АНТИТЕРРОР. ЭТА СЛУЖБА И ОПАСНА, И ТРУДНА
Март 2009
Вернуться к номеру >>

Автор: Эрнест Коваль
Раздел: Глобальный мир
Теги: политика, террор, горячая точка



Терроризм – явление, как ни удивительно, относительно новое. До конца ХIХ века тех, кого можно было бы назвать террористами, – раз-два и обчелся. Зато прошедшее столетие, особенно его вторая половина, выдалось «урожайным». Наверное, ни одна страна не может похвастаться совершенно спокойной жизнью. Тут и там что-то взрывали или угрожали взорвать, угоняли транспорт, брали в заложники людей, захватывали здания. Кто-то выдвигал требования, кто-то – нет. Кто-то руководствовался политическими мотивами, кто-то – религиозными. Встречались и обыкновенные психопаты.

Сегодня министерства внутренних дел всех государств мира как могут противостоят угрозе. Но куда там. Полиция не справляется, военные приучены действовать в других обстоятельствах, и их методы не годятся для специальных операций. Так что начиная с 50-х годов в озабоченных проблемой терроризма державах начали появляться антитеррористические подразделения особого назначения.

 Операция Антеббе

27 июня 1976 года рейс 139 компании «Эйр Франс», направлявшийся из Тель-Авива в Париж, захватили четверо преступников – палестинцы из «Народного фронта освобождения Палестины» и немцы из организации «Революционные ячейки» («RZ»). Самолет дозаправили в Ливии и направили в аэропорт Антеббе в Уганде. Выбор страны для посадки был очевиден – президент Уганды Иди Амин поддерживал палестинских террористов.

Когда самолет приземлился, заложников переместили в здание аэровокзала, а к захватчикам присоединились еще четверо бандитов. Их требования были просты: выпустить 40 палестинцев, находящихся в заключении в Израиле, и еще 13, сидящих по тюрьмам в Кении, Франции, Швейцарии и ФРГ. В противном случае заговорщики угрожали 1 июля перебить заложников.

Израильская сторона предложила террористам переговоры. Преступников просили продлить срок выполнения их требований до 4 июля. Иди Амин эту просьбу поддержал – ему как раз нужно было съездить с дипломатическим визитом на остров Маврикий – передать пост главы Организации Африканского Единства. Получив отсрочку, Израиль начал готовиться к операции.

Под покровом ночи с 3-го на 4-е июля четыре самолета израильских вооруженных сил вылетели в Уганду. Пересекая Красное море, пилоты держали опасно малую высоту – не больше 30 м. Только так они оставались незаметными для радаров Египта, Судана и Саудовской Аравии. За час до полуночи подразделение, не пользуясь помощью диспетчера, пошло на посадку в Антеббе. Когда машины приземлились, с борта одного из самолетов выехал черный «Мерседес». Его сопровождали бронированные внедорожники. Процессия была неотличима от кортежа Иди Амина или другого высокопоставленного лица, прибывшего с визитом. Группа машин направилась к терминалу. Но по пути произошло непредвиденное. Буквально днем раньше глава Уганды заменил свой черный лимузин на белый. И потому охранники, заподозрившие неладное, задержали «Мерседес». С солдатами моментально расправились. Однако группа захвата была рассекречена и перешла к делу раньше, чем планировалось.

Бойцы ворвались в холл аэропорта, крича в мегафон на иврите и английском: «На землю! На землю! Мы израильские солдаты!» В считанные минуты все террористы были уничтожены. Трое из ста с лишним заложников погибли в перекрестном огне.

В это время из остальных израильских самолетов выгрузились бронетранспортеры – их задачей было охранять самолеты во время дозаправки. Заодно они уничтожили стоявшие на аэродроме истребители – чтобы солдаты Амина не смогли преследовать израильтян после завершения операции. А пока штурмовая группа загружала в самолеты освобожденных заложников, коммандос отстреливались от атаковавших их солдат вооруженных сил Уганды.

