ГАЙДАМАК. СУДИЛИ, ДА НЕ ПОСАДИЛИ
Ноябрь 2009
Вернуться к номеру >>

Автор: Алексей Морозов
Раздел: Лабиринт



В одном из прошлых номеров мы поднимали тему торговли оружием. И рассказывали о самых известных «оружейных баронах», в том числе – об Аркадии Гайдамаке. Биография этого человека напоминает приключенческий роман в стиле Луи Буссенара или Майна Рида. Кем он только ни был и где  только ни жил. Миллиардер, коллекционер, меценат – однако эту безупречную «характеристику» портит несколько весьма серьезных обвинений.

Последний скандал, связанный с именем Гайдамака, получился двойной. Во-первых, суд Франции заочно приговорил его к тюремному заключению за торговлю оружием, а во-вторых, бывшие высокопоставленные чиновники страны объявили его супер-шпионом. Причем журналисты до сих пор не могут разобраться, чьим же агентом он был – советским или французским. Как водится, сам фигурант от всего открещивается. Но начнем с начала.

Итак, знакомьтесь, гражданин четырех стран – Анголы, Франции, Израиля и Канады, подозреваемый в незаконной торговле оружием…

 

Детство и отрочество нашего героя прошли на Украине. Однако в 1972 году в возрасте 20 лет он решил покинуть свою фактическую родину и попытать счастья на родине исторической. Так юноша с вполне украинской фамилией, именем и отчеством – Аркадий Александрович Гайдамак – превратился в гражданина Израиля.

Полгода он жил и трудился в кибуце – сельскохозяйственном лагере-коммуне для репатриантов. Однако ранний подъем и тяжелая работа быстро надоели бывшему советскому гражданину и он сбежал. Вернее, просто нашел новый источник дохода – устроился матросом на либерийский танкер. Но долго не продержался.

Как только корабль пришел в Марсель, Гайдамак отпросился на берег. Больше на судно он не вернулся. Вместе с солдатами Аркадий «зайцем» (у военных не требовали билета) уехал в Париж. Мировая столица культуры и моды, надо сказать, оказалась мало похожа на рай. Чтобы прокормиться, Гайдамак устроился в бригаду маляров – русских эмигрантов.

В первый день работы Аркадий вместе с коллегами обедал в кафе. Обслуживал их бармен, тоже работавший первый день. Позже они подружились. Когда маляр превратился в миллиардера, в интервью «Еврейским новостям» он вспоминал: «Я все еще поддерживаю с ним связь. Он до сих пор бармен. И разница между нами лишь в том, что он не ловил удачные возможности. Ему проще каждое утро вставать, приходить в кафе, говорить с друзьями о футболе; потом день кончается, он возвращается домой на метро или на купленной в рассрочку машине, вот жизнь и прошла. Только потому, что он боится однажды проснуться и понять, что ему некуда идти. Это, например, причина того, что люди проводят время, глядя по телевизору футбол или читая газеты. Только для того, чтобы не узнать о своих возможностях. Они боятся остаться ни с чем. Но когда у тебя ничего нет, появляется множество возможностей, и тебе остается лишь ловить их. В кунг-фу или каратэ, когда у тебя пустые руки, ты ни о чем не думаешь. Ты расслаблен и всегда готов к удару, неважно откуда. Я ничего не боюсь, несмотря на то, что не знаю, что случится завтра».

Это «я ничего не боюсь» сделало Гайдамака одним из самых богатых людей мира и кавалером двух французских орденов. А еще – преступником, осужденным на 6 лет за торговлю оружием и скрывающимся от правосудия.

Первый миллиард

История богатства нашего героя начинается с детектива. Свой бизнес будущий миллиардер начал с переводов. Причем тариф был недешевый – 100 долларов за страницу. Дело быстро разрасталось, клиентов становилось все больше, и Гайдамак стал набирать штат сотрудников. Вскоре работники его конторы уже сопровождали делегации и помогали проводить переговоры. Главными клиентами фирмы были предприятия, поставлявшие различное оборудование в СССР.

