РАНО РАССЛАБИЛИСЬ. ПОКА ОБАМА ОТДЫХАЛ, ЭКСПЕРТЫ ЗАГОВОРИЛИ О НОВОЙ ВОЛНЕ КРИЗИСА
Сентябрь 2009
Вернуться к номеру >>

Раздел: Главная тема
Теги: экономика, кризис, прогноз, персоналии, США



 Не так давно президент Обама возвестил миру: «Рынки растут, и финансовая система отошла от пропасти… Возможно, мы видим начало конца рецессии».

      Тему продолжил вице-президент Байден: «Пакет (антикризисных мер) работает больше, быстрее, эффективнее. Гораздо эффективнее наших самых смелых ожиданий… И сейчас вместо того, чтобы обсуждать депрессию, мы говорим о конце экономического спада».

      Воздав хвалу самой себе, администрация Обамы в августе разбрелась по отпускам. И пока отлично потрудившийся президент отдыхал на ферме с милым названием «Синяя цапля», безработица в США выросла до 9,7% (рекордный уровень за последние четверть века), национальный долг достиг 1,8 ТРИЛЛИОНА долларов, а 120 тыс. американцев только в течение августа стали банкротами.

     

      Итак, задан новый стиль. Кризис вроде как закончился, а все проблемы – это «остаточные явления», «побочные эффекты» и т.д. 

      Деятели из других стран Обаму поняли правильно. Если ситуацию нельзя улучшить на деле, ее надо улучшить хотя бы на словах. И вот уже на саммите пресловутой G20 тема «прощания с кризисом» получила свое развитие.

      После саммита «двадцатки» (в Лондоне собрались главы Минфинов и Центробанков) слушать рассуждения официальных лиц было приятно. В частности, у известного финансового комментатора Кудрина спросили по поводу выхода России из кризиса (естественный, хотя и риторический вопрос). Ответ Кудрина был достоин восточного мудреца. Оказалось, что в России может быть резкий рост, может быть плавный рост, но не исключено и падение. 

      Такие слова говорят тогда, когда говорить надо, а сказать нечего. Прогноз Кудрина напомнил прогноз погоды: может быть сухо и солнечно, может быть влажно и сыро, но не исключены ливень с ураганом. 

      Дальше – больше. С одной стороны, российский министр финансов дышал оптимизмом. Новостные агентства наперебой цитировали Кудрина: «Наш новый прогноз позволяет говорить о том, что к концу 2012 года, то есть результатом 2012 года, станет восстановление ВВП России на докризисный уровень».

      И тут же: «Самое главное – это оценки, которые мы получили, что кризис не завершился, что неопределенность остается очень высокой, ростки позитива еще очень неустойчивы». И еще: «Все уговаривали друг друга, что еще рано расслабляться».

      Последнее заявление, безусловно, мудро. Но неточно. Расслабляться можно только после периода напряжения. Но кто, где и когда сильно напрягался в последнее время? 

      На словах «напряжения» действительно было много. Все якобы искали «пути выхода». В результате нашли старый и проверенный – одолжить друг у друга денег, распечатать кубышки и бросить в топку больной мировой экономики. А там – будь что будет. Авось пронесет. 

      Единственное разнообразие внес Китай, который начал всерьез развивать внутреннее потребление и сверхэнергично улучшать инфраструктуру (дороги, мосты, порты, Интернет). Остальные продолжили делать то же, что и прежде. Разве что саммиты теперь стали проводить чаще. 

      Кстати, мировые саммиты «по преодолению кризиса» вскоре рискуют превратиться в анекдот. Все проходят по одному и тому же сценарию. Вначале торжественная громоподобная увертюра в мировых СМИ – мол, вскоре грядет Его Величество Саммит, который непременно осветит заблудшему человечеству путь в будущее. 

      Словосочетание «в преддверии саммита» становится любимым штампом новостных агентств. Саммит досрочно получает почетные звания – «исторический» и «прорывной». «Топ-лидеры» являются на него с таким глубокомысленным видом, будто аккурат в ночь перед мировыми посиделками им было явлено откровение, недоступное простым смертным. 

      Потом начинается собственно саммит, на котором традиционно… ничего не происходит. По его окончании политики старательно избегают интервью, а журналисты изощряются в том, как выдать очередную банальность за сенсацию. В итоге дело заканчивается вялым цитированием пустословья и энергичным обсуждением меню, гардероба, а также того, кто и за что на этот раз ухватил Ангелу Меркель. 

      Во всей этой пиар-компании (вокруг якобы «уходящего кризиса») умиляет одно обстоятельство – смелость, с которой иные политики и экономисты предсказывают точные даты его окончания. 

      Ситуация презабавная. В мире толком никто не понял природу кризиса. Точнее, даже не пытался понять. Но зато все знают, что это ненадолго, что рост начнется уже в таком-то году, что «нижняя точка уже пройдена» и т.д. 

      Представьте себе врача, который говорит о своем пациенте: «Я точно не знаю, чем именно он болен. Более того – я не особо понимаю, как эту болезнь лечить. Но зато я точно знаю – в таком-то квартале такого-то года обязательно начнется выздоровление». 

      Над врачом посмеялись бы, а вот «топ-лидерам» нежно внимают. Но остается вопрос – ребята, если вам все так ясно, почему же никто из вас не сумел все это предсказать? 

      Кстати, показательно, что как раз те немногие, кто предсказывал кризис, отнюдь не пышат оптимизмом… 

     Некоторое время назад СМИ, ссылаясь на агентство «Dow Jones», распространили сведения о некоем меморандуме «Газпрома», в котором будущее России рисуется отнюдь не розовыми красками. В частности, в нем говорится: «Ухудшающаяся экономическая ситуация и хаос на финансовых рынках в России могут привести к высокой безработице, либо к неспособности государственных и частных предприятий выплачивать зарплату вовремя и в полном объеме». А как же обещания Кудрина, что к 2012 году все будет тип-топ?..

