ЦАРЬ ВАВИЛОНСКИЙ ПРОТИВ ГОСУДАРСТВА РОССИЙСКОГО. ГАЗОПРОВОДОВ ВСЕ БОЛЬШЕ, А ГАЗА ВСЕ МЕНЬШЕ
Август 2009
Вернуться к номеру >>

Автор: Николай Вознесенский
Раздел: Политика
Теги: экономика, ресурс, Россия





      Несмотря на кризис, проектов новых европейских газопроводов становится все больше. И Россия, похоже, уже не выдерживает темпов конкуренции. Ведь даже запланированные и просчитанные трубы требуют все новых и новых инвестиций. И конца–краю этому процессу не видно. А тут еще приходится брать на себя повышенные обязательства, чтобы «соответствовать моменту».

      Причем в последнее время «бои» ведутся все больше на южном направлении. Оно, вообще, и неудивительно – там и газовые запасы Средней Азии, и крупные потребители. А труб мало. Есть где развернуться. 

      Последнее «генеральное сражение» состоялось в Турции. Там с помпой и шиком сначала подписали документы по многострадальному «Набукко» («Nabucco»), а потом чуть не на том же столе «завизировали» и российский аналог – «Южный поток» («South Stream»). Казалось бы, паритет соблюден. На деле же…

      Когда в 2002 году планы «Набукко» были впервые озвучены европейцами, в Москве сразу засуетились. Как так, мы – «газовая сверхдержава», а тут кто-то намерен тянуть трубу на «наш» рынок, да еще и планирует заполнять ее «чужим» газом! Тогда, кстати, речь шла об иранских залежах. Но большая политика эти планы переменила, и теперь инвесторы возлагают свои надежды на Азербайджан, Узбекистан и Туркмению. Они, в отличие от Тегерана, не вызывают острой аллергии в Вашингтоне и Брюсселе.

      Российскую контратаку развернули сразу на трех направлениях. Во-первых, все официальные лица, хоть как-то причастные к газовому экспорту, стали к месту и не к месту сетовать, что вот, мол, европейцы какие транжиры – хотят соорудить дорогущую трубу, а газа-то для нее нет.

      Во-вторых, срочно выделили деньги на проектирование собственных трубопроводов. Так родился сначала «Северный поток» («Nord Stream»), потом «Южный поток». Причем их принципиально решили вести по дну моря, чтобы «не связываться с транзитными странами». Хотя та же вторая нитка «Ямал–Европа», по расчетам, выходила в разы дешевле.

      Ну и, в-третьих, начали обрабатывать бывшие братские республики из Средней Азии в стиле: да зачем вам эта Европа, мы у вас весь газ купим сами, и ничего строить не надо. Главной целью избрали Туркмению, где при Туркменбаши были разведаны огромные (но на тот момент толком не посчитанные) запасы «голубого топлива». Пока у «Газпрома» денежки водились, политика вполне себя оправдывала. Правда, год от года среднеазиатские партнеры все больше входили во вкус, и цену на газ приходилось время от времени повышать. 

      План был хорош и несколько лет работал, в общем, без сбоев. «Набукко» все никак не мог проскочить стадию согласования и уже почти превратился в «фантомный проект». А бесконечные международные конференции и энергетические саммиты грозили похоронить его окончательно. Но авторы «Набукко» оказались ребятами упертыми…

     Название «Набукко» для нашего уха звучит экзотически. В переводе с итальянского и того больше – «Навуходоносор». Под этим именем в истории известен вавилонский царь VII века до н.э., в свое время доставивший немало бед Египту и Иудее. Ну а заодно построивший знаменитые Висячие Сады Семирамиды – одно из Семи Чудес Света. Однако не стоит искать в названии газопровода глубокий политический смысл. Все оказалось гораздо банальнее. После успешного проведения первого раунда переговоров по проекту участники саммита в Вене направились в оперу. Там как раз ставили «Набукко» Джузеппе Верди. Видимо, музыка высоким гостям понравилась так, что уже за ужином было решено назвать газопровод в честь оперы.

     «Южный поток» – российско-итальянский проект газопровода. По плану должен пройти по дну Черного моря (в том числе через территориальные воды Турции) в Болгарию. Оттуда одна ветка через Грецию и Ионическое море будет построена в Италию, вторая – через Сербию, Хорватию и Венгрию – в Австрию. Протяженность подводной части – 900 км. Проектная мощность – 63 млрд. куб. м. Оценочная стоимость – 25 млрд. евро.

