ПЕТРА. РОЗОВЫЙ ГОРОД
Ноябрь 2007
Вернуться к номеру >>

Автор: Полина Гебль
Раздел: Глобальный мир
Теги: история, Чудо света, Ближний Восток



…После сорокадневного скитания в пустыне пророк Моисей и ведомые им измученные истощенные люди вышли к удивительной долине. Здесь зеленела трава, шелестели листьями рощи, а из-под земли бил кристально чистый источник. Моисей, опустив ладони в его ледяную воду, прошептал: «Велика милость твоя, Господи!» Утолив жажду, пророк и его спутники двинулись дальше, но путь им преградили отвесные скалы. И тогда посох Моисея коснулся горы, и она раскололась надвое. Тоненькое, узкое и кривое ущелье разрезало каменную, казавшуюся неприступной махину. А за ним людскому взору открылось удивительное зрелище, настоящее чудо света…

      Маленькая Иордания этим летом неожиданно прославилась. Ее главное сокровище – вырезанный в скале город Петра – вошел в список новых семи чудес света. Впрочем, по правде говоря, этот удивительный город и без формального признания давно превратился в настоящее место паломничества.

     Когда и кем была построена Петра, неизвестно до сих пор. Большинство историков считают, что его возвели кочевники-набатейцы, пришедшие в Иорданию за тысячу лет до Рождества Христова. Но и эта версия мало что проясняет. Дело в том, что о самих набатейцах известно немного. Ученые до сих пор не могут определить, откуда взялся этот народ и куда исчез...

      … Были времена, когда все богатство набатейца умещалось на горбе его верблюда. Вечные странники пустыни, они не пахали и не сеяли. Зато меч в их руках становился разящей молнией, а стрелы летели быстрее мысли. Редкий караван мог спастись от разграбления. Их боялись купцы и путешественники, землепашцы и правители. Племя богатело, силы набатейцев крепли, и всего за два столетия до наступления новой эры им принадлежала огромная территория современных Иордании, Сирии и Израиля. 

      Награбленные сокровища свозились в затерянную в горах долину – именно здесь кочевники начали возводить свой город… Древние законы запрещали им заниматься строительством, но мудрейшие из набатейцев все же нашли выход. Они не стали возводить домов из глины – взамен они… вырезали их из камня!

       Слава о чудесном городе, вырубленном прямо в скалах, быстро распространилась в соседних странах. В Петру потянулись искатели лучшей доли – беглые рабы, разорившиеся ремесленники и просто предприимчивые люди. Город богател. Забросив мечи и луки, набатейцы занялись торговлей и виноделием. Их уважали, но, увы, уже не боялись. Чем не замедлил воспользоваться Великий Рим…

       Казалось, город был неприступен. Ни один враг не мог преодолеть высоких скал, со всех сторон окружавших Петру. Даже непобедимые римские легионы несколько месяцев безуспешно осаждали ее. И когда стало ясно, что силой набатейцев не взять, римляне применили хитрость. Они перекрыли водопровод, и умирающие от жажды жители были вынуждены сдаться. Так в 106 году Петра стала римской провинцией. 

      Но существует и другая версия, согласно которой государство в скалах достигло своего расцвета в IV веке до н.э. И свидетельством тому стали греческие рукописи. В одном из таких манускриптов написано, что в 312 году до н.э. греческий герой Антигон повел на Петру свои войска и потерпел поражение. Племя, обратившее в бегство греков, упоминалось и позже. Некоторые источники называли прародиной воинственных кочевников Ассирию, кто-то – Аравийский полуостров или даже Йемен. 

      Достоверно известно лишь то, что первым владыкой Набатейского царства был Арета I, взошедший на престол в 169 году до н.э. Он основал целую династию, почти два века правившую богатым и успешным городом-государством. А когда, со смертью его далекого потомка Раббэля II, царский род пресекся, ослабевшая Петра стала частью римской провинции Аравия. Но история города на этом не закончилась. Вплоть до VIII века н.э. здесь шла оживленная торговля и развивалось ремесло. 

       Ряд ученых считает, что Петра «умерла» не при римлянах и даже не при последующем византийском владычестве. Но когда сюда пришли арабы, вместо торговой столицы их встретил город-призрак. Возможно, на Петру обрушилась страшная эпидемия и именно она в одночасье погубила то, что создавалось веками… 

      Сезам, откройся!