Тут-то и началась шпионская история русского эмигранта. Несмотря на то, что дела у него шли достаточно неплохо, супербогатым наш герой не был. И вдруг в 1982 году он неожиданно приобретает себе роскошный особняк и начинает жить на широкую ногу. По информации прессы, именно в этот момент им и заинтересовалась французская контрразведка. Сотрудничество с советскими предприятиями обернулось подозрениями в связях с КГБ. Естественно, французские спецслужбы попытались перевербовать Аркадия. 29 октября нынешнего года экс-министр внутренних дел Франции Паскуа подтвердил, что Гайдамак работал на французские спецслужбы, а именно – на DST (разведку). Однако этот господин, по слухам, давно недолюбливал Гайдамака, так что непонятно, можно ли верить его словам. Сам предприниматель немного раньше упоминал о своих связях с высокопоставленными работниками Комитета госбезопасности и ФСБ.

Так или иначе, наш герой сменил направление бизнеса. Он занялся трейдингом – скупал природные ресурсы в СССР и перепродавал их на Запад. В общем, превратился в банального спекулянта. Но его интересы не ограничились богатствами бывшей родины. В 1992 году русский эмигрант, французский предприниматель и, возможно, агент спецслужб отправился в Анголу. Там уже без малого 20 лет бушевала гражданская война. Гайдамак приехал, чтобы обменять партию оборудования на местную нефть. А заодно свел близкое знакомство с президентом страны Жозе Эдуарду Душ Сантушем. Через некоторое время новый друг правителя стал гражданином Анголы и советником министерства иностранных дел. Сам бизнесмен объяснил это кредитом в 70 млн. долларов, якобы выделенным им воюющему государству. Но на сей счет есть и другая версия…

     



     

Свой бизнес будущий миллиардер начал с переводов. Причем тариф был недешевый – 100 долларов за страницу.



     

Оружейный барон

Дела у ангольского президента шли в то время не лучшим образом. Из-за распада СССР он остался без поддержки мощного союзника. Пришлось прибегнуть к помощи ООН. Организация сумела убедить повстанцев сложить оружие и провести в стране выборы. Их результат вполне удовлетворил мировое сообщество, но стал причиной нового витка гражданской войны. Повстанцам не понравилось, что их кандидат проиграл с отрывом в 9%. Так что президенту и его сторонникам пришлось вновь вооружаться. Только вот оружия и боеприпасов им не хватало. Поставки из СССР прекратились, а своих ресурсов было явно недостаточно.

Через старые связи ангольский лидер вышел на сына президента Франции Жана-Кристофа Миттерана – тот работал у отца советником – и попросил помочь. Расплачиваться он обещал нефтью (Ангола входит в двадцатку стран с самыми крупными ее запасами).

Предложение пришлось как раз кстати. Французские политики давно уже мечтали восстановить влияние своей страны в Африке, но не знали, как взяться за дело. А тут такой подарок! Решить вопрос с поставками взялись Миттеран-младший, министр внутренних дел – уже упомянутый Паскуа – и Пьер Фальконе. Интрига состояла в том, что последние двое работали в «Sofremi» – полугосударственной конторе, как раз торговавшей оружием. Забегая вперед, скажем, что помощь французских дельцов пригодилась. Президент Душ Сантуш сумел удержать власть и усмирить непокорных.

При чем тут Гайдамак, спросите вы. Все очень просто. Ангольские бойцы привыкли к советскому оружию. И вот предприимчивая троица решила обратиться к нашему герою, чтобы тот, используя свои связи, выступил посредником в бывшем Союзе. Аркадий, недолго думая, согласился.

Откуда у обычного, пусть и богатого эмигранта связи, позволяющие наладить поставки такого экзотического товара, история умалчивает. Но поневоле снова вспоминаются подозрения в связях Гайдамака со всемогущим КГБ.

