ВОЗМОЖНА ЛИ В КРЫМУ «ВТОРАЯ ЧЕЧНЯ»?
Июнь 2006
Вернуться к номеру >>

Автор: Федор Сухов
Раздел: Политика
Теги: политика, ислам, прогноз, Украина





     Справедливости ради, надо отметить – сами по себе исламисты (и «Хизб-ут-тахрир» и прочие подобные организации) в Крыму пока еще не очень сильны. Но вся беда в том, что они могут совершенно неожиданно окрепнуть, если Крым окажется в зоне какого-нибудь большого конфликта.

     Конечно, если бы кто-то мог гарантировать Крыму 10–15 лет спокойного существования, то нынешние ростки исламского фундаментализма вряд ли дали бы здесь обильные всходы. Но вот незадача – именно спокойного существования Крыму-то никто и не может гарантировать. Скорее, даже наоборот – с высокой долей вероятности можно предсказать, что в буквально в ближайшие несколько лет Крым окажется в эпицентре одного (а может быть, и двух-трех) конфликтов. А ситуация противостояния для исламских радикалов – все равно, что дождь для грибов. Экстремизм задыхается в спокойной и стабильной обстановке и, наоборот, расцветает пышным цветом в случае острого противоборства.

     К сожалению, Крым – это «яблоко раздора» сразу в нескольких конфликтах.

     Во-первых, в потенциальном конфликте между Россией и Украиной (как спорная территория).

     Во-вторых, в потенциальном конфликте между Киевом (центральной властью) и регионами (как край, традиционно настроенный сепаратистски).

     В-третьих, в потенциальном конфликте между крымскими татарами и славянским населением полуострова.

     Кроме того, Крым находится в опасной, провоцирующей близости от кавказской «пороховой бочки».

     Пока все эти конфликты пребывают в «спящем состоянии». Но что случится, если хотя бы один из них разгорится с новой силой. Давайте попытаемся проанализировать. Итак

     Сценарий 1.

     Внутриукраинский конфликт.

     Распад Украины


     Последние политические события на Украине с каждым днем увеличивают вероятность данного сценария. Структура власти времен Кучмы (при всей ее гнилости) худо-бедно решала главную задачу – обеспечивало единство Украины, которая исторически составилась из нескольких абсолютно непохожих и враждебных друг другу частей (Галичина и Донбасс, Закарпатье и Харьковщина, Киевщина и Крым и т.д.)

     У Кучмы в характере было достаточно «византизма», чтобы умело «разводить» наиболее непримиримых соперников и в режиме реального времени согласовывать интересы кланов. Кроме того, у него было достаточно президентских полномочий, чтобы время от времени силой принуждать особо буйных и своенравных договариваться, а не воевать.

     Сегодня у президента Ющенко нет ни того, ни другого. После Майдана он уже не может возродить кучмовскую политику кулуарного сговора кланов (от кучмовского лицемерия тошнило всю Украину, и кучмизм-2 не пройдет ни в какой упаковке). А после политреформы (проведенной, кстати, по настоянию Кучмы) у Ющенко нет полномочий, чтобы силой ввести политико-олигархическую вольницу хоть в сколько-нибудь приемлемое русло.

     Поэтому страну будет лихорадить долго и регулярно. Украина вступила в полосу ПОСТОЯННЫХ скандалов, слабых и неустойчивых коалиций и правительств, закулисных сделок и прилюдных драк, роспусков, перевыборов, импичментов, черного и прочего пиара – в общем всего того, что отличает младенческую псевдодемократию, которая еще не научилась ни ходить, ни говорить, но которой уже позволили самостоятельно обращаться со сложным электроприборами, не объяснив их смысла и предназначения.

     По всем законам жанра ослабление центральной (киевской) власти неминуемо приведет к регионализации (а быть может, и федерализации) Украины. Крым, правда, и сейчас уже пользуется некоторой автономией. Но Крым всегда и в любом случае будет требовать автономии БОЛЬШЕЙ, чем любая из областей Украины. Следовательно, если процесс федерализации пойдет и области будут подтягиваться до сегодняшнего «крымского уровня», то Крым пожелает идти еще дальше и еще больше увеличить свою независимость от Киева.

