СТРАННЫЙ САММИТ
Апрель 2008
Вернуться к номеру >>

Раздел: Политика
Теги: политика, саммит, НАТО



По какому-то недоразумению СМИ, обсуждая Бухарестский саммит, на все лады расписывали противостояние России и США по «украинско-грузинской проблеме».

     На самом деле, для американцев на саммите главным был совершенно иной вопрос – и его-то они решили весьма успешно…

     Саммит НАТО в Бухаресте, проходивший 2–4 апреля, загодя окрестили судьбоносным (по ходу заметим – если подсчитать все события, которые журналисты и политики помечают этим словом, то окажется, что мировая история как минимум раз в квартал совершает какой-нибудь очередной «эпохальный» поворот).

     Главной интригой саммита были, как уверяла пресса, заявки Украины и Грузии на прием в блок. 

     Собственно, речь шла даже не о полноценном членстве двух бывших республик СССР в военной организации НАТО, а о получении так называемого Плана достижения членства (ПДЧ). Заметим, что предоставление ПДЧ отнюдь не означает автоматический прием в альянс, хотя и является обязательной предварительной процедурой.

     В итоге НАТО не предоставило Тбилиси и Киеву ПДЧ – в связи с чем российские телеканалы несколько дней кряду с удовольствием выдавали новости в духе «они не прошли». 

     Внешне казалось, что некий повод для оптимизма у россиян действительно есть. В преддверии саммита администрация Буша-младшего клятвенно обещала приложить все силы, чтобы уломать колеблющихся коллег по альянсу и дать «зеленый свет» Грузии и Украине. Михаила Саакашвили по этому случаю срочно пригласили в Вашингтон, где ему был устроен весьма теплый прием, а к Виктору Ющенко и Юлии Тимошенко Джордж Буш-младший отправился самолично.

     Параллельно Госдепартамент «призвал под ружье» европейских союзников США. Болгария, Эстония, Латвия, Литва, Польша, Румыния, Словакия, Словения, Чехия и примкнувшая к ним Канада направили генсеку НАТО Яапу де Хооп Схефферу письмо в поддержку притязаний Киева и Тбилиси. Своеобразная психологическая атака на сомневающихся особого эффекта не принесла – для решения о предоставлении ПДЧ необходимо единогласное решение всех членов альянса, а в итоге скептиков оказалось даже больше, чем ожидалось.

     По иронии судьбы главным препятствием на пути Украины и Грузии в НАТО стала позиция Ангелы Меркель и Николя Саркози (которых вечно записывали в «проамериканские политики»). И даже традиционно верная англо-саксонскому братству Великобритания не слишком рвалась в бой. Зато франко-германский демарш поддержали, по некоторым данным, Италия и Нидерланды.

     Впрочем, ничего удивительного в этом не было. Для того чтобы спрогнозировать подобный исход не нужно было быть особо осведомленным аналитиком. Все прекрасно знали – у европейских грандов немало причин осторожничать.  

     Саркози слишком резко начал разворачивать французскую политику в сторону евроатлантического единства, что не принесло ему большой популярности. А чем больше колеблется президентский рейтинг, тем решительнее становятся выступления оппозиции. И вот уже социалисты выдвигают на голосование вопрос о доверии правительству, а президента обвиняют… в предательстве идеалов генерала де Голля. А если прибавить сюда непрекращающиеся выступления профсоюзов и студенчества, недовольных реформами нового президента в социальной сфере, то становится понятно – совершать чрезмерно резкие политические жесты для Саркози небезопасно.

     Ситуация в Германии в чем-то похожа. В будущем году ей предстоят новые выборы и рыхлую, неповоротливую «большую коалицию» Ангелы Меркель ждут серьезные испытания. Ну и конечно, нельзя сбрасывать со счетов так называемый «синдром Шредера» – стремление увязывать внешнеполитические акции правительства с интересами немецкой экономики, сильно зависимой от энергетических поставок из России.

     Не стоит забывать и о честолюбивых устремлениях Берлина и Парижа. Со времен Шредера и Ширака франко-германский союз представляется одним из основных центров силы в Европе, и совместные действия Меркель–Саркози в Бухаресте служат тому живым напоминанием. Вступление в альянс новых проамериканских государств способно серьезно ослабить позиции «грандов» в собственно европейской политике (достаточно вспомнить, чем закончилось расширение ЕС).

     В общем, пользуясь случаем Франция и Германия демонстрировали миру единение и понимание. Меркель и Саркози с радостью уведомили собравшихся журналистов о совместном проведении юбилейного саммита НАТО (в 2009 году альянсу исполняется 60 лет). Он пройдет одновременно в двух городах, разделенных Рейном, – французском Страсбурге и немецком Келе. И, скорее всего, ознаменуется возвращением Франции в объединенное военное командование НАТО, из которого она вышла еще при де Голле.