Вместе с коллегами (хотя, возможно, правильнее назвать их подельниками) русский эмигрант поставил в Анголу оружие на сумму в 790 млн. долларов. Казалось бы, ничего особенного. Вот только мировое сообщество ввело эмбарго на продажу оружия Анголе. Сколько продолжалась торговля, спорят до сих пор. Одни говорят, что поставки прекратились с уходом президента Миттерана. Другие утверждают, будто пришедший за ним Ширак не сразу «закрыл лавочку». Доподлинно известно только одно: в 2000-м году началось расследование, касающееся оружейного траффика. Не дожидаясь его результатов, наш герой покинул гостеприимную Францию.

Кстати, между делом он успел поучаствовать в переговорах насчет снижения ангольского долга России. В результате «Большой брат» уступил африканской стране 15 млрд. долларов, а переговорщик добавил к своему капиталу деньги от продажи выкупленных по дешевке долговых обязательств.

 


Гражданская война в Анголе началась в 1975 году. Как водится в Африке, политические партии не поделили власть и взялись за оружие. Оппозиционеров непрерывно поддерживали другие державы – сначала Заир, потом ЮАР. За действующего президента вступился СССР, и США тут же бросились помогать оппозиции. Стороны пускали в ход высокоточную артиллерию, танки и прочие средства современной войны. «Веселье» это длилось, пока очередной колонне войск ЮАР не всыпали по первое число под Кахамой.

В 1988 году в Нью-Йорке было заключено соглашение: ЮАР обещала больше не лезть во внутренние дела Анголы. И вплоть до описываемых событий дело ограничивалось небольшими стычками правительственных войск с повстанцами.

В 1991–1995 годах в Югославии шла гражданская война, начавшаяся с отделения Словении. У новообразованной республики возникли претензии к бывшей метрополии. Следом сцепились сербы с хорватами.

Дело было так. Живущие на территории Хорватии сербы заявили, что в республике нарушаются права человека, и тут же начали создавать отряды местной самообороны. Хорваты в ответ обвинили Сербию в подготовке бунта. В ходе этого конфликта погибло ни много ни мало 30 тыс. человек.

Следующими «разборки» затеяли жители Боснии и Герцеговины. Тут за время существования Югославии получилась сборная солянка из этносов. Согласно переписи, здесь жили 43,7% албанских мусульман, 31,3% сербов, 17,3% хорватов, 5,5% югославов и 2,2% остальных народностей. Естественно, каждый потянул одеяло на себя.

В общем, за четыре года жертвами внутренних беспорядков стали около 200 тыс. человек и более 500 тыс. были ранены. Гражданская война в Югославии 1991–1995 годов считается одним из самых кровопролитных конфликтов XX века. 


Кавалер ордена Сельскохозяйственных заслуг

Да-да, получил наш герой и такой. За содействие французскому экспорту в Россию. Но заговорили мы про ордена по другой причине. Дело в том, что помимо торговли оружием неугомонный коммерсант активно занимался… освобождением заложников. Но и из этого благородного дела он умудрился сделать какую-то темную и запутанную историю.

В 1995 году у сербов в плену оказалось двое французских летчиков. Газеты тут же начали рисовать страшные картинки зверств, творимых над пленными бесчеловечными боевиками. И тут в дело спасения вмешался Гайдамак.

Он не скрывает, что обратился за помощью к ФСБ. В интервью газете «Версия» Аркадий заявил, что свободу летчикам удалось получить только благодаря его «прямым контактам»: «По личному поручению президента Франции Жака Ширака я приехал в Москву в октябре 1995 года. Я встретился с директором ФСБ Михаилом Ивановичем Барсуковым и попросил его содействия как представителя спецслужбы, которая традиционно имела определенные позиции на территории бывшей Югославии».

