НА ПОЛЕ БРАНИ
Октябрь 2009
Вернуться к номеру >>

Раздел: В конце номера
Теги: история, курьез





     Все знают, что ругаться – неприлично. Но каждый человек, случается, приправляет свою речь ядреным словцом.

      Бранные слова имеют долгую и интересную историю. Некоторые филологи считают, что у наших предков многие из них имели ритуальный смысл – например, помогали обмануть или отпугнуть злых духов. Ну а позднее, когда вера в сверхъестественные силы ослабела, они стали обычными идиомами. Причем далеко не сразу ругательствами. Еще несколько веков назад в России никто не обижался на те слова, которые сегодня мы считаем нецензурными. Они частенько звучали в разговоре, проскальзывали и в литературе. Например, сочинения патриарха Никона были полны выражений, способных смутить сегодняшних читателей. Однако для него это были совершенно обычные русские слова. 

     «Бородатый дурак»

      Слово «дурак» – не самое страшное ругательство, но все же довольно обидное. А вот в старину никому и в голову не пришло бы обижаться. Ведь дураки, юродивые, считались божьими избранниками. Кроме того, была традиция давать детям второе, нецерковное имя, чтобы уберечь их от сглаза и от злых духов. И очень часто сыновей называли Дураками. Даже многих знатных людей в то время звали именно так. Например, известен князь Иван Иванович Бородатый Дурак Засекин. Другого князя звали Федор Семенович Дурак Кемский. Был в Москве и известный дьяк по имени Дурак, по фамилии Мишурин. А немного позже от этого имени даже образовалась фамилия – Дуров (как Иванов от Ивана).

      Позже популярное имя стало нарицательным, но известности своей от этого не утратило, скорее наоборот. С этим словом, так любимым в народе, существует множество оборотов. Так, один из них – «без дураков» – говорят, появился при царском дворе. Думать государеву думу собирались в Кремле родовитые дворяне да бояре. А дабы не отвлекаться во время заседаний, не брали туда шутов (т.е. дураков).

     Комплимент чистюле

      Стоит сказать про чье-нибудь лицо «ряха» – и считайте, что отношения испорчены надолго. Но еще пару веков назад этому очень удивились бы. Ведь ряхами называли людей опрятных, чистюль. Это звучало как похвала. Услышать в свой адрес «вот так ряха!» было бы очень приятно. Но все меняется, в том числе и значения слов. Сегодня «ряха» означает совсем другое и не имеет никакого отношения к аккуратности. Мы спокойно можем сказать «неряха», а вот без приставки «не» желательно это словечко не употреблять.

     Сволочь в толпе

      Или возьмем словечко «сволочь». Ну как на него не обидеться! Но когда-то и это слово не означало ничего обидного. Его происхождение некоторые трактуют так: когда народ собирался на площади, например по случаю праздника, говорили, что люди «сволоклись». И эту «человеческую массу» называли «сволочью» – только и всего. А попробуйте сейчас назвать митингующих этим словом – тут же навесят ярлык сквернослова.

     

     Рекрут-негодяй


      Более невинное, но все же достаточно обидное, слово «негодяй» тоже некогда не имело негативного, а уж тем более ругательного смысла. Это был просто технический термин. В старину на Руси производились рекрутские наборы – аналог современного призыва в армию. Но если рекрут был, к примеру, хромой или больной, его признавали негодным к службе – «негодяем». А если вспомнить, что служили в армии тогда по двадцать пять лет, получить такой ярлык было настоящей удачей.

     

     Лох с рыбным душком


      Кто не знает универсального, емкого слова «лох». Спасибо за это словечко надо сказать семге. Именно так эту рыбу называли добытчики. Все дело в упорном характере семги, или лосося. Отправляясь в места нереста, она упорно преодолевает все препятствия – камни, мелководье, пороги и т.д., из последних сил поднимается вверх по течению. Под конец, добравшись до нерестилища, она уже еле живая. Северные рыбаки в таких случаях говорили, что лосось «облоховился», т.е. остался уже совершено без сил и стал легкой добычей. Такую рыбу можно собирать руками, не прикладывая к этому никаких усилий. Отсюда и пошло слово «лох». Постепенно так стали называть глуповатых, простоватых людей, которых ничего не стоило «взять голыми руками», т.е. обмануть.