Вся операция от посадки до взлета заняла меньше получаса. Во время нее были уничтожены 8 террористов, 45 угандийских солдат и 11 истребителей МиГ-17 ВВС Уганды. Потери со стороны израильтян составили ОДНОГО человека – полковник Нитаньяху (старший брат Беньямина Нитаньяху) был убит снайпером.

Операция получила широкую огласку. Возмущенное правительство африканской страны на заседании Совета Безопасности ООН подняло вопрос о нарушении Израилем суверенитета Уганды. Совбез, однако, воздержался от принятия решения, и дело замяли.

Для Иди Амина операция в Антеббе стала началом конца. Уверенный в том, что Израилю помогала соседняя его стране Кения, он уничтожил сотни кенийцев, живших в Уганде. Но падение было не остановить. Через два года диктатор бежал в Саудовскую Аравию.

 

Спецгруппы Земли обетованной

Общепризнанный факт – израильтяне лучше всех понимают, что такое терроризм и как с ним бороться. Еще бы – наверное, ни в какой другой стране с террором не имеют дело настолько часто. Так что найти спецподразделения, экипированные лучше израильских, – можно. А вот лучше подготовленные – вряд ли.

Здесь любая спецгруппа обучена бороться с террористами. Даже «Моссад» – управление внешней разведки – известно не столько своими шпионскими достижениями, сколько успешным устранением лидеров преступных групп.

Лучшее контртеррористическое подразделение в мире – «Сайерет Маткаль», развед-группа генерального штаба министерства обороны Израиля. Изначально в нее не набирали добровольцев, а приглашали только зарекомендовавших себя военных специалистов армии, разведки и других подобных организаций. С семидесятых годов начали засекреченный отбор из числа военнослужащих. Причем подошли к вопросу весьма серьезно и до сих пор подхода не изменили. Дважды в год подразделение открывает учебно-отборочный лагерь. Несколько суток соискатели проходят разного рода тесты и испытания. При этом никому не дают спать ни минуты. За процессом пристально наблюдают врачи и психологи. Только те, кто не только успешно сдал все «экзамены», но и не проявил признаков стресса во время бессонных ночей, поступают на обучение в подразделение.

Действует «Сайерет Маткаль» за пределами Израиля. Именно этим коммандос принадлежит авторство описанной выше «операции Антеббе». Всего же, по разным подсчетам, подразделение провело свыше 200 рейдов вне границ своего государства.

Израиль вообще мало считается с тем, на чьей территории находятся террористы, успевшие насолить жителям Святой земли. Если израильские граждане взяты в заложники – они должны быть освобождены. Стало известно о местонахождении лидера экстремистской организации – не нужно терять время, связываясь с руководством укрывшей его страны, и тем более полагаться на чьи-то спецслужбы. Преступника нужно арестовать. При необходимости – похитить из-под носа вооруженной охраны.

Такой подход к вопросу вызывает серьезную критику. В самом деле, точечно ликвидируя террористов, спецназ копирует методы самих преступников, а вторгаясь на чужую территорию – нарушает суверенитет другого государства. Израильтяне отвечают: мы находимся де-факто на военном положении. Чуть ли не каждый день кто-нибудь нам угрожает тем или иным способом. А ликвидация вооруженных бандитов – вполне легитимная полицейская акция в глазах любого государства.

После трагедии 11 сентября 2001 года, когда захваченные террористами самолеты протаранили нью-йоркские «башни-близнецы», многие государства пересмотрели свое антитеррористическое законодательство и тем или иным путем узаконили борьбу с террористами за пределами своих границ. Израиль осознал это на 40 лет раньше.