     «Набукко» – газопровод протяженностью 3,3 тыс. км. Его планируется провести из Турции через Болгарию, Румынию и Венгрию в Австрию. Акционеры проекта – австрийская «OMV», венгерская «MOL», румынская «Transgaz», болгарская «Bulgarian Energy Holding», турецкая «BOTAS» и немецкая «RWE». Проектная мощность – 31 млрд. куб. м. Плановая стоимость – 7,9 млрд. евро. Межправительственное соглашение о строительстве «Набукко» подписано 13 августа 2009 года в Анкаре.

     Кому достанется среднеазиатский газ

      В газовой экономике Средней Азии сложилась уникальная ситуация. Запасы газа в регионе огромны. А вот продавать его некуда. Точнее, в потенциале покупателей хоть отбавляй, но доставить им необходимое «голубое топливо» нечем – почти все газопроводы соединены только с трубами «Газпрома». А потому он является единственным возможным посредником.

      Долгое время это позволяло российской монополии беззастенчиво диктовать цены на газ всей Средней Азии. Но в последние пару лет ситуация изменилась. Газовые аппетиты Европы выросли настолько, что своих мощностей по добыче «Газпрому» просто не хватало. Приходилось добирать у соседей. Иначе – прощай слава надежного поставщика.

      Точные объемы среднеазиатского газа, проданного Россией вместе со своим собственным, сегодня не назовет никто. Но известно точно, без него обойтись нельзя было никак. И те же туркмены своего шанса не упустили – еще при покойном Туркменбаши цена на местный газ подскочила в два раза. Россия помялась, но платить согласилась.

      В начале этого года российский премьер Путин обмолвился, что тысяча кубометров газа из Туркмении обходится «Газпрому» почти в 340 долларов – по нынешним временам очень много. Зато ни Туркмения, ни Узбекистан ни в какие «Набукко» не рвались. На майский саммит в Праге, где ЕС всячески пытался протащить резолюцию по энергобезопасности, Бердымухаммедов просто не поехал, а узбекская делегация от подписания каких бы то ни было документов отказалась.

      Крупный чиновник из Госдепа Мэтью Брайза сокрушался по этому поводу: «Я чувствую, что Туркменистан хочет включиться, но волнуется. Это совершенно понятно: Туркменистан хочет хорошие отношения с Россией».

      В общем, оставался бы тот воз на месте и сейчас, если бы у Газпрома неожиданно не кончились деньги. И тогда какая-то мудрая голова из Москвы решила, что стоило бы часть проблем переложить на партнеров. А потому Ашхабаду предложили невеселый выбор – резко сократить либо поставки газа, либо цену. Туркмены отказались.

      Через несколько дней на туркменской части газопровода произошел взрыв. «Газпром» уменьшил отбор газа на 90%, а Туркмения со своей стороны – нет. И труба не выдержала. Страны обменялись резкими заявлениями. Экспорт туркменского газа прекратился.

      Эксперты предрекали, что Ашхабад скоро сдастся. Ведь в кризис деньги нужны всем, а без экспорта они вряд ли появятся. Но затянувшаяся пауза закончилась… подписанием кредитного соглашения с Китаем. Пекин выделил 3 млрд. долларов «для промышленного освоения газового месторождения «Южный Елотен». По мнению все тех же экспертов, этих денег хватит, чтобы дотянуть до пуска в начале следующего года туркмено-китайского газопровода мощностью 30 млрд. куб. м. С ним газпромовские сети Туркмении будут до лампочки.

      А раз так, то и одобрить «Набукко» уже не страшно. Что и сделал президент Бердымухаммедов на заседании туркменского Совмина аккурат в канун «судьбоносной» для проекта встречи в Анкаре.

      В общем, «Газпрому» за пару месяцев удалось сделать то, над чем несколько лет безуспешно бились европейские и американские дипломаты. Туркмения дала «Набукко» зеленый свет.

      Инвесторы «Набукко» на такой поворот судьбы, видимо, даже не рассчитывали, а потому поспешили подстраховать будущую трубу в Ираке. Австрийская «OMV» и венгерская «MOL» крупно вложились в газовые месторождения на севере страны. К 2015 году они рассчитывают добывать там 85 млн. куб. м. топлива в день. Часть пойдет на внутренние нужды Курдистана, часть – в Турцию. Но оставшегося хватит, чтобы обеспечить примерно 50% мощности «Набукко».

