ЧИЧЕН-ИЦА ИЛИ ВХОД В КОЛОДЕЦ КОЛДУНОВ
Октябрь 2007
Вернуться к номеру >>

Автор: Полина Гебль
Раздел: Глобальный мир
Теги: культ, история, археология, загадка, Южная Америка



Пять столетий назад испанский конкистадор из войска Эрнана Кортеса записал в своем дневнике: «Я увидел прекрасный город, утопающий в зелени девственных лесов. Входя в него, мы испытывали все возрастающее восхищение – высокие башни, величественные храмы, дворцы, стоящие прямо на воде. Мне казалось, что я попал в сказку или вижу чудесный сон... Такую красоту и величие нельзя создать человеческими руками...»

      Город, так поразивший испанца, назывался Чичен-Ица.

     

     Согласно легендам, все свои знания народ майя получил прямо с неба. Добрый и мудрый бог Кетцалькоатль вместе с семью другими богами случайно оказался в этих местах. Местный народ настолько приглянулся небожителям, что они решили научить неразумных людей всему, что знали сами.  

      Ученые, конечно же, не принимают эту версию всерьез. Но то, что города древних майя возникли при вмешательстве какой-то более развитой цивилизации, уже давно не вызывает сомнений. Красивейшие города с замысловатыми названиями Паленке, Тикаль, Ушмаль, Чичен-Ица появились столь загадочно, что впору верить «теории божественного происхождения». Многочисленные раскопки, уже не одно столетие проводившиеся на этой земле, ни на йоту не приблизили мир к разгадке тайн и секретов древней цивилизации. 

      Нам и по сей день остается лишь удивляться их поразительно точному календарю и прочим астрономическим знаниям. А ведь древние майя еще и владели искусством врачевания и умели делать сложные хирургические операции, развивали искусства и спорт… 

      Версий зарождения и гибели древней цивилизации по сей день огромное множество. А вот потомки майя не задаются такими сложными вопросами. Ведь все так просто и ясно изложено в легендах…

      …На востоке было царство Красного Чака – оттуда приходило багряное палящее светило; на севере царствовал Белый Чак – его ледяное дыхание приносило снега и дожди; Черный Чак жил на западе, где над песчаными пустынями чернели горы; а на юге, где мирно колыхались травы саванн и расстилалось зеленое море джунглей, правил Желтый Чак. А между царствами богов лежала страна народа майя. Со всех сторон слетались к благодатной земле майя Чаки, неся с собой ливни и грозы. Когда боги наклоняли свои кувшины с водой, небо окрашивала радуга и вечно юный бог кукурузы и владыка лесов Юм-Кааш покрывал поля и леса зелеными побегами. 

      Но и у богов случаются раздоры. Однажды Чаки не поделили упавший на землю кувшин. Долго спорили боги о том, кому его поднимать, а в это время реки и колодцы обмелели. И как ни пытались люди умилостивить небожителей, Чаки навеки покинули эти края и обрекли живущих здесь на гибель. Один за другим пустели селения, а города-крепости превращались в мавзолеи…

      Чичен-Ица, в июле этого года внесенная в список новых чудес света, вполне может называться именно таким мавзолеем. Но отнюдь не из-за вмешательства высших сил. Кровавые обычаи цивилизации майя сделали Чичен-Ицу некрополем. Красивым, величественным, но весьма жутким.

      Этот крупнейший в государстве город, по предположению историков, был основан в V–VI веках нашей эры. Вначале в нем обитало племя Ица. Время оказалось безжалостным к их творениям – сейчас пирамиды находятся под землей, а большинство статуй разрушенo. Осталось лишь само название, в переводе с языка майя означавшее «Вход в колодец колдунов». Ица были не слишком воинственным народом, и потому разделили участь других небольших племен – в X веке сюда пришли свирепые завоеватели-тольтеки.

      Воины, возглавляемые Топильцином Се Акатль Кетцалькоатлем, или Кукульканом, с легкостью разгромили маленькие отряды майя и поработили город. Но самая худшая участь ждала вождей майя – их принесли в жертву богу Солнца, сбросив в бездонный колодец cмерти…

      Тольтеки принесли в город смерть, разрушение и… невиданную красоту. Большая часть сооружений Чичен-Ицы была построена именно при них. Над древними пирамидами возвели новые – величественные и монументальные. Тольтеки приняли язык майя, их достижения в астрономии и математике, научились у них возделывать землю. А взамен привнесли в культуру майя культ Кетцалькоатля (Кукулькана) – пернатого божественного змея. Ему, кстати, посвящено и главное украшение города – пирамида Кукулькана. Сейчас местные жители называют ее Эль-кастильо («замок»). 