Но вернемся к «Сайерет Маткаль». Группа примечательна уже тем, что до недавнего времени… не существовала. Правда, при этом успешно боролось с террористами. Но официальные лица Израиля никогда не упоминали о ней –  чтобы не возникало ненужных вопросов. Иногда, правда, деваться было совсем уж некуда. Тогда говорили о неком «элитном десанте», но избегали подробностей. Со временем существование группы стало в Израиле секретом Полишинеля – о нем все знают, но делают вид, что слыхом не слыхивали. Тогда «Маткаль» рассекретили. В разумных пределах, конечно. Численность и дислокация группы – тайна за семью печатями. Впрочем, то же самое можно сказать о большинстве важнейших спецподразделений мира.

Помимо прочего, «Сайерет Маткаль» – кузница кадров для израильского правительства. В молодости там служили нынешний премьер-министр Израиля Эхуд Барак, бывший премьер-министр Беньямин Нитаньяху, а также с дюжину депутатов Кнессета разных созывов.

 

На службе Ее Величества

«22 полк специальной авиадесантной службы», SAS-22 – образец для подражания в глазах большинства спецподразделений мира. Даже их девиз – «Qui audet adipiscitur», что в переводе с латыни значит «Кто рискует, тот выигрывает» – позаимствован девятью разными спецгруппами по всему миру, включая только что упоминавшихся «Сайерет Маткаль».

SAS-22 образовалась в 1941 году во время боевых действий в Северной Африке. У истоков ее стояли лейтенант Арчибальд Дэвид Стирлинг, первый руководитель группы, и лейтенант Джон Стил Льюис, инструктор подразделения. Льюису принадлежат схемы проведения рейдов и саботажа в тылу врага – именно для этого изначально создавался полк. А к «авиадесантной службе» его отнесли в целях конспирации – дескать, Британия еще больше упрочила свое господство в воздухе.

В ходе войны в пустыне коммандос изрядно попортили крови «странам Оси» – уничтожали самолеты на аэродромах, заправочные станции, проводили разведывательные операции за линией фронта. Гитлер был так напуган действиями «специальной службы», что приказал расстреливать всех пленных, заподозренных в принадлежности к ней.

В 1943 году нацистам удалось взять в плен Стирлинга, принимавшего личное участие во всех операциях. Однако удержать бравого британца в плену оказалось большой проблемой. Его все более изощренные попытки побега заставили немецкое командование усомниться в возможности сохранить его под замком. В итоге Стирлинга перевезли в замок Колдиц, где он оставался до конца войны. Сбежать оттуда было невозможно.

SAS использовалась и при вторжении в Италию. Первые пленные в итальянской кампании – заслуга бравых коммандос. В тылу врага они, помимо прочей диверсионной деятельности, сколотили из итальянских партизан и освобожденных русских пленных «союзный батальон SAS». Эти «союзники» фактически лишили Кессельринга связи.

В 1945 году SAS была распущена за ненадобностью. Воскресили подразделение в 1947-м – с теми же принципами, но для новых задач. С тех пор группа занимается антитеррористическими операциями – как на территории Соединенного Королевства, так и за ее пределами. Особенно известны ее операции против ИРА в Ирландии. SAS побывала в каждом уголке земного шара – от Сахары до Малайзии. Отметились коммандос Ее Величества и во время операции «Буря в пустыне».

Но самым крупным успехом Специальной авиадесантной службы является осада иранского посольства в 1980-м году. В тот год, 30 апреля, шестеро террористов захватили здание посольства в Лондоне. Шесть дней безуспешных переговоров закончились расстрелом одного из заложников. После этого Маргарет Тэтчер дала спецподразделению «зеленый свет» – и SAS взялась за дело. Одновременно с отвлекающей атакой на главный вход здания бойцы высадились на крышу и балкон посольства. В считанные минуты пять из шести преступников были уничтожены, последний взят в плен, а заложники освобождены и выведены из здания. Ход штурма в прямом эфире демонстрировал канал ВВС – разумеется, снимая снаружи здания.

