ПЯТЬ ВОЙН, КОТОРЫЕ ПРОИГРЫВАЕТ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО. ВОЙНА 1. ПИРАТЫ XXI ВЕКА
Август 2009
Вернуться к номеру >>

Раздел: Политика
Теги: глобальные проблемы, политика, экономика, пираты, культура



Журнал «Foreign Policy» провел опрос экспертов. Они определили 5 наиболее серьезных проблем, с которыми жители планеты и органы правопорядка столкнулись в эпоху глобализации. Итак...

Если вы думаете, что речь пойдет о сомалийских охотниках за удачей – вы ошибаетесь. Мы поговорим о пиратах интеллектуальных. Те, кто ворует в этой сфере, для человечества пострашнее.

Из истории...

      Самым древним видом воровства, как это сейчас принято называть, «интеллектуальной собственности» является плагиат. Надо сказать, что преступлением его считали далеко не всегда. Гомер, Вергилий, Софокл – все они не стеснялись «заимствовать» что-то у своих предшественников и тоже, по сути, являлись «пиратами». Но тот же Вергилий очень обижался, когда крали его произведения.

      Считается, что само слово «плагиат» заимствовано от римского «plagio», что означает «похищаю». В I веке н.э. некто Фиденций выдавал стихи Марциала за свои. Взбешенный поэт воскликнул, что опубликовать чужое стихотворение – то же самое, что украсть раба. По закону Фавия, всякий, кто умышленно крал или приобретал свободного человека как раба, подговаривал раба бежать от господина или скрывал беглого раба, совершал деяние, называемое plagium. Такой преступник носил название plagiarius и подвергался денежному взысканию, впоследствии замененному каторжными работами или бичеванием (ad plagas). Так и возник термин «плагиат». Хотя сравнение произведения искусства с рабом наводит на размышления...

      В общем, обижаться древние обижались, но воровать друг у друга продолжали. И не только они. Владимир Семенович Высоцкий как-то на концерте сказал, что плагиат – «это воровство, но только по-интеллигентному». Так вот, список «интеллигентных воров» и впрямь удивляет. 

      Шекспир, когда его уличали в литературных хищениях и заимствованиях сюжета, говорил: «Это девка, которую я нашел в грязи и ввел в высший свет». Знаменитый Бертольд Брехт насовал в свою «Трехгрошовую оперу» столько ворованных у Франсуа Вийона сюжетов, что после многочисленных упреков в плагиате был вынужден написать в одном из изданий: «Берите себе отсюда все, что вам нужно. Я тоже кое-что позаимствовал…»

      Литературные воры умудрялись даже получать премии. Например, бестселлер «Корни» Алекса Хейли разошелся огромным тиражом. В 1976-м всего за полгода было продано 1,6 млн. экземпляров, а в 1977-м по книге был снят сериал. Автор получил книжную премию «National Book Award», а следом и одну из самых престижных премий в мире литературы – Пулитцеровскую. «Корни» перевели на 37 языков.

      А тем временем в США разгорался скандал. Против прославившегося в мгновение ока Хейли было подано два иска в суд. Маргарет Уокер и Гарольд Курландер утверждали, что обворованы знаменитостью. Уокер считала, что в популярный роман вставлены целые сцены из ее детища «Юбилей» – судья, правда, с ней не согласился. А вот с Курландером все было интереснее.

      Этот парень тоже написал роман. Он назывался «Африканец» и был опубликован в 1967 году. Так вот, истец считал, что Хейли «позаимствовал» у него более 80 отрывков. Лауреат же Пулитцеровской премии возражал, что книги оппонента в глаза не видел, а свою написал на основании семейных преданий. Когда тексты сравнили, стало понятно: новоявленный классик литературы лжет. Чтобы не раздувать скандал, он выплатил реальному автору 650 тыс. долларов. «По соглашению сторон» дело замяли, обязав Курландера молчать.

      Но правда все-таки всплыла. Весь мир узнал, что «Корни» написаны «в соавторстве». Более того, Хейли утверждал, что его вещь – это практически историческое исследование происхождения его семьи. Но уже после смерти автора историки, заинтересовавшись этой работой, не оставили от нее камня на камне. Выяснилось, что литературная звезда 70-х – не только вор, но и лжец: большая часть «исторических фактов» им попросту придумана.

      Поэт Василий Журавлев напечатал в журнале «Октябрь» стихотворения Ахматовой, выдав их за свои. Скандал вышел жуткий. Он пытался оправдываться, что обнаружил 2 стихотворения в своей старой записной книжке и принял за свои ранние. Но тут поползли слухи, что на поэтическом семинаре в Литературном институте, который он вел, плагиатор покупал у студентов стихи, а потом публиковал их как свои. И вот один такой студент решил «подложить ему свинью». Он продал произведение Ахматовой под видом своего – так оно и оказалось в «Октябре».

