ПАН ПРОПАЛ
Июль 2005
Вернуться к номеру >>

Теги: политика, Беларусь, Россия, Польша



Польские политики, решившие повоевать с Беларусью, «сели в лужу, на виду у всей Европы

 

Конфликт возник на ровном месте. У Беларуси и Польши нет взаимных претензий и исторических обид. Выгодная обеим странам торговля и экономическое сотрудничество бурно развиваются. Поляки и белорусы свободно общаются, дружат, ездят друг к другу в гости и по делам. Белорусские поляки чувствуют себя в нашей республике лучше, чем в самой Польше. Практически никто из них в последние годы не захотел перебраться из Беларуси на ту сторону Буга. Казалось бы – откуда беде взяться?

На самом деле в политике «на ровном месте» редко что происходит. Повод для конфликта, конечно же, избран мизерный. Но причины политического хулиганства Варшавы по отношению к нашей стране мало для кого являются тайной. Польская власть слишком ответственно и горячо взялась за исполнение поручения Вашингтона «демократизировать» Беларусь. Излишнее рвение не пошло на пользу делу – поляки явно перестарались по части дипломатического хамства и сами себя загнали во внешнеполитический тупик.

 

Ярлык на княжение

 

Если отбросить всяческие дипломатические экивоки и называть вещи своими именами, то место Польши на международной арене можно определить довольно просто — это «троянский конь» США в Европе.

Отношения Америки с Европой никогда не были простыми. После краха СССР исчезла объединяющая Запад «коммунистическая угроза». Обнажились старые и появились новые экономические и политические противоречия между США и европейскими союзниками. Иракский кризис окончательно показал всему миру, что от былого трансатлантического единства не осталось и следа.

В этой связи США обратили пристальное внимание на процесс евроинтеграции. В том, что должно было усиливать Европу, американские стратеги прозорливо увидели возможность ее фактического ослабления. Америка решила приобрести новых сателлитов в Восточной Европе. Одновременно именно восточноевропейцы (поляки, чехи, венгры, словаки, прибалтийские государства) должны были стать американским лобби в расширенном Евросоюзе. Для этого имелись все предпосылки — недавно освободившиеся от коммунизма страны Восточной Европы именно в «сильной» Америке, а не в «слабой» Европе видели избавителя от «московского ига» и защитника от возможной новой российской экспансии.

Задолго до официального вступления восточноевропейцев в ЕС американцы начали интенсивно работать с элитами этих государств, подчиняя их своему влиянию. «Главным сателлитом» США в регионе стала Польша. Это вполне естественно: Польша — наиболее мощная держава региона практически по всем показателям.

Малоповоротливые французские и немецкие политики только задним числом обнаружили искусный геополитический маневр Вашингтона. Обнаружили ровно тогда, когда ситуацию изменить уже было невозможно.

В бедноватом лексиконе советских пропагандистов было одно характерное и часто употребляемое слово — «марионетка». Обычно к нему добавлялось прилагательное — «американская». Давно почил в бозе славный советский агитпроп, но кое-какие введенные им понятия остались. Например, можно потешаться над словосочетаниями «американский империализм» или «американская военщина». Кому эти слова режут слух, пусть вспомнит Югославию и Ирак. «Американские марионетки» тоже остались. С советских времен их даже порядком прибавилось. Одной из таких марионеток стала Польша. А кому и это слово режет слух, напомним — со времен обрушения коммунистической системы Польша не сделала ни одного шага, идущего вразрез с политикой Вашингтона. Ни одного за 15 лет (!). Немного странно для внешней политики суверенной страны.

Польша дисциплинированно участвовала во всех военных авантюрах США: в первой войне в Заливе образца 1991 года, в действиях против Югославии в 1999 году, в оккупации Афганистана в 2001 году, во второй войне в Заливе 2003 года и по-следующей оккупации Ирака. По ходу событий в 1999 году Польша стала членом НАТО.

Ведя войны и размещая войска по всему миру, США очень любят союзников, которые готовы переложить на себя часть военного бремени. Польша и тут впереди планеты всей — она готова забрать деньги у своих граждан и увеличить собственный военный бюджет. А военные бюджеты (как и «расходы на безопасность») имеют странное свойство увеличиваться за счет урезания социальных программ.

