ПЯТЬ ВОЙН, КОТОРЫЕ ПРОИГРЫВАЕТ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО. ВОЙНА ЧЕТВЕРТАЯ. ТОРГОВЛЯ ЛЮДЬМИ
Ноябрь 2009
Вернуться к номеру >>

Автор: Станислав Сикорский
Раздел: Политика



Сколько существует человечество, столько существует рабство. И еще совсем недавно это было вполне легально. Хочешь себе раба – пошел да купил. И никто тебя не осудит, ну разве что какой-нибудь особо прогрессивный гражданин выскажет свое «фи».

Надо сказать, что чем более традиционным для общества было рабство, тем лучше жили невольники. Возьмем, к примеру, Древний Рим. Первоначально владелец мог сделать со своим «движимым имуществом» все что угодно. Казнить, пытать, бросить умирать от болезней. Но постепенно в отношения «хозяин-раб» стало вмешиваться государство. К началу нашей эры невольника уже запрещалось казнить без суда или отдавать в гладиаторы. В случае, если хозяин был жесток, раб мог обратиться с жалобой на него к государственному чиновнику. Если гражданин Рима бросал своего раба больным, то при выздоровлении невольник становился свободным. Более того, известны случаи, когда за жестокое обращение со своей живой собственностью римлян отправляли в изгнание на несколько лет.

Естественно, рабовладелец обязан был одевать и кормить раба. Причем качество еды регламентировалось законом. В зависимости от тяжести труда рабу выдавалось определенное количество зерна (он сам молол его в муку), соли, оливок, соленой рыбы, вина и масла. Интересно, что, например, вилик (невольник, управляющий всем хозяйством на ферме) получал меньше припасов, чем любой из его подчиненных рабов. Считалось, что он не так сильно утомляется от своей работы, а потому и кормить его можно хуже. Одежда сельских рабов ничем не отличалась от платья свободных крестьян. В городе невольники богатого господина могли выглядеть лучше некоторых свободных.


В Древнем Риме не имеющие ни одного раба считались нищими. Однако даже очень влиятельные люди, как правило, обходились всего несколькими невольниками. Иметь огромную свиту из «несвободных» стало модно только в поздний период. И именно тогда, как это ни парадоксально звучит, рабы были гораздо большими бездельниками, чем их хозяева. Вот, скажем, идет префект на службу. Его постель убирают специальные комнатные рабы. Они делают только это. Утром собрали, вечером разобрали. Раб-цирюльник бреет хозяина и его сыновей, если им уже нужно бриться – он тоже выполняет только одну обязанность. Весь остальной день цирюльник предоставлен сам себе. А в это время их хозяин 10 часов потеет в неудобной тоге на своем рабочем месте, выслушивая жалобы и разбирая дела.


Вообще говоря, иногда рабы были далеко не последними людьми в государстве. Когда император Адриан влюбился в юного раба Антиноя, то потерял голову. Юноша неотступно следовал за своим господином до тех пор, пока не погиб. Причина его смерти до сих пор неизвестна. Есть разные версии – от самоубийства до ритуального жертвоприношения. Так или иначе, убитый горем Адриан приказал увековечить память своего возлюбленного. Был основан город Антинуполь, на небе появилось созвездие Антиной (которое так называлось до XIX века). Статуй раба создали так много, что до наших дней его изваяний дошло больше, чем скульптур многих крупных античных государственных деятелей.

Это все, конечно, не означает, что жизнь раба в Древнем Риме была легкой и приятной. Но по сравнению с более поздними формами рабства – почти райской. Образованный читатель может возразить: со времен Римской Империи и до завоевания Нового света рабства в Европе не было. Формально так и есть. Но фактически сервы и крепостные по своему положению мало отличались от рабов. Феодалы творили со своими крестьянами такое, о чем римское право даже не упоминало! Вспомните историю Жиля де Ре или Елезаветы Батори? На их счету сотни зверски замученных простолюдинов. Конец их преступлениям был положен только тогда, когда в дело вмешались представители местной знати и церкви.