      Журавлеву звонили неизвестные и спрашивали:

      – А гонорар Ахматовой вы уже отправили?

      В общем, извели воришку – он вынужден был признаться, что да, украл, грешен. Вернее, друзьям он говорил: «Да оно как-то само просочилось, я и не заметил. Да пусть Ахматова мои два берет, мне не жалко».

      Естественно, воровали друг у друга не только литераторы. Например, блистательный Моцарт, не успевая доделать в срок свою «Волшебную флейту», взял и вставил в нее отрывок, написанный композитором Клементи. Но несчастный был отомщен: Петр Ильич Чайковский обворовал вора – во всяком случае так говорят. В «Пиковой даме» русский композитор, если верить критикам, вовсю использовал фрагменты из «Волшебной флейты».

      Художники по части воровства друг у друга тоже стараются не отставать. Про члена Французской академии, директора Школы изящных искусств, художника Поля Бенара один его коллега говорил: «Да, да, он летит, словно Меркурий, на наших собственных крылышках. И как Меркурий вороват». Дело в том, что столь заслуженный деятель искусств не стеснялся использовать сюжеты своих товарищей-импрессионистов.

      Американский художник Сэндоу Бирк в 2009-м представил на суд публики свое полотно «Освобождение Багдада». Американский солдат, стоя на танке, в приветственном жесте поднял автомат, среди руин города радостные жители встречают освободителей, на заднем плане возвышаются купола минаретов...

      А вот описание еще одной картины: советский солдат, стоя на танке, в приветственном жесте поднял автомат, среди руин города радостные жители встречают освободителей, на заднем плане возвышаются колокольни полуразрушенных церквей...

      Каково? Так вот, это картина Волкова «Освобождение Минска». Полотна невероятно похожи – кажется, что Бирк карикатурно отобразил работу своего советского предшественника с легкими дополнениями.

      В общем, воровали деятели искусств друг у друга всегда. А вот наказывать за это стали только в XIX веке (мы, разумеется, не учитываем потасовки между художниками и писателями, общественное порицание и вызовы на дуэль). 

      Но плагиат, как бы неприятен он ни был, бьет автора в основном по самолюбию. А есть, как известно, способы интеллектуального воровства, которые ударяют и по карману...

     

     Похитители идей


      Первоначально такая проблема возникла у изобретателей. Чтобы ее решить, придумали патент. Первым получил такую бумагу архитектор Филиппо Брунеллески в 1421 году. Он изобрел, как это ни удивительно, судовое подъемное устройство. Вообще говоря, это прототип подъемного крана, только устанавливался он на баржах, транспортировавших знаменитый итальянский мрамор. Тогда это был единичный случай, но уже в 1474 году в Венеции появился первый патентный закон.

      Надо сказать, что в то время воровать идеи это особенно не мешало. Потому что даже если город Милан и выдал кому-то на что-то патент, то в Париже, например, миланские законы не действовали. К тому же часто слава о каком-то изобретении просто не могла распространиться на большие расстояния. Мошенник украл идею – а за руку его поймать некому.

      Скажем, небезызвестный Галилео Галилей узнал, что в Голландии некто Ханс Липпершей изобрел телескоп и начал процедуру получения патента. Галилей тут же создал свой телескоп! И до сих пор считается изобретателем этого прибора.

      Вообще говоря, вплоть до середины ХХ века воровство интеллектуальной собственности в основном касалось всякого рода промышленного шпионажа и не было повальным. То есть воровали постоянно, но мало. Какие-то специально обученные люди таскали идеи у других специально обученных людей, периодически разгорались скандалы, но было все это как-то несерьезно в масштабах планеты, хотя речь порой шла об огромных деньгах.

     Иногда доходило до курьезов. В начале 1941 года помощник военного атташе в вишистской пронацистской части Франции майор Иванов писал в Центр: «Посылаю образец брони французского танка «Гочкисс» (Н-39), отпиленный мной во время посещения завода «Гочкисс». Вот и води русских разведчиков на экскурсии по танковым заводам...

      Как водится, все «испортил» научно-технический прогресс. Первыми под удар попали музыканты и их продюсеры. Изобрели звукозаписывающую аппаратуру – и тут же появились пираты. Потом настала очередь киноиндустрии. И наконец писателей и издателей. Про торговые марки и говорить не приходится: 40% всех шампуней компании «Procter&Gamble», продаваемых в Китае, на самом деле произведены в подпольных цехах.