      Но чем больше загадок окутывало город-призрак, тем больший интерес он вызывал. На протяжении почти столетия Петра была второй Атлантидой. Ее искали и крестоносцы, и ученые, и авантюристы всех мастей. Богатство, якобы спрятанное в ней, не давало покоя и христианским властителям, и мусульманским владыкам. Но век за веком поиски были бесплодны, и о городе набатейцев уже говорили лишь как о красивой легенде…

      И вот в 1812 году мир облетела невероятная весть – швейцарскому путешественнику Людвигу Буркхардту удалось обнаружить призрачный город. Любитель Востока, он провел в арабских странах десяток лет, в совершенстве освоив язык и местные обычаи. Многолетние скитания под палящим солнцем до неузнаваемости изменили и внешний облик. Этот смуглый бородатый человек мало чем напоминал типичного европейца. «Маскировка» была настолько хороша, что вводила в заблуждение даже бедуинов, а потому Буркхардта, ничтоже сумняшеся, принимали за своего. Так, под видом торговца тканями Ибрагима ибн Абдуллы он отправился с «товаром» из Дамаска в Каир. А когда караван проходил возле предполагаемого места расположения легендарного города, Буркхардт упросил местных жителей показать ему могилу пророка Аарона, брата Моисея. По преданиям, захоронение находилось на вершине горы, в которой был спрятан чудесный город. Именно там мнимый мусульманин собирался принести жертву. Однако до могилы Буркхардт и его спутник так и не дошли. Открывшийся перед ними город настолько впечатлил исследователя, что проводник вначале решил, что в купца вселился бес. Буркхардт скакал и прыгал от радости. Еще бы! Даже если бы в городе не нашлось ни одной ценной вещи, сам факт подобного открытия прославил ученого на века. 

      Не успели отгреметь фанфары в честь хитроумного исследователя, как в Петру потянулись историки, археологи и грабители… В таком странном соседстве шла кропотливая работа по «выкапыванию» из скалы удивительных зданий, храмов, гробниц, водных каналов, лавок и даже бань. Но раскопки, проводимые здесь уже почти два столетия, обнаружили лишь половину построек. А исследовано из них только 15%. 

      Пока это центральная мощеная улица, колонны, триумфальная арка, руины некоторых других сооружений. Группа британских археологов, работавшая в Петре в 90-х годах XIX столетия, обнаружила в скале настоящий «театр», вмещавший до 3 тыс. человек. Но существовало ли при набатейцах театральное искусство, или же это сооружение использовалось для религиозных целей, сегодня сказать сложно. Хотя считается, что первый текст Корана, написанный на берцовой кости верблюда, принадлежал «перу» набатейца, письменных источников в Петре, увы, найдено не было. Ученым приходилось заново давать названия своим находкам. Так появились удивительные для этих мест Дворец дочери фараона и Храм крылатых львов. В них действительно можно рассмотреть некоторые египетские черты. А вот планировки жилых домов были типичны для всего ближневосточного региона – они имели по 3–4 уровня и украшались каменными фасадами. Перед каждым домом находилась большая емкость для сбора дождевой воды, а к местным «дворцам» и «виллам» был подведен водопровод. Но поражает не это, а тот факт, что практически все постройки Петры были вырезаны в толще скал, причем чрезвычайно искусно. Единственным исключением из правила стали триумфальная арка и маленький храм, построенные римлянами традиционным способом. 

      В наследство от завоевателей Петре достались термы, форум и здание суда. Да и в целом, город вполне можно назвать настоящим ларцом с драгоценностями – разных народов и разных эпох. Здесь есть и византийская церковь, и мавзолей Аарона, и мечеть Казр аль-Бинт. В Петре даже сохранился монастырь, попасть в который можно лишь взобравшись высоко в гору по 800 выщербленным ступеням. 