За этот поступок Гайдамак был награжден французским орденом «За заслуги», а общественность получила возможность еще раз пофантазировать на тему отношений коммерсанта с КГБ–ФСБ. Сам же Аркадий Александрович видит в этой истории причину своей ссоры с силовиками Франции. По мнению дельца, именно это и привело его впоследствии на скамью подсудимых. Вот что говорит Гайдамак в том же интервью «Версии»: «Мне дали за это высший орден Франции (это некоторое преувеличение – прим. авт.), аналогичный ордену Почетного легиона. А СВР Франции сделали соответствующий выговор со снятием высшего руководства. С тех пор начались мои проблемы: проблемы с госслужбами Франции типа налоговой, различные проверки и т.д.».

Так это или нет – судить сложно. Известно только, что уже в 1997 году спецслужбы еще раз прибегли к услугам миллиардера. Тогда на Северном Кавказе попали в плен четверо сотрудников гуманитарной организации «Экилибр». В качестве посредника в переговорах французы снова выбрали Гайдамака. Тот опять отправился в Россию, чтобы встретиться там с начальником антитеррористического центра ФСБ генерал-полковником Зориным Виктором Михайловичем. Домыслы журналистов? Отнюдь. В этом признается сам Аркадий Александрович.

В Москве выяснилось, что сотрудники миссии – на самом деле французские офицеры-разведчики, оказавшиеся на территории России незаконно. Зорин дал понять, что его ведомство не будет помогать в их освобождении. Вернее, он отказался сотрудничать просто так, а потребовал встречи с директором контрразведки Франции Раймоном Нартом. Гайдамак ее устроил, и мнимые работники миссии оказались на свободе.

Согласитесь, странная история. Какой-то коммерсант (пусть даже и успешный) почему-то получает задания от правительства страны и летит встречаться с представителями спецслужб другой страны. Там оказывается, что договориться не удастся. Причем разведчики так откровенны с посторонним гражданским лицом, что прямо ему заявляют: «Не поможем вам, пока не наладите нам связи со спецслужбами вашей страны». В общем, неординарная ситуация.

А теперь давайте на секунду представим, что Гайдамак и в самом деле работал на КГБ и был перевербован французами (или сделал вид, что сотрудничает с ними). Тогда все выглядит гораздо более правдоподобно. Агент французской разведки А.А. Гайдамак получает правительственное задание по освобождению коллег-офицеров. Он вылетает в Москву, где встречается со своим коллегой, чтобы попросить помощи. Тот чего-то от него требует взамен. Дать этого миллиардер-разведчик не может. Например потому, что не имеет таких полномочий. Для решения вопроса он устраивает встречу своего руководства с работниками ФСБ, и все счастливо решается.

Если принять эту версию в качестве основной, становится понятна и еще одна фраза из интервью нашего героя: «Есть видеоматериалы, где и министр внутренних дел, и директор контрразведки официально говорят, что все это сделал Гайдамак и что никто больше не сделал за послевоенные годы для Франции. За это я также награжден». Дело в том, что в любой энциклопедии за Гайдамаком числятся только два ордена. Оба мы уже упоминали: «За заслуги» и «Орден сельскохозяйственных заслуг». А тут он говорит еще о какой-то награде. Можно подумать, конечно, что миллиардер так вот бесхитростно хвастается тем, чего у него нет. Но это предположение как-то не совпадает с масштабом личности. Зато если принять во внимание выдвинутую нами версию, все становится понятно. Не секрет, что за выполнение тайных миссий награждают тоже тайно. Вполне возможно, у Гайдамака есть не два, а три ордена. Просто третий пока не внесен в энциклопедии, и случится это, вероятно, не скоро.

Безусловно, подобные домыслы – не более чем фантазия автора. Эдакое допущение из области возможного.

Как у Гайдамака начались проблемы

В последнее время у миллионера как-то не складываются отношения с Францией. Уголовное преследование, суд, срок. И все из-за того, что он освободил заложников (по словам подсудимого, конечно).