      Оценить, сколько денег было украдено разного рода «интеллектуальными ворами» за все время их существования, конечно, невозможно. Но некоторые цифры все же есть. Около 20% всего программного обеспечения, которое продается на территории США, – это украденная пиратами продукция. Только в этой сфере убытки от использования нелицензионной продукции за прошлый год составили порядка 50 млрд. долларов. При этом общий объем мирового рынка этой сферы составляет порядка 140 млрд. То есть около 41% ПО в мире – ворованное. Хуже всего с этим делом в Грузии, Бангладеше, Армении, Зимбабве, Шри-Ланке, Азербайджане и Молдове. 90% программ, установленных на компьютеры, используется без лицензии. Наиболее удачно «прижать хвост» пиратам удалось в США. Но и здесь есть свои проблемы. В год Америка по вине пиратов теряет не меньше 250 млрд. долларов.

     Что такое копирайт и что такое копилефт

      Слово «копирайт» означает «авторское право». Для того чтобы поставить его на свое творение, по законам США не нужно ничего. Просто сразу по факту окончания работы над чем-либо автоматически считается, что это твое. Но чтобы не иметь потом проблем в суде, Управление по делам копирайта США предлагает услуги по регистрации авторских прав.

      При этом копирайт, в отличие от патента, не может защитить идею или некий глобальный процесс. Например, Организация «IPWatchdog» предлагает следующий пример: «Роман о второй мировой войне может быть защищен копирайтом, но сама идея написания новых романов на эту тему копирайтом защищена быть не может».

      На первый взгляд все выглядит здорово и справедливо. На практике все не так радужно. Например, роман Маргарет Митчелл «Унесенные ветром» сегодня принадлежит вполне кон-кретным людям – наследникам писательницы. Так вот эти милые люди, сами ничего не создав, тем не менее, не позволили публиковать роман «И забрал их ветер» – ту же историю, но показанную глазами черных рабов. Понятно, что многие имена и сам сюжет книги при этом тесно переплетается с произведением Митчелл.

      С годами ситуация будет ухудшаться. Ведь чем дальше, тем сложнее будет создать сюжет или произведение, которое не имело бы ничего общего с каким-то другим. Авторы закона о копирайте предполагали такое развитие событий. Поэтому они ограничили время защиты авторских прав четырнадцатью годами. Но срок этот может быть продлен, чем активно и пользуются авторы. Последняя поправка к закону гласит – копирайт сохраняется на протяжении всей жизни автора и еще 70 лет после его смерти.

      Однако группа американцев во главе с профессором Юридического факультета Стэнфордского университета Лоренсом Лессигом решила, что это несправедливо. Любой автор может окупить свои затраты на создание творческого проекта за гораздо меньший срок. В результате зародилось движение под названием «Копилефт» – этим словосочетанием программисты некогда обозначили кусок кода, которым можно было пользоваться всем желающим. 

      Члены этого объединения считают: такой длительный запрет на использование информации вредит всему человечеству, и потому его срочно необходимо отменить. При этом они приводят множество примеров нарушения копирайта, оказавшихся полезными. Например, гимн США, возможно, не существовал бы, если бы кто-нибудь учел права автора музыки – никому не известного английского композитора. Знаменитый Микки-Маус фактически был украден Диснеем у комика Бастера Китона. В общем, американские пираты выставляют себя этакими защитниками научной свободы. Джеймс Глассман, научный сотрудник Института американского предпринимательства, говорит, что из-за защиты интеллектуальной собственности прогресс ведет не к свободе, а к рабству. Чем больше денег владельцы тратят на защиту своего продукта, тем больше они от него зависят. Мириам Нисбет, член совета Американской библиотечной ассоциации, утверждает, что скоро нельзя будет вовсе использовать чужие тексты: ведь теоретически можно взимать плату даже за то, что тебя процитировали.

     Кстати, про кинопиратов. Знаменитый актер Деннис Хоппер в 2001 году записал закадровый текст для одного из голливудских фильмов и с чувством выполненного долга прилетел на кинофестиваль в Китай. Каково же было удивление «звезды», когда в Шанхае какой-то уличный торговец предложил ему… что бы вы думали? Правильно. Картину, законченную им 2 дня назад и даже в США еще не вышедшую в прокат! Причем кустарная версия была сделана отлично, явно с привлечением специалистов.

      Собственно, прецеденты уже имели место. В 1841 году суд признал архивного работника, опубликовавшего письма первого президента США Вашингтона, виновным в нарушении авторских прав. И это несмотря на то, что первый президент США был уже мертв, а его переписка представляла интерес как исторический материал для ученых всего мира. 