Эти кадры стали легендарными – в Британии их узнает каждый ребенок. Операцию в посольстве вообще широко разрекламировали в СМИ – публичность должна была изменить отношение простых британцев к SAS. До этого на коммандос смотрели довольно-таки прохладно – не все действия Британии на Ближнем Востоке и в Африке, значительную часть успеха которых обеспечивала SAS, встречали одобрение граждан.

Надо заметить, подразделение и в дальнейшем получало, скажем так, неоднозначные приказы. Обученные для того, чтобы готовить из партизан в зоне военных действий диверсионные отряды и войска сопротивления, специалисты SAS участвовали в тренировке американских солдат во время войны во Вьетнаме. Также они сотрудничали с моджахедами в период Афганской войны – в 1980-е в Шотландии их вполне официально тренировали сбивать советские вертолеты с помощью «стингеров».

Недавно SAS вернулась в Афганистан. Но уже с другими целями. После событий 11 сентября 2001 года коммандос основательно тряхнули опиумные плантации в этой стране, лишив таким образом «Аль-Кайду» солидной части прибылей от торговли наркотиками.

 

Рейнджеры и другие

Соединенные Штаты могут похвастаться старейшими в мире спецподразделениями. «Рейнджеры», они же «US Army Rangers», были созданы еще в 1756 году. Майор Роберт Роджерс, «отец» этих специальных отрядов легкой пехоты, сформулировал для своих солдат 19 «заповедей» – они до сих пор составляют основу подготовки рейнджеров, а также других спецподразделений США.

Вообще, разных специальных групп в США множество – «Морские котики», «Зеленые береты», те же «Рейнджеры» – все они на слуху, во многом – благодаря усилиям Голливуда. Каждая из этих групп участвует в контртеррористических операциях, однако успехи их неоднозначны: все-таки методы военных не очень годятся для такой тонкой и деликатной работы. Так что с 1977 года в США существует и непосредственно антитеррористический отряд – «Дельта форс» («отряд Дельта»). Момент его образования стал началом открытой вражды между «дельтовцами» и прочим военным спецназом США. «Горячие головы» все время стремятся доказать, что их подразделение – самое-самое. Иногда это приводит к нарушениям дисциплины и даже к несоблюдению плана операции – как из-за ненужной бравады, так и от отсутствия поддержки и взаимовыручки между отрядами-соперниками.

Сайт «Агентура.Ру» так оценивает деятельность группы «Дельта»: «За время своего существования приняли участие в сотнях тайных операций во всем мире. В том числе в войне на Панаме и в Гренаде. Самая удачная операция – против Ирака во время войны в Персидском заливе. Самый крупный провал – попытка освободить заложников в посольстве США в Тегеране в 1980 году. Во время попытки штурма американцы случайно подожгли вертолет, самолет, склад с горючим и автобус, и боевики «Дельты» в панике ретировались. 53 заложника просидели в посольстве 444 дня и были освобождены лишь путем переговоров». Комментарии, как говорится, излишни.

Но самой известной в мире является все-таки SWAT – еще одна американская спец-группа, но не военная, а полицейская. После молодежных волнений в середине 60-х Лос-Анжелесская полиция решила обзавестись собственной «специальной тактической группой». Ею и стал SWAT – «Special weapons and tactics team» («Отряд специального вооружения и тактики»). С помощью этого самого вооружения и тактики предполагалось решать задачи, слишком сложные для офицеров полиции, прошедших стандартную школу и вооруженных табельными кольтами или помповыми ружьями.

Первая операция нового подразделения была проведена в 1969 году. Тогда бойцы американской экстремистской организации «Черные пантеры» забаррикадировались в своей штаб-квартире и начали перестрелку с полицией. После четырехчасовой осады преступники сдались. Правда, «пантер» было шестеро, а полицейских, которые вели осаду до прибытия SWAT, более двухсот. Аналитики объяснили такой дисбаланс аккуратностью «копов» – ведь нужно было и гражданских защитить, и «пантер» взять живыми. Но злые языки поговаривали о некомпетентности.