      Величественное сооружение было украшено изображениями змеиных голов со свирепо раскрытыми пастями. Вопреки нашим представлениям, пирамида эта была отнюдь не усыпальницей, а… календарем! От ее основания вели 4 лестницы с 91 ступенью каждая, соединенные на вершине еще одной ступенью. Таким образом, всего в здании имелось 365 ступеней – по одной на каждый день года. 

      До сих пор у пирамиды сохранилась одна чудесная особенность. В дни весеннего и осеннего равноденствия солнечная тень, падающая на ступеньки храма, создает иллюзию ползущей по ним змеи. Это завораживающее зрелище длится 3 часа 22 минуты и сообщает о приходе весны или осени. 

      Древние майя по-своему трактовали этот феномен, считая, что так бог Кетцалькоатль возвращается к жизни, и его дух находит пристанище под сводами пирамиды. Кукулькан удивителен не только внешне. Его глубины таят еще одну, так до сих пор и не разгаданную загадку. 

      Ученые, впервые заглянувшие вглубь пирамиды, обнаружили не только удивительные росписи, но и… еще одну, более древнюю пирамиду. В нее можно было попасть лишь через отверстие в полу храма. В этой святая святых перед учеными предстал трон, сделанный в виде стилизованной человеческой фигуры. Его назвали Чак-Мооль. 

      Сегодня можно лишь догадываться о страшном предназначении этой полулежащей статуи с огромным блюдом на животе. Дело в том, что боги древних майя были живыми и просили крови. Божественное бессмертие требовало постоянной подпитки. Обреченных стать пищей богов вешали, топили и хоронили заживо. Именно у майя существовала жестокая традиция вырывать сердце из груди живых людей. И большое блюдо статуи Чак-Мооля, скорее всего, видело немало таких страшных «подарков». 

      «В расход» шли все – в первую очередь, военнопленные. Если, как на беду, таковых не оказывалось, страшная участь могла ждать любого. До сих пор ученые не могут точно определить, каков был у древних майя порядок выбора жертвы. Ею мог стать и ребенок, и старик, и простой земледелец, и представитель высшей знати. Однако Чак-Мооль принимал только избранные жертвы. Тем же из обреченных, кто не удостаивался подобной чести, была уготована смерть на дне Сенота – «Священного колодца». 

      С этим местом связано множество историй, часть которых описана в книге пророчеств майя «Чилам Балам». Сенот располагался на расстоянии «трех полетов стрелы» от Кукулькана. В этом зловещем колодце, по преданию, жил Юм-Чак — бог дождя и влаги. Когда пересохли все реки и озера в округе, Юм-Чак выбил этот колодец собственной пятой, и в нем тотчас же появилась вода. Если Сенот мелел, сердца древних майя наполнялись благоговейным ужасом. Чтобы умилостивить недовольного бога, они посылали ему сотни красивейших юношей и девушек. И тогда Юм-Чак являл свою милость и колодец снова наполнялся водой. По мнению исследователей, за 500 лет существования Чичен-Ицы он принял в свои недра несколько десятков тысяч жертв. 

      В 800 м от Сенота располагался еще один колодец. К счастью, его назначение было более мирным – из малого Сенота Штолока древние майя всего лишь брали воду. Он не впечатляет размерами, и величественные храмовые пирамиды, окружающие по периметру Главную площадь, заслоняют его от любопытных взоров, являя миру лишь свою мощь и великолепие. 

      

      Почти не уступает громадине Кукулькана величие «Храма воинов». Главное украшение этой пирамиды – внушительных размеров площадка с четырьмя рядами колонн. Изображенные на них тольтекские воины и дали название храму. Когда-то эти мощные, 3-метровые колонны поддерживали крышу над святилищем, расположенным в верхнем ярусе здания. Внутри пирамида сохранила удивительные по красоте фрески с изображениями божественных Орла и Ягуара. Последнего древние майя почитали наравне с Пернатым Змеем. Фигурки этого животного встречаются повсюду. 

      Статуи хищника украшают фасад еще одного величественного храма, названного в его честь. Храм Ягуара имел два святилища – верхнее и нижнее. Существуeт предположениe, что верхняя часть храма служила смотровой площадкой, с которой местная знать наблюдала за страшной ритуальной игрой в мяч.

      Для нее в Чичен-Ице существовало аж 9 особых полей. Самое крупное из них располагалось в северной части города, неподалеку от «Священного колодца». Подобное соседство стало неслучайным. Ставки в этой игре были очень высоки, а правила поражали жестокостью и бессмысленностью. 