     

     Шельма нерусская

      Кстати, словцо «шельма» часто воспринимается как исконно русское. На самом же деле оно имеет немецкие корни. «Schelmen» немцы называли пройдоху, выдающего себя за кого-то другого. В любом случае, будь то русский шельма, будь немецкий, все одно – жулик.

     

     Древнегреческий идиот


      Некоторые выражения, считающиеся у нас бранными, имеют очень давнюю историю. Например, слово «идиот» пришло из Древней Греции. Так греки называли частное лицо – человека, не имеющего отношения к какому-то сообществу. Его умственные способности этот термин никак не характеризовал. Постепенно этим словом византийское духовенство стало называть людей нецерковных, попросту говоря, мирян. Вроде бы тоже все чинно и благородно. Да вот только священнослужители относились к мирянам без особого уважения. И невинное слово постепенно превратилось в ругательство.

     Плохой человек, открой окно!

      Крепкие словечки есть у всех народов. Но иногда оскорбление может быть настолько завуалированным, что, не зная языка и культуры какого-то народа, можно обидеть человека совершенно случайно.

      Казалось бы, простейшее действие – открыть окно. И в том, чтобы попросить кого-нибудь об этом, нет ничего страшного. Но только не в Японии! Житель Страны восходящего солнца, услышав такое, обиделся бы до ужаса и надолго перестал бы с вами даже разговаривать. Дело в том, что японцы предлагают открыть окно тому, кого мы с вами просто послали бы подальше. Поэтому если вам очень уж захотелось проветрить помещение, то уж будьте любезны попросить японца примерно так: «Не сделает ли любезный господин, дай судьба ему удачи, так, чтобы окно оказалось открытым». Проще сделать это самому…

     Конечно, в японском языке, как и в большинстве остальных, есть бранные выражения. Правда, говорят, что большинство крепких словечек не столь уж крепки. Как-то в середине прошлого века один японский премьер-министр рассердился на своего оппонента. Он не выкрикивал нецензурных слов, не плескал противнику водой в лицо, а только в сердцах выпалил: «Бака яро!» В переводе это означает «глупый дурак». Последствием такого ужасного оскорбления стала не просто обида оппонента, а самый настоящий правительственный кризис. Премьер вместе со своим кабинетом министров вынужден был тут же уйти в отставку. Если же простой японец очень уж хочет разразиться смачным ругательством, он гневно выкрикнет что-то вроде «раздавленное насекомое!» На это следует сильно обижаться. 

      Как можно жестоко оскорбить жителя Чукотки? Очень просто: нужно назвать его – нет, не дураком, негодяем или чудовищем, а просто… плохим человеком! Обида будет на всю жизнь.

     Феня – Божий дар

      Феня – так ласково можно назвать очаровательную девушку Феодору – когда-то такое имя, произошедшее от греческого «Божий дар», было очень популярно. Но у слова этого есть и другое значение – жаргон. Причем не всякий, а популярный в местах не столь отдаленных. К женскому имени, правда, его название не имеет совершенно никакого отношения. Пришло оно из народной речи. «Офени» – так некогда на русском севере назывались бродячие торговцы. Был у них свой, как сейчас бы сказали, профессиональный сленг. Разговаривая на нем, офени прекрасно понимали друг друга, но для посторонних их речь, изобилующая всякими непонятными словечками, звучала как чужой язык. Вот и появилось выражение «ботать по фене», т.е. говорить на языке офеней, а попросту – на жаргоне. 

