ФАРК: ТРОПОЙ ЯГУАРА
Май 2008
Вернуться к номеру >>

Раздел: Политика
Теги: террор, Колумбия, Южная Америка



За ними охотится Буш…

     …Их боятся наркобароны…

     …Им дали имя «повелители джунглей»…

     Но сами они называют себя по-иному – «революционными марксистами-ленинцами»… 

     Богота. Колумбия. 

     9 апрелЯ 1948 года

     

      Той весной страна ждала чуда. Приближались новые выборы, на которых победу прочили либеральному адвокату Хорхе Гайтану.  

      Гайтан имел одно странное для политика свойство – он искренне хотел служить людям. Он не крал, не брал взяток и не лгал избирателям. Он верил, что правда иногда побеждает. Он был достойным человеком и (редчайшее сочетание!) отличным политиком. 

      Раз в полвека такие люди появляются в каждой стране. Поначалу их считают чудаками. Потом их обожают массы и ненавидит элита. В конечном итоге они либо меняют историю, либо погибают. 

      В ту пору Колумбия жила по нехитрой схеме. Президент Перес питал самые нежные чувства к американским корпорациям. Последние отвечали ему взаимностью и крали в стране все, что возможно. Президент Перес крал то, что не успевали украсть американцы. Его окружение крало то, что не успевал украсть президент. На этом цепочка обрывалась – народу красть было нечего. 

      Бедняки составляли подавляющее большинство. В нищих деревнях питались подножным кормом. Чем питались жители городских трущоб, толком не знал никто. 

      Страна роптала. И с каждой неделей ропот звучал все более угрожающе. Недовольные искали повод, чтобы бросить спичку в пороховую бочку. Таким поводом стало «дело Кортеса». Молодого армейского лейтенанта обвиняли в убийстве редактора консервативной, близкой к властям газеты «Ла вое де Кальдас». И именно Хорхе Гайтан, отказавшись от гонораров, вступился за Кортеса. Судебные слушания транслировались в прямом эфире по радио. 8 апреля лидер либералов выиграл процесс. К этому времени к числу его сторонников уже присоединилась армия. Казалось, на новых выборах консерваторам не устоять…

      

      С утра 9 апреля Гайтан приехал к себе в контору. Здесь все шло обычным порядком – бестолковая суета, нервная беготня и лавина телефонных звонков. Журналисты толпами осаждали резиденцию нового лидера нации. К обеду атмосфера накалилась до предела. Требовался хоть какой-нибудь перерыв.

      – Все, господа, идем обедать!

      Хорхе, в сопровождении помощников, выбрался из шумного штаба. Практически незамеченными им удалось проскочить мимо журналистов. Выйдя на улицу, соратники, обмениваясь веселыми колкостями, двинулись к ресторану. На губах Хорхе играла счастливая улыбка. Он чувствовал себя почти победителем. Жить ему оставалось несколько часов…

      Убийца стрелял с близкого расстояния. Разрядив обойму, он даже не пытался бежать. Он стоял рядом с истекающим кровью адвокатом, тихо улыбаясь. И даже когда свирепая толпа начала рвать его на части, он не проронил ни слова… 

      Изуродованный труп террориста протащили по улицам города и бросили на ступени президентского дворца. Позже следствие заявит – стрелявший, 27-летний Хуан Роа Сьерра, был душевнобольным. Как водится, официальной версии никто не поверил. 

      Гайтан жил еще несколько часов. Его привезли в больницу. У здания клиники мгновенно собрались десятки тысяч сторонников отважного адвоката. Все стояли в немом оцепенении. Это была странная, завораживающая картина: море людей на площади и абсолютная тишина…

      Наконец двери открылись и на пороге появился врач.

      – Хорхе Гайтан умер…

      

      К вечеру столица погрузилась в хаос. Самые буйные били витрины, самые смелые громили полицейские участки, самые ушлые грабили торговые лавки. Бюрократы из правительственных министерств в панике отдавали ключи от сейфов с секретной документацией. Ключи и документы никто не брал. Все требовали покрепче рому и побольше оружия. 

      Кстати, среди идейной части манифестантов был тогда еще никому не известный Фидель Кастро. В одном из хранилищ Фидель разжился ружьем для метания гранат со слезоточивым газом. Ничего более стоящего найти не удалось. 