Эпоха великих географических открытий – это новый расцвет рабства. Трюмы кораблей забивались невольниками до отказа. Один из работорговцев шутил, что рабу на корабле отводят меньше места, чем покойнику в гробу. Обычно таких «пассажиров» укладывали вплотную друг к другу, а потом заставляли согнуть ноги. Путь от Африки до Америки занимал от 6 до 20 недель. В итоге до места назначения доставлялось в лучшем случае две трети «живого груза». За борт без разговоров отправлялись не только больные. Если плаванье затягивалось и припасов на всех не хватало, «лишние» тут же бросались в море. Известен случай, когда в 1783 году капитан английского судна «Зонг» утопил за один рейс 132 человека. За невольничьими караванами неотступно следовали стаи акул.

В XIX веке в Гвинее раба можно было купить за 25 долларов (стоимость пятидневного проживания в гостинице среднего качества). В Нью-Йорке цена подскакивала до 2 тыс. Неудивительно, что работорговцы быстро становились обеспеченными людьми. И это при том, что в начале века вывоз невольников из Африки (но не работорговля) был запрещен и считался серьезным преступлением.

Считается, что завоевание Нового света обошлось Африканскому континенту в 10 млн. вывезенных и около 100 млн. погибших жителей. При этом ученые говорят, что именно охота за рабами отбросила весь регион в развитии на целые столетия.

Но не надо думать, что страдальцами были только чернокожие. Первыми рабами в Америке стали как раз белые. На протяжении XVII–XVIII веков тут практиковали использование так называемых кабальных слуг. Если человек хотел эмигрировать, но у него не было денег заплатить за проезд (а речь шла о довольно серьезной сумме), он заключал с капитаном договор: приехав в место назначения, бывший пассажир на 5 лет продавался в пользование любому желающему. Теоретически, после этого он становился свободным. На практике так случалось не всегда. На аналогичных условиях в Новый свет отправлялись и осужденные. Только они должны были по приговору суда работать не 5, а 7 лет.

В XIX веке представители западной цивилизации начали задумываться о том, что торговать живыми людьми нехорошо. Постепенно работорговлю начинают запрещать. Процесс этот идет долго и трудно. И полностью решить проблему не удалось до сих пор.

Как это выглядит сейчас

Сегодня в некоторых уголках планеты невольник стоит дешевле коровы. Как правило, рабство распространено в нестабильных регионах. Например, в Чечне. Здесь, как утверждают, можно купить себе работника за 150 долларов.

Если говорить о статистике, то на самом деле никому точно не известно ни одной цифры. Например, до сих пор спорят, какую сумму ежегодно приносит преступникам торговля людьми. Одни говорят – 2 млрд. долларов, другие – 9 млрд. Неизвестно точно, сколько человек попало в рабство, ведь не все хотят в этом признаваться. Но так или иначе, речь идет о золотых горах. Причем половина из всей массы живого товара – дети!

Рабов используют для различных целей. Они не изменились со времен царя Гороха. Первая и основная – это проституция и изготовление порнографических материалов. Именно поэтому на мировом невольничьем рынке больше всего котируются женщины и дети. По-прежнему популярно трудовое рабство – как в Древнем Риме. Не менее старинный способ использования рабов – это превращение их в наемников. Опять же, возвращаясь к античности, нельзя не вспомнить, что в римской армии служили два легиона, полностью сформированные из рабов.

Но развитие науки принесло с собой и новые виды рабства. Сегодня, например, популярна продажа женщин в качестве суррогатных матерей. Еще одна новинка нашего времени – продажа детей тем, кто хочет их усыновить.

Но пожалуй, самый страшный и бесчеловечный вид торговли – это продажа людей для трансплантации органов. В этом случае человек перестает быть человеком, а выступает в роли хранилища для необходимого преступникам органа, после изъятия которого невольник, как правило, погибает. ООН уже давно называет траффикинг самым динамично развивающимся видом преступлений. Но торговля живым товаром для дальнейшей его «разделки» на органы выделяется даже среди остальных видов подобных преступлений.

Ежегодно в мире тысячи человек умирают из-за того, что не могут дождаться донорского органа. Например, в Европе из 60 тыс. больных, стоящих в очереди за новой почкой, только половина ее получает. В США все еще хуже. Там в очереди стоит почти 100 тыс., а операций проходит столько же, сколько в Европе.

