ВОЗМОЖНА ЛИ В КРЫМУ «ВТОРАЯ ЧЕЧНЯ»?
Май 2006
Вернуться к номеру >>

Автор: Петро Чуб
Теги: политика, ислам, прогноз, Украина





     Об этой теме и в Киеве, и в Симферополе предпочитают не говорить.

     Первым, кто некоторое время назад нарушил «заговор молчания», оказался известный крымский политик, бывший спикер парламента автономии Леонид Грач. В одном из своих интервью он высказался прямо и жестко: «Ваххабизм проник в Крым... Сначала это была ползучая интервенция, теперь – ярко выраженное течение, прочно закрепившееся на полуострове. Здесь долго считали, что ваххабизм – это чеченская, российская проблема. Теперь поняли: он уже у нас дома…

     Боевики спокойно попадают в Крым – иногда официально, иногда в обход пограничных постов. От Симферополя до Чечни – около 700 км. Это ближе, чем от Киева до Москвы. Украинская граница полупрозрачная, преодолеть ее нетрудно. Боевики могут въезжать на Украину, назвавшись татарами. Единственное неудобство для чеченцев в Крыму: им приходится бриться – крымские татары в большинстве не носят бороды…

     Чеченские боевики залечивают огнестрельные раны, полученные в борьбе с российскими войсками, в Сакских и Евпаторийских санаториях с их грязевыми ваннами. Для местных жителей это не секрет. Чеченское присутствие практически легализовано. Оно проходит под маркой помощи единоверцам. Те, кто еще вчера воевал против российских войск, сегодня спокойно ходят по Крыму, загорают, лечатся. Здесь не Панкисское ущелье, здесь им хорошо и спокойно».

     И далее: «Через подставных лиц люди из Чечни скупают жилье в Феодосии, их много и в Бахчисарае, где находится «штаб-квартира» преступной группировки, контролирующей Сакскую, Бахчисарайскую и Ялтинско-Алуштинскую зоны. На знаменитой горе Ай-Петри появился лагерь боевиков. После моего заявления об этом лагерь ликвидировала Служба безопасности Украины, так и не пояснив, что «иностранцы» делали на заповедной крымской территории. По моей информации, там было 30–40 чеченских боевиков, назвавшихся представителями некоего незарегистрированного духовного центра «Айфаар». Ваххабиты собираются и в Форосе, недалеко от бывшей дачи Михаила Горбачева. И в Симферополе. Недвижимость оформляют на подставных лиц».

     Леонид Грач – не склонный к сенсациям и скорым выводам солидный политик с большим государственным стажем. И если он говорит столь резко, значит ситуация и впрямь выходит из-под контроля. Но… заявления Грача попросту проигнорировали.

     Интересный факт – и во время «оранжевой революции», и в ходе последних парламентских выборов тема радикального ислама в Крыму вообще не звучала! Хотя, казалось бы, в пиар-целях (для взаимных обвинений) ее отлично могли бы использовать самые разные силы. Но… все как один промолчали.

     В конце апреля этого года по информагентствам (в основном, российским) прошелестело еще одно тревожное сообщение.

     Лидер крымского общественного объединения «Прорыв» Алексей Добычин заявил: «Организации крымских татар действуют в двух направлениях: с одной стороны – меджлис, который культивирует националистические настроения. Религии он не касается. С другой – исламская партия освобождения «Хизб ут-Тахрир», которая запрещена в России и ряде других стран… «Хизб ут-Тахрир» нигде не афишируется, но уже работает в каждом районе. Этого никто не скрывает – муфтий Крыма открыто заявляет, что на полуострове существует около 30 ваххабитских групп, с оружием, стрельбищами. Они проводят учения по ведению боевых действий в городских условиях, причем готовят их турецкие, иорданские, марокканские и чеченские инструкторы».

     И вновь тишина. Самым удивительным в этой ситуации было полное молчание украинских спецслужб.

     Странные игры

     У всех, кто хотел получить ответ на простой вопрос (почему бездействуют украинские службы безопасности?) голова обычно шла кругом. Выслушивая и анализируя поток противоречивых объяснений украинских полковников и генералов, начинаешь чувствовать себя зрителем в театре абсурда.

     С одной стороны, украинские спецслужбы официально заявляли: у них имеется оперативная информация о том, что в последние годы на территорию Крыма въезжали «выходцы из республик Северного Кавказа» для отдыха и лечения. У многих из них были… огнестрельные ранения, а принимали их лица и организации, известные своими радикальными исламскими взглядами.

     Однако одновременно с этим украинские спецслужбисты уверяли: никаких данных о нахождении на территории Крыма лиц, причастных к незаконным группировкам, действующим на Кавказе, у них нет.