Увеличение польских расходов на оборону имеет одну хитрую особенность — вооружение Польша планирует закупать… в Америке. Например, поляки вознамерились приобрести 48 американских самолетов F-16, которые обойдутся им в 3,5 млрд. долларов. Неплохая прибавка к бюджету американских корпораций!

Тут надо просто снять шляпу перед Вашингтоном. Очень талантливо — вроде и союзника вооружил, да еще и солидно на этом нажился. Как это мало похоже на граничивший с глупостью альтруизм СССР, бесплатно подкармливавшего добрую четверть человечества, которое даже на словах редко оказывалось благодарным.

В ходе иракского кризиса Варшава также заняла позицию США и резко осудила Германию и Францию, выступивших против войны.

Растерянные европейцы (особенно немцы) только хлопали глазами. Ведь, пожалуй, именно Германия (а вовсе не США) более всего сделала для укрепления польской экономики. Немецкий еженедельник «Spiegel» опубликовал статью под характерным названием «Сначала Багдад, затем Брюссель». По мнению авторов, Польша стремится усилить свое влияние в Брюсселе как лидер «новой Европы» и близкий союзник США. Точное наблюдение.

В проекте Евроконституции Польша попыталась зафиксировать положения, не допускающие создания на территории ЕС иных военных альянсов кроме находящегося под контролем США НАТО. Напомним, что в 2003 году о намерении создать собственный оборонительный союз, открытый и для других европейских стран, заявили Германия, Франция, Бельгия и Люксембург.

Во время обсуждения проекта конституции ЕС польский министр Данута Хюбнер прямо заявляла: «Представляется, что, если наши ожидания не исполнятся, Польше будет весьма затруднительно ратифицировать конституционный договор ЕС».

Активность Польши достойно оценили в Белом доме. Вашингтон практически открыто признал ведущую роль Польши в Восточной Европе, тем самым выдав ей «ярлык на княжение» в регионе.

Польше стали давать самостоятельные работы. В ходе подготовки и проведения «оранжевой революции» на Украине часть черновой работы Варшава взяла на себя.

Тем временем в Евросоюзе Польша проводит давнюю стратегию Вашингтона. Задача — «втащить» в Евросоюз максимальное количество новых членов, зависимых от США (прежде всего — Украину). Это должно укрепить так называемую Малую Америку Европы — группу новых членов ЕС, ориентирующихся не на Брюссель, а на Вашингтон.

Между Белым домом и Варшавой существует еще одна интересная взаимозависимость. В США проживает многочисленная польская диаспора — по разным оценкам от 6 до 10 млн. граждан США являются этническим поляками. Между прочим, Чикаго является вторым городом в мире (после Варшавы) по количеству проживающих там поляков. По американским меркам — это весьма существенная группа избирателей, которая играет очень важную роль на любых федеральных выборах — будь то выборы членов палаты представителей, Сената или президента США. В американском Конгрессе существует так называемое польское лобби, а любой серьезный американский политик обязан считаться с настроениями польской диаспоры. Поэтому реверансы американской власти в сторону Варшавы часто обусловлены обычным стремлением завоевать дополнительные симпатии избирателей.

В общем и целом действия Варшавы на международной арене можно называть по-разному. Можно сказать, что Варшава действует как постоянный, полномочный представитель Вашингтона в странах Евросоюза и Восточной Европы. Можно сказать, что это «троянский конь США в Европе». А можно сказать по-старосоветски: Польша — это «американская марионетка». Звучит просто и грубо, но зато точно.

В самой Польше в последнее время все больше стали задумываться о том, какую пользу приносит проамериканская политика. Войска в Ирак отправили, с половиной Европы из-за США поссорились, а контрактов в Багдаде для польских фирм как не было, так и нет. И визы для поляков в США не отменили. Кондолиза Райс так прямо и сказала: «Польша — наш друг и союзник, но поляки должны знать, что вопрос виз не имеет ничего общего с нашими двусторонними отношениями...» И подобных примеров множество.

