ЯСТРЕБ, СЪЕДЕННЫЙ ГОЛУБЕМ. 90-Й ПРЕМЬЕР-МИНИСТР ЯПОНИИ СИНДЗО АБЭ ЗАДЕРЖАЛСЯ НА СВОЕМ ПОСТУ ЧУТЬ БОЛЬШЕ ГОДА.
Октябрь 2007
Вернуться к номеру >>

Раздел: Политика
Теги: политика, персоналии, Япония



Худой, почти изможденный человек поднял глаза от маленького листка бумаги. Перед ним шумел зал, битком набитый депутатами и прессой. Стараясь не смотреть в объективы окруживших его камер, Синдзо Абэ придвинул к себе микрофон и негромко произнес: «Я виноват. Я беру на себя всю ответственность за этот разочаровывающий результат моей работы». Он не стал сваливать вину за 10 месяцев неудачного правления на чиновников, он один ответил за всех. В тот день 90-й, самый молодой за послевоенную историю Японии премьер-министр окончательно понял, что проиграл…

     

     Те, кто многие годы знал Синдзо Абэ, только недоуменно качали головой, услышав о его намерении уйти в отставку. Неужели карьера закончена и перспективный (к тому же, по японским меркам, вызывающе молодой) 52-летний политик теперь способен лишь писать мемуары?..

      Синдзо Абэ за глаза называли принцем. Но не из-за томности во взоре и романтичности натуры. Абэ был самым настоящим «политическим принцем». 

      Его дед, Киси Нобусукэ, возглавлял правительство страны с 1957 по 1960 год. Отец, Синтаро Абэ, долгие годы считался одним из лидеров правящей Либерально-демократической партии и занимал пост главы МИД Японии. Он наверняка стал бы премьером, если бы не внезапная болезнь и смерть. Сын исполнил отцовскую мечту. Хотя и не совсем так, как хотел.

      

      …В июле прошлого года потенциальные лидеры правящей партии устроили модное шоу. Главные фавориты предвыборной гонки продемонстрировали опешившей публике и журналистам легкие наряды от ведущих дизайнеров. Официально акция называлась «откажись от костюма и кондиционера» и проводилась в рамках государственной программы энергосбережения. Участие в агитации за работу без галстуков обычно принимали звезды шоу-бизнеса. Но перед выборами показать себя во всей красе решили и серьезные государственные мужи.

      Пока Таро Асо, Садакадзе Танигаки и Синдзо Абэ в легких рубашечках дефилировали по подиуму, уходящий премьер Дзюньитиро Коидзуми ломал голову над тем, кого из них назвать своим преемником…  

      После долгих баталий руководство партии скрипя зубами одобрило кандидатуру Синдзо Абэ. Уже тогда либеральные демократы считали, что премьером должен стать Фукуда, но сдались под напором Коидзуми. 

      Уходящий премьер представил преемника как человека сильного, напористого и энергичного – именно такой премьер-министр, по мнению вечного бунтаря Коидзуми, и нужен Японии. Он должен был всколыхнуть политическое болото, в котором странa сидела долгие годы, улучшить отношения с соседями и провести ряд реформ внутри страны. Примерно так Абэ и начал действовать…

       Для начала новый премьер закрутил гайки. В первые же дни после своего избрания он официально заявил: «Япония должна быть сильной и жесткой. Мы не ищем врагов, но дружим только на равных». Сразу стало понятно, в чей огород полетел первый камушек – США получили очередного слишком самостоятельного друга. 

      Кстати, Синдзо Абэ, еще в его бытность просто министром, удалось прослыть и «прозападником», и «националистом» одновременно. Сам же политик объяснял такое раздвоение личности просто: «Мы берем у США все лучшее, их лучшие формы, но наполняем их своим содержанием». 

      Став премьером, он ввел новую должность – советника по национальной безопасности. Совсем как в Белом доме. Одновременно Абэ планировал организацию собственной разведки по аналогии с американской ЦРУ или британской MI-5. А позже премьер озвучил и необходимость создания собственной армии. 

      Последний вопрос является для Японии «больным» вот уже 60 лет. Нейтралитет, закрепленный в принятой после Второй мировой войны конституции, стал для страны палкой о двух концах. Хотя имеющиеся в стране так называемые добровольные силы самообороны, по сути, являются полноценной армией, юридический статус их весьма запутан и неопределен. Между тем, мир меняется и очевидно, что послевоенные подходы сегодня никуда не годятся.

      Одной армией амбициозный премьер решил не ограничиваться. В политике многое легко читается между строк. Чем, собственно говоря, и занялись мировые аналитики, услышав фразу: «Япония не собирается создавать ядерное оружие, но конституция не запрещает нам его иметь». 