     «Принимая решение о совместном проведении встречи в верхах, мы возвращаемся к истокам Союза Североатлантического альянса. Это решение имеет огромное символическое значение», – провозгласила канцлер Германии на итоговой пресс-конференции.

     Насколько эта заявка окажется воплощенной в жизнь – покажет время. Пока же больше похоже на то, что разногласия между «старой» и «новой» Европой лишь усиливаются. Недавно присоединившиеся к альянсу восточно-европейские государства не слишком довольны «беззубой» позицией грандов. И даже не стараются этого скрыть.

     Первым прорвало президента Польши Леха Качиньского. Он не только обвинил Германию и Францию в том, что они действуют под диктовку Кремля («Только люди, не полностью информированные в политическом плане, могли подумать, что случившееся с планом по присоединению к НАТО никак не связано с сопротивлением России», – так заявил он журналистам), но и поставил под сомнение возможность заключения многострадального договора о сотрудничестве России и ЕС до полного урегулирования вопроса с членством в НАТО Грузии и Украины.

     Позиции польского лидера разделяют и в других восточных столицах. Там претензии по традиции облекаются в форму борьбы за экономические интересы – снова и снова звучат требования о необходимости ЕС усилить давление на Москву в энергетических вопросах.

     Все это заставляет серьезно усомниться в возможности Берлина или Парижа перехватить первую скрипку в европейском оркестре у якобы «слабеющих» Штатов.

     Справедливости ради следует отметить – формальных препятствий для вступления в НАТО Грузии и Украины более чем достаточно.

     Чего стоит хотя бы проблема Абхазии и Южной Осетии. Имея под боком тлеющее Косово, европейцам вряд ли так уж хочется ввязываться в историю с новыми сепаратистами.

     Или, например, российский флот в Севастополе – по действующему российско-украинскому договору он пробудет там до 2017 года. А в НАТО (по крайней мере формально) не положено принимать страны, имеющие на территории чужие войска. Плюс далеко не однозначное отношение к членству в НАТО самих украинцев.

     Но одновременно все прекрасно понимают – формальные поводы они и есть формальные. Когда в 1955 году в НАТО принимали ФРГ, ситуация складывалась не в пример хуже. Границы страны признавались далеко не всеми, а Берлин и вовсе был разделен на 2 части. Головоломка похлеще «абхазского вопроса».

     То же самое и с общественным мнением. Не секрет, что среди создателей Организации Североатлантического альянса числится Исландия. Но местное население всегда отличалось завидным миролюбием, а потому идея вступления в военный блок вызвала бурю протестов. Многотысячная демонстрация «пацифистов» попыталась даже захватить здание парламента, но была встречена сторонниками НАТО и полицейскими. Дело закончилось крупными беспорядками, но страна осталась членом альянса (правда, единственным, у которого вообще нет вооруженных сил).

     Несомненно, все эти доводы прозвучали за закрытыми дверями саммита.

     Однако, сказав Вашингтону «нет», европейцы, похоже, испугались собственной решительности. Поэтому в итоговом документе саммита позиция по поводу Грузии и Украины была сформулирована максимально обтекаемо. Над коротеньким заявлением для прессы два десятка министров иностранных дел во главе с Ангелой Меркель и Кондолизой Райс бились больше часа. А на выходе получился забавный гибрид. Мол, до ПДЧ молодые украинская и грузинская демократии еще не доросли, но в НАТО мы их все равно примем.

     Генсек НАТО Яап де Хооп Схеффер почти так и выразился: «Для меня вопрос заключается не столько в самом вступлении, сколько в том, когда оно состоится…» И добавил: «…Россия не является одним из факторов в натовском процессе принятия решений».

     Однако за бурными обсуждениями украинско-грузинского вопроса лишь самые внимательные смогли рассмотреть кое-какие забавные детали.

     Например, что на протяжении многих недель, предшествовавших саммиту, важные чиновники из американского госдепа в своих поездках по столицам Старого света занимались отнюдь не проблемой расширения НАТО. Главное, что их волновало, – направление подкреплений в Афганистан, где натовскому контингенту приходится несладко.

     А поскольку Канада фактически предъявила Вашингтону ультиматум – или Европа пришлет в Афганистан еще как минимум 1000 новых солдат, или наши бойцы возвращаются домой, – то весь румынский вояж Джорджа Буша предстает в абсолютно новом свете.