Понятно, что обеспеченный европеец или американец не будет ждать. Ведь на кону его жизнь. Скорее всего, он займется так называемым трансплантационным туризмом. Нуждающийся в пересадке человек отправляется в страну, где законодательство слабо (или вовсе никак) защищает жизнь потенциального донора. Весь пакет услуг (включая получение и пересадку донорской почки) обойдется максимум в 160 тыс. долларов. Деньги не за-предельные, прямо скажем. В результате 10% операций по пересадке почки проводятся нелегально. Где берут доноров? Их покупают в бедных странах. Как правило, это женщины или дети, которых потрошат, нисколько не задумываясь об их дальнейшей судьбе.

Где и как содержат современных невольников? Если вы думаете, что рабы живут только в затерянных в горах аулах и в поселках в самом сердце непроходимых джунглей, то сильно ошибаетесь. Как раз большая их часть находится в крупных городах вроде Нью-Йорка. Ведь, как мы уже писали, самый распространенный сегодня вид рабства – сексуальное. Какой смысл содержать невольниц в труднодоступных для клиентов местах? По той же статистике ООН, самое большое количество людей продается в США, Турцию, Италию и Германию. Следом идут Канада, за ней остальные западноевропейские страны, Австралия, Индия, Китай и Объединенные Арабские Эмираты. Больше всего невольников вывозят из стран бывшего СССР и Восточной Европы. Хотя те же Китай и Индия, помимо страны – назначения для рабов являются еще и странами-источниками.

Как становятся рабами

Потерять свободу сегодня, оказывается, дело нехитрое. Как правило, в рабство попадают те, кто отправляется работать в нестабильные регионы или те, кто при оформлении на работу за границей пренебрегает элементарной юридической «гигиеной».

Классикой первого варианта можно считать историю Владимира Бабкина, рассказанную им самим журналисту Павлу Сергееву для сайта «Пресс-Обзор». Владимиру предложили работу в Ищере, на стройке. Бабкин рассудил: Ищер – это ставропольский край, а чего ему, россиянину, бояться в собственной стране. И был неправ. Прямо средь бела дня к стройке подъехали две машины, из них вышли люди в камуфляже с автоматами и приказали строителям сесть в автомобили.

Два с половиной года Владимир жил в горах. Его продали старикам с большим хозяйством: стадо овец более чем в сто голов, семь быков, восемнадцать коров, четырнадцать телят. Жил вместе со скотом, в сарае. Кормили так: утром и вечером – чай или молоко, в обед – чашка овощного супа. Правда, ужасов с постоянными избиениями не было. Бабкин вспоминает, как приехавшие к хозяевам племянники начали над ним издеваться и уже собирались избить, но за него заступились: «Не трогайте скотину, сломаете еще что-нибудь ему, работать некому будет».

Владимир так описывал свою рабскую жизнь:

«Так и прожил два с половиной года бок о бок со скотиной. За это время ни разу горячей воды не видел, ни разу не брился. Летом хоть в речке помоешься, носки да бельишко постираешь, наденешь на себя мокрое – солнце высушит. А зимой как? Только и радости однажды было: как-то под Новый год дед-чеченец расчувствовался и поднес стопку спирта. Поверите, куска сахара за два года не видел. Знаете, о чем мечтаю? Вот приеду домой, накуплю конфет, полежу в горячей ванне, а затем – чайку, сладкого до приторности...»

Самое интересное, что всего в километре вверх по склону от аула, где держали невольников, в Шарое базировался батальон федеральных войск. Днем подойти к нему было нельзя: склон горы хорошо просматривался чеченцами. Ночью – опасно: в окрестностях водилось много дикого зверья – волков и медведей.

Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. От страшной антисанитарии на руке у Бабкина появился фурункул. Чтобы не лишиться работника, хозяевам пришлось вызвать к нему врача. Доктор в округе был один – у русских военных. С его помощью невольник смог сбежать. При этом его сразу предупредили, что помочь смогут, только если он сам доберется до расположения части. Силой забирать из аула его не будут.