      Конечно, малые и средние страны едва ли могут что-то сделать. В глобальной экономике от них зависит немногое (а если говорить прямо и грубо, то вообще почти ничего не зависит). Даже такие титаны как Китай, Япония и ЕС с надеждой и страхом взирают на Штаты – там решается судьба мира. 

      Но несмотря на бодрость Байдена, вести из Штатов пока не радуют. 

      Спору нет – Обама и его советники делают все, что могут. В меру собственных сил, знаний и интуиции. В обычное время администрация Обамы была бы превосходным правительством – разумным, образованным, неистеричным и благонамеренным. Вся беда в том, что нынешнее время, увы, НЕобычное. 

      Оно требует тяжелых решений, прорывных идей и отважных действий. И главное – оно требует отказаться от привычного стиля. 

      Однако администрация Обамы пока показала себя лишь прилежными учениками администрации Буша. В экономике Обама продолжает то же самое, что делал Буш, а именно – увеличивает государственный долг, дефицит бюджета и накачивает экономику дешевыми деньгами. 

      Нельзя сказать, чтобы это была в принципе неправильная политика. Как краткосрочная, «пожарная» мера, она оправдана. Тут не поспоришь. Но одних этих действий мало. Реанимация не означает лечение. Это отсрочка катастрофы. Выигрыш времени, чтобы предпринять действительно необходимые меры. Пока время выигрывается. Но… не используется. 

      Наиболее прозорливые финансисты бьют в колокола. Однако несмотря на громкие имена и миллиардные состояния, их, кажется, не слышат (точнее, не хотят слышать). Уоррен Баффет (богач №2 в мире) отдает должное Бушу и Обаме – они отвели финансовую систему США от края пропасти. Но победа может оказаться пирровой. Дефицит бюджета в этом году достигнет колоссальной суммы в 1,8 ТРИЛЛИОНА ДОЛЛАРОВ. Таких диких цифр история Америки еще не знала. 

      В своей статье в «Нью-Йорк Таймс» Баффет указывает на простое обстоятельство – будучи супердолжником планеты и продолжая наращивать долг, Штаты вступили на «неизвестную территорию» («uncharted territory», по точному выражению Баффета). Проще говоря, никто не знает, когда Штатам перестанут давать в долг. 

      Чтобы покрыть дефицит, рассчитывать можно на иностранцев (прежде всего, китайцев), собственных граждан и старый добрый печатный станок. Но даже при самом лучшем раскладе за счет внешних и внутренних источников (иностранцы плюс американцы) удастся покрыть лишь половину дефицита. Оставшиеся 900 МИЛЛИАРДОВ ДОЛЛАРОВ (вдумайтесь в цифру) опять придется напечатать. 

      Заметим – Баффет не склонен к истерикам. Более того, он ответственный человек. И потому, скорее всего, высказал лишь малую часть своих опасений, понимая, что если бы он высказал все, что думает, то породил бы настоящую панику. 

      Впрочем, и без тонких финансовых выкладок элементарный здравый смысл подсказывает – любой кредит имеет лимит. 

      Америке позволяли бесконечно печатать новые доллары и влезать в долги, потому что верили в американскую экономику. А верить было во что. Штаты уже много десятилетий – бесспорный технологический лидер мира. Именно здесь собирались лучшие умы человечества, здесь рождались блестящие идеи и технологии, здесь бурно развивались самые передовые компании. Вера в американский доллар – это вера в научно-технический гений и экономическую мощь Штатов. 

      Все понимали, что экономика США держится в том числе на почти неограниченном кредите со стороны всего остального мира. Но не только на нем. Все понимали, что есть и иные источники – колоссальный интеллектуальный потенциал (лучшие мозги, собранные со всего мира) и невиданная в мировой истории разворотливость бизнеса (миллионы самых энергичных людей, собранных со всего мира). Они создавали новые мировые компании, новые мировые бренды. Они сделали из американской экономики колосс, который, казалось, не рухнет во веки веков. 

      Однако в последние годы вера в колосс пошатнулась. Все большее число стран и бизнесменов с прискорбием отметили – американский вечный двигатель начинает глохнуть. Они заметили, что экономика все больше питается кредитами, а не инновациями. 

      Эти сомнения пока еще не стали роковыми для Штатов. Многих (тех же китайцев, японцев и проч.) удерживает то, что сами они попались в западню (скопили слишком много долларов). Это дает Америке шанс вернуть веру в себя и в доллар. 

      Но сделать это при помощи социалистических методов (накачки экономики пустыми деньгами) невозможно. Американскому бизнесу необходимо вернуть былую энергию и хватку. А сделать это возможно только путем решительного расставания со всем неэффективным, ленивым и паразитическим, путем возврата времен жесткой конкуренции, которая выталкивает на поверхность самых способных и смелых. 

      Но сие чревато недовольством многих – от бестолковых менеджеров, разжиревших на незаработанных бонусах, до разгильдяев рабочих, больше думающих о социальном пакете, чем о качестве продукции. 

      Способен Обама пойти на такие решения? Вряд ли. 

      Похоже, с Обамой произошла банальная и вполне предсказуемая вещь – он стал заложником своего рейтинга и ранней славы. 

      Ему нравится быть всенародным любимцем. И он по-прежнему думает, что можно все изменить, ничего не меняя. Пока в Обаме сложно рассмотреть качества де Голля и Черчилля, которым было плевать на собственную популярность, если в жертву ей приносились интересы нации. 

      А значит, и Америке, и всему миру действительно расслабляться еще очень и очень рано…

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!