Иными словами, в Белом доме готовы говорить сколько угодно красивых слов в адрес Польши, но если речь заходит о серьезных уступках, то результат обычно оказывается нулевым.

В отношениях с Польшей США придерживаются своего любимого правила «улицы с односторонним движением». Америка добивается от своих союзников всего, взамен не предлагая ничего кроме обещаний, красивых фраз и общих разговоров. Впрочем, так себя США ведут почти со всеми странами, кто готов за дружеское похлопывание по плечу и одобрительную улыбку вашингтонских политиков поступиться своими национальными интересами.

Исчерпывающую характеристику польской внешней политики дал лидер польской партии «Право и справедливость» Лех Качинский: «Когда едешь со смиренными просьбами и напоминаниями о союзнической верности, то оказывается, что этого мало».

 

Либеральный тупик

 

Простые поляки не верят собственной власти.

Данные социологов шокируют. 82% поляков считают, что политиков не интересует судьба простых людей. 80% — что политики заботятся о собственных интересах, а не о благе государства. 76% — что политики нечестны и нечисты на руку и т.п.

У поляков есть все основания именно так относиться к власти. Население Польши, пишет немецкий «Spiegel», за пределами Варшавы, Познани и Вроцлава живет в беде и нужде. Сокращается экономический рост, пышным цветом цветет коррупция, растет как на дрожжах безработица.

После краха коммунизма поляки с энтузиазмом начали строить «либеральный» капитализм. Отрезвление пришло после шоковой терапии знаменитого Лешека Бальцеровича («польского Гайдара»). Реформы Бальцеровича некоторые до сих пор пытаются представить как успешные, хотя странным образом после них польские правые потеряли всякое доверие у избирателей. В результате по истечении первого срока своего президентства Лех Валенса проиграл выборы бывшему коммунисту Квасьневскому. С последним связывали надежды на восстановление социальной справедливости и обуздание «капитализма для сильных».

Но польская элита (будь то левая или правая) была озабочена дележом собственности, выгодными контрактами, устройством своих личных дел, но никак не благом народным. Народу было предложено выживать самому — хищным и бессовестным светили миллионы, работящим и скромным — каждодневная борьба за выживание.

Картина благосостояния польского народа всегда напоминала анекдот о «средней температуре» по больнице. Если сложить сверхдоходы богатых и мизерные заработки нищих, а потом поделить на всех, то в среднем получится относительно приличная сумма. Если взять богача с 1 млн. долларов и нищего без единого цента, то в среднем на каждого из них придется по полмиллиона. Только вот от этой статистики нищий не перестанет быть нищим. В Польше все происходило именно по этому сценарию. Образовался узкий круг сверхбогачей и тонкий слой довольно обеспеченных жителей крупных городов. Но рабочие крупных предприятий, крестьяне и большинство жителей небольших городов брошены на произвол судьбы.

Отечественная промышленность в Польше «на издыхании» — закрыты многие автомобильные заводы, разработка угля в Силезии практически замерла. Но политику никто менять не собирается. Во время волны забастовок, прокатившихся по польским шахтам в 2003—2004 годах, премьер-министр заявил шахтерам, что закрытие их шахт — это, оказывается, вещь хорошая, так как облегчит перенапряженный государственный бюджет.

Евроинтеграция ударила по сельскому хозяйству. Широкий жест Брюсселя — согласие заплатить польским крестьянам за уменьшение их посевов и разрушение ферм — радикально ситуацию не улучшил. Зато теперь Польша ожидает увеличения импорта из Западной Европы многих товаров, которые ранее производила сама (зерна, молока, мяса).

Сегодня Польша в буквальном смысле слова проедает свой завтрашний день. За последние 15 лет импорт возрос в 5 раз, а экспорт только в 2 раза. Относительную стабильность пока удается поддерживать за счет кабальных займов, по которым непонятно как будут расплачиваться и нынешние, и будущие поколения поляков.

Внешний долг Польши в 1990 году, после 50% списания, равнялся 15 млрд. долларов. В конце 2004 года он составил уже 100 млрд. долларов.

