ВСЕ СМЕШАЛОСЬ В ПОДЛУННОМ МИРЕ
Май 2009
Вернуться к номеру >>

Автор: Николай Вознесенский
Раздел: Экономика
Теги: политика, экономика, кризис, Великобритания, ЕС, Китай



Штаты  – в худших традициях социализма – спасают бездельников и банкротов.

Китай   – в лучших традициях свободного рынка – делает ставку на сильных.

 

«Коллапса мировой экономики не будет, и ее свободное падение прекратилось». Это из интервью хрестоматийного Сороса «Frankfurter Allgemeine». Слова дорогого стоят. Если уж «вечный скептик» Сорос приободрился, значит, не все так трагично.

Среди прочего Сорос прибавил – первыми из кризиса выйдут страны Азии во главе с Китаем. А вот Штатам и Европе придется подождать, пока «новый мотор мировой экономики» вытянет их из трясины кризиса.

 

Национальные особенности антикризисных проектов

 

То, что многие взирают на Китай с надеждой, абсолютно неудивительно. Судите сами.

На что тратят миллиарды Штаты и ЕС? На спасение жуликов и бездельников из тонущих банков и корпораций. На что тратит Китай? На строительство дорог, мостов и создание новых производств.

О чем думают западные политики? Как бы все поменять так, чтобы ничего не изменилось.

О чем думают в Пекине? Как отсечь все мертвое и лишнее – все, что удушает страну, все, что висит тяжелой гирей на экономике.

Что стало идеей-фикс на Западе? Стабильность.

Что стало идеей-фикс в Китае? Развитие.

 

Многие эксперты с удивлением отмечают:

в коммунистическом Китае сегодня минимум социализма и максимум здравого смысла.

А в современных Штатах (и тем более в Евросоюзе) – все ровно наоборот.

 

Пока в Штатах только говорят о новых вложениях в инфраструктуру (а на самом деле отдают деньги частным корпорациям), в Пекине реально развернули гигантские госпрограммы. Тут и строительство железной дороги Шаогуань–Ханчжоу (сметная стоимость проекта 900 млн. долларов), и автомобильный мост в провинции Фуцзянь (730 млн.), и 12 крупных национальных автомагистралей (по завершении строительства длина дорожной сети составит почти 100 тыс. км). В общей сложности на инфраструктурные проекты планируется потратить более 70 млрд. долларов. Больше 120 млрд. в ближайшие 2 года будет направлено на реформу здравоохранения.

Каждый из этих проектов – это десятки тысяч рабочих мест и заказы сотням предприятий. Пекин твердо делает ставку на внутренний спрос, раз уж экспорт страдает от нерешенных проблем старых торговых партнеров.

Одна из главных проблем Поднебесной – извечная бережливость населения. По статистике 20–25% своих доходов китайцы откладывают «на черный день». В Европе и Штатах о таких цифрах забыли еще в XIX веке.

И вот теперь правительству необходимо решить сложную психологическую задачу – убедить людей, что отложенные деньги лучше потратить сейчас, поддержав собственных производителей (а значит, сохранив работу и зарплату). Если этот проект удастся хотя бы отчасти – китайская промышленность кризиса и не заметит. Представьте, что будет, если каждый из более чем миллиарда китайцев решит купить, например, новую пару обуви…

Еще несколько лет назад в Китае придумали оригинальный метод поощрения сельских жителей покупать бытовую технику. Для них были введены льготные тарифы на электроэнергию. Чтобы стиральная машина или микроволновая печь не обременяли малообеспеченные семьи лишними тратами.

В Китае государство выдает крупные кредиты, но только тем, кто имеет шансы выплыть самостоятельно. Стоящие на грани банкротства не получают ничего. Логика проста. Успешный концерн получает от госбанка выгодный займ, чтобы приобрести ослабевшего конкурента. В итоге в выигрыше оказываются и предприятие, и работники, и государство.