      В 1983 году Британская Энциклопедия судилась с представителями образовательной системы США: те, видите ли, использовали при изготовлении учебных передач для школ ее материалы. Причем суд удовлетворил иск. И школьники остались без полезной информации.

      Вопрос о публикации личной переписки встал и в 1987 году. Тогда Йен Хэмилтон при подготовке биографии известного писателя Джерома Сэлинджера использовал его письма к другим людям, переданные адресатами Хэмилтону для работы. Сэлинджер подал на своего биографа в суд – и биография не была опубликована. Хотя, возможно, в данном случае письма и впрямь не стоило обнародовать. Но не потому что кто-то нарушил авторские права, а просто из этических соображений.

      В общем, американские пираты подвели под свою деятельность идеологическую базу. И надо сказать, что тут они не одиноки.

     О том, как пираты взяли парламент на абордаж

      Еще в 2006 году в Швеции появилась странная партия. Со скандинавской прямотой своих предков викингов они назвали себя «Партия пиратов». Дело в том, что Швеция – одна из стран, где к преступлениям против интеллектуальной собственности относятся строже всего. Так вот, костяком новой организации стали борцы за идею легализации файлообмена. Не секрет, что для пользователей одним из излюбленных мест в Интернете являются сайты, дающие возможность бесплатно скачать любимый фильм или музыкальную композицию. Это нечто вроде киберкоммун. У меня есть диск с песнями, я делюсь ими с пользователями сети, за это они делятся со мной тем, что есть у них. При этом абсолютно бесплатно. Понятно, что подобный подход не приводит в восторг правообладателей произведений. Тем не менее, для простых обывателей такая схема выгодна.

      Новая партия очень быстро набрала популярность: в первый же день в нее зарегистрировалось более 2 тыс. членов. А в феврале нынешнего года ее лидеры еще и покрыли себя ореолом мучеников. Шведский суд признал четверку основателей файлообменного сайта «The Pirate Bay» – одного из главных оплотов интернет-пиратства в этой стране – виновными в соучастии в нарушении авторских прав. Каждый осужденный получил год тюрьмы, да к тому же еще и заплатил штраф. И вот тут общество раскололось. С одной стороны, чьи-то права и впрямь нарушены. С другой – тяга к борьбе с корпорациями, подмявшими под себя всю развлекательную индустрию, у большинства европейцев заложена на генном уровне.

      Короче, пока осужденные подавали апелляции, люди массово вступали в ряды «Партии пиратов». За пару месяцев она увеличилась в полтора раза. При этом «пираты» сумели даже воспользоваться ситуацией, решив: «Этот вердикт – наш билет в Европарламент». Они оказались правы. На выборах организация набрала 7,1% голосов избирателей, уступив только социал-демократам и консерваторам. Такой расклад позволяет получить место в Европарламенте. И это немало, если учесть, что свою борьбу сторонники свободного Интернета начали всего 3 года назад.

      Надо сказать, что своя «Партия пиратов» есть и в США. Она, собственно, так и называется: «The Pirate Party of the United States». Эти ребята полностью разделяют идеалы своих заокеанских коллег и тоже готовы броситься на абордаж органов власти.

      Но подобные выходки не остаются без ответа...

     Охотники на воров 

      Методов борьбы с пиратами множество – от милицейских рейдов по рынкам с последующим уничтожением контрафактной продукции до высокотехнологичных «фишек» в Интернете. Вот, например, не далее как в августе тысячи посетителей сайта «Amazon Kindle» приобрели в свои электронные библиотеки две книги Оруэлла: «1984» и «Скотный двор». Но через несколько дней, включив их, ничего там не обнаружили.

      Оказалось, все очень просто. Компания «MobileReference», выложившая их на сайт, не имела права на распространение этих произведений. Как только выяснилось, что закон нарушен, каждый из читателей, кто впоследствии подключился в систему беспроводного доступа «Whispernet», лишился своего приобретения. Естественно, что деньги всем вернули. Тем не менее, инцидент не исчерпан.

      На форуме компании стали появляться возмущенные отзывы пользователей. Один из них писал: «Это все равно как бумажный издатель «Barnes & Noble» вломился к вам в дом, выхватил у вас книгу, которую вы читаете перед сном, и оставил чек на кофейном столике».

      Ситуацией тут же воспользовались ушлые производители из Sony. «Мы никогда ничего дистанционно не удаляем с «электронных читалок» наших пользователей», – заявили они. Правда, забыв добавить, что изделия этой компании попросту не имеют возможности беспроводного подключения к чему-либо. Даже если бы кто-то что-то решил удалить, все равно ничего бы не получилось.