После приватизации в руках иностранцев оказалось около 60% промышленных предприятий и около 80% банков и финансовых учреждений.   Крупный западный капитал не принес полякам счастья. Например, приход в Польшу корпораций «Nestle» и «Nescafe» обернулся массовым закрытием местных молочных и кондитерских фабрик, увольнением тысяч рабочих.

В упадок приходит и малый бизнес. Пришедшие с Запада крупные компании и собственно польские олигархи бодро вытесняют мелких предпринимателей с польского рынка. Жизнь мелкого хозяина в сегодняшней Польше — это ежедневная борьба за существование, жесточайшая конкуренция и постоянная угроза разорения. Достижением Польши всегда считалось массовое развитие малого бизнеса. Но согласно данным исследования, проведенного London Business School, 50% польских предпринимателей относится к категории «бизнесменов поневоле», т.е. тех, кто пришел в бизнес, лишившись работы по найму. Они с радостью вернули бы все на круги своя, если бы была такая возможность.

Развал в экономике освободил дорогу криминалу. По официальным данным, в 90-х годах каждый пятый поляк был обворован, 13% стали жертвами мошенников, 8% — краж и взломов, 12% — грабежа, избиений, нанесения телесных повреждений. В «плохой» социалистической Польше такое и в страшном сне не приснилось бы.

Многие (особенно, молодежь) выходят на большую дорогу потому, что не могут найти иных способов заработать. Безработица в Польше сегодня достигает фантастической цифры — почти 20% трудоспособного населения (в 2000 году было 15%). Иными словами, каждый пятый поляк ищет и не может найти средства к существованию.

Разочаровавшийся в политиках и политике народ все чаще прибегает к методам «прямого протеста». Польшу давно лихорадит от постоянных забастовок, массовых демонстраций и уличных побоищ шахтеров и фермеров с полицией. Растет влияние радикальных партий, требующих решительных перемен в обществе. В такой обстановке смешно слышать, что Польша берется устроить «революцию» в Беларуси. Правда в другом — Польша, постоянно сотрясаемая забастовками и массовыми протестами, гораздо ближе стоит к революции, чем спокойная, тихая и мирная Беларусь.

 

Призрак Речи Посполитой

 

Старый трюк — если не ладятся дела внутри страны, отвлечь внимание народа внешними проблемами.

Еще лучше найти какого-нибудь врага.

Польше долго искать не пришлось. Враги нашлись под боком.

Врагом №1 оказалась Россия. Это бесспорно очень стандартный, но по-прежнему выигрышный ход. Возбудить антирусские чувства в Польше просто — слишком сложна была многовековая история отношений двух народов. Казалось бы, в начале XXI века пришла пора оставить историю историкам, но в Варшаве продолжают мыслить так, словно на дворе по-прежнему времена славного короля Стефана Батория.

В отсутствии реальных претензий в ход идут «исторические» аргументы.

Польша не устает напоминать о пакте Молотова—Риббентропа. Президент страны Александр Квасьневский убежден, что в 1939 году на Польшу напал не только Гитлер, но и сталинский тоталитаризм.

Квасьневский забывает, что пакт Молотова—Риббентропа был подписан после позорнейшей мюнхенской капитуляции западных демократий перед Гитлером. Именно в Мюнхене была отдана на растерзание Чехословакия (кусочком которой, между прочим, поживилась Польша). Именно в Мюнхене германский хищник был выпущен из клетки.

Квасьневский забывает, что пакт Молотова—Риббентропа был подписан после того как (в том числе из-за упрямства Польши) западные правительства отвергли все предложения СССР о создании единого антигитлеровского фронта.

Квасьневский забывает, что сотни тысяч лежащих в польской земле советских солдат невиновны в сталинском терроре.

Бывший коммунист Квасьневский не понимает, что пересматривая итоги второй мировой, он становится в один ряд с прибалтийскими мракобесами, обеляющими эсэсовские батальоны смерти. Польша в крепкой обиде на бывший СССР за ялтинские соглашения. Но их подписывал не только Иосиф Сталин. Именно США и Великобритания, фактически, отдали Польшу под власть Москвы. Так почему же от них не требует извинений Варшава?