      В первую же очередь проект, который стартует в 2013 году (если все пойдет по плану), должен обеспечить газом Азербайджан. Правда, весной СМИ распространили заявление, что «Газпром» договорился в Баку о покупке всего азербайджанского газа (аналогично проекту с Туркменией). Но потом выяснилось, что огромное месторождение Шах-Дениз в эту договоренность не попало. А именно на него рассчитывают авторы «Набукко».


Подтвержденные газовые резервы отдельных стран (млрд. куб. м)

     Россия 44 650

     Иран 26 850

     Катар 25 630

     Саудовская Аравия 7167

     Объединенные Арабские Эмираты 6071

     Нигерия 5210

     Алжир 4502

     Ирак 3170

     Казахстан 2832

     Туркменистан 2832

     Норвегия 2241

     Узбекистан 1841

     Египет 1656

     Кувейт 1586

     Ливия 1419

     Азербайджан 849,5




     Очень дорогая монополия

      В российских проектах с газом определенность есть. Но туговато с деньгами. 

      Начать с того, что никто толком не знает, сколько же средств понадобится, чтобы строить и Северный, и Южный потоки одновременно. Тем более что «Nord Stream» с момента старта проекта уже подорожал более чем втрое – с 2 до 7,4 млрд. евро.

      Но это еще не все. Управляющая «Северным потоком» компания «Nord Stream AG» под начальством энергичного «друга Шредера» (бывший канцлер Германии) недавно вежливо попросила «Газпром»… гарантировать поставки газа на 30 лет вперед. На скромную сумму в 24 млрд. евро. Между строк читалось – а то строительство придется свернуть. Гарантию дали.

      Официально озвученная Алексеем Миллером сумма за «Южный поток» – 8,6 млрд. евро. Но независимые эксперты в этой цифре серьезно сомневаются – по их расчетам выходит 25, а то и 30 млрд. И в это как-то верится больше. Возможно, конечно, глава «Газпрома» озвучил цену только подводной части, а об остальном скромно умолчал…

      Кстати, не совсем понятно, для какой мощности трубы делались эти расчеты. Очевидцы утверждают, что во время переговоров в Москве решение об увеличении «Южного потока» до 63 млрд. куб. м. (более чем в два раза!) было принято внезапно и «по настоянию итальянской стороны». 

      Итальянцев понять можно – чем больше стройка, тем выше гонорары. Ведь главный подрядчик черноморского проекта – итальянская «ENI», действующая под покровительством «друга Сильвио», нынешнего итальянского премьера.

      Но зачем это России? Ведь еще в мае–июне газпромовцы честно признавались: «Южный поток» – обходной путь, чтобы не зависеть от транзитеров, новых клиентов у него кот наплакал. Откуда же такая гигантомания?

      Но это еще не все. В апреле «ENI» успешно продала «Газпрому» 20% акций «Газпромнефти». Сумма сделки – более 4 млрд. долларов, что примерно в 2 раза (!) выше рыночной цены. Сейчас идут переговоры о продаже российской монополии контрольного пакета компании «Север-Энергия» – за 5 млрд. Итальянцы в свое время за нее заплатили в полтора раза меньше. 

      Вот и выходит, что южные партнеры не сильно дешевле северных. Но, видимо, дружба требует жертв.

      Для справки: вторая ветка газопровода «Ямал-Европа» пропускной способностью около 30 млрд. куб. м, проходящая через территорию Беларуси и Польши, обошлась бы России примерно в 2,5 млрд. долларов. И, кстати, позволила бы ежегодно экономить до 2 млрд. долларов за счет более короткого пути транзита.

     Трубы в никуда

      Пока «Набукко» впереди. Уже определили пять проектных организаций, которым предстоит детализировать инженерную часть. «Южный поток» еще топчется на уровне технико-экономического обоснования. Хотя сроки явно поджимают.

      Между тем, Европу охватила настоящая трубомания. Создается впечатление, что с проектами собственных «газовых артерий» носятся все кому не лень.

      Вторая ветка «Голубого потока» из России в Сирию и Ливан, «Белый поток» из Грузии через Украину, газопровод Хасково–Комотини из Болгарии в Грецию… Евросоюз планирует вложить в расширение газопроводных сетей 188 млрд. евро.

