РОССИЮ ОКРУЖАЮТ
Май 2006
Вернуться к номеру >>

Автор: Вячеслав Яновский
Теги: политика, Россия, США





     В Вашингтоне давно заметили, что политики постсоветского пространства страдают одной общей болезнью – пустословием и безволием. И если их все время не подталкивать и, выражаясь недипломатично, не «пинать ногами», ничего путного из них не выйдет.

     В свое время добрые друзья Вашингтона из нескольких постсоветских стран сотворили нечто невразумительное, обозначавшееся труднопроизносимой аббревиатурой ГУАМ (первые буквы названий стран – Грузия, Украина, Азербайджан, Молдова). Чуть позже к ГУАМу присоединилось еще одно «У», от чего аббревиатура стала совсем уж странной (попробуйте выговорить – ГУУАМ).

     После андижанских событий и всяческих цветных революций бессменный президент Узбекистана Каримов почувствовал себя неуютно рядом с новыми революционными лидерами и Узбекистан «откочевал» из ГУУАМа обратно за Каспий.

     ГУУАМ вновь стал ГУАМом. Ценность его от этого, впрочем, не поменялась.

     Все эти годы ни ГУАМ, ни ГУУАМ ничем особенным себя не проявили. Время от времени над этим странным объединением потешались политологи-острословы, да еще немногочисленные поклонники СНГ любили его вспоминать – вероятно, им было приятно осознавать, что есть союзы еще более ничтожные и бесполезные, чем сам СНГ.

     Все это весьма сильно раздражало Вашингтон, который инициировал создание этого союза отнюдь не для того, чтобы стать мишенью для ухмылок и насмешек. И первая попытка реанимировать несчастный ГУАМ была предпринята немедленно после того, как в Тбилиси и Киеве на смену вялым интриганам Кучме и Шеварднадзе пришли молодые и задорные Ющенко и Саакашвили. Но и их задора оказалось мало.

     В Вашингтоне стремились наполнить существование этой организации конкретным смыслом и содержанием, а бодрые кличи в поддержку демократии ни на смысл, ни на содержание явно не тянули.

     Ситуация прояснилась ровно тогда, когда Вашингтону удалось пробудить реальный интерес к ГУАМу у ключевого участника «четверки» – алиевского Азербайджана. Это стало переломным моментом. Прошедший недавно в Киеве форум показал: ГУАМ твердо решил расстаться с имиджем «мини-СНГ». ГУАМ начинает превращаться в серьезную организацию. Серьезную и опасную…

     В обход

     Официальные декларации последнего саммита ГУАМ банальны. В частности, его в очередной раз переименовали. Теперь официально он зовется «Организация за демократию и экономическое развитие – ГУАМ».

     В декларации о создании обычный набор пустых слов, которые ритуально произносятся на всяческих саммитах, конференциях и «встречах глав государств» – «стабильность», «безопасность», «сотрудничество». В полном соответствии с законами жанра чуть чаще, чем обычно, употребляется слово «демократия». Вот, собственно, и все.

     Но декларация на то и декларация, чтобы быть пресной и пустой. Гораздо интереснее оказались разговоры – причем не в кулуарах, а на самом саммите.

     Тон задал азербайджанский президент Алиев. Он прямо поставил на повестку дня ключевой вопрос – энергетический и транзитный. Правда, сделано это было в свойственной восточному человеку обтекаемой и витиеватой манере. Впрочем, все точки над «и» быстро расставил Виктор Ющенко: «Азербайджан владеет уникальной добычей нефти, Украина владеет уникальными возможностями транзита. Почему бы эти усилия не объединить?»

     Тут же все остальные вопросы (включая «борьбу за демократию») сразу как-то отошли на второй план.

     Вообще, давно замечено – для демократии очень вредно соседство с нефтью и газом. Как только они появляются на горизонте, даже либеральнейшие из либералов по каким-то необъяснимым причинам вдруг теряют интерес к правам человека, свободе слова, верховенству права и прочим фундаментальным ценностям.

     Видимо, есть что-то такое в нехитрой химической формуле углеводородов, что коварным образом действует на память либеральных политиков.

     Например, Герхард Шредер, в бытность свою канцлером, вдруг ни с того ни с сего стал изменять доброй европейской традиции: при слове «Россия» тут же рефлексивно вспоминать еще два – «Чечня» и «ЮКОС». Традиция была, конечно, не очень остроумной. Но удивляло, что канцлер свято соблюдал ее ровно до тех пор, пока не начался разговор о завлекательном проекте Северо-европейского газопровода.

