он элементарно выживает.

            В этом смысле для него смертельно опасны любые контакты. Каждый сеанс радиосвязи – это риск быть обнаруженным. Любой боевик, пришедший в отряд, может привести «на хвосте» людей Рамзана. Каждого эмиссара, посланного Умаровым во внешний мир, могут перехватить. И малейшая неосторожность будет стоить ему жизни (а в шахиды Умаров, судя по всему, пока не собирается).

            Невозможно руководить подготовкой крупного теракта (тем более за тысячи километров от кавказских гор, в глубоком тылу противника), никак себя не обнаруживая и ни с кем не контактируя.

 

 

            В связи с «Невским экспрессом» есть еще версия о «русских фашиках». Она явилась на свет Божий в первые же дни после теракта. В Интернете появились сообщения некоей «автономной группы Combat 18» (название-то какое!). В нем идейные борцы против таджикских землекопов и молдавских штукатуров взяли все на себя и объявили о начале какой-то великой борьбы.

            Версия о скинхедах немедленно получила популярность, и ее начали старательно мусолить в СМИ.

            Версия странная.

            Во-первых, российские «фашики» всегда проходили по разряду уличной отмороженной шпаны и на серьезных, хладно-кровных профессионалов никогда не тянули. Напасть на одинокого таджика, устроить погром на базаре или драку в подворотне – это пожалуйста. А чтобы теракт, да еще со сложным взрывным устройством – такого за бритоголовыми раньше не числилось.

            Во-вторых, непонятен выбор цели. Почему именно «Невский экспресс»? Пассажиры по большей части русские люди – так что на «точечный удар» по «мигрантам» взрыв никак не тянет.

            Конечно, можно объяснить дело так: теракт – это удар отморозков по всему государству (с которым они якобы «борются»). И все же странно выглядят «защитники русских», в массовом порядке подрывающие этих самых русских. Что-то здесь не сходится.

            В-третьих, известно, что все более или менее значимые группировки скинхедов находятся в поле зрения силовиков. И потому выйти на их след было бы несложно. Можно, конечно, предположить, что появилась некая тайная, особо законспирированная неонацистская структура, о существовании которой даже не подозревают в ФСБ или МВД. Предположить можно. Поверить трудно.

            В-четвертых. Все аргументы в пользу неонацистской версии построены исключительно на сообщениях каких-то дебилов в своих блогах – мол, это мы такие крутые все и сотворили. Известно – «фашиков» хлебом не корми, дай поболтать о своих «подвигах» и «крутизне». Благо, Интернет ныне всякую чушь разносит со скоростью неимоверной. Никаких иных фактов, кроме постов в блогах, нет. А пост в блоге недорого стоит.

            И наконец, в-пятых. Почти все сходятся в том, что оба подрыва «Невского экспресса» (нынешний и двухлетней давности) очень и очень похожи друг на друга. И если мы берем неонацистскую версию, то что же получается – в России существует молодежная группировка, которая уже много лет (минимум – два года) не засвечена ни в каких акциях против гастарбайтеров, мигрантов и проч., но с непонятным упорством охотится за русскими пассажирами несчастного «Невского экспресса». Неувязка получается…

 

 

 

 

 





Спешите подписаться на журнал “Планета”!