      Начальник добровольческого отряда, в который пришел записываться юный Кастро, скептически посмотрел на газовое оружие и устало спросил:

      – Как ты собираешься этим воевать?

      Гранатомет отобрали и выдали взамен старую многозарядную винтовку Маузера.

      Город уже полыхал. Повстанцы захватывали государственные учреждения, казармы и склады с оружием. Но вакханалия насилия длилась недолго. Уже на следующий день руководство либеральной партии объявило о прекращении огня и призвало своих сторонников сложить оружие. Местного Троцкого среди них не нашлось. А Кастро был слишком юн.

      

      Казалось, война закончилась не начавшись. Время покажет, как заблуждались те, кто так думал…

     

     ФАРК

      Хорхе Гайтан, возможно, был единственным человеком, способным примирить нацию. Пули, застрявшие в его теле, лишили Колумбию последнего шанса. После смерти Гайтана страна раскололась. За 20 лет смуты погибли 250 тыс. человек. Президенты менялись один за другим, лишь усугубляя анархию.

      В этом хаосе и возникла организация, имя которой десятилетиями будет греметь не только в Южной Америке, но и по всему миру. Имя ей ФАРК – Революционные Вооруженные Силы Колумбии – Армия Народа. 

      У истоков Армии стоял человек по кличке Тирофихо – «меткий выстрел», он же Мануэль Маруланда Велес.

      Вождь Армии Народа родился в 1930 году в селении Хенова района Киндио. Его настоящее имя – Педро Антонио Марин, а псевдоним был взят в честь погибшего лидера колумбийских коммунистов. Первый отряд Маруланды состоял из его кузенов. Он долгое время сражался на стороне повстанцев и особенно отличился в боях за «независимую республику Маркеталию», когда против 48 герильерос (так называли участников герильи – городской партизанской войны) были брошены… 16 тыс. солдат колумбийской армии!

      Именно в битве за Маркеталию создавалась ФАРК. Повстанцы потерпели поражение, но Маруланда с горсткой храбрецов сумел укрыться в горах. 

      Разгромленных марксистов не преследовали и не искали. Джунгли должны были добить их. Змеи, хищники и тропическая лихорадка становились главными союзниками правительства. Да и темные крестьяне в нищих селениях не жаловали чужаков. 

      Но они выжили. Более того, Маруланда быстро привел в чувство местную махновщину. Особо несговорчивые крестьянские вожаки отправились к предкам, более сообразительные влились в повстанческое войско. Вскоре под его рукой было целое ополчение – бестолковое и плохо вооруженное, но зато преданное и отчаянное. 

       Вскоре ему дали имя – Революционные Вооруженные Силы Колумбии под предводительством команданте Мануэля Маруланды Велеса. Неофициальный день рождения – 5 мая 1966 года. С той поры сменявшие друг друга колумбийские правительства пытались уничтожить армию команданте, а команданте Маруланда пытался уничтожить правительство. За более чем сорок лет никто не преуспел в решении своих задач. 

      В 1984-м ФАРК попыталась создать политическое крыло. Им стал «Патриотический союз» – организация, объединившая различных политиков левого толка – эдакое наследие Гайтанa. Но работать цивилизованно ей не давали – около 500 партийных активистов были убиты близкими к правительству экстремистами.

      Еще через 3 года ФАРК объединяет повстанческие организации под эгидой Партизанского координационного комитета имени Симона Боливара. Частично это удается. Теперь упор делается не на налеты на армейские склады и коммуникации, а на подрыв экономической базы правительства.

      В борьбе с ФАРК колумбийское правительство действовало без правил. При его негласной поддержке в стране образовались ультраправые группы террористов. Когда-то известный субкоманданте Маркос говорил о них: «Вы должны исчезнуть, и не только из-за того, что являетесь воплощением исторической нелепости, отрицания человека, и циничной жестокости; вы должны исчезнуть, потому что само ваше существование – это издевательство над разумом. Вы сами сделали нас возможными и взрастили нас. Мы родились благодаря вам и являемся другой половиной этого сиамского близнеца. Чтобы исчезли мы, должны исчезнуть вы сами».

      Основным врагом ФАРК помимо официальной колумбийской армии и полиции являются «Объединенные Силы Самозащиты». Эти ребята очень любят напоказ, перед представителями прессы, сдавать оружие, а на следующий день получать более современное со складов колумбийской армии и ее американских друзей. Этакое публичное перевооружение.