Враждебность к России приобретает порою уродливые формы. Например, по поводу Беслана польские СМИ написали: «Беслан находится не в России! Он находится в стране, оккупированной на протяжении 168 лет Российской империей, и мы, поляки, должны эту разницу понять лучше, чем кто-либо другой». Намек ясен, но детали и тут подвели польских журналистов. Беслан ведь находится не в Чечне, а в Осетии, народ которой издавна мирно живет в составе России и даже в смутные 90-е годы хранил верность дружбе с русским народом. Так что Беслан находится все-таки в России… И еще одну разницу должен понимать любой человек (и уж тем более польские газетчики, кичащиеся своей цивилизованностью и «европейскостью») — ничто не может оправдать тех, кто захватил в заложники детей. Можно дискутировать о том, добровольно или нет входит Чечня в Российскую Федерацию, можно (и нужно) докапываться до истины: кто же первым открыл огонь в Беслане, но все это не изменит одного — человек, поднявший вооруженную руку на ребенка, — нелюдь. Нет у него иного имени и названия.

Но как тогда назвать тех, кто пытается оправдать нелюдей, убивших детей?!

Антироссийская истерия в Польше уже начинает приносить свои страшные плоды. 31 июля нынешнего года группа польских молодчиков жестоко избила детей российских дипломатов, аккредитованных в Варшаве. При этом нападавшие выкрикивали антироссийские лозунги. Трое молодых россиян 16—17 лет с тяжелыми травмами оказались в больнице.

По поводу причин произошедшего руководитель думского комитета по международным делам Константин Косачев высказался категорично: «Нападение в Варшаве на детей российских дипломатов обусловлено той антироссийской кампанией, которая развернута сейчас во всех основных СМИ Польши, а также подогревается некоторыми польскими политиками».

Интересно, что при этом Польша сильно зависит от своего большого восточного соседа. Примерно 70% газа и почти всю нефть поставляют россияне. Попытки диверсифицировать поставки энергоносителей за счет увеличения доли Каспийского региона или Норвегии терпят крах по чисто экономическим причинам — более высокие цены польской экономике не по карману.

В связи с этим Польша весьма нервно относится к любым движениям России в вопросах транзита. Для Польши это вопрос национальной безопасности. Когда в прошлом году начались переговоры между Россией и Германией о прокладке нового газопровода по дну моря (т.е. в обход территории Польши) известный польский политик отреагировал на них следующим образом: «Энергетическая политика немецкого федерального канцлера не соответствует польским интересам. Верные и лояльные партнеры так себя не ведут». Уж кто бы говорил о верности и лояльности…

К дипломатическому демаршу поляки подключили прибалтов. Премьер-министры Литвы, Латвии и Польши вручили председателю Еврокомисии Хосе Мануэлю Баррозу письмо по вопросу осуществления «Янтарного проекта», в котором они просят прокладывать новый газопровод Россия-Германия по их территории.

Нельзя сказать, чтобы Западу были неприятны польские выпады. Не нападая открыто на Россию, Америка вкупе с Евросоюзом не спешит одергивать «братьев меньших».

Чувствуя ослабление России и действуя в соответствии с американским мандатом, Польша стремится поставить под свой контроль геополитическое пространство Восточной Европы. Фактически, речь идет о своеобразном возрождении «Речи Посполитой» — распространении влияния Польши на балто-черноморский регион — Литву, Беларусь и Украину.

Один из самых интересных российских политологов Станислав Белковский так описывает ситуацию: «Россия перестала быть центром притяжения постсоветских стран и стала просто самым большим государством в этой части света.

Другие геополитические субъекты стали набирать силу и вырываться на это пространство. Польша заявила о своих правах модератора конфликтов на территории бывшего Великого княжества Литовского и Русского. Польша фактически заявила о том, что возрождает свои исторические амбиции и наперекор России считает Беларусь и Украину зоной своего влияния и контроля».

Литва уже давно находится в зоне польского влияния, а после «оранжевых» событий прошлой осени в этой же «зоне» оказалась и Украина. Беларусь оставалась единственным звеном, выпадающим из новой «Речи Посполитой».

Именно по этой причине Польша инициировала конфликт с Беларусью. И если Россия, что называется, была врагом «для души», то Беларусь (у которой с Польшей никогда никаких проблем не было) оказалась врагом «по должности».