 

Глава Всемирного банка Роберт Зеллик: «Китай начал действовать быстро и агрессивно, стимулируя спрос. Показатели китайской экономики могут нас приятно удивить, превысив прогнозы».

 

Руководитель Шаньсийского филиала Института экономики Китайской академии социальных наук Пан Юань: «Китайскую банковскую систему государство давно сориентировало не на офшорные операции и «промывание» денег, не на погоню за максимальной прибылью даже в кризисных условиях, а на работу с производственными отраслями и проектами».

 

Экономический рост Поднебесной в первом квартале оказался вполне солидным даже по кризисным временам – 6%. А заодно стало известно, что госпредприятия в апреле вернулись к докризисному уровню производства. Это внушает экспертам оптимизм.

Ну а что Штаты да евробюрократы? У них таких успехов и близко не предвидится. Точнее, при большом желании, признаки улучшения можно усмотреть и там. Но уж больно они специфические.

Ну вот, например. Недавно закончилась широко разрекламированная процедура «стресс-тестов», которым «строгий» американский Минфин подверг ведущие банковские учреждения Штатов. Пресса замерла в предвкушении результатов.

Итог проверки: из 19 банков, контролирующих примерно половину всех национальных вкладов и кредитов, 10 (больше половины!) нуждаются в срочном пополнении капиталов. Иначе очередной волны кризиса (не дай бог, конечно) они могут просто не пережить. Неблагополучным конторам нужно до 8 июня изыскать ни много ни мало… 75 млрд. долларов.

 

Кстати, Великобритания тоже провела стресс-тесты своих банков. Вот только данные о результатах сразу засекретили. Возможно, поэтому в прочих странах Европы тестирование финансовых институтов решили отложить. На осень.

 

Казалось бы, чему тут радоваться? Ан нет, услышав о такой «смехотворной» сумме (и правда, чего уж там, по сравнению с убытками прошлого года и впрямь мелочь) инвесторы буквально бросились скупать акции банков, ну а заодно и других крупных корпораций. Биржа сразу оживилась. Бумаги некоторых компаний по сравнению с началом года подросли кто на 5, кто на 10, а кто и на все 30%. Подтянулась и нефть – уже в начале мая «черное золото» вплотную приблизилось к психологически важному рубежу в 60 долларов за баррель. ОПЕК на радостях даже забыла о собственном обещании постепенно снижать добычу и выкинула на рынки дополнительный миллион баррелей (на цене это, кстати, не сказалось).

 

Цены на нефть ушли в дальнее плавание

Несмотря на кризис и заверения лидеров Большой двадцатки, что порядок на биржах будет наведен если не завтра, то послезавтра уж точно, спекулянты всех мастей чувствуют себя вполне уверенно. И даже изобрели новый способ игры на нефтяных котировках. Причем гениальный в своей простоте.

Когда цена на «черное золото» начинает проседать (а такое случается чуть ли не через день), нефть покупают, закачивают в танкер и… оставляют на рейде (т.е. никуда не везут).

В результате этой нехитрой операции на рынках возникает мини-дефицит и цена ползет вверх. Когда набегает более-менее приличная «дельта» – нефть с танкера снова выставляют на продажу. С этих процентов и живут. Причем неплохо.

До недавнего времени эту операцию в основном проворачивали нефтедобывающие компании, но за последний месяц к ним в этом «благом» начинании все чаще присоединяются банки и хеджевые фонды. По данным газеты «Ведомости», сегодня мировой океан бороздит больше 70 «плавучих хранилищ», грузоподъемностью 2 млн. баррелей каждый. Так что, скорее всего, рынок энергоносителей и дальше будет лихорадить.

 

Общей эйфории не испортили даже данные, представленные конгрессу США главным инспектором программы по спасению банков Нилом Барофски. По долгу службы ему пришлось внимательно изучить результаты использования первого бюджетного транша в размере 700 млрд. долларов. Итог оказался неожиданным – 20 уголовных дел. «Нарушения включают мошенничество с корпоративными акциями и облигациями, ипотечными бумагами, уклонение от налогов, инсайдерские сделки, подкуп должностных лиц», – так кратко резюмировал ситуацию мистер Барофски в докладе депутатам.