Но когда следствие по делу еще только началось, наш герой не стал дожидаться его результатов и отбыл в Израиль. Здесь его величают не Аркадий Александрович Гайдамак, а Арье Бар-Лев. Он официально сменил свое славянское имя на «правильное». Надо сказать, Тель-Авив отказался выдать блудного сына еврейского народа французской Фемиде.

Поначалу Бар-Лев (или нет, пусть уж будет Гайдамаком, так привычней) начал расширять бизнес. Он купил футбольный клуб «Бейтар» и стал спонсором баскетбольной команды «Хапоэль». Кроме того, Гайдамак успел влезть и в израильскую политику. Правда, не очень успешно. Сначала он провалился на выборах мэра Иерусалима. Потом создал движение «Социальная справедливость», так и не примкнувшее ни к одной из крупных партий. То оно дружило с Беньямином Нетаньяху, то вдруг начало сближение с его антиподом Амиром Перецем.

Но спокойная жизнь длилась недолго. В 2005 году израильская прокуратура начала расследование по делу банка «Апоалим». Гайдамака обвинили в отмывании денег. Речь шла ни много ни мало о 173 млн. долларов. Дело было в следующем. Наш герой якобы вступил в преступный сговор с руководством конторы «Поалим Ширутей Неэманут» для незаконной покупки некой голландской компании. 1 октября нынешнего года ему официально предъявили обвинение.

Но и тут опытный, а скорее всего, еще и неплохо осведомленный миллиардер переиграл правосудие. Он снова не стал дожидаться обвинения и ареста, и опять сменил место жительства. На этот раз Гайдамака поманили давно забытые снежные просторы России. И вот он снова там, откуда начинал много лет назад свой полный приключений путь.

Status quo

Сегодня миллиардер и, если верить прессе и его недоброжелателям, бывший работник спецслужб живет в России. Какими предприятиями он владеет здесь, доподлинно не известно. Официально за ним числится компания «Мелеузовские минудобрения», птицеводческий холдинг «Агросоюз», «Объединенные медиа» (сюда входят радиостанция «Бизнес-FM», газеты «Московские новости» и «Business & FM»). Вдобавок он ведет несколько строительных проектов с общей суммой вложений около 10 млрд. долларов.

Но молва, как водится, приписывает ему и много других активов – Аркадий Александрович превратился во «владельца заводов, газет, пароходов». Говорят, что ему принадлежат какие-то банки и инвестиционные компании. Прозвучало даже название – «Антанта-Капитал».

Да, чуть не забыли. В нынешнем году Гайдамак подал официальное прошение на получение гражданства Российской Федерации. С очень высокой вероятностью такой уважаемый, хоть и судимый, господин оное гражданство получит. Не нужно быть пророком, чтобы сказать, что это вызовет очередной виток сплетен про связи нашего героя с ФСБ. Но что тут поделаешь? Такова судьба всех международных авантюристов – быть в центре внимания.

P.S.

Ах да, за всеми бурными перипетиями судьбы Гайдамака мы забыли рассказать о его великолепной коллекции ампира. Помимо прочего Аркадий – очень серьезный и солидный коллекционер. В 2000 году вышла его книга «Русский ампир», которую специалисты посчитали одной из лучших работ по этой теме. Сам Гайдамак говорит: «Мне кажется, что ампир – это самый естественный стиль для человека. Ни в одном другом стиле нет такого внимания к предметам быта, среди которых, собственно, и протекает жизнь человека».

Вот такая вот многогранная личность.


Ампир – стиль в архитектуре и искусстве начала XIX века. Самые известные постройки, выдержанные в этом стиле, – Казанский собор, Триумфальная арка в Москве и арка Карузель в Париже. Кстати, отдельно выделяют русский ампир; в основном он связан с архитектурой Петербурга.

Наш герой, конечно, коллекционирует не архитектурные сооружения, а мебель и разного рода безделушки. Если говорить про мебель, то классика ампира – это трон Наполеона. А к «прочим безделушкам» можно отнести, например, столовый сервиз Виван-Денона.





Спешите подписаться на журнал “Планета”!