Беларусь, проводящая независимую внешнюю политику, не вписывается в модель новой Восточной Европы. Всем понятно, что Президент Лукашенко не будет исполнять никакие приказы и повеления кроме тех, которые исходят от белорусского народа. Поэтому решено было «революционизировать» Беларусь. Беда только в том, что с этим поляки несколько опоздали. Послушаем Станислава Белковского: «Лукашенко осуществил революцию еще в 1994 году и начал реализовывать неосоветский проект, который никак не вписывается в ту картину мира, которую хотели бы видеть в регионе Польша и Украина после победы «оранжевой революции».

Польша — новый член Евросоюза, она в большей степени ориентируется на Соединенные Штаты Америки, чем на брюссельскую евробюрократию и на страны — основательницы Евросоюза — Францию и Германию. Очевидно, что Евросоюз сдерживает геополитические амбиции Польши. Во-первых, потому что фактическое возрождение Великого княжества Литовского группой государств, находящихся под влиянием Польши, разрушает саму доктрину Евросоюза как однородного целого, а во-вторых, потому что Евросоюз остерегается роста влияния Польши как союзника США. Поэтому здесь не может быть полного единства, в том числе и по отношению к Беларуси…»

Но Варшаву все эти соображения мало задевали. Коль скоро Кондолизой Райс объявлен очередной поход на Беларусь, польская власть привычно взяла «под козырек».

Для начала генерального наступления на Беларусь не хватало хотя бы какого-нибудь формального повода — в отношениях двух стран все было безоблачно.

Впрочем, нашлись люди, с удовольствием предоставившие Варшаве этот повод.

 

Самозванцы

 

А началось все с коммунальной склоки.

В нашей республике есть организация с пышным и громким названием — Союз поляков Беларуси.

Правда, сами лидеры союза признают, что подавляющее большинство белорусских поляков к их организации не имеет абсолютно никакого отношения. Даже по их собственным данным в союзе состоит всего лишь 20 тыс. человек из более чем 400 тыс. поляков, проживающих в Беларуси. То есть организация с помпой названная Союз поляков Беларуси объединяет менее 5% поляков. А более 95% (!!!) белорусских поляков к Союзу поляков не имеют вообще никакого отношения.

Но это к слову. Возвращаемся к склоке. В марте 2005 года в СПБ прошел очередной съезд, на котором активисты организации перебранились между собой то ли из-за денег, то ли из-за должностей, то ли из-за того и другого разом. Некая Анжелика Борис желала занять место некого Тадеуша Кручковского — на тот момент руководителя Союза поляков. Тадеуш Кручковский свое место Анжелике Борис уступать не хотел. Началась перебранка и в результате съезд превратился в полный бедлам, в котором уже ничего нельзя было разобрать. Как и всегда в подобных случаях обе стороны победителями объявили себя и побежали жаловаться друг на друга в Министерство юстиции.

Минюст принял единственное верное решение — в спокойной обстановке провести новый съезд и все спорные вопросы решить путем обычного легитимного голосования.

Предложение Минюста решать все спокойно, без перебранок и потасовок сторонники Анжелики Борис назвали «оскорблением национального достоинства и чести поляков».

Сама Борис спешно выехала в Варшаву. На удивление оперативно ей дали слово в польском Сейме. И тут пани Анжелику понесло. Она обвинила белорусские власти не только в ущемлении Союза поляков, но и в оскорблении польской дипломатии и государства. «Польша стала для них главным врагом», — заявила активистка.

Никого в Варшаве пани Анжелике обмануть не удалось. Польские политики прекрасно поняли, что речь идет о частных разборках небольшой и мало кому известной общественной организации. Но Анжелика Борис дала им то, чего они так долго ждали — предлог для наступления на Беларусь.

Несколько сотен лет назад точно так же воевода Мнишек, приютивший беглого расстригу Гришку Отрепьева, догадался, что имеет дело с самозванцем. Но Мнишеку, как и королю Сигизмунду, не нужна была правда — им нужно было Царство Московское.

Аппетиты современной Польши несколько скромнее — пока ей нужна Беларусь.