Председательствующая на слушаниях профессор Элизабет Уоррен оказалась более многословна: «Народ крайне недоволен. Получается, что он платит за программы, смысла которых даже не понимает, и не видит от них никакой отдачи – ни для семей налогоплательщиков, ни для экономики в целом. Единственное, что он видит, – это возникшее у банков изобилие денег, из которых те платят управляющим прекрасные бонусы и обустраивают еще более роскошные поля для гольфа, где эти управляющие играют».

И только министр финансов Тимоти Гейтнер оказался вполне доволен результатами спасательной операции. Может быть, он просто любит играть в гольф?

 

Имя антикризисного менеджера №1 шокировало американцев

Белый дом после некоторых колебаний, кажется, определился с именем человека, который непосредственно возглавит антикризисный фронт – т.е. возьмет на себя «неблагодарную» работу распределения многомиллиардной правительственной помощи. Им оказался Герберт Эллисон, президент национализированного ипотечного гиганта «Fannie Mae».

Новость эта буквально ввергла в прострацию многочисленных экспертов и аналитиков. Ведь, как все хорошо помнят, именно с «Fannie Mae» и ее компании-близнеца «Freddie Mac» начался в 2007 году ипотечный кризис, последствия которого мы расхлебываем сейчас всем миром. 

В активе мистера Эллисона только два великих достижения: 60 млрд. долларов убытков и успешное освоение 200 млрд. долларов государственной помощи. Но, похоже, в Минфине США решили действовать по древнему принципу – кто кашу заварил, тот пусть ее и расхлебывает. Осталось дождаться решения американского сената…

 

О судьбе БРИК

 

Сегодня СМИ привычно объединяют Бразилию, Россию, Индию и Китай в общую группу, ставшую известной под дурацкой аббревиатурой БРИК. Но на самом деле ситуация в каждой из этих стран по-своему уникальна.

О Китае мы уже говорили. Можно лишь добавить, что, имея крупнейшие золотовалютные резервы (2 трлн. долларов), Пекин обладает достаточной подушкой безопасности, чтобы осуществлять самые амбициозные антикризисные проекты.

Индия, занимающая в этой четверке второе место, держится благодаря достаточно развитому внутреннему спросу (он обеспечивает 60% роста ВВП), но страдает от сокращения иностранных инвестиций. Быстро возместить их за счет внутренних источников очень сложно. Однако катастрофических последствий избежать, скорее всего, удастся. Даже умерив темпы роста, Индия будет уступать только Китаю.

Тут важно вспомнить: Китай и Индия отличаются хорошим аппетитом в потреблении энергетических, да и многих других ресурсов. Поэтому в кризисе для них есть и положительная сторона. О ценах на нефть в 150 долларов все уже начали забывать, а значит, местная промышленность работает в существенно лучших условиях, чем, например, год назад.

Совсем иная ситуация в Бразилии и России. Это крупные нефтяные государства. Правда, в Бразилии нефть нашли относительно недавно и на «сырьевую» иглу бразильцы «подсели» еще не так сильно, как наши восточные соседи. Но и для них выпадение нефтяных доходов – серьезный удар.

В России же дело усугубляется еще несколькими факторами.

На протяжении последних нескольких лет основные инвестиции шли в сырьевой сектор, а все прочие развивались ни шатко ни валко (это, кстати, давало серьезные преимущества белорусским товарам). И сегодня перед ними маячит реальная возможность банкротства. Это видно по темпам роста безработицы. В общем, без крупных инвестиций не обойтись.

Российская антикризисная программа оказалась занятным гибридом между американской и китайской. То есть в теории предполагалось, что поддержка будет оказываться и банковскому сектору, и промышленности. На практике же получилось как всегда.