      Однако чтобы увидеть всю красоту древнего города, нужно подняться еще выше, к месту священного поклонения богам. Когда-то здесь приносились кровавые человеческие жертвы. Возможно, поэтому Петру до сих пор называют…

 

      Город тысячи могил

      

      Многие ученые считают Петру не городом, а гигантской усыпальницей. Действительно, гробниц в скалах – тысячи. И не простых, а… шелковых! Таким удивительным названием они обязаны своему необычному цвету. Песчаник, из которого вырублены могилы, имеет настолько разнообразную цветовую гамму, что в свете солнца действительно напоминает богатую восточную ткань. Розово-красные переливы камня дали второе название и самому городу.

      Впрочем, сколько бы ни было в Розовом городе могил, живых там насчитывалось куда больше. По мнению археологов, в лучшие времена в Петре обитали 20–30 тыс. человек. Правда, большинство из них предпочитали жить не в скале, а на равнине. Точно так же, как и их потомки, которых в 70-е годы прошлого столетия иорданский король Хуссейн «переселил» из этих мест. Бедуины, испокон веков жившие в долине, ни в какую не хотели сдавать позиций, и королю пришлось пойти на уступки. За переселение он закрепил за местными жителями торговлю сувенирами и прочий «туристический бизнес». Только вот в самом главном вопросе Хуссейн остался непреклонен. Он не разрешил бедуинам хоронить умерших в скалах Петры, нарушив тем самым тысячелетнюю традицию. И вот уже тридцать лет местные жители рассказывают друг другу страшные истории о неупокоенных душах, ищущих себе пристанище в древнем городе! Но туристов подобные рассказы не пугают, и поток желающих посмотреть на чудо света с каждым годом только увеличивается. 

      Между тем, попасть сюда по-прежнему нелегко. Для того чтобы добраться до Петры, приходится, как и встарь, нанимать проводника. Местные жители за сравнительно небольшую плату с удовольствием покажут дорогу. Пробираться придется все тем же ущельем Сик, через которое в свое время пришли в город его первые поселенцы. В некоторых местах оно становится настолько узким, что лошадь или верблюд с всадником, кажется, едва протискивается между скалами. Древние набатейцы верили, что стены ущелья – живые. Их почитали, как богов, и приносили им жертвы. За тысячи лет скалы поросли густым мхом, только изредка открывающим взору остатки древних барельефов и колеи проложенных набатейцами водопроводных труб. 

      Чем ближе к концу ущелья, тем плотнее смыкаются скалы над головой, и последние 20–30 м путешественникам приходится идти практически в темноте. Подобно тьме театра, она предваряет удивительнейшее зрелище, заставляющее ахнуть даже самого искушенного и придирчивого зрителя – залитое солнцем, уходящее далеко ввысь здание Эль Казны. 

      Это величественное строение, как и прочие в Петре, получило свое название исключительно по недоразумению. Первые исследователи города решили, что именно в нем набатейцы хранили сокровища. Но их ожидало невероятное разочарование – фасад, украшенный диковинными скульптурами и рельефами, скрывает вовсе не древние «сейфы», а… могилы! Ниши для саркофагов расположены друг над другом в несколько рядов, и первые исследователи Петры ошибочно посчитали их камерами для хранения ценностей, а потому и дали строению такое интригующее название. 

      Если внимательно рассмотреть стены Казны, можно обнаружить на них многочисленные следы от пуль, некоторым из которых аж 500 лет! А все потому, что по поверью, в полых стенах Казны хранятся горы золотых монет, и стоит их только пробить, как на счастливца прольется настоящий золотой дождь. И хотя подтверждения этой заманчивой версии так никто и не дождался, в стену стреляют до сих пор. На всякий случай…

     Английский поэт и путешественник Дин Бургон описал Петру следующими словами: «Поистине уникально это необыкновенное чудо, красно-розовый город моложе лишь самого времени»

     Как и большинству чудес света, древнему городу Петра грозит разрушение. Разносить по камешкам город начали давно – после выхода на экраны культовой картины Стивена Спилберга «Индиана Джонс и последний крестовый поход». Тысячи туристов устремились сюда, надеясь повторить путь героя фильма. И хотя, подобно Индиане Джонсу, Священный Грааль им найти не удалось, город подвергся настоящему разграблению. А когда Петру признали одним из чудес света, число желающих на нее посмотреть выросло в разы. И если правительство Иордании в ближайшие месяцы не примет мер по сохранности памятника, уже через пять лет от Петры останутся лишь руины.

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!