     Если предположить, что именно афганская тема была для Вашингтона приоритетной, следует признать, что усилия Белого дома не пропали даром.

     Еще накануне бухарестской встречи об отправке в Афганистан 400 дополнительных бойцов заявила Польша. Уже в Бухаресте 700 солдат подрядилась предоставить «строптивая» Франция, а сразу после – 400 «накинула» благодарная Грузия. Кроме того, страны НАТО приняли на себя «долгосрочные обязательства» в отношении официального Кабула (в частности, речь идет о создании к 2010 году 80-тысячной национальной армии).

     А еще в кулуарах саммита появилась информация о возможном присоединении к афганской операции… России. Первой об этом (со ссылкой на некие таинственные «источники») написала польская «Gazeta Wyborcza». По ее данным, во время недавней встречи в Москве Владимир Путин якобы предлагал Ангеле Меркель отправить в Афганистан русские войска в обмен на отказ Грузии и Украине. Вот только немецкий канцлер отказалась.

     Официальные источники подтвердили лишь факт переговоров о предоставлении НАТО транспортных коридоров на территории России для переброски в Афганистан грузов и подкреплений.

     Но это еще не все. Бушу удалось наконец переломить отношение Европы к проектам американской ПРО. Не желая окончательно ссориться с Белым домом, союзники по НАТО скрепя сердце возвели штатовскую программу в ранг общей программы альянса, тем самым дав зеленый свет для быстрого воплощения проекта в жизнь. Договор с Чехией о строительстве на ее территории радиолокационной станции был подписан уже 3 апреля.

     Да и расширение НАТО все-таки состоялось. Уже безо всяких возражений со стороны России официальное предложение присоединиться к альянсу получили Албания и Хорватия. Тем самым этот военный блок еще более закрепился на беспокойном Балканском полуострове. Наметился крупный прорыв и на другом натовском фронте – Николя Саркози заявил о намерении в 2009 году вернуть Францию в объединенное командование НАТО.

     Даже Украина и Грузия не получили решительного отказа. К вопросу ПДЧ Киев и Тбилиси рассчитывают вернуться уже в декабре (во время встречи министров иностранных дел стран НАТО), в крайнем случае, в апреле 2009 года – на юбилейном саммите альянса. Нельзя сбрасывать ос счетов и тот факт, что Вашингтон в очередной раз продемонстрировал своим союзникам из Восточной Европы заботу об их интересах, свалив вину за провал на представителей Старого Света.

     С учетом всех этих результатов «успех» России в Бухаресте приобретает оттенок пирровой победы.

     Заседание Совета Россия–НАТО (а потом и встреча Путина с Бушем в Сочи) и вовсе закончились безрезультатно. В Москве по-прежнему придерживаются своих позиций касательно ПРО и сотрудничества с Ираном; в НАТО – не планируют в ближайшее время ратифицировать адаптированный ДОВСЕ; все еще нет согласия по Косово…

     

     Румынский вояж Джорджа Буша пополнил копилку «бушизмов». Вначале президент США вместо «НАТО» начал говорить о «МАТО», потом вдруг заявил, что «альянс должен закончить сражение в НАТО», а под конец пресс-конференции с президентом Румынии Трайяном Бесеску бодро отправился к выходу, не дожидаясь, пока его коллега ответит на последний вопрос. Румынскому лидеру пришлось окликнуть американского гостя, а потом некоторое время втолковывать президенту США, что мероприятие еще не закончилось. 

     Самый многолюдный в истории саммит НАТО (его почтили своим присутствием все 26 глав государств и правительств стран НАТО и представители 23 стран, участвующих в программе «Партнерство во имя мира») проходил в довольно необычном здании – Народном дворце в Бухаресте.

     Это масштабное сооружение начали строить еще в 1983 году по указанию тогдашнего коммунистического лидера Румынии Николае Чаушеску, намеревавшегося разместить там все центральные органы власти. Ко времени румынской революции 1989-го грандиозный проект все еще не был закончен.

     Посткоммунистическим властям Румынии пришлось частично свернуть строительство (например, отказались от башни с часами), но к 1994 году дворец был-таки введен в эксплуатацию.

     По занимаемой площади (330 тыс. кв. м) здание уступает только Пентагону, а по объему (2,5 млн. куб. м) чуть-чуть не дотягивает до цеха по сборке ракет на знаменитом мысе Канаверал. В здании 12 этажей, более 1100 залов и комнат, 4500 люстр и 200 тыс. кв. м ковров.