      Тут японское общество, известное своим традиционалистским укладoм, всерьез залихорадило. Удивительно, что тогда Синдзо Абэ не заметил, как зашаталось кресло и под ним самим… 

     «Мы пойдем другим путем»

      Неизвестно, был ли знаком Синдзо Абэ с этой хрестоматийной фразой Владимира Ульянова, но девизом премьерства он выбрал именно ее. 

       Безусловно, Абэ с благодарностью и почтением относился к своему учителю Дзюньитиро Коидзуми, однако политика прежнего премьера его никак не устраивала. 

      Взять хотя бы принципиальную позицию Коидзуми в отношении посещения храма Ясукуни – символической усыпальницы японских солдат, погибших во время Второй мировой войны. 

      Соседняя Корея бурлила от негодования, а японский премьер исправно каждый год устраивал там молебны. Для Азии это было таким же оскорблением, как если бы канцлер Германии Ангела Меркель торжественно посетила нацистское кладбище. 

      Синдзо Абэ нашел свой выход из щекотливого положения. На службе в храме Ясукуни он не появился, но, чтобы не обижать сограждан, прислал туда подарок – священное дерево сасаки. 

      С другой, не менее больной для Японии проблемой (Курильские острова) Синдзо Абэ решил бороться «хирургическим» методом. Устами своего министра иностранных дел Таро Асо он предложил… все поделить. 

      Тезис не нов, но привлекателен своей простотой. Синдзо Абэ, решил разрубить Гордиев узел Курильских островов, «разрезав» их на две половины. Но его шаг не оценила ни одна из сторон. Россия отказалась даже рассматривать подобный вариант, а в Японии подобное предложение вызвало шквал протеста. 

      Задачу борьбы с преступностью Абэ тоже начал решать по-своему. И пятый месяц пребывания у власти он отметил… отменой запрета на смертную казнь. Практически в один день, накануне Рождества, в японских тюрьмах были повешены четыре преступника. Местная христианская общественность была возмущена до глубины души, но их протесты ничуть не поколебали решение премьера. 

      

      А родная партия тем временем уже вовсю била тревогу. Кроме очевидно непопулярных законов, на счету правительства было множество громких скандалов.

      Сначала «добровольно» подал в отставку глава налогового комитета Масааки Хомма. Ему инкриминировалось предоставление служебной квартиры своей любовнице. Не прошло и месяца, как заявление написал и министр по административным реформам Генитиро Сата. После ничем не примечательной плановой проверки вдруг выяснилось, что Сата был причастен к составлению «липовых» бухгалтерских отчетов о расходовании государственных средств. 

      В это же время журналисты раскопали еще одну чиновничью махинацию. Оказывается, «правильные» вопросы на встречах министров с гражданами были куплены. Для Японии, гордящейся своей демократичной традицией «хождения в народ», это стало пощечиной. 

      Но череда политических скандалов на этом не закончилась. Публично опозорились еще два министра. Вначале глава Минобороны Фумио Кюма заявил, что атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки были неизбежны (прямо так и сказал!). А спустя несколько недель министр здравоохранения Хакуо Янагисава назвал японских женщин «машинами для рождения детей». Опять Синдзо Абэ пришлось оправдываться перед возмущенной общественностью и выгораживать своих подчиненных. 

      Дальше – больше. В мае 2007-го в своей квартире было найдено тело министра земледелия, лесоводства и рыболовства Японии Тосикацу Мацуока. 62-летний политик, против которого накануне было выдвинуто обвинение в коррупции, не вынес унижения и повесился. «Это было не только самоубийство одного человека, это смерть всего правительства», – писали в те дни японские газеты. И они не ошиблись.

      

      Дни премьерства для Синдзо Абэ были сочтены. Абэ тонул, грозя увлечь с собой на дно Либерально-демократическую партию. В результате парламентских выборов, состоявшихся 29 июля, правящая коалиция получила лишь 103 места из 242. Менее чем за год популярность партии упала с 70 до 30%.

       Не считая кратковременного отступления в 1993-м, либеральные демократы впервые за 50 лет монопольного правления столкнулись с реальной угрозой потерять власть. Тем более что демократическая партия «не спала в шапку». Демократы получили большинство в верхней палате парламента, а вступив в коалицию с мелкими партиями, вполне могли «выпихнуть» либералов и из нижней палаты. Газетные заголовки, уже не стесняясь, называли имя будущего премьера – 65-летнего лидера демократов, весьма популярного политика Итиро Одзава. 

      …12 сентября Синдзо Абэ объявил о своем намерении уйти в отставку. Его не стали удерживать. В больницу, куда с диагнозом «крайнее истощение» Абэ попал накануне партийных выборов, товарищи прислали лишь сухие пожелания скорейшего выздоровления. А спустя неделю проголосовали за нового лидера, предпочтя опыт молодости. Новым главой либерально-демократической партии стал 71-летний Ясуо Фукуда. 

     Старый конь 

     борозды не испортит


      Консервативная Япония вздохнула с облегчением. Перемены отменяются. Конституция остается целой и невредимой, а страна – суверенной, но не слишком воинственной. 