     Еще более удивительные метаморфозы происходили с Виктором Ющенко. Едва речь зашла о газе, он чуть ли не прямиком с вольного майдана поехал в Туркмению, где к вящему недоумению киевских правозащитников наградил высоким орденом демократической Украины Отца всех туркмен. Газа, впрочем, Ющенко не получил.

     О президенте Буше (вкупе с приставленным к нему заботливым «дядькой» Чейни) вообще лучше умолчать.

     Потому как только скромное обаяние ближневосточной нефти позволяет удачно совмещать в одной голове чтение Библии на ночь и приказы об использовании фосфорных бомб, заветы отцов-основателей и оправдания применению пыток. Скрестить теорию Джефферсона с практикой заплечных дел мастеров – это почти никому не под силу. Кроме углеводородов.

     В общем, на киевском саммите четко прорисовалась нехитрая идея – качать азербайджанскую нефть через Грузию и Украину в обход России.

     США официально поприветствовали создание «Организации за демократию и экономическое развитие – ГУАМ». Было это явно лишним, ибо даже последнему тугодуму очевидно, кто именно наконец-то вдохнул в ГУАМ жизненные силы.

     Россия

     Реакция России оказалась предсказуемо вялой.

     МИД не усмотрел «антироссийской составляющей» в проходившем саммите. Действительно, откуда бы взяться этой самой «составляющей»? Ведь в Киеве собрались сплошь добрые друзья и соседи Москвы – один Михо Саакашвили чего стоит!.. Воистину, беспокоиться не о чем.

     Бессменный член Совета Федерации Михаил Маргелов, с давних пор специализирующийся на производстве официозно-успокоительных заявлений (в стиле «все в порядке, все под контролем»), и на этот раз себе не изменил: « Любая дружба против, любое партнерство против (России) – неэффективны».

     Российские политики один за другим дежурно вспомнили, что экономики всех этих стран привязаны к России – так что, дескать, никуда не денутся.

     Так-то оно так. Но… все течет, все изменяется. Как говорил незабвенный Коровьев, по несколько иному поводу: «Сегодня вы лицо официальное, а завтра, глядишь, и неофициальное…» Сегодня экономики привязаны к России, а завтра, глядишь, и отвяжутся (в том числе и благодаря стараниям самой России, которая «мировыми ценами на энергоносители» окончательно разрубает последний канат, хоть как-то связывающий бывшие республики в некое подобие единого экономического пространства).

     Заметим, за все время существования СНГ Россия не выиграла НИ ОДНОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО СРАЖЕНИЯ на его просторах. НИ ОДНОГО!

     В 90-е годы это объясняли тем, что, мол, не до этого. Но уж ежели мы захотим, то все будет по-нашему. Несколько лет назад наконец захотели, но «по-нашему» не получилось. Раздувавшихся от апломба московских политтехнологов нещадно били повсюду, где только возможно (интересно, что, опозорившись на весь мир в Киеве, никто из них не утратил ни прежней важности, ни прежнего апломба – они вновь, загадочно посматривая из-за модных очков, с таинственным видом рассказывают всем нам, что дважды два – это, оказывается, четыре).

     Били, впрочем, не только технологов. Били всех: дипломатов, военных, бизнесменов. И практически повсюду в выигрыше оставались американцы. И даже два единственных поражения, которые США потерпели на постсоветском пространстве (в Беларуси и Узбекистане), и те обошлись без всякого участия Москвы.

     Жаль, что даже недавняя история никого ничему не учит…

     Перспективы

     ГУАМ ценен не только сам по себе. И не только азербайджанской нефтью и грузино-украинским транзитом.

     В будущем Азербайджан может сыграть роль не только поставщика нефти, но и… транзитной страны. Он может стать перевалочным пунктом для транзита среднеазиатских нефти и газа, которые в этом случае опять-таки пойдут в обход России.

     Относительный реванш, который Россия случайно взяла в Средней Азии, вполне возможно, окажется весьма кратковременным. Дело в том, что долголетние местные режимы (издали кажущиеся этакими бастионами авторитаризма) в реальности весьма неустойчивы.