     Фонографы по Марку Твену 

      Непечатные выражения не принято употреблять в обществе. Но иногда они бывают очень к месту. Более того, такая нелитературная речь может даже принести пользу. Во всяком случае, именно такого мнения придерживался знаменитый Марк Твен. Во время службы на пароходе он предложил рационализировать трудовой процесс очень своеобразным образом. Писатель с полной уверенностью утверждал, что можно смело упразднить должность помощника капитана, заменив его… фонографами. Несколько аппаратов следовало разместить в разных местах судна. Периодически они должны были включаться и разражаться отборной бранью в адрес матросов. Крепкое словцо, по мнению рационализатора, должно было встряхнуть команду и значительно увеличить продуктивность ее работы. Говоря современным языком – повысить мотивацию сотрудников.

     Чаша терпения переполнилась и… появилась бумага

      Иногда смачная брань идет на пользу не только отдельным работникам, но и всему человечеству. Так, нецензурная брань настоятеля одного итальянского монастыря обернулась огромным благом для этого самого человечества. Предание гласит, что настоятель обрушил на молодого монаха весь свой запас бранных слов. Юноша безропотно снес «головомойку» и поспешил удалиться в келью. Там наедине с Богом он вы-сказал все, что думает о настоятеле, помянув его родных и близких до десятого колена. Монах в сердцах выкрикивал ругательства, рвал на груди одеяния, жевал их и затем, естественно, выплевывал. Позже, придя в себя и увидав, во что превратилась келья, забросанная обрывками недожеванной ткани, он понял, что такой способ выражения эмоций не решит проблему. Зато обратил внимание на ту субстанцию, в которую превратилась его испорченная ряса. На «переработанной» ткани оказалось вполне возможно изложить свои эмоции в письменной форме. Так он и поступил, написав суровому настоятелю письмо. Сегодня миллионы «белых воротничков» по всему миру могут быть признательны юному монаху: ведь его изобретение по сути обеспечило их работой. Хотя на самом деле они должны благодарить несдержанного настоятеля. Вот она – сила слова, пусть даже и бранного.

     Верный способ постичь истину



      Не только в католических, но и в буддийских монастырях издавна процветали нецензурные ругательства. Существовали даже правила, рекомендующие использовать брань для того, чтобы помочь неофитам в обучении. Оказывается, есть лишь четыре способа вдолбить юному монаху истину, а именно: «окрик и действо, дубинка и брань». Вот так ученики приобщались к высокому и духовному. Способ, видимо, срабатывал на все сто.

     «Набор мантр» в борьбе за оздоровление человечества

      В последнее время появилось мнение, что ругаться хотя и неприлично, но весьма полезно для здоровья. Соблюдение вежливости требует порой немало усилий, когда внутри все кипит. А потом психоаналитик сообщает: «У вас стресс!» Сегодня многие специалисты советуют не копить в себе агрессию. Гораздо полезнее для организма, утверждают они, высказать то, что ты чувствуешь, вслух. Давать эмоциям выход – это, по мнению психологов, естественная реакция. И если не давать организму разрядки, он чувствует себя неважно. Если же вежливость слишком часто побеждает, последствия могут быть самые разные. Так не дешевле ли высказать некий нецензурный «набор мантр», чтобы помочь себе снять стресс? Ведь помощь психоаналитика – это, конечно, хорошо. Но все же браниться намного дешевле.

     Царская брань



      Что бывает, если писатель, увлеченный творчеством, сдобрил свое произведение не вполне литературными выражениями? В этом случае его шедевр, скорее всего, не увидит свет. А уж пару веков назад пройти цензуру таким шедеврам было еще сложнее. Однажды в Петербурге известный цензор Гедеонов благополучно «завернул» две пьесы, объявив их пошлостью и осмеяв отвратительный русский язык автора. Однако беспристрастный судья поторопился – автором этих произведений оказался отнюдь не рядовой гражданин Российской империи. Пьесы вышли из-под пера самой Екатерины Второй. Как сложилась в последствии судьба цензора, история умалчивает.

     Вспомнить все



      Иногда именно брань дает шанс врачам оказать помощь пациентам, потерявшим память. Во всяком случае, это возможность определить, как минимум их национальность. Доказано, что при амнезии, когда человек может забыть даже родную речь, первое, что вспоминается – это, как правило, бранные слова. Почему так случается, сказать трудно. Возможно, потому, что именно подобные выражения в момент стресса всплывают в памяти автоматически.

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!