С одной стороны, крупные средства закачали в ключевые (читай, государственные) банки. Они по задумке должны были кредитовать банки коммерческие, а те, в свою очередь, реальный сектор. На выходе оказалось, что полученные деньги либо зависли на счетах, либо были оперативно конвертированы в валюту, либо потрачены на приобретение «голубых фишек» (так на бирже называют самые надежные акции).

С точки зрения отдельно взятого банковского руководства – операция блестящая. Алексей Кудрин недавно похвастался, что ВЭБ на биржевых операциях обеспечил доходность в 40%. Очень приличный результат. Вот только в итоге деньги до промышленных предприятий не дошли.

Ну а те средства, которые все-таки поступили в оборот, похоже, были очень быстро пристроены на основе неформальных контактов. И получили их не подающие надежды (как в Китае), а «родные и близкие» (как в прямом, так и в переносном смысле).

В конце концов сам президент Медведев был вынужден признать: «Прямая государственная поддержка фондового рынка ни к чему не привела».

Примерно с таким же успехом была реализована попытка прямой поддержки промышленных гигантов. Ну какой, подумайте, прок от того, что «АвтоВаз» на выделенные правительством денежки наштампует еще 100 или 200 тыс. автомобилей? Покупать-то их все равно некому. Потому как другие предприятия денег не получили и платить зарплату людям могут не всегда.

В общем, «разморозка кредитов» для России вопрос принципиальный. В Кремле, похоже, это понимают. Не зря ведь последние пару недель и президент, и премьер весьма прозрачно намекали банкам – ставки по кредитам нужно снижать.

Но и это палка о двух концах. С одной стороны, чтобы насытить экономику деньгами, нужно облегчать доступ к кредитам (т.е. добиваться-таки снижения банковских ставок). Но с другой стороны – снижение ставок разгоняет инфляцию, а она подрывает покупательский спрос и тем самым снова тянет реальный сектор в трясину. Выбор нелегкий…

 

Время покупать

 

Два месяца постепенного роста усыпили бдительность инвесторов. Кто-то действительно верит, что перелом в кризисе уже наступил. Кто-то пытается подзаработать на временном скачке цен. Кто-то делает стратегические инвестиции. Ведь сегодня недвижимость, предприятия и даже целые отрасли стоят сущие копейки. Так что случай расширить свою маленькую (или не очень) бизнес-империю вполне подходящий. Естественно, если вы успели припрятать толику наличности.

Еще один аргумент в пользу покупок – «количественное смягчение» денежной политики крупнейших стран. Его уже сейчас начали проводить и США, и Великобритания, и ЕС (впервые в своей истории, кстати).

В переводе с птичьего языка экономистов это означает, что Центробанки перечисленных стран для оживления внутреннего кредитования (а без него западная экономика просто не выживет) собираются просто-напросто включить печатный станок. А значит, инфляция будет расти, а деньги (причем без разницы, доллары, евро или фунты) – обесцениваться. И единственный способ спасти сбережения – уже сегодня вложить их в конкретные материальные ценности, тем более что сейчас они, повторимся, дешевы как никогда.

Кстати, стратегическими инвестициями занимаются сейчас не только дельцы вроде Сороса и Баффета, но и целые государства.

Китай, например, проявляет небывалую активность в скупке разнообразных сырьевых активов, создавая прочную базу будущего развития. «Роснефть» и «Транснефть», например, получили от Пекина кредит в размере 25 млрд. долларов. В обмен в течение 20 лет Поднебесная будет получать из России по 15 млн. тонн «черного золота». И, думается, условия поставки оказались для китайской стороны весьма выгодными. Заодно были окончательно подписаны документы о строительстве ответвления нефтепровода Восточная Сибирь – Тихий Океан (знаменитый ВСТО). Эта труба прочно свяжет Поднебесную с сибирскими просторами (кстати, это решение в будущем может иметь роковые последствия для сохранения целостности Россиийской Федерации).

Аналогичные проекты (в виде кредитов или прямых инвестиций) реализуются и в других сырьевых регионах. По 10 млрд. долларов предназначено Казахстану и Бразилии, 4 млрд. – Венесуэле. Руководство КНР явно не намерено складывать все яйца в одну корзину.