      Это с одной стороны. С другой – газовый рынок Европы сейчас отнюдь не такой доходный, как в прошлом году. Уже в январе поставки «Газпрома» в Европу стали быстро сокращаться. В первом полугодии объемы продаж упали в среднем на 30%. В Турции – на 40%. В Италии и Германии – почти в 2 раза.

      Неудивительно, скажет кто-то. Кризис ведь. Вот и не нужно столько газа буксующей экономике. В целом это верно. Но общее потребление «голубого топлива» в Европе по сравнению с прошлым годом сократилось всего на 5%. И получается, что Россия просто уступила часть рынка конкурентам из Норвегии, Великобритании и Северной Африки.

      Оказалось, что в условиях быстро меняющихся цен на нефть знаменитая газпромовская формула (привязанная к цене нефти с отсрочкой на 6–9 месяцев) проигрывает в гибкости «спотовым» (т.е. биржевым) котировкам, используемым норвежской «StatoilHydro» или англо-британской «Shell».

      Не помогает даже принцип «бери или плати», заложенный во все контракты. Да, европейские страны обязались либо выбрать все заказанные объемы газа, либо заплатить за недобор большие штрафы. Но речь шла о годовом объеме поставок. Так что все, что европейцы недобрали в январе, они могут забрать осенью. Правда, цена (по формуле) будет совсем другой и значительно более низкой. А пока проще использовать газ из хранилищ или покупать более дешевое топливо в Норвегии и Африке.

      Недостаток средств российская монополия уже ощутила. В первом квартале пришлось сократить добычу газа на 17%. Недавно решили свернуть строительство новых газовых хранилищ. Трубы пока не трогают, но сооружать их, видимо, придется в кредит. И это без гарантии загрузки в будущем! Ведь Еврокомиссия настаивает на необходимости к 2020 году сократить потребление газа минимум на 5%, заменив его атомной энергией.

       Не стоит сбрасывать со счетов и политические риски. Российские трубы не так-то легко находят сторонников в европейских странах. Споры по поводу балтийского участка «Северного потока» продолжаются годами. А совсем недавно в Финляндии появилось новое препятствие. Группа местных бизнесменов подала заявку на подводные работы ровно в том месте, где должен пройти газопровод. Если власти примут заявку к рассмотрению – проект придется отложить года на два. И тогда в заявленные сроки (пуск первой ветки в 2011 году) «Газпром» явно не уложится. 

       С «Южным потоком» другая беда. Россия несколько месяцев согласовывала условия участия в проекте с правительством Болгарии. И даже подписала документы. Но в июле социалисты с треском проиграли выборы и новый премьер-министр страны Бойко Борисов приказал заморозить все энергетические проекты (что, правда, не помешало ему вскоре поставить свою подпись под соглашением о «Набукко»).

      Между тем, пока трубы висят в воздухе, настоящий бум переживают компании, успевшие вложиться в мощности по производству сжиженного природного газа (СПГ). Он хотя и дорог, но от трубы не зависит. Крупный контракт на СПГ с компанией из Катара подписала Польша. А в Великобритании новый терминал для приема сжиженного газа был торжественно открыт в присутствии королевы Елизаветы II, эмира Катара и членов их семей. В ближайшем будущем ожидается появление в Европе поставщиков СПГ из Индонезии, Нигерии, ОАЭ, Омана, Тринидада и Тобаго и Анголы.

      И если примеру Польши и Британии последуют другие страны ЕС (что вполне вероятно), вести к ним новые газопроводы будет почти бессмысленно. В итоге пустая труба может стать памятником непомерным амбициям.

     Китайский вариант

     
 Несмотря на очевидную взаимную зависимость, душевного разговора у России и Европы не получается. В апреле Европарламент утвердил так называемый «третий пакет» Энергетической хартии. 

      Документ вводит запрет на одновременное владение добывающими и транспортными мощностями и требует равного доступа всех поставщиков газа к трубопроводам. Для «Газпрома» это самый неприятный из возможных вариантов документа. Во-первых, он лишается возможности покупать трубопроводы в странах ЕС. Во-вторых, обязан будет допустить в свои собственные трубы независимых российских производителей газа и компании из Средней Азии. 

      Это в теории, конечно. Потому как Россия подписать хартию отказалась. А Владимир Путин туманно пригрозил «изменением отношения» к европейским энергетическим проектам на территории России. Впрочем, желаемого эффекта эта тирада не принесла. В Брюсселе понимают – Россия отчаянно нуждается в инвестициях, без которых разрабатывать новые месторождения просто нереально, а старые протянут недолго. И если деньги не придут – скоро в трубе газ кончится сам собой.