      Администрация же магазина четко объяснила свою позицию: покупая ее продукцию, клиент приобретает не книгу, а лишь право на ее прочтение. Так что никто ни у кого с «кофейного столика» ничего не забирал. Но, как говорится, осадочек остался...

      В Германии давно и довольно успешно пытаются искоренить плагиат среди студентов. Вот что рассказывает Деборе Вебер-Вульф, профессор берлинской Высшей школы экономики и техники: «Раньше высшей мерой наказания была худшая оценка – «единица». Сегодня студенту грозит исключение из учебного заведения. По немецкому законодательству, если студент полностью провалил экзамен в одном из университетов Германии – а именно это и является следствием исключения – то он не имеет права учиться по данной специальности ни в одном другом вузе страны. Некоторые вузы заводят специальную картотеку. Если студента поймали на плагиате, то его фамилию сначала заносят в так называемый «черный список», и только со второго раза исключают. Впрочем, от вуза к вузу правила отличаются».

      Помимо своего опытного глаза, преподаватели используют и технические средства для поиска плагиата. Например, существует специальная компьютерная программа. Она выделяет ключевые слова, отбрасывает местоимения и артикли и запускает полученный текст в поисковик в интернете. При этом спастись от нее не удастся, даже если литературный вор в тексте поменяет местами предложения. 

      Еще один распространенный способ борьбы с пиратами – всякого рода международные договоренности, окутанные большей секретностью, чем планы предстоящих войн. Например, долгое время никто не мог понять, что такое многостороннее соглашение ACTA («Антипиратское торговое соглашение»). Только спустя два года канадское правительство объяснило его смысл.

      Причины появления новой конвенции не под эгидой ООН оказалось две. Первая проста – масштабы пиратства растут. Вторая, более интересная. ООН – вернее, Всемирной организации интеллектуальной собственности (WIPO) в структуре ООН – не доверяют. Точнее не верят в ее способность что-то изменить. Инициатором перемен выступили США. 

      За этот-то пункт и зацепились ушлые эксперты. Дело в том, что в 2004 году WIPO приняла новые «Предложения о повестке развития для WIPO». Инициаторами стали Аргентина и Бразилия. Они заявили, что пора переориентироваться с поддержки корпораций на поддержку простых граждан. А следовательно – пересмотреть некоторые положения авторских прав. Однако для США – оплота капитализма – интересы «денежных мешков» очень важны. Возникает вопрос: не пытается ли Белый дом на уровне многостороннего соглашения обойти решение ООН.

      В общем, в деле борьбы с пиратством все крайне неоднозначно. И часто невозможно понять, кто скрывается под маской интеллектуального вора – алчный охотник за денежными знаками или рыцарь в белом плаще и со светом в очах, в одиночку борющийся за права простого потребителя.

     Легальные пираты

      Во времена, когда храбрые флибустьеры и корсары еще бороздили пенные волны, а за их головы обещали награды в звонкой монете, была возможность пиратствовать вполне законно. Капитан, желавший попытать удачи, получал каперское свидетельство. Например, воюют Англия с Испанией. Понятно, что и тем, и другим хочется привлечь добровольцев на свою сторону. Вот они и предлагают капитанам гражданских судов право беспрепятственно грабить корабли врага и забирать львиную долю полученной добычи. С одной стороны, пираты становятся военными-добровольцами, с другой – остаются разбойниками.

      С интеллектуальными пиратами все примерно так же. Например, на острове Антигуа появился «совершенно легальный пиратский интернет-сервис». Во всяком случае, его владельцы так утверждают. Любой желающий может приобрести подписку на этот сайт менее чем за 10 долларов. А это доступ к 1,5 тыс. фильмов и 50 тыс. музыкальных композиций. Реальные же обладатели прав на всю продукцию не получают ни цента.

      На самом деле все просто. Государство Антигуа и Барбуда, на чьей территории действуют «легальные пираты», до сих пор не подписывало Международное соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (TRIPS). А произошло это вот почему. В 2004-м США закрыли виртуальным казино из Антигуа доступ на свой рынок. Всемирная торговая организация тут же заявила, что нарушено соглашение по торговле услугами, и Соединенные Штаты должны выплатить 21 млн. долларов. Белый дом глянул на дерзнувших осуждать его поступки с высоты Капитолийского холма, плюнул и платить не стал. В Антигуа обиделись, решив, что раз в ВТО все равны, но некоторые равнее, то состоять в ней смысла нет – и тоже плюнули на все соглашения. 

      А вот теперь еще и запустили в интернет-воды своего капера.

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!