       23 сентября Япония получила нового главу либерально-демократической партии, а 26 числа – очередного, 91-го по счету, премьер-министра. Тоже, кстати, «наследного принца». Его отец Такэо Фукуда в 1976–1978 годах возглавлял японское правительство. Дотошные журналисты уже подсчитали, что сына от отца отделяют 30 лет и 23 премьера.

      Все это время Фукудa-младший не сидел сложа руки. Блестящий выпускник университета Васэда, Ясуо почти 20 лет проработал в нефтяной компании «Марудзэн Петролеум». И только потом Фукуда-старший допустил его до серьезной политической деятельности. Сначала – в должности секретаря своего аппарата. Через несколько лет канцелярской работы Фукуда начал заниматься финансовыми и внешнеполитическими делами. 

      Впервые в парламент Ясуо Фукуда был избран в 1990 году. И переизбирался целых шесть раз. В октябре 2000 года он занял пост генерального секретаря в кабинете Иосиро Мори. Единственным черным пятном на его безупречной репутации стал разыгравшийся в 2004 году крупный коррупционный скандал. И хотя вина Фукуда состояла только в неуплате пенсионных взносов, соображения долга и чести вынудили его подать в отставку. 

      Тем не менее, его очень ценили в партии, причем исключительно благодаря личным качествам, а не происхождению. За Фукуда стойко закрепилась слава «миротворца», способного из любой острой ситуации найти компромиссный выход. Руководство либеральных демократов ненавидело бунтаря и популиста Коидзуми, с трудом терпело «ястреба» Абэ и всем сердцем болело за «голубя» Фукуда. Миг триумфа откладывался больше десяти лет, но премьерское кресло Фукуда все-таки получил…

      …Во вторник 26 сентября облаченный во фрак новый премьер-министр предстал перед императором Акихито, чтобы получить монаршее благословение и напутствие. Судя по всему, Фукуда пообещал императору не только заботиться о благосостоянии страны, но и оберегать ее от потрясений. Время перемен сменилось эпохой стабильности…

      Для начала Ясуо Фукуда сохранил прежний состав кабинета министров. Своих постов лишились только 2 человека. 

      

      Еще задолго до утверждения в новой должности Фукуда строил планы на будущее. Во-первых, он поспешил заявить журналистам, что не станет посещать храм Ясукуни и постарается наладить с соседними Кореей и Китаем «братские связи». Не менее лояльную позицию новый премьер планировал занять и в отношении Северной Кореи. 

      При этом ссориться со стратегическим партнером – США – новый премьер никак не намерен, а, наоборот, собирается вывести японо-американские отношения на новый, более тесный уровень. Последний тезис вряд ли можно назвать популистским. Японское общество весьма настороженно относится к глобалистским стремлениям США. Японские корабли-заправщики, курсирующие в Индийском океане в рамках «афганской операции» – это одно, а вот перспектива «живой силой» поучаствовать в очередном международном конфликте, затеянном Белым домом, – совсем другое. И хотя Фукуда клятвенно заверил, что конституция Японии никаких изменений (особенно в части военного нейтралитета) не претерпит, японцы отнеслись к подобным заявлениям весьма настороженно. Равно как и к намерению «конструктивно работать с Россией». На деле это может означать одно – решения проблемы Курильских островов при этом премьере Япония не дождется… 

      Скорее всего, Фукуда станет гораздо более популярным главой правительства, нежели его предшественник. Он всячески демонстрирует скромность и неприхотливость, столь ценимые в этой стране. Он отказывается от пафосных кортежей и всем кулинарным изыскам предпочитает простонародное блюдо – лапшу удон. Правда, злые журналистские языки уже не преминули сравнить с ней и самого премьера, назвав его пресным, безликим и абсолютно универсальным… 

      Станет ли это благом или бедой для Японии, покажет время…

     

     Власти Японии борются с самоубийствами

      

     Недавнее самоубийство министра земледелия, лесоводства и рыболовства страны Тосикацу Мацуока подтолкнуло японское правительство к созданию специальной государственной программы, призванной сократить в стране количество суицидов. 

      Вначале власти намерены блокировать доступ к интернет-сайтам, пропагандирующим самоубийства (а в Сети таковых немало). На всех магистралях уже устанавливаются рекламные щиты, призывающие беречь собственную жизнь, а в фирмах и корпорациях проводятся специальные агитационные мероприятия. 

      Необходимость в подобном комплексе мер назрела в Японии давно. По статистике, в Стране восходящего солнца ежегодно добровольно уходят из жизни 30 тыс. человек, и показатель суицидов здесь – самый высокий в индустриальном мире (лидерство сверхбогатой Японии периодически оспаривает сверхблагополучная Швеция). Аналитики склонны считать причиной этого удручающего факта не только стрессы – бич Японии, но и историческое отношение к самоубийству как «благородному и оправданному» способу решения многих проблем.

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!