     В этой ситуации Крым станет уже не автономией, а неким полунезависимым образованием. Вероятность его отсоединения от Украины и дрейфа в сторону России возрастет неимоверно. Слабая киевская власть самостоятельно остановить этот процесс будет не в состоянии. Единственный выход, который останется у нее – это поиск союзников в самом Крыму. Естественным союзником Киева в этом случае станет радикальное крымско-татарское движение.

     При этом, судя по всему, традиционные умеренные политические лидеры крымско-татарского движения (меджлис и т.д.) будут грубо отодвинуты в сторону энергичными радикалами, которые в условиях кризиса на порядок быстрее (по сравнению с умеренными политиками) завоевывают симпатии масс. Получив поддержку официального Киева, они быстро наберут вес и вскоре станут фактически бесконтрольной и неуправляемой силой. Дальнейший ход событий в рамках данного сценария лучше не прогнозировать. Одно совершенно ясно – бескровным он уже не будет…

     Сценарий 2.

     Конфликт Россия–Украина


     К концу 90-х казалось, что Москва и Киев прошли наиболее сложные период своих взаимоотношений (период так называемого первичного непонимания, наступившего в начале 90-х, в эпоху опьянения только-только обретенной независимостью).

     Но позже выяснилось, что время часто не лечит, а, наоборот, усугубляет имеющиеся проблемы. В последние полтора года отношения двух братских народов стали еще хуже, чем были в начале 90-х.

     Судя по всему, Украина будет и дальше дрейфовать на Запад, вне зависимости от внутриполитической ситуации. Наивно полагать, что временное усиление «донецкого клана» подтолкнет Киев к реальному сотрудничеству с Москвой. Вся разница в отношении к Москве между «донецкими» и «западенцами» лишь эстетическая. «Донецкие» привыкли льстить Москве (на словах), а «западенцы» привыкли говорить то, что они о ней думают, вслух и открыто. И тем, и другим необходим дешевый российский газ (кстати, «донецким» он необходим в первую очередь). И те, и другие не собираются пускать россиян в свои «бизнес-огороды». И те, и другие желают присоединиться к западному миру – потому что украинский олигархический капитал (как и российский) тяготеет к Западу, к Европе, – и здесь особой разницы между «бело-голубым» Ахметовым и «оранжевым» Порошенко не наблюдается.

     Все вышесказанное означает, что НИКАКИХ перспектив реального улучшения российско-украинских отношений не просматривается. В этом не заинтересована прежде всего украинская элита. Причем в данном вопросе она демонстрирует трогательное единение западных и восточных кланов.

     А это в свою очередь означает, что годами ТЛЕЮЩИЙ конфликт между Москвой и Киевом, не найдя своего разрешения, так или иначе перейдет в горячую фазу (потому как ТЛЕТЬ конфликт не может постоянно – он должен либо окончательно погаснуть, либо вспыхнуть новым, ярким пламенем).

     Тем более, судя по всему, именно к этому будут подталкивать Украину США, еще со времен Бжезинского справедливо рассматривающие Украину, как основной противовес России в Европе.

     В этой ситуации Крым окажется первой и наиболее очевидной ареной столкновения. Естественно, что союзником России станет русское (и русскоязычное) население Крыма. И столь же естественно, что Киев попытается противопоставить кого-либо русскому населению Крыму. Кто же может стать этим противовесом. Этнические украинцы, проживающие в Крыму, в основном русскоязычны (либо двуязычны) и настроены пророссийски. Остается только одна сила – крымские татары.

     Собственно, ставку на них уже делали в начале и середине 90-х, направляя их агрессию против русских. Позже эта тактика применялась постоянно, вплоть до последних выборов, на которых «оранжевые» силы традиционно выступали в союзе с крымско-татарскими организациями. Фактически, в этом случае события будут развиваться по сценарию №1 со столь же трагическим исходом.

