КАК ПОССОРИЛИСЬ ЖУАН БЕРНАРДУ ВИЕЙРА И ТАГМА НА ВАЙЕ
Март 2009
Вернуться к номеру >>

Раздел: Политика
Теги: политика, переворот, наркотики, персоналии, Африка



Что именно не поделили Жуан Бернарду Виейра и Тагма На Ваие, никто толком не знает. Может, власть, а может, деньги от наркотрафика. А может, просто кто-то на кого-то косо посмотрел.

Кто первым начал – президент Гвинеи-Бисау или начальник местного генштаба – тоже никто не помнит. Но в мир иной оба отправились в строгом соответствии с чином – президент прожил на день больше. По слухам, вначале президент приказал взорвать своего начштаба, а уж потом соратники генерала в отместку пристрелили президента. Обычная в здешних краях история.

 

Гвинея-Бисау – государство маленькое, но примечательное. Вчера тут строили социализм, сегодня строят демократию, но денег как не было, так и нет. Зато у страны есть свой мировой рекорд – она стабильно входит в беднейшую «пятерку» планеты.

Чем живет Гвинея-Бисау, никто толком не знает. Здесь есть нефть. Но ее никто не качает. Есть бокситы. Но их никто не добывает. Есть фосфаты. Но и они никому не нужны.

Орешки кешью да креветки – единственное, чем радует окружающий мир Гвинея-Бисау. Это если легально. А если нелегально, то в стране размещаются перевалочные базы великого торгового пути из Латинской Америки в Европу. Что перемещается по этому великому пути, догадайтесь с трех раз. Собственно, именно благодаря достославному коксу страна кое-как сводит концы с концами.

Корни всех несчастий Гвинеи-Бисау предлагают искать в истории. Но история сей богом забытой страны так бедна, что вряд ли они отыщутся.

Португальцы появились здесь еще в XV веке. Весело попалили из мушкетов и пушек, воткнули в землю флаг, наспех окрестили в католичество нескольких попавшихся под руку туземцев и на этом основании зачислили негостеприимные гвинейские берега в список своих владений.

На самом деле ничем, кроме узкой береговой линии, португальцы здесь не владели. Слишком далеко удаляться от моря никто не желал – боялись. А посему местные племена лет этак четыреста формально жили «под властью португальской короны», совершенно об этом не подозревая.

Однако в ХХ веке в скучноватой истории Гвинеи-Бисау случилось два нерядовых события. Во-первых, португальцы наконец-то сподобились утвердить свою власть почти на всей ее нынешней территории. Во-вторых, едва обретя реальную власть над колонией, португальцы тут же умудрились ее потерять.

В священный поход за свободу гвинейцев повела партия с забавной аббревиатурой ПАИГК (Африканская партия независимости Гвинеи-Бисау и островов Зеленого Мыса). ПАИГК задала португальцам доброго перцу, и в 1974 году Гвинея-Бисау пустилась в свободное плавание.

Засев в новом правительстве, партия ПАИГК рассудила просто – раз уж взяли власть в свои руки, так на кой ее отдавать? В стране быстро ввели однопартийную систему и, наспех выучив пару цитат из Маркса, полетели в далекую Москву становиться на довольствие.

Москва на довольствие поставила, но паек выдавала в урезанном виде. Это сильно обижало местных партийцев, с откровенной завистью наблюдавших, как огромные советские кредиты и колоссальные поставки проплывали мимо них в сторону Анголы да Эфиопии.

В середине 80-х местные партбоссы сильно призадумались. Разочарование в теоретической силе идей марксизма-ленинизма нарастало прямо пропорционально падению объемов советско-кубинской помощи. «Перестройка» в Гвинее-Бисау началась почти синхронно с горбачевской – где-то году в 86-м. Все необходимые стадии были аккуратно пройдены. Вначале «либерализация экономики» (которая, естественно, ничего не дала). Потом разрешение оппозиционных партий (которое дало еще меньше). И наконец полный хаос с обязательным крепким пинком под зад предыдущей власти.

В конце 90-х от былой стабильности в Гвинее-Бисау уже ничего не осталось. Государство вошло в привычный для Африки ритм жизни – от мятежа к мятежу, от переворота к перевороту.

Под шумок в страну просочились войска соседей. Смысл их пребывания был до конца не ясен. Формально они «поддерживали стабильность». А в перерывах между «миротворчеством» весело грабили местное население да отщипывали куски от наркотранзита.

Международное сообщество настоятельно советовало Гвинее-Бисау идти по пути строительства демократического государства. Но на резонный вопрос гвинейцев, кто их будет кормить в пути, ответа не последовало.

В итоге демократия получилась такая, какая получилась. Жители кого-то постоянно выбирали, а армия кого-то постоянно свергала.      

 

Смута в Гвинее-Бисау возникает по любому поводу. Осенью 2003 года генералы внезапно взяли под стражу президента Кумба Яллу. Объяснили так – мол, не решает проблемы страны (тоже мне обвинение!).

А осенью 2004-го местные военные, отслужившие «миротворцами» в Либерии, поперли к зданию генштаба с явно неблагородными намерениями. Пузатым генштабистам задали странный вопрос: «Где просроченное жалованье?» Те ответили в духе Бориса Абрамыча Березовского: «Деньги были, деньги будут, сейчас денег нет».

Всем ясно, что вопрос «где деньги?» наивен. Ответ на него прекрасно знали даже те, кто его задавал. Понятно, что деньги украли. Тем не менее, генералы обливались потом, поминутно прикладывали руку к сердцу и добросовестно закатывали глаза к небу, но… деньги не отдавали. Что поделаешь, дань традиции!

Вообще, власть имущих здесь не сильно уважают. Причем не только генералов и министров, но и президентов.

Попытка переворота в Гвинее-Бисау – дело обыденное. Все происходит в плановом порядке. И последний инцидент – не исключение.

Внимание! Никаких танков и БМП. Никаких вертолетов и самолетов. Никаких уличных боев и штурмов. Все проще. К резиденции президента подходят три бестолочи в камуфляже и с автоматами. Охрана, как ей и положено, мирно дремлет. Мордатые автоматчики открывают беспорядочный огонь по резиденции. Охрана просыпается и ошалело отстреливается. Итог – несколько охранников ранено, один мятежник убит (если верить охране). Двое других неспешно скрываются в близлежащих кустах.

Президент нисколько не удивлен. Он бодр и весел. И безмерно рад, что остался жив. Французские СМИ наперебой цитируют главу соседнего Сенегала: «Я позвонил президенту Жуану Бернарду Виейра, который рассказал, что стреляли три солдата прямо перед его домом». Радость президента понятна – если бы солдат было не трое, а, скажем, пятеро, колосс гвинейской власти вряд ли устоял бы на месте. Собственно, в этом году все ровно так и случилось – супротив Жуана Виейра опять выступили солдаты (на этот раз числом более трех) и дело закончилось печально. Он пытался бежать, да не успел.

Урок всем потомкам. Заступив на ответственный пост главы небольшого африканского государства, обязательно обзаведитесь бронежилетом и вертолетом на задней лужайке вашей резиденции. Стопроцентной гарантии выживания это не даст, но шансы существенно повысит.

 





Спешите подписаться на журнал “Планета”!