      Статистика смертей четко показывает, кто на арене гражданской войны наиболее кровожаден: 83% убитых приходятся на долю ультраправых герильерос из ОСС, армии, полиции и спецслужб. Их же заслуга – толпы беженцев, стремящихся покинуть страну.

      За последние 20 лет головорезы из ОСС уничтожили 4 тыс. профсоюзных и крестьянских лидеров, 5 тыс. членов легального политического крыла ФАРК и примкнувших к ней коммунистических партизан «Патриотического Союза». Только за последние 3 года было найдено более 300 массовых захоронений жертв ультраправых экстремистов.

      Именно эти бравые парни, практически открыто поддерживаемые руководством Колумбии и США, устраивают футбольные матчи, в которых вместо мяча используются головы партизан из ФАРК. Еще одно излюбленное развлечение «борцов за либеральную демократию» – заставить родственников жертвы смотреть на то, как несчастный мучается. Классический метод казни – разрезать противнику живот и оставить его еще живым на растерзание птицам-падальщикам… 

      Однако террор не сломил партизан. Шли годы, и бессмысленность войны становилась все более очевидной. И тем не менее, очередную попытку заключить мир предприняли лишь в 1999 году. Тогда команданте даже встретился с президентом Колумбии – Андресом Пастраной. Совместная делегация от партизан и правительства совершила вояж по странам Европы. Побывала в Швеции, Норвегии, Испании, Италии, Ватикане, Швейцарии и Франции. 

      В 2002 году переговоры неожиданно прервались. Причина была проста – пока унылые саммиты вяло тянулись один за другим, несколько ребят из ФАРК основательно заскучали. Им надоело бесконечно сидеть без дела, а разгонять грусть-тоску они умели одним способом. В итоге группа отчаянных сорвиголов из ФАРК захватила самолет с колумбийским сенатором. Когда их спросили, зачем они это сделали, те лишь удивленно пожали плечами – мол, ничего не поделаешь, привычка!

       Захват самолета стал поводом для ввода правительственных войск в 5 демилитаризованных департаментов. Стороны перешли к привычному формату общения – посредством мин и автоматов. 

      Впрочем, скорее всего, переговоры сорвались бы и так. Правительство Колумбии чувствовало – если марксистов впустить в легальный политический процесс, то на ближайших выборах экс-партизаны совместно с другими левыми могут прийти к власти. 

      В довершение всего новым президентом стал Альваро Урибе. В Вашингтоне его очень ценят, потому что знают – он пойдет до конца. Когда-то люди из ФАРК убили его отца. Некоторые уверены, что Урибе боролся за власть в Колумбии с одной целью – отомстить ФАРК.  

      Отношения «повелителей джунглей» и Урибе не заладились с самого начала. 

      Новый глава Колумбии тщательно готовился к своей инагурации, намереваясь объявить об очередном раунде наступления на ФАРК. Между тем, партизаны решили, что в секретариате президента произошла техническая ошибка – и их забыли позвать на торжество по чистой случайности. Ошибку они решили исправить сами – не принять участие в инаугурации не позволяла революционная совесть. 

      А какая ж инаугурация без праздничного салюта? 

      На этот случай специально припасли сто минометов. Их изготовили по технологии ребят из Ирландской республиканской армии. ФАРК исходил из лучших побуждений – партизаны желали, чтобы день инаугурации нового президента запомнился надолго.

      Попутно они желали избавить от Урибе от тяжкого бремени власти – по замыслу повстанцев, первые минуты его президентства должны были стать последними. 

      Смелый план сорвался, но теплоты в отношениях между президентом и боевиками ФАРК, естественно, не прибавилось.

      Война вспыхнула с новой силой. И, вполне возможно, противники марксистов уже десять раз пожалели, что не смогли договориться с партизанами. Сегодня ФАРК контролирует практически половину территории страны. У герильерос есть даже столица – Сан-Висенте-дель-Кагуан. На своей земле они являются полноценной властью. Можно сказать, что посреди джунглей создано целое государство, чьей идеологией объявлен марксизм-ленинизм. В состав Армии Народа по разным данным входит от 20 до 50 тыс. человек, причем огромный процент составляют девушки и юноши до 25 лет (почти по Цою: «Война – дело молодых, лекарство против морщин»). 