      У Москвы, правда, есть возможность сманеврировать на восточном фронте. Если удастся продать российский газ в Китай, с Европой можно будет говорить совсем на другом языке. Быстро заменить главного поставщика энергоносителей очень проблематично.

      Но у Пекина свои интересы. Против строительства газопровода из Восточной Сибири в Северный Китай он ничего не имеет. Стройте. Но при согласовании цены китайцы жестко настаивают на своем. И пока заявленные ими суммы даже близко не приближаются к европейским. А ведь цена каждого километра газопровода на сибирских просторах может доходить до 5 млн. долларов. 

       «Китайцы давно пытаются договориться с Россией о поставках газа, но не могут сторговаться по цене. Формула, которую предлагал Китай, включала в себя еще и цену угля, а уголь значительно дешевле газа. Фактически, Китай ранее предлагал закупать газ по цене около 100 долларов за тысячу кубометров», – комментировал последние слухи о переговорах российский эксперт Михаил Занозин.

      Можно, конечно, взять пример с «Роснефти» и «Транснефти». Они подписали с Китаем очень интересный договор. КНР выделил российским госкомпаниям 25 млрд. долларов льготного кредита. На эти деньги будет построена ветка нефтепровода ВСТО (Восточная Сибирь – Тихий океан). Но договор, по имеющейся информации, предусматривает поставку 15 млн. тонн нефти ежегодно в течение 20 лет по фиксированной цене, которая даже при сегодняшней не очень выгодной для нефтяников обстановке существенно ниже рыночной.

      Пока, видимо, «Газпром» на подобную «кабалу» не согласен. Там надеются, что кризис вот-вот закончится и цены вновь рванут вверх. А потому и строительство «китайского» газопровода пока не более чем тема для разговоров на светских раутах.

     Настоящие победители

      Пока нефтяники и газовики пытаются изыскать деньги на дорогостоящие проекты и сражаются за рынки сбыта, политики подсчитывают дивиденды. 

      Героем встречи в Анкаре оказался презид ент Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу. Он не скрывал своего торжества: «Еще недавно люди говорили, что этот проект не пройдет. Сейчас же я считаю, что строительство этого трубопровода даже не просто вероятно, а неизбежно».

      Для Баррозу соглашение – безусловный успех. Осенью ему предстоят перевыборы. И «решительный» сдвиг в «Набукко» – крупный вклад в его второй срок. Не столь важно, чем в итоге закончится дело. Даже если к зиме проект начнет пробуксовывать, новому-старому президенту это уже не помешает.

      Свою долю славы получил и турецкий премьер Реджеп Эрдоган. 

      Во-первых, ради «Набукко» новая администрация США заняла более жесткую позицию в пользу вступления Турции в ЕС. Расщедрился и Баррозу: «Проект может открыть дверь в новую эру сотрудничества между ЕС и Турцией».

      Во-вторых, в обмен на согласие проложить в территориальных водах Турции линию «Южного потока» Анкара заручилась «добром» России на участие в проекте нефтепровода «Самсун–Джейхан» (от которого раньше в Москве открещивались), а также, что вполне вероятно, обещанием льготного кредита на строительство в Турции новой АЭС.

      В-третьих, какой бы из проектов ни был в итоге реализован, Анкара без существенных финансовых затрат делает заявку на роль крупного транзитного партнера Европы и укрепляет свои позиции в переговорах по членству в ЕС.

      Особенно интересна позиция итальянского премьера Берлускони. Большой друг Владимира Путина, он, кажется, отметился во всех мероприятиях по продвижению «Южного потока». Правда, его личным присутствием участие Италии в проекте, похоже, и ограничивается. Пока итальянские кампании успешно осваивают российские деньги, правительство потихоньку ищет новых партнеров. 

      Коллега Берлускони, министр экономики Клаудио Скайола, на саммите в Софии так и сказал: «Стратегическая задача итальянского правительства – диверсификация источников получения газа. Завершение в 2013 году строительства итало-алжирского трубопровода «Галси» и итало-турецко-греческого проекта «Interconnector» с поставками газа из Азербайджана позволит Италии освободиться от почти полной зависимости от российского газа. Россия не должна считать себя единоличным хозяином газового рынка Европы».

      Комментарии, как говорится, излишни.

     

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!