     Сценарий 3.

     Большая Кавказская война


     Этот сценарий наиболее страшен и, увы, наиболее реалистичен.

     Формальная победа Москвы во второй чеченской войне привела к странным последствиям.

     С одной стороны, была ликвидирована флибустьерская «вольная Ичкерия», но с другой – исламисты, выдавливаемые из Чечни, начали расползаться по всему Северному Кавказу. Постепенно вооруженное подполье из чеченского стало превращаться в ингушское, кабардинское, черкесское, дагестанское, т.е. ОБЩЕКАВКАЗСКОЕ.

     Парадоксальным образом стал медленно, но верно сбываться план Шамиля Басаева о превращении войны чеченской в войну кавказскую.

     Сегодня уже очевидно, что никакой долгосрочной и фундаментальной политики замирения Кавказа в Кремле нет. Ситуация удерживается мерами явно временными. В Чечне ее держит Кадыров-младший (а если его вдруг постигнет судьба отца, тогда что?), в других республиках хрупкий мир еле-еле сохраняется благодаря сложнейшей системе договоренностей между Москвой и различными местными кланами. Своеобразной анестезией выступают цены на нефть. Именно они ПОКА позволяют центральной власти ПОКУПАТЬ мир на Кавказе.

     В случае, если это хрупкое равновесие нарушится, новая война на Кавказе будет не чеченской, а общекавказской. И тогда Крым может стать (и скорее всего станет) своеобразным тылом исламских боевиков. Частные проявления этого уже отмечались в ходе и первой, и второй чеченских кампаний. В будущем же это может приобрести гораздо большие масштабы – соразмерно масштабу конфликта на Кавказе (одно дело чеченская война и совершенно иное война общекавказская)…

     Что делать?

     Решение крымской проблемы лежит в Киеве.

     Возможности Москвы влиять на ситуацию внутри полуострова, крайне ограничены – как бы то ни было, Крым является частью иного государства и полностью захвачен внутриукраинскими политическими процессами.

     Покамест ничего фатального нет. Вирус радикального исламизма уже занесен, но пока он не прогрессирует. Вирус этот может ожить лишь в том случае, если Крым политически залихорадит. Внутренних поводов для конфликтов в Крыму не так много. Поэтому основная опасность исходит… из Киева.

     Слабая и неавторитетная киевская власть – вот прямой путь к началу брожения внутри Крыма. Примерно так же начиналась дудаевская Чечня – у ослабевшей Москвы образца 1991 года не было ни сил, ни возможностей хоть как-то влиять на события в Грозном. И в результате Россия получила то, что получила.

     Конечно, любая аналогия хромает и все же… И все же хочется, чтобы история (особенно недавняя) хотя бы чему-нибудь учила не наших потомков, а наших современников…

     


СПРАВКА

     «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» (Партия исламского освобождения) – суннитская религиозно-политическая партия. Ее основная цель – возвращение мусульман к «правильному» образу жизни (шариат – основа всего) и распространение «истинной веры» через джихад. Конечная цель – создание теократического Всемирного Халифата.

     «Хизб ут-Тахрир» была основана в 1953 году судьей шариатского апелляционного суда в Иерусалиме Такиуддином ан-Набхани. С тех пор география деятельности «хизбутовцев» значительно расширились. Вместе с потоком эмигрантов идеи Набхани проникли в Европу, и сегодня во многих странах легально или тайно действуют партийные ячейки.

     Внешне «Хизб ут-Тахрир» вполне благопристойная религиозная организация, занимающаяся пропагандой своего вероучения и обращением людей в ислам. Для этого издаются газеты и распространяются листовки, проводятся лекции и митинги. Причем совсем не обязательно в подполье. В веротерпимой Англии собрания «хизбутовцев» неоднократно можно было видеть и в Трафальгарском сквере, и в зале Уэмбли.