      Четыре десятка лет во главе Армии стоял несменяемый команданте Тирофихо («меткий выстрел»). За это время награда за его голову выросла со 100 тыс. песо до 10 млн. долларов.

      Его враги утверждают, что в последние годы он стал похож на полковника Куртца из легендарного фильма Копполы «Апокалипсис сегодня» (тот, кто смотрел его, без труда вспомнит жутковатый сюжет – во время войны во Вьетнаме безумный американский спецназовец построил в джунглях кровавое царство, в котором туземцы объявили его живым божеством). Однако свидетельства тех, кто видел его вживую, прямо противоположны. 

      Команданте постоянно объявляют убитым. Но проходит месяц-два, и он «оживает». Недавно пришли новые сообщения – престарелый патриарх, давно больной раком, скончался (якобы от разрыва сердца). Считается, что на этот раз «свидетельство о смерти» выписано Тирофихо окончательно. 

      Не менее популярным среди сторонников Армии Народа сегодня является и заместитель престарелого патриарха – Джорга Брисено. Острословы из российской прессы давно уже окрестили его «колумбийским Чапаевым».

      

      27 февраля 2008 года забрезжил свет в конце тоннеля – ФАРК, благодаря посредничеству Чавеса, как жест доброй воли освобождает 4 гражданских заложников. Со стороны ФАРК сложные переговоры вел команданте Рауль Рейес (партизанский «министр иностранных дел» ).

      Выходило, что именно Чавес начинает реально (не на словах) гасить пожар многолетней гражданской войны. Собственно, так оно и было. Венесуэльский президент вполне мог сделать то, что не удавалось ни одному колумбийскому правительству и ни одной администрации Белого дома на протяжении последних сорока лет. 

      Ясно, что отдать Чавесу заслуженные лавры миротворца в Вашингтоне никак не желали. Для колумбийского президента Урибе дело также принимало скверный оборот. Получалось, что его тактика жестких действий заводила в тупик. А спокойное, мирное посредничество Чавеса приводило к успеху. Включение бывших партизан в политический процесс в Колумбии вряд ли оставляло шансы для Урибе удержаться в президентском кресле. 

      Была и еще одна причина, тормозившая весь мирный процесс. Появление на колумбийской политической сцене новой силы, не связанной с прежней элитой, могло пролить свет на реальные отношения колумбийских властей, армии, спецслужб с одной стороны и наркокартелей с другой. Многие эксперты давно указывали на ряд подозрительных обстоятельств, слишком ясно указывающих – без сотрудничества с официальной колумбийской властью и частью спецслужб США наркокартели не могли бы действовать столь масштабно и нагло. 

      Гражданская война – отличный фон, на который можно списать слишком многое. И потому нашлось достаточно влиятельных лиц в Колумбии и США, заинтересованных в том, чтобы кровь продолжала литься и далее. 

      Перехватив спутниковые переговоры партизан (по другой информации получив данные о местонахождении лагеря от заложников), ВВС Колумбии поднимают в воздух свои самолеты и наносят ракетно-бомбовый удар по базе боевиков. После этого начинается наземная операция. Солдаты добивают раненых и забирают с собой трупы одного из руководителей ФАРК – Рауля Рейеса, за голову которого была назначена награда в 2,7 млн. долларов, и музыканта-герильерос Хулиано Конрадо. Среди погибших также обнаруживают тело дочери главы ФАРК Маруланды – Ольги Марин.

      Заметьте – колумбийцы уничтожают именно Рейеса, т.е. человека, который реально вел дело к миру. 

      Операцию, призванную сорвать мирный процесс, провели в явной спешке. И потому получилась она кондовой, грубой и кровавой. Колумбийские коммандос де-факто вторглись на чужую территорию (Эквадор). Колумбия внезапно оказалась на грани войны с соседями. 

      Чавес сразу понял весь план игры. У него не оставалось никаких сомнений – США и колумбийское правительство любой ценой желают сорвать мирные переговоры. Более того, они стремятся спровоцировать Венесуэлу на пограничные столкновения. В этом случае до большой войны остается один шаг. 

      А дальше события могли развиваться по такому сценарию. На первом этапе американцы, возможно, допустили бы разгром колумбийской армии в приграничных боях и наступление венесуэльцев. И как только Чавес переступает тонкую грань, за которой обороняющийся становится в глазах общественного мнения захватчиком, США немедленно реализуют свою давнюю мечту – прямое военное вторжение в Венесуэлу.