     Единственным дефицитом на представительном форуме оказались… туалеты. По просочившимся в прессу слухам, организаторы настаивали на установке в коридорах сразу 1000 переносных кабинок. Румыны до последнего сопротивлялись, ссылаясь на дороговизну (каждая обойдется казне в 10 тыс. долларов) и нежелание портить «уникальные интерьеры». 

     По итогам саммита в Бухаресте газета «Коммерсант» опубликовала такую занятную историю.

     Одновременно с переговорами лидеров НАТО в столице Румынии проходила конференция, организованная фондом Маршалла. Присутствовал там, в частности, известный прокремлевский политолог и депутат Госдумы от «Единой России» Сергей Марков.

     «Может, кто-то не знает, что Абхазия и Южная Осетия никогда не были частью Грузии? –вопрошал он у собравшихся. – Они были частью Российской империи, и это мы объединили их с Грузией! Что касается Украины, то 75% украинцев не хотят в НАТО! А те, кто хочет, являются жертвами натовской пропаганды… Если вы выступаете за демократию, то почему вы не хотите слушать мнение украинского народа?»

     В ответ у господина Маркова поинтересовались, согласится ли Россия с вхождением Украины в НАТО, если большинство ее граждан проголосует за это. 

     «Возможно. Но вообще-то у нас есть и другие принципы», – ответил политолог.

     Смех в зале. Занавес. 

     

     НАТО во время Холодной войны


     


     Прообразом НАТО стал Брюссельский договор 1948 года, закрепивший военный альянс Бельгии, Нидерландов, Люксембурга, Франции и Великобритании (так называемый Западноевропейский Союз). Его участники объективно оценивали свои военные возможности, а потому почти сразу начали переговоры о присоединении к соглашению США.

     Новый договор, получивший название Североатлантического, был подписан 4 апреля 1949 года. Основателями НАТО стали участники Брюссельского соглашения, а также США, Канада, Португалия, Италия, Норвегия, Дания и Исландия.

     18 февраля 1952 года союз пополнился Грецией и Турцией.

     В 1954-м правительство СССР заявило о необходимости вступления в НАТО «для сохранения мира в регионе», но это предложение отвергли.

     9 мая 1955 года в НАТО была принята ФРГ.

     В ответ уже 15 мая под эгидой СССР подписывается Варшавский договор, участниками которого стали Венгрия, Чехословакия, Польша, Болгария, Румыния, Албания и ГДР.

     В 1966 году внутренние противоречия в альянсе привели к выходу Франции из объединенного военного командования НАТО и выводу с территории республики всех иностранных военных (хотя страна осталась членом альянса). В 90-е годы сотрудничество Франции с военными структурами альянса стало более интенсивным, но полного восстановления не произошло.

     В 1974-м в связи с турецким вторжением на Кипр из подчинения военным структурам НАТО были выведены вооруженные силы Греции. Статус-кво восстановили только к 1980-му.

     30 мая 1982 года к членам НАТО по результатам всенародного референдума прибавилась Испания.

     В 1990-м воссоединение Германии привело в Альянс бывшую ГДР. Михаил Горбачев в обмен на согласие СССР выторговал у президента США Джорджа Буша-старшего и лидеров НАТО согласие не размещать на территории Восточной Германии иностранные войска и ядерное оружие и…отказ от дальнейшего расширения альянса на восток.

     В 1991-м роспуск Варшавского договора и распад СССР ознаменовал окончание Холодной войны.

     

     Россия–НАТО

     После распада СССР в отношениях между Россией и НАТО начался недолгий период «оттепели». Созданный Совет Россия–НАТО должен был заложить основы будущего сотрудничества, но к 1997 году на повестке дня вновь появился вопрос о расширении альянса за счет бывших стран Варшавского договора.

     Российская Федерация вяло сопротивлялась. Российские дипломаты обсуждали идею компромисса – Москва хотела получить право голоса в натовских делах, возможность пересмотреть в одностороннем порядке некоторые положения ДОВСЕ, наконец, твердых гарантий собственной безопасности. Все напрасно. Билл Клинтон в какой-то момент готов был, вроде бы, пойти на уступки. Накануне решающей встречи с президентом США Борис Ельцин говорил: «Уступок наша дипломатия сделала Соединенным Штатам достаточно, дальше уступать уже нельзя.… Для сдерживания у нас хватает сил, в том числе и ядерных сил…».

     Тем не менее, в марте 1999 года Венгрия, Польша и Чехия стали членами НАТО… Более того, Вашингтонский саммит альянса отверг предложение Германии о принятии доктрины неприменения первыми ядерного оружия.

     История повторилась в 2003–2004 годах. Россия вновь протестовала против нового расширения альянса: МИД рассылал ноты протеста, генералы серьезно хмурились, политики делали громкие заявления и ссылались на недопустимость «развязывания новой холодной войны». Снова безрезультатно.