Повод для наступления на соседку был найден. МИД Польши начал одно за другим выпускать подозрительно похожие друг на друга заявления с «протестами» и «осуждениями». Сложно было понять, чем именно возмущены польские дипломаты. К союзу поляков никто претензий не предъявлял, им просто предложили провести съезд без ругани и мордобоя.

Сейм Польши одобрил проект, предложенный партией «Гражданская платформа», о запрете въезда на территорию Польши белорусских чиновников и… о запрете участия белорусских спортсменов в международных спортивных соревнованиях на территории Польши. Последнее можно смело относить в разряд анекдотов.

Тактика поляков оказалась не слишком тонкой — даже стороннему наблюдателю было понятно, что белорусскую власть провоцируют. Высылкой белорусских дипломатов, отзывом посла Польша явно пыталась оскорбить белорусов и вынудить их совершить хоть какие-то антипольские действия. А дальше можно было привлекать внимание всей Европы к утеснению в Беларуси польского меньшинства и пытаться в том или ином формате разыграть «косовский сценарий».

Об этом проговорился польский министр иностранных дел. «Мы должны объяснить Европе, что это европейская проблема», — заявил Адам Ротфельд.

Но ничего Европе объяснить не удалось. Президент Лукашенко сохранил железную выдержку. Он отлично понял суть происходящей интриги.

«Польша решает свои внутренние проблемы, у них скоро выборы. Именно в этом причина нагнетания страстей, в желании сохранить власть внутри страны, а не в том, что, допустим, поляки пытаются защитить польское население в Беларуси», — заявил Александр Лукашенко. Руководитель Беларуси дал понять, что надеждам Варшавы на репрессии против белорусских поляков не суждено сбыться. «Поляки в Беларуси — это наши граждане, наши белорусские поляки. Мы их никогда не делили, как и все остальные народы Беларуси», — сказал Президент.

Польские горе-стратеги поняли, что «раскачать» ситуацию не удалось. Глава польского МИД занервничал и стал пояснять, что Варшава «не занимается экспортом революций».

Адам Ротфельд удивительно прозорливый человек. Он абсолютно прав — Минску действительно не стоит волноваться. Революции не будет. Но не потому, что Варшава «не занимается экспортом революций». А потому, что белорусский народ отказывается ее делать.

 

Не плюй в колодец

 

Поляки обижаются на Российскую Империю за разделы Речи Посполитой, на СССР за Катынь и послевоенный коммунизм.

Возможно, у Польши есть исторические причины обижаться на великие державы. История польского народа трагична — очень часто его судьбою цинично играли «сильные мира сего».

Но у Польши нет ни малейшего повода держать хоть какую-нибудь обиду на Беларусь.

Беларусь никогда не захватывала ни одной пяди польской земли. Беларусь никогда не указывала польскому народу, как ему жить.

Белорусы всегда по-доброму, по-соседски относились к полякам. В Великую Отечественную наши земляки отдавали жизнь за свободу Польши.

В современном мире белорусско-польская дружба исключительно выгодна обеим народам.

Торговый оборот между двумя странами в 2004 году составил 1,2 млрд. долларов (более чем 50% роста по сравнению с 2003-м). По объему товарооборота Польша занимает 4-е место в торговых связях нашей страны. В Беларуси работают сотни предприятий с участием польского капитала. Белорусские поляки живут здесь на своей земле и уезжать из Беларуси никуда не собираются.

Польские ястребы сами загоняют свою страну в тупик. Варшава, конечно, может и дальше идти на разные демарши, изгонять наших дипломатов и выступать в подмастерьях Вашингтона в части устройства «революции» в Беларуси. Но придет 2006 год. «Революция» не состоится. Как потом преодолеть возникшие недоверие, как строить отношения? Ведь мы соседи.

Здравомыслящие польские политики, похоже, уже начали это осознавать.

Попытки польской власти «влезть со своим уставом» в Беларусь провалились самым глупым образом. Сегодня варшавские дипломаты не знают, как сохранив лицо выйти из капкана, в который они сами себя загнали. Перефразируя известную поговорку, о нынешней ситуации в белорусско-польских отношениях можно сказать просто – пан попал…





Спешите подписаться на журнал “Планета”!