     Странно. Выходит, что совокупности фактов (выходцы с Кавказа, их контакты с местными исламистами и огнестрельные(!) ранения) недостаточно для того, чтобы начать подозревать этих лиц в связях с боевиками…

     Впрочем, иногда задержания все же происходили.

     Например, в 2003–2005 году на территории Евпатории и Сакского района Службой безопасности Украины был задержан ряд выходцев с Северного Кавказа. Все они подозревались в одном – в причастности к вооруженному исламскому подполью. Задержанные выдворялись с территории Украины и… растворялись.

     Что же происходит? Почему украинская Служба безопасности спокойно наблюдает за прибытием в Крым непрошенных гостей, среди которых, вполне возможно, находятся боевики Басаева и эмиссары северокавказских джамаатов?

     Первая причина на поверхности – отсутствует политическая воля. Жестких распоряжений из Киева по понятным причинам не поступает.

     Но главное кроется в другом. Граница в здешних местах — весьма условное понятие. В черноморском регионе действуют смешанные преступные группировки – российские, украинские, кавказские и крымско-татарские. Почти все они самым тесным образом связаны с коррумпированными сотрудниками обеих милиций и таможен (российской и украинской), а также российского ФСБ и украинской СБУ.

     Коррупция – это давняя палочка-выручалочка террористов. Начиная со знаменитого басаевского рейда на Буденновск, она всегда давала «зеленый свет» бородатым «детям гор». За деньги их пропускали и пропускают через блок-посты, снабжают поддельными документами, «закрывают глаза» на провоз оружия, денег и наркотиков. Когда речь идет о громадных прибылях от контрабанды и наркотрафика, мало кого волнуют такие отвлеченные понятия как «национальная безопасность» и «борьба с терроризмом».

     В результате Крым постепенно превращается в своеобразную базу басаевских и прочих боевиков, а в случае если на Кавказе вспыхнет новая большая война, то и в самый настоящий тыл исламистов.

     Пожар в соседнем доме

     Роковым для Крыма может стать одновременное сочетание двух факторов – местного татарского национализма и конфликта на Кавказе. И в последние годы это становится все очевиднее.

     Беда в том, что так называемая стабилизация на Северном Кавказе произошла скорее в выпусках российских теленовостей, чем на самом деле. Заметим, в первую чеченскую боевые действия велись исключительно на чеченской территории. Вторжение отрядов Хаттаба-Басаева в Дагестан в 1999 году было первой попыткой превратить чеченскую войну в кавказскую.

     Казалось бы, эта попытка была пресечена в зародыше – в результате контрнаступления российской армии мятежная Ичкерия прекратила свое существование. Однако дальнейшая партизанская война сделала то, что не удалось в свое время ни Дудаеву, ни Хаттабу – боевики постепенно расползлись по всему Западному Кавказу.

     Сегодня боевые сводки и трагические новости о терактах все чаще приходят не из Чечни, а из Дагестана, Ингушетии, Кабардино-Балкарии… Медленно, но верно война (пока еще не полномасштабная, а террористическая) движется по Кавказу с явным намерением выплеснутся за его пределы и широко разлиться по прилегающим исламским регионам (Поволжье, Башкирия и Крым).

     Нельзя сказать, чтобы киевские политики вообще не замечали проблемы. Обычный их ответ на клубок крымских проблем прост – местные радикалы еще недостаточно сильны и если делать правильную ставку на умеренные группировки (например, меджлис крымско-татарского народа), то все будет в порядке.

     Парадоксальным образом этот внешне правильный расчет может привести к самому трагическому и кровавому исходу. Если среди крымских татар устойчиво возобладают умеренные силы и официальный ислам, то вряд ли это ввергнет боевиков в уныние. Напротив, до тех пока их идеологическое влияние растет, им нет смысла торопить вооруженное выступление – слишком раннее проявление силы может сыграть с ними злую шутку (так, как это случилось в узбекском Андижане). Но если они увидят, что обычные политические методы и мирная пропаганда ничего не дают, они, безусловно, прибегнут к крайним средствам. Это обычная тактика всех радикальных течений.

     В этом плане Крым давно перешел опасную черту. За междоусобными дрязгами никто из киевских политиков так и не заметил, как на смену доморощенным националистам и заезжим чеченским эмиссарам пришла гораздо более организованная, богатая и опытная сила. Сила, которая уже не первое десятилетие действует по всему миру. Сила, с которой борются правительства и спецслужбы десятков стран, но ничего не могут поделать.

     Ни киевские, ни симферопольские политики так и не оценили по достоинству приход в Крым очень известной и одновременно малопонятной, загадочной организации, которая именует себя «Хизб-ут-Тахрир»…

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!