До батальона кавказскому пленнику добраться удалось. Утром его переправили в другой населенный пункт. На следующий день туда приехали его, теперь уже бывшие, владельцы и стали требовать свою собственность обратно, предлагая командиру взамен быка или овец. Когда этот номер не прошел, самого Бабкина стали зазывать обратно, обещая выделить скотину и установить ежемесячную зарплату. К счастью, у Владимира хватило здравомыслия отказаться от этого щедрого предложения.

«После двух лет рабства, – говорит он, – я уже пре-красно знал цену обещаниям чеченцев. Чтобы они ни предлагали, каких бы клятв ни давали сегодня, завтра от всего могут отказаться. Пока войска стоят здесь – одно дело. Уйдут – все вернется на круги своя. Тогда и мне все припомнят. Изобьют, будут, как собаку, каждый вечер на цепи держать».

А вот некоторые из его собратьев по несчастью поддались на посулы вчерашних хозяев и остались в Чечне. Об их судьбе сегодня ничего не известно.

Второй распространенный способ попасть в рабство, как мы уже говорили,– это отправиться на работу за границу. Так люди оказываются в неволе чаще всего. Стандартная схема выглядит следующим образом. Девушка звонит по объявлению, обещающему трудоустройство за рубежом. Там ей объясняют, что для работы нужна специальная трудовая виза, а получить ее сложно. Поэтому, чтобы сэкономить время и деньги, за кордон ее отправят по туристической, и работать она будет неофициально. Как только кандидатка на должность оказывается у своих новых работодателей, у нее под любым предлогом отбирают паспорт.

А потом рассказывают, что если она хочет сохранить здоровье и жизнь, то сейчас уединится «вот с этим вот парнем» и даже получит за это какие-то деньги.

Как бы это удивительно ни звучало, но многие привыкают к такой жизни и не пробуют сбежать. Те же, кто все-таки пытается вырваться из рабства, часто не знают, к кому обратиться, или боятся вызвать гнев хозяев.

Но иногда, чтобы попасть в рабство, даже не нужно уезжать из родного города. В прошлом году в Ульяновске была уничтожена организованная преступная группировка «Офицеры». К военным ее члены имели очень опосредованное отношение – они просто действовали на территории бывшего военного городка. Их жертвами становились красивые молодые девушки. Некоторые занимались проституцией добровольно, за 40% от выручки. Других заставляли силой. Тех, кто пытался выйти из бизнеса, уродовали. Одной отступнице даже собирались плеснуть в лицо кислоты, но потом «смягчились» и «только» изрезали.

Несмотря на все эти ужасы, запуганные жертвы не спешили обращаться в правоохранительные органы. Банда спокойно занималась своими делишками 5 лет, прежде чем одна из невольниц решилась написать заявление в милицию. При задержании у одного из руководителей банды, Сергея Катина, дома был нашли «общак» – 100 тыс. долларов и 1 млн. российских рублей. Большая часть жертв выступила с показаниями в суде, и почти все они покинули родной город. Жить здесь дальше им было тяжело.

Но страшнее всего участь детей-рабов. Сбежать им сложнее, а часто и некуда. Ведь они нередко оказываются в неволе при прямом участии своих родителей. Вот вам достаточно стандартная история из материалов «Human Rights Wath»:

«Когда моя сестра заболела, мы отвезли ее в больницу, но доктор сказал, что мы должны заплатить за лечение, и мои родители заложили меня за сумму, эквивалентную 35 долларам США. Мне было семь или восемь лет… Я вставала в четыре часа утра и мотала шелковую нить… Дома я бывала только раз в неделю. Я спала на фабрике вместе с двумя или тремя другими детьми».

Исследователи траффикинга называют подобную ситуацию долговым рабством. Представители Международной Организации Миграции считают, что около 6 млн. детей по всему миру являются трудовыми рабами. Еще 1,2 млн. несовершеннолетних продают, как скотину, на невольничьих рынках. Около 1 млн., в основном девочек, заставляют заниматься проституцией. И даже в незаконных военных формированиях, участвующих в конфликтах по всему миру, используют детей-рабов. Как минимум в 30 регионах сражается около 300 тыс. маленьких солдат.