      

      Возможно, колумбийский президент Урибе также почувствовал подвох со стороны Вашингтона. Только военное поражение Колумбии на первом этапе столкновения с Венесуэлой давало оправдание для американского вмешательства и представляло бы Чавеса «захватчиком». Но одновременно оно бы означало и крах политической карьеры в собственной стране. Иными словами, Урибе почувствовал – американцы могут пожертвовать им. И пошел на попятную. 

      Параллельно с провоцированием Чавеса начал действовать американский план по дискредитации президентов Венесуэлы и Эквадора. Колумбийцы обнародовали какие-то письма из ноутбука, чудом уцелевшего после тотальной бомбардировки базы повстанцев. «Бомбонепробиваемый» ноутбук якобы нашли рядом с трупом убитого Рейеса. А в ноутбуке (какая неожиданная, незапланированная удача!) оказались «доказательства сотрудничества Чавеса с повстанцами». 

      Потом, правда, выяснилось – доказательств никаких нет. Ни документов, ни видео, ни аудиозаписей, ни номеров счетов, ни секретных файлов, ни прочей шпионско-детективной атрибутики. Ни-че-го! Пара-тройка электронных писем, якобы взятых из ноутбука Рейеса и невесть кем подписанных. И все. Разочарованию тех, кто ожидал сенсации, не было предела. 

      Дело начинало до боли напоминать аферу с «бомбой Хусейна». Для того чтобы срочно спасти положение, в СМИ вбрасывают новую информацию – Интерпол подтвердил версию колумбийцев. Журналисты мировых агентств сломя голову бросаются в Интерпол за комментариями. И вновь их ждет сплошное разочарование – Интерпол вяло сообщает: никакими подтверждениями о том, что написанное в представленных письмах правда, он не располагает (речь шла лишь о технической экспертизе самого ноутбука, а вовсе не о проверке содержащейся в нем информации). 

      В общем и целом, американский пиар-план оказался бестолковым. И история с ноутбуком изрядно посмешила весь мир. 

      Собственно, после эпопеи с «атомным оружием Хусейна» американским спецслужбам вообще лучше хранить скромное молчание. Уже ставшие хрестоматийными доклады ЦРУ с «неопровержимыми» доказательствами существование «бомбы Хусейна» ясно показали всем – американские спецслужбисты ужасно разленились. Нынче в ЦРУ, АНБ и прочих агентствах фальшивки делают «на коленках». Непонятно в чем здесь причина – то ли после краха противника №1 (СССР) расслабились без меры, то ли самоуверенность (все равно скушают – никуда не денутся) достигла высшей точки. Как бы то ни было, но факт остается фактом – большего позора, чем фальшивое досье на Хусейна в истории спецслужб не зафиксировано.

      В общем-то, после иракской эпопеи относится к очередным «разоблачениям» американских спецслужб и их младших коллег колумбийцев иначе как с иронией невозможно. 

      Впрочем, Вашингтон действует в прежнем духе. То, что у Хусейна и в помине не было ни бомбы, ни даже ядерных материалов, не помешало Бушу поставить с ног на голову весь Ближний Восток.

      Точно также глупый провал пиар-кампании по поводу «подметных электронных писем» вовсе не мешает Вашингтону готовить введение экономических и политических санкций против Венесуэлы. 

      Конечно, американцы играют с огнем. Война с Венесуэлой, обеспечивающей приличную долю нефтяных потребностей США, может стать прологом мирового энергетического шока и, как следствие, глобального экономического краха. Надежды на блицкриг в данном случае весьма наивны. Вторжение американцев приведет только к одному – к затяжной партизанской войне, при которой вся нефтедобыча будет свернута. Второго взлета нефтяных цен (схожего с тем, к которому привела иракская война) мировая экономика может не пережить.

     ЗНАМЕНИТЫЙ «ОРУЖЕЙНЫЙ БАРОН» ВИКТОР БУТ ВПОЛНЕ ВОЗМОЖНО СОТРУДНИЧАЛ… С ПЕНТАГОНОМ!

      Пока в Колумбии носились с загадочными ноутбуками ФАРК, история получила развитие на другом конце земли – в Таиланде.