     Даже политические перспективы Туркмении (стабильнейшей из стабильных) и то туманны. Здесь практически все держится на личности правителя. А правитель (пусть даже и носящий полубожественные титулы) все же смертный человек – и это понимают все, включая его врагов.

     Кстати, по поводу известного покушения на Туркменбаши (по официальной версии организованного группой Шихмурадова) существуют разные мнения. Не все видят в нем спектакль, инсценированный самим Ниязовым. Многие полагают, что подготовка покушения действительно велась и сорвалось оно исключительно в силу совершенно случайных совпадений. Тема данной статьи не позволяет подробно проанализировать различные версии

     Пока отметим одно – у самого Ниязова не было никаких причин организовывать инсценировку. Говорят, что ему нужен был повод для расправы с оппозицией. Но любому человеку, более или менее пристально наблюдающему за своеобразным правителем Туркмении, совершенно ясно, что в каких-то поводах, оправданиях и прочем Туркменбаши никогда не нуждался. Он всегда делал то, что считал нужным, без всяких поводов и объяснений. Просто брал и делал. И для того чтобы посадить в тюрьму Шихмурадова и его людей, он вовсе не нуждался в сложных и искусственных «поводах».

     Все это позволяет предположить следующее. Попытки силовым образом устранить Ниязова (попросту говоря, убить) вполне могут быть продолжены. И не факт, что все они обязательно провалятся. В силу полного отсутствия в Туркмении какой-либо политики и политиков, в этом случае страна, скорее всего, покорно примет любую навязанную власть. Нетрудно догадаться, кем именно эта власть будет навязана.

     Есть и иной вариант. В случае военного конфликта США и Ирана американские войска выйдут к границам Туркмении. Ашхабад могут поставить перед выбором – либо полное подчинение американскому диктату, либо немедленное силовое свержение туркменского президента (сфабриковать обвинения Ниязову в сотрудничестве с режимом аятолл будет несложно).

     Вообще же, если американцы оккупируют Иран, то их войска фактически «нависнут» с юга над богатыми среднеазиатскими республиками. При этом американцы всегда будут иметь отличный предлог для вооруженного вторжения на их территории.

     Таким предлогом легко может стать вооруженное выступление исламистов в Ферганской долине.

     В Вашингтоне отлично знают, что среднеазиатские режимы в военном отношении чрезвычайно слабы и если мятежникам будет переброшено достаточное количество оружия, то на территории Узбекистана, Таджикистана, Киргизии и, возможно, Казахстана, разгорится самая настоящая война, потушить которую местные правители будут не в состоянии. Вот тогда-то и вмешаются американцы с очередной «миротворческой миссией».

     Косвенно, американцы могут (и наверняка будут) содействовать выступлению исламистов, с тем чтобы потом, в обстановке обрушения прежней власти, войти на эти территории под видом «наведения порядка» и «борьбы с терроризмом». Благо, опыт использования радикальных исламистов в своих целях у Вашингтона имеется еще со времен афгано-советской войны.

     Но сам по себе контроль над нефтегазовыми богатствами Средней Азии еще ровным счетом ничего не значит. Важны средства и маршруты доставки нефти (и особенно газа). То есть все тот же пресловутый транзит.

     Теоретически, маршрута четыре (в полном соответствии с числом сторон света).

     Современный, на север, через Россию. Но это означает, что фактически именно Россия распоряжается среднеазиатскими углеводородами.

     На юг, через Иран (к портам Персидского залива) или через Афганистан (к пакистанским портам в Аравийском море). Но этот маршрут еще долго не будет безопасным.

     На восток, т.е. в Китай. Сей вариант для США еще хуже, чем российский, потому что на мировой арене уже сегодня Пекин гораздо сильнее, нежели Москва, беспокоит Вашингтон.

     И, наконец, на Запад… через ГУАМ!

     В реализации этого четвертого варианта и есть долгосрочный замысел США и базовый смысл создания ГУАМа. Это знаменитое «кольцо охвата» России по линии – Прибалтика, Беларусь (единственное недостающее звено), Украина, Кавказ, Средняя Азия.

     Заметим, что до недавнего времени в этом регионе было всего три по настоящему активных игрока: США, совокупность местных режимов и Россия. В меньшей степени на события влияли Иран и таящиеся в подполье исламисты (Ферганская долина). Но в последние годы на горизонте появился еще один очень мощный игрок – Китай. И время работает именно на него. Поэтому, судя по всему, Америка будет торопиться.

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!