     Последователи Набхани отрицали ценности европейской демократии, отказывались участвовать в выборах и дистанцировались от местных мусульманских организаций, которые считали слишком проникнутыми «светским духом». Долгое время власти считали «Хизб ут-Тахрир» организацией странной, но безобидной…

     В 1977 году основатель партии умирает. На посту «верховного амира» его сменяет Абдулла Кадим Заллум, палестинец, проживающий в Иордании. Он придает организации новый импульс. Пропаганда «Хизб ут-Тахрир» приобретает откровенно экстремистский характер.

     Заллум утверждает, что угон самолетов – недостойно приверженца ислама… Но только если на его борту нет евреев. В этом же случаем угон – обязанность мусульманина. С жертвами можно не считаться.

     При этом «Хизб ут-Тахрир» в каждом регионе действует с учетом местной специфики. В арабских общинах образ врага – израильтянин, в пакистанских – индус или сидх, в странах Центральной Азии – американец или европеец.

     В 2002 году организация была запрещена в Германии и Дании. Ей вменялись в вину вербовка молодых мусульман для вооруженной борьбы за свободу Палестины и разжигание межнациональной розни.

     Постоянное противостояние «хизбутовцев» светским правительствам даже в мусульманских странах привело к запрету партии в Турции, Пакистане, большинстве стран Ближнего Востока. Даже Великобритания, кажется, решила занять более жесткую позицию, после того как один из бывших лидеров «Хизб ут-Тахрир» заявил, что никогда не сообщил бы властям, если бы знал о готовящихся взрывах в лондонском метро.

     В США, несмотря на настояния двух солидных научно-исследовательских центров (Центра Никсона и Фонда Наследие), организация в список запрещенных не попала и продолжает активную агитацию.

     После развала СССР «хизбутовцы» устремились в Среднюю Азию и Россию. На российских просторах ничем особенным партия себя не проявила, но в 2003 году была запрещена постановлением Верховного Суда.

     В Таджикистане и Казахстане «Хизб ут-Тахрир» занялась своим обычным делом – агрессивной пропагандой. Правоохранительными органами была обнаружена подпольная типография и конфискованы 31 тыс. книг и брошюр с антиамериканскими призывами и лозунгами джихада. А в Казахстане «хизбутовцы» даже пытались организовать собственное телевещание. «Эта организация не дает покоя нашему обществу, – заявил министр внутренних дел Таджикистана Хумдин Шарипов. – Под мирными лозунгами ее члены совершают различные тяжкие преступления».

     В Киргизии активисты «Хизб ут-Тахрир» оказались в первых рядах «революции тюльпанов», лишившей власти президента Акаева, активно поддерживали одного из его соперников и остались в оппозиции нынешнему президенту – Бакиеву. Несмотря на нелюбовь к демократии в этой стране, они активно используют избирательные технологии, чтобы проводить в парламент людей, прислушивающихся к «законам шариата», т.е. мнению «Хизб ут-Тахрир».

     В Узбекистане партия действует с 1995 года. Ее активистов подозревают в организации нескольких взрывов в Ташкенте и активном участии в событиях в Андижане. «Организаторами беспорядков выступили «акрамиты», новое течение «Хизб-ут-Тахрир». Его цели, неприемлемые для нас – это ненависть и неприятие светского пути развития», – заявил президент Узбекистана Ислам Каримов.

     В Азербайджане 6 «хизбутовцев» были в 2002 году осуждены по обвинению в подготовке государственного переворота.

     Сегодня «Хизб ут-Тахрир» организация, прекрасно приспособленная к работе в нелегальном режиме. Она строго централизована, разбита на почти полностью автономные региональные и местные ячейки. Имеет отработанную годами систему подготовки кадров. Активно использует в своей деятельности современные технологии, хотя в последнее время привлекает все больше «новобранцев» из малообеспеченных слоев населения, которыми проще манипулировать. Предполагается наличие у нее «боевого крыла» – структуры, осуществляющей подготовку боевиков и осуществление террористических актов.

     В Крыму первые сведения о деятельности «Хизб ут-Тахрир» появились в 2002 году. Эксперты оценивали численность организации от 700 до 4000 человек.

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!