      Участвовали в ней две команды. Игрокам нужно было прогнать по большому огороженному полю резиновый мяч, не прикасаясь к нему ни кистями рук, ни ступнями. Кроме этого, мяч следовало провести через четыре каменных кольца, расположенных на стенах «ограды» на высоте 4 м. Игроки в пылу сражения не только ломали кости и получали увечья, но иногда и затаптывали друг друга. Триумф выживших был недолог. Если команда проигрывала, все ее члены приносились в жертву богам… На барельефе, украшающем самое крупное из подобных полей, как раз изображена сцена, где победившие игроки держат в руках отрубленную голову одного из побежденных.

      Возможно, эта свирепая игра стала родоначальником хорошо известного нам футбола. Испанские завоеватели, покорившие государства майя и ацтеков, «привезли» понравившуюся им игру в Испанию. К счастью, в таком страшном виде она в Европе не прижилась.

      Древняя цивилизация обогатила нас потрясающими астрономическими открытиями. В конце XIX века среди спасшихся от огня инквизиции книг ученые нашли уникальный труд. В рукописи, условно названной «Дрезденский кодекс», содержались не только сведения о планетах Солнечной системы и далеких звездах, но и удивительно точные цифры и даты, описывающие астрономические параметры и явления. Научно установлено, что майя знали, за какое время Венера обращается вокруг Солнца. Они точно определили продолжительность марсианского года, местоположение Ориона и созвездий Близнецов и Плеяд. По их уникальной таблице и сегодня можно высчитывать лунные и солнечные затмения для любой точки земного шара. Они единственные на планете с потрясающей точностью вычислили и продолжительность земного года – 365,2421 дня. Не исключено, что какие-то из этих удивительных открытий были сделаны в «обсерватории» Чичен-Ицы. 

      Ее величественное круглое здание отлично сохранилось по сей день. Внутрь обсерватории ведет винтовая лестница, благодаря которой археологи окрестили здание «Улиткой» (Караколь). Различные по форме отверстия, находящиеся на ее стенах, строго ориентированы на отдельные звезды и звездные скопления, а верхняя смотровая площадка и в наши дни используется для наблюдения за редкими астрономическими явлениями. С нее, кстати, открывается великолепный вид на «второй» ярус городских сооружений.

      Например, на вереницу небольших пирамид, расположенных рядом с Кукульканом. Они не поражают замысловатостью конструкции, зато на их стенах ученые обнаружили фрески, изображающие странных существ. Гуманоиды со стен пирамид одеты в некое подобие современных скафандров. Археологи до сих пор не могут сказать наверняка, кто были эти люди и почему их одеяние так разительно отличается от одежды древних майя.

      Еще одно удивительное сооружение в Чичен-Ице было условно названо храмом Бородатого человека. Рваные очертания его интерьера, возможно, и являются причиной замечательной акустики. Даже сказанное тихим шепотом слово тут же разносится по всему храму. 

      Вообще, в Чичен-Ице каждый храм имеет свою загадку. Например, «Дом черных письмен». Его центральное помещение украшает изображение жреца в венке из черных иероглифов. Их значение ученые не могут расшифровать до сих пор. Равно как и понять, почему стены этого здания буквально испещрены оттисками человеческих рук. Подобную технику археологи не встречали ни в одном из известных городов империи майя. 

      Два других храма – «Платформа ягуаров и орлов» и «Храм черепов» – славятся своими жуткими барельефами. На стенах первого выгравированы изображения животных, пожирающих человеческие сердца, а стены второго покрыты рельефными изображениями черепов. Каменная стена этого храма являлась основанием для деревянных рам, на которых вешались черепа убитых врагов, а также тех, кого приносили в жертву. 

      По сравнению с этими жутковатыми рисунками росписи храма «Платформа Венеры», построенного в честь одноименной планеты и «Красный дом» бога дождя Чака успокаивают и настраивают на философский лад. Скорее всего, в них проводились достаточно скромные служения, звучала музыка и возжигались благовония.  

       А вот назначение здания, раскопанного в начале XX века и почему-то названного женским монастырем, до сих пор неизвестно. Это крупное сооружение, расположенное к югу от Караколя, скорее напоминает дворец. Его широкая лестница как будто разделяет здание на две части – нижнюю, «жилую», и верхнюю, похожую на огромную молельню. Дверь, ведущая в «монастырь», украшена фигурой, сидящей в позе Будды. Существует ли связь между этой статуей и подобными ей, но расположенными за тысячи километров, в Азии?..