Весь ход операции показывали по центральным телеканалам. С тех пор это стало нормой. Известность и популярность SWAT объясняются просто: действуя в городских условиях, они гораздо чаще других подразделений попадают в объективы телекамер.

Надо сказать, что в отношении подготовки простые полицейские из SWAT не уступают самым суровым военным спецподразделениям. Экипируются они тоже по высшему разряду. И результаты их работы соответственные – за все время своей деятельности SWAT не потерял ни одного заложника. Зато в самом подразделении потери значительно выше, чем в аналогичных структурах других стран.

 

С немецкой педантичностью и французским изяществом

Если составлять рейтинг европейских антитеррористических подразделений, то на первом месте, безусловно, окажется уже описанная выше британская SAS. Но на втором – однозначно немцы.

«Федеральная группа по защите границы» появилась после печальных событий, называемых «Мюнхенской бойней». Дело было в 1972 году во время Олимпиады в Мюнхене. Тогда палестинская террористическая группа «Черный сентябрь» взяла в плен девятерых израильских атлетов. Во время последовавшей освободительной операции пятеро из восьми террористов были убиты, но и заложники погибли. Чтобы подобного не повторилось, была создана специальная группа GSG-9. Новое подразделение постаралось взять все лучшее у британских и израильских коллег.

Цифра «9» появилась в названии потому, что федеральных групп по защите границы (аналогичных американскому Федеральному бюро расследований) уже было восемь. Когда в 2005 году «федералов» переименовали в «федеральную полицию», за спецподразделением оставили старое, овеянное славой название. Так что теперь ни GSG-2, ни GSG-8 нет, а «группа девять» осталась.

В задачи GSG-9 входит не только освобождение заложников, но и слежка за террористами и охрана немецких дипломатов во время визитов на Ближний Восток. За время существования группа выполнила полторы тысячи заданий, причем действовала так четко, что до стрельбы дело дошло всего в пяти случаях.

У французской жандармерии также есть своя спецгруппа для борьбы с террористами и освобождения заложников. Она не менее знаменита, чем ранее описанные. Иногда даже говорят о «большой тройке спецподразделений» – SAS-22, GSG -9 и GIGN.

GIGN расшифровывается как «Groupe d’Intervention de la Gendarmerie Nationale», т.е «Группа вмешательства Национальной Жандармерии». Несмотря на название, относится она к армии, а не к полиции. Появление собственных коммандос во Франции также стало результатом мюнхенских событий. Уже тогда во Франции боялись арабского терроризма.

Вначале группа насчитывала 15 человек, но за три десятка лет ее штат сильно вырос. Сейчас в подразделении 380 человек, из них 11 офицеров. C момента основания GIGN участвовала более чем в 500 операциях, спасла около тысячи заложников и арестовала примерно такое же число террористов и преступников. При этом ее потери составили всего 9 человек, из них семеро – не в ходе операций, а во время тренировок.

Успешнее других служб GIGN показала себя, спасая заложников, захваченных сомалийскими пиратами на роскошной яхте «Le Ponant». Параллельно с освобождением пленных жандармы захватили шестерых пиратов и возвратили уже внесенный выкуп.

 


Каждое государство в наше время имеет собственные антитеррористические подразделения. Подгоняемые страхом перед мировым терроризмом, державы выделяют огромные деньги на подготовку и экипировку суперсолдат, призванных не допустить трагедии. Вопрос в том, насколько эффективны их методы в меняющихся условиях. Напомним, в 2001 году ни спецподразделения, ни системы разведки не помогли предотвратить трагедию. Во время захвата заложников в последние годы правительства предпочитают торговаться, а не брать врага штурмом. Видимо, доверие к антитеррористам уменьшается. Какие испытания ждут нас завтра? И главное – помогут ли нам все эти SAS и SWAT, если придет беда?

 





Спешите подписаться на журнал “Планета”!