Кстати, вполне вероятно, что теперь всеми стратегическими инвестициями Пекина будет дирижировать очень и очень опытная рука. Недавно стало известно о назначении на скромную должность заместителя секретаря госсовета КНР бывшего президента алюминиевого гиганта «Chinalco» Сяо Яцина. Разнообразные «источники» особенно отмечают заслуги товарища Сяо на ниве корпоративных инвестиций. Если это так, то в ближайшем будущем мы о нем наверняка услышим.

 

Когда рынку хорошо – доллару плохо

 

За последние несколько лет эту нехитрую мудрость освоили, наверное, все. Механизм работает как часы. Как только в экономике начинаются проблемы – инвесторы все имущество быстренько переводят в наличность (доллары) и складывают в кубышку. Как только дела налаживаются – доллары снова превращаются в пакеты акций, танкеры с нефтью или, например, зерновые опционы. Соответственно, когда рынок падает – спрос на доллары (и курс) растет. И наоборот.

Нынешняя ситуация – не исключение. В начале мая, когда биржи несмело стали возвращаться к росту, доллар пополз вниз. По отношению к евро он и вовсе откатился к началу года.

Есть, правда, и другая версия. Недавно стало известно, что США решили восполнить недостаток наличности самым легким способом – просто напечатать еще ТРИЛЛИОН долларов (естественно, ничем не обеспеченных). Так вот, по мнению некоторых экспертов, это так напугало инвесторов, что те бросились скупать абы какие ценные бумаги лишь бы избавиться от «зеленого», который от таких манипуляций, естественно, не окрепнет. Отсюда, получается, и весь биржевой бум.

 

Россияне уже в феврале резко охладели к доллару. Напуганные девальвацией рубля, они еще в январе готовы были часами стоять в очередях. В феврале энтузиазм прошел. А в марте в банки принесли больше миллиарда  долларов, оказавшихся уже ненужными.

 

Весна оказалась не слишком удачной для Белого дома. Уже в апреле в казне кончились деньги. Такого в Штатах не было с далекого 1983-го. Так что уже с мая самая могущественная держава современности живет в долг.

 

«Ралли дураков»

 

Конечно, эйфория от биржевых успехов охватила не всех. Стойкие скептики по обе стороны океана не устают напоминать своим коллегам – финансовые рынки обманчивы. И если сегодня ты заработал 100 долларов, это не значит, что завтра ты не потеряешь 1000.

Среди скептиков, кстати, затесались люди весьма авторитетные. Например, нобелевский лауреат Джозеф Стиглиц и знаменитый профессор экономики Нью-йоркского университета Нуриэль Рубини. Тот самый, который в 2005 году первым заговорил о проблемах на рынке американской ипотеки. Тогда на форуме в Давосе его чуть ли не освистали. Через два года «New York Times» назвала его пророком, а давосские коллеги встречали аплодисментами в ожидании новых откровений.

Так вот, мистер Рубини заявил, что весь наметившийся рост – не более чем временное явление, очередная игра спекулянтов. И тот, кто на свой страх и риск ввязывается в это сомнительное мероприятие, участвует в «ралли дураков» (на самом деле профессор высказался еще хлеще – «sucker’s rally») и в итоге останется на бобах.

Досталось от несгибаемого старика и штатовскому Минфину. По мнению Рубини, все пресловутые «стресс-тесты» были на самом деле слишком лояльны, а потому ни один из американских банков сегодня нельзя назвать действительно надежным.

 

Подведя итог, профессор заявил, что экономики США, Японии и Европы останутся слабыми не только в 2009-м, но и в 2010 году. И лишь потом, если правительства наконец возьмутся за ум, начнется медленный путь наверх.

Будем надеяться, что на этот раз «пророк» все-таки переборщил с пессимизмом.

 

 

 

 





Спешите подписаться на журнал “Планета”!