Торговля детьми – пожалуй, наиболее бесчеловечный вид траффикинга. Ведь психика ребенка гораздо более хрупкая, чем у взрослого. К тому же это всегда физическое насилие – ведь ребенка не уговоришь добровольно оторваться от семьи.

Но самые страшные случаи – это продажа детей в качестве набора здоровых органов. В июне на Украине была предотвращена подобная операция. Двое преступников из Донецка подобрали 10-летнего беспризорника, бежавшего из интерната, и предложили ему пройти обследование, якобы для того, чтобы устроить его в спортивную школу. Мечтой обездоленного мальчишки было стать футболистом. Целью незнакомых доброжелателей – заработать на смерти ребенка. У потенциальных покупателей запросили 60 тыс. евро, но потом цена была сброшена до 35 тыс. долларов. К счастью, в роли покупателей выступали сотрудники милиции. Это и спасло мальчику жизнь.

 

Развитие Интернета дало работорговцам еще один способ заманивать в свои сети жертв. Теперь преступники выступают в роли женихов. Они, якобы с целью создания семьи, заводят на сайте знакомств переписку с понравившейся девушкой, а потом приглашают ее приехать в гости и даже оплачивают ей дорогу. Чтобы не стать жертвой таких дельцов, специалисты советуют первую встречу с суженым проводить на нейтральной территории. Если, например, потенциальный жених из Германии – встретьтесь с ним в Варшаве.



     

Как борются с траффикингом

Вообще говоря, методов борьбы много. Пожалуй, самым первым и самым главным в мировом масштабе стало то, что на сегодняшний день законодательство всех без исключения стран рассматривает торговлю людьми как преступление. И это в самом деле уже немало.

Совместные рейды миграционной службы и полиции, охрана жертв траффикинга, психологическая помощь и «горячие линии» для оказавшихся в беде… Вот далеко не полный список того, что делают мировое сообщество и общественные организации, чтобы не было рабов.

Но часто приходится прибегать и к оригинальным методам. В Судане, где годами длятся военные конфликты, промышляют работорговцы. Конные отряды налетают на селения, убивают всех мужчин, а женщин и детей увозят с собой. Рабов распределяют следующим образом: понравившихся оставляют себе, а остальных отправляют в так называемые «Лагеря мира» – концентрационные лагеря. Они находятся там до тех пор, пока не будут проданы или не умрут.

Так вот, швейцарская организация «Международная христианская солидарность», не видя другой возможности помочь несчастным, стала выкупать их у хозяев и отпускать на свободу. В интервью «Немецкой волне» один из создателей этой организации, Гуннар Вибальк, сообщил: «Никакого отбора мы не проводим, покупаем тех, кто хочет получить свободу, то есть – всех подряд. Цена постоянная и устанавливается заранее: каждый раб стоит 50 тысяч суданских динаров, или около 50 долларов США. Покупкой рабов мы занимаемся с 95 года. За неполные пять лет нам удалось освободить около 11 тысяч жителей Южного Судана. Впрочем, по нашим данным, на севере страны рабов осталось еще во много раз больше». Кстати, цена на рабов Судане одна из самых низких в мире.

Проблема состоит в том, что напрямую из лагерей представители «Международной христианской солидарности» выкупать пленников не могут. Туда их никто не пустит. Поэтому схема выглядит так: они находят работорговца-одиночку и дают ему заказ на какое-то количество невольников. Он тайком от властей собирает их по округе (если узнают, что он сотрудничает с европейцами – не сносить ему головы). Это могут быть беглые рабы или те, кем недовольны хозяева. Например, жены, приревновавшие своих мужей к наложницам, тайком от благоверных продают их. Набрав заказанное количество живого товара (как правило, 300–400 человек), он встречается с представителем организации, получает деньги и исчезает до следующего раза.