       

      В 1519 году, когда корабли Кортеса причалили к берегам Нового Света, город Чичен-Ица был уже мертв. Подобно своему «чудесному» коллеге Мачу-Пикчу, он так и не увидел испанских завоевателей. Считается, что последний житель покинул его в 1050 году. Ученые до сих пор не могут дать ответ, что погубило Чичен-Ицу. Была ли то война, или на город обрушилась эпидемия неведомой болезни, а быть может, иссякли запасы воды…

      Первый раз о Чичен-Ице в Старом Свете узнали в середине XVI века. Фрай Диего Де Ланда, посетивший эти места, в своих путевых заметках описал удивительный город. Но, как ни странно, эти рассказы не пробудили никакого интереса у искателей золота и приключений. До середины XIX века Чичен-Ица была лишь незаметной точкой на карте нового континента, пока в 1842 году древний город не посетили английские путешественники Джон Ллойд Стефенс и Фредерик Катервуд. Опубликованный ими отчет с детальной картой местности наделал немало шума и проторил дорогу к пирамидам майя. 

      Через пять лет сюда приехал француз Дезри Чарней, а еще несколько лет спустя его соотечественник археолог Огюст де Плонжеон начал на территории Чичен-Ицы первые упорядоченные раскопки. Конкурентов у Плонжеона практически не было. В научной среде Чичен-Ица считалась «неперспективным» объектом, лишенным сколько-нибудь значимых культурных и материальных ценностей. Именно эта незавидная репутация в то время и спасла Чичен-Ицу от «черных копателей», буквально перевернувших другие поселения майя. 

      Тем не менее, на рубеже XIX и XX веков Чичен-Ица не страдала от отсутствия посетителей. В основном, сюда ехали художники и фотографы, так что открытки с отретушированными и зачастую приукрашенными пирамидами и статуями Чичен-Ицы можно было встретить в любом провинциальном городе и Старого, и Нового Света. 

      Первый после Плонжеона серьезный исследователь – американец Эдвард Герберт Томпсон – приехал в Чичен-Ицу в 1904 году. В отличие от своего французского коллеги, Томпсон занялся не пирамидами, а достаточно неприметным с виду объектом, напоминающим колодец. Многие годы Сенот и считался таковым, пока дотошный американец не раскопал его фактически до дна. Извлеченные из колодца черепа и кости заставили напрочь отказаться от первоначальной версии.

      Страшные находки ждали и мексиканских ученых Хосе Эроса и Мигеля Анджела Фернандеса, начавших раскопки в 20-х годах. Найденные изувеченные человеческие останки уже не оставляли сомнения в том, что Чичен-Ица была не только одним из административных центров империи, но и ее своеобразным «жертвенником». 

      Эту версию подтвердили и проведенные позже исследования группы археологов Института Карнеги под руководством Сильвануса Морлея и Альфреда Киддера, а также послевоенные раскопки мексиканцев Альберто Руса, Хорхе Акоста и Романа Пинья Чана. 

      Вообще, на протяжении последнего века археологические работы в Чичен-Ице практически не прекращались. И каждый из ученых находил в древнем городе что-то заслуживающее внимания. Часть артефактов перекочевала в ведущие музеи мира, а часть, к сожалению, осела в частных коллекциях и вряд ли когда-то будет явлена человечеству. Да и сам город постепенно разрушается. Вряд ли древние майя и тольтеки, возводя свои пирамиды, рассчитывали на полуторатысячелетнюю жизнь своих творений! 

      Первые реставрационные работы в Чичен-Ице начались только в 60-е годы, когда мексиканское правительство объявило город национальным достоянием и выделило необходимые деньги. Впрочем, эта мера всего лишь на время приостановила разрушение памятника. В последние годы к естественным разрушителям – влаге и ветрам – прибавился еще и «человеческий» фактор. 

      Подобно многим своим «чудесным» коллегам, Чичен-Ица страдает от собственной популярности. Тысячи туристов, ежегодно приезжающих посмотреть на ее сооружения, буквально по камешку растаскивают город на сувениры. Мексиканские власти устанавливают на его территории новые камеры наблюдения, специалисты из ЮНЕСКО – выпускают очередные буклеты с призывом бережно относиться к историческому памятнику, а туристы, тем временем, по-прежнему уносят в карманах кусочки Чуда…

     Национализированное чудо света

     Последние месяцы правительство Мексики всерьез озаботилось скупкой земли вокруг древнего города Чичен-Ица. 15 кв. км, прилегающих к комплексу, сейчас принадлежат трем индейским общинам и частным лицам. Несмотря на то, что по закону официальный Мехико может просто забрать землю, решено было договориться с ее владельцами по-хорошему. А все потому, что индейские колдуны в случае насильственного отъема собственности обещали наслать проклятие на головы чересчур ретивых чиновников… Возможно, именно поэтому в Мексике около 85% археологических территорий до сих пор находятся в частном владении.

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!