     29 марта 2004 года в столице США чествовали новых союзников – к НАТО присоединились Болгария, Эстония, Латвия, Литва, Румыния, Словакия и Словения.

     Сегодня в Кремле вновь негодуют. Владимир Путин предупреждает натовских партнеров: «Появление на наших границах мощного военного блока будет воспринято в России как прямая угроза безопасности нашей страны».

     Ему вторит министр иностранных дел России Сергей Лавров, заявляющий о готовности предпринять «все меры», чтобы не допустить вступления в альянс Грузии и Украины.

     Услышат ли их на этот раз? Вряд ли.  

     УКРАИНА–НАТО

     В 1994 году Украина присоединилась к программе «Партнерство во имя мира». В 1996-м украинские миротворцы отправились с миссией в Боснию и Герцеговину, в 1997-м – в Косово.

     Первый план действий по вступлению в НАТО появился на свет в ноябре 2002 года. Он не имел статуса ПДЧ, но содержал, по оценкам экспертов, целый ряд процедур, необходимых для достижения этого уровня взаимодействия.

     В последующие годы парламентом и правительством Украины был одобрен большой пакет документов, обеспечивающих установление более тесных отношений с НАТО. Среди них – конституционный закон об основах национальной безопасности Украины, в котором черным по белому написано, что одним из направлений государственной политики по вопросам нацбезопасности является «обеспечение полноправного участия Украины в общеевропейской и региональных системах коллективной безопасности, обретение членства в Европейском Союзе и Организации Североатлантического договора».

     Инициаторами этого законопроекта были президент Украины Леонид Кучма и…премьер-министр Виктор Янукович, ныне столь яростно сопротивляющийся движению в НАТО.

     Вплоть до самой «оранжевой революции» депутатская фракция «Регионов Украины» (будущая основа «Партии регионов») неизменно большинством голосов (а иногда и единогласно) одобряла все меры, приближающие страну к членству в альянсе. И еще один занятный факт. В 2003 году Леонид Кучма с согласия Верховной Рады принял решение направить украинских солдат для участия в миротворческой акции США в Ираке. В 2005-м это решение было отменено…Виктором Ющенко.

     А буквально на днях фракция «Партии регионов» единогласно поддержала законопроект, разрешающий военнослужащим НАТО проводить учения на территории Украины.

     

     Небольшой прокол на Балканах у НАТО случился только с Македонией. Проблема обнаружилась… в названии государства. Все дело в том, что в составе Греции имеется историческая провинция Македония, а потому в Афинах требуют, чтобы македонское правительство изменило название страны. И до тех пор отказываются снять вето на ее вступление в альянс.  

     В последнее время на страницах американской прессы развернулась крупная дискуссия… о пользе НАТО.

     Прежняя формула – американцев побольше, немцев поменьше, а русских ни одного – похоже, перестает устраивать Вашингтон. Все чаще штатовские эксперты обвиняют европейских союзников в нежелании воевать, в то время как тащить в одиночку афгано-иракский воз Пентагону уже не под силу.

     Между тем обе военные кампании, в которых Североатлантический блок принимал непосредственное участие, сложно назвать успешными.

     В 1999 году колоссальная военная махина НАТО в течение 11 недель не могла справиться с весьма посредственной сербской армией Слободана Милошевича. Сегодня вот уже седьмой год натовские военные пытаются «умиротворить» бескрайние просторы Афганистана.

     Но и там, обижаются американские специалисты, основной груз ложится на США, Канаду и Великобританию, в то время как остальные союзники всячески пытаются увильнуть от исполнения «интернационального долга». Или обставляют свое участие в операции такими оговорками, что их эффективность даже в относительно безопасных районах практически сводится к нулю.

     И что самое интересное, расширение блока на восток (да, собственно, и в любом другом направлении) приводит лишь к одному – страны начинают сокращать свои военные бюджеты и совокупная военная мощь нисколько не увеличивается.

     «Когда исчезла советская угроза, составляющие основу альянса европейские нации тут же потребовали выплаты им дивидендов мирного времени. Они урезали свои военные бюджеты и снизили военный потенциал. Так, германская армия, которая в 1989 году имела в своем составе 12 дивизий, сегодня обладает фактически лишь тремя в численном эквиваленте. Тем временем, в штаб-квартире НАТО начал действовать железный закон самосохранения бюрократии. Оправдание необходимости существования блока превратилось в самостоятельную отрасль…», – так характеризует процесс влиятельная «Los Angeles Times».

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!