Несмотря на тысячи освобожденных, далеко не все в восторге от деятельности швейцарцев. Например ЮНИСЕФ – Детский фонд ООН – считают, что таким образом бандиты только получают лишние деньги на покупку оружия и боеприпасов. К тому же пока на товар есть спрос – его будут поставлять на рынок. То есть чем больше рабов покупать – тем больше людей будут превращать в невольников. Более того, где гарантия, что единожды выкупленные из неволи не попадут в лапы работорговцев повторно. На это им возражают: «Теоретически, конечно, возможно, что кого-то продадут в рабство во второй раз, ведь конные отряды нападают и на те деревни, где живут уже освобожденные нами люди. Но мы будем продолжать нашу деятельность. Где вы встречали врача, который бы прекратил лечить инфекционное заболевание потому, что больной все равно еще когда-нибудь им заразится? Если бы наша инициатива провоцировала дальнейшее развитие работорговли, то старейшины южно-суданских племен, с которыми мы сотрудничаем, попросили бы ее прекратить. Этого не происходит, так как на данный момент деятельность нашей организации – единственная возможность освобождать людей».

По мнению «Международной христианской солидарности», основная проблема состоит в том, что международное сообщество ведет официальные переговоры только с правительством Судана, а оно утверждает, что никакой торговли людьми в стране нет.

«Мы будем покупать и отпускать на свободу рабов, пока не появится альтернативы и ситуация в стране не изменится», – говорит в своем интервью «Немецкой волне» Гуннар Вибальк.

 

  А как у нас?

Вообще говоря, в странах бывшего СССР с этой проблемой дела обстоят очень по-разному. Например, Москва считается раем для тех, кто ищет любовных утех с детьми. Этому способствуют достаточно мягкое (по мировым стандартом) наказание за педофилию и толпы беспризорных детей, готовых на все за сто рублей. В докладе Госдепартамента США говорится, что российские власти, к сожалению, не соблюдают даже минимальные стандарты в противодействии торговле людьми. Общий закон об оказании помощи жертвам траффикинга находится в разработке с 2003 года. В результате через территорию России проходит от 1/5 до 1/3 всего евро-азиатского потока рабов.

Лучше всего борются с работорговцами наши литовские соседи. За последние несколько лет число случаев продажи людей из Литвы снизилось почти в 3 раза. Это произошло благодаря целому комплексу мер, принятых официальным Вильнюсом для решения данной проблемы.

Наша страна не взяла пальму первенства в этом благородном соревновании, однако уверенно держится в числе фаворитов. В мае Беларусь посетила специальный докладчик ООН по торговле людьми Джой Нгози Езейло. «На меня произвела сильное впечатление приверженность руководства страны на самом высоком уровне делу борьбы с торговлей людьми во всех ее проявлениях, и я высоко оцениваю усилия правительства по сотрудничеству с соседними странами и организациями, занимающимися этой проблемой, а также достигнутый значительный прогресс в этой сфере», – говорит она.

Только в нынешнем году было раскрыто 321 преступление. В результате уничтожили 57 каналов поставки белорусских граждан для сексуальной эксплуатации за границу. 232 человека спасены от продажи в рабство за рубежом. Именно благодаря усилиям белорусской милиции только в 2009 году прекратили свою деятельность 9 банд, специализировавшихся на траффикинге.

Как и во многих других странах, у нас с проблемой торговли людьми борется не только государство. На пути работорговцев, помимо чиновников и милиции, стоят и представители общественных объединений. Благодаря их деятельности в Минске открыты убежища для бывших невольниц. Через офисы этих организаций всегда можно навести справки о будущем работодателе, и узнать, насколько хорошая у него репутация.


Что сделать, чтобы не попасть в рабство?

Во-первых, ни в коем случае не соглашайтесь на любую нелегальную работу за границей. Какие бы сказочные условия вам ни предлагали, помните: пока вы работаете нелегально, государство, на чьей территории вы находитесь, не сможет защитить ваши интересы. Более того, вы сами являетесь преступником.

Во-вторых, непременно наведите справки о вашем потенциальном работодателе через независимые общественные организации. Это, конечно, не даст стопроцентной гарантии, что ваш наниматель не жулик, но шансы на благополучный исход значительно вырастут.

В-третьих, обязательно оставьте вашим друзьям и родственникам координаты для связи с вами. В экстремальной ситуации тут же обращайтесь в органы охраны правопорядка. Ничего не ждите. Не затягивайте ситуацию. На кону не только ваше здоровье, но и жизнь.





Спешите подписаться на журнал “Планета”!