      Там аккурат 6 марта (когда министр обороны Колумбии Хуан Мануэль Сантос приносил извинения Эквадору за «пограничный инцидент») задержали российского бизнесмена Виктора Бута.

      Официальная причина ареста была указана сухо – «подозревается США в торговле оружием в обход санкций ООН». Американская прокуратура обвинила господина Бута в намерении продать несколько ПЗРК «Игла»… колумбийским партизанам, т.е. тому самому ФАРК. Удивительную своевременность ареста общественности предлагалось считать совпадением.

      Между тем, российский бизнесмен, которого западная пресса с завидным постоянством предпочитает титуловать то «оружейным бароном», то, поэтически-возвышенно, «торговцем смертью», фигура, действительно, легендарная. Многие, вероятно, знают, что голливудский блокбастер «Оружейный барон» с Николасом Кейджем в главной роли снят «по мотивам» загадочной биографии Бута – ходили даже слухи, что сам бизнесмен предоставил съемочной группе несколько собственных самолетов, так сказать, для полноты картины.

      Кстати, жена арестанта в интервью лондонской «Times» и вовсе расписала супруга как законченного идеалиста: «...очень чувствительный и романтичный человек, он взахлеб читает книги и пишет свои собственные стихи».

      Но вернемся к оружию. 

      Впервые о «темных операциях» Бута на мировом рынке оружия заговорили еще в 2000 году. Тогда имя россиянина всплыло в одном из докладов ООН. При этом чуть ли не в то самое время авиакомпания Бута была задействована… в переброске в Восточный Тимор миротворческого контингента ООН.

      В дальнейшем подобные странные сочетания станут для Бута вполне обычными. 

      Например, в 2005 году правительство США заморозило активы 30 компаний, связанных, как считалось, с Виктором Бутом, а в 2006-м ввело против него персональные санкции. Однако это отнюдь не помешало уже упоминавшейся авиакомпании доставлять в Ирак грузы Пентагона. Военное ведомство США даже «поделилось» с российскими авиаторами примерно 2 млн. тонн авиационного горючего.

      И раскопали эту историю отнюдь не пропагандисты из Венесуэлы или Эквадора, а самая что ни на есть «правоверная» американская телекомпания ABC.

      Но вернемся к «колумбийскому следу». Здесь все тоже не так просто, как могло бы показаться на первый взгляд.

      Уже в 2005–2006 годах США подозревают Бута в незаконной торговле оружием. При этом, если верить штатовским прокурорам, в ближайшем окружении бизнесмена все это время находится осведомитель, пользующийся полным доверием подозреваемого.

      Но почему-то аж до 2008 года никаких действий против Бута не предпринимается, заведенное против него в Бельгии уголовное дело (после громких заявлений о найденных «уликах») как раз накануне объявляется закрытым, а имя Бута исчезает из списков Интерпола.

      Зато появляются агенты Управления по борьбе с наркотиками, которые под видом представителей ФАРК начинают переговоры с бизнесменом о поставке оружия в Колумбию (надо отметить – раньше сферой деловых интересов бизнесмена была исключительно Африка, именно там, как утверждают его обвинители он «крутил» свой оружейный бизнес).

     Здесь интересен такой факт. Стремясь доказать связь арестанта с колумбийскими партизанами, следователи поведали журналистам следующую историю. Когда советник (и по совместительству осведомитель США) докладывал шефу о предложениях псевдо-колумбийцев, тот якобы достал фотографии всех лидеров ФАРК с просьбой указать кто именно вышел на связь…

      Дальнейшая логика весьма туманна. Естественно, что на фотографии агентов Управления по борьбе с наркотиками не оказалось. Но переговоры все равно продолжились. Видимо Бут (лично знакомый, по версии следствия, с начальниками колумбийских партизан) по широте душевной решил довериться первым встречным…

      В общем, с точки зрения фактуры «колумбийская история» Виктора Бута выглядит несколько странно. Зато она открывает отличные возможности для пиара. Еще бы – «оружейный барон», теневой воротила, русский…

      И если для придания версии стройности нужно арестовать былого соратника – не страшно. Из тюрьмы до мировой общественности не сильно-то докричишься.

      А потому уже через неделю после ареста власти Таиланда отказались от всех обвинений против Виктора Бута… Тем самым было устранено самое серьезное препятствие для его экстрадиции в США.

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!