КОРОЛЕВСТВО ТОНГА
Сентябрь 2007
Вернуться к номеру >>

Автор: Влада Лепешинская
Раздел: Глобальный мир
Теги: политика, экономика, еда, страноведение, культ



Здесь законодательством строго-настрого запрещено работать в воскресенье, ставить машину под кокосовой пальмой и давать чаевые. Прибрежные воды кишат рыбой, а на суше еда просто падает с неба…

     Удивительно, но большая часть островов южно-тихоокеанского архипелага Тонга – необитаемы. Относительно или абсолютно. И не потому, что условия там непригодны для жизни. Просто местные жители – тонганцы – слишком ленивы, чтобы куда-то перемещаться.

      Это правило не распространяется только на активную часть молодежи, которая за образованием или заработком устремляется в соседние Новую Зеландию и Австралию.

       Старики их не понимают: зачем ехать куда-то, если здесь все есть? Умереть с голоду на Тонга невозможно, работы предостаточно, а девушки вообще самые красивые на всем Тихом океане. Даже университет свой имеется – два каменных корпуса и полдюжины хижин.

 

В Тонга нельзя работать в воскресенье – за это полагается административное наказание. А деловые контракты, подписанные в этот день, просто считаются недействительными.

     



      На крошечных островах есть свои газеты, ФМ-станции и целых два сотовых оператора. Интернет на Тонга настолько хорошо прижился, что, по официальным данным, каждый десятый житель островов имеет свой собственный адрес в Сети. На деле, правда, это не совсем так – просто Тонга активно торгует своими доменными адресами, а заодно и гражданством. Законом это не запрещается. 

      В тюрьму на Тонга можно угодить за другие вещи. Например, здесь законом запрещено ставить машину под кокосовой пальмой. И неспроста – смерть от удара кокосом по голове, к сожалению, не редкость. 

      Тюрьма в Тонга особенная. Расположена она на самом большом, «столичном» острове Тонгатапу. В ней есть и решетки, и охрана – все как полагается. Правда, режим содержания весьма своеобразный. Заключенные днем приторговывают овощами на местном рынке, а некоторые даже успевают заскочить домой и пообедать. Бежать из нее бессмысленно – на острове, где все друг друга знают, не спрячешься. Успокаивает лишь то, что большинство заключенных сидит за мелкие кражи и мошенничество. Убийство и прочие зверства на Тонга – большая редкость. 

      В Тонга не принято давать чаевые. Равно как и взятки. Ну если только очень маленькие, по 5–10 местных паангов, за скорость оформления тех или иных документов. Вообще, тонганцы – люди нежадные. Может поэтому и торговля на островах – не самое популярное занятие. В основном архипелаг живет за счет сельского хозяйства и туризма.

      Посетить Тонга в туристических целях – удовольствие не из дешевых. Цены в гостиницах и местных ресторанчиках не уступают общемировым. Но заядлых путешественников не пугают дороговизна, отсутствие бытовых удобств и москиты.

      Туристы приезжают сюда полюбоваться на китов, пути миграции которых проходят вблизи архипелага. Еще одно увлекательное местное зрелище – появление из воды «новых островов». Дело в том, что часть архипелага становится заметной только во время отлива. Помимо таких островов-невидимок, Тонга может похвастаться и настоящим «островообразованием» – из-за вулканической деятельности на дне океана Тонга каждые пять–десять лет «прирастает» все новой и новой сушей. Правда, верхушки поднявшихся вулканов остаются необитаемыми, но зато в мировых атласах государство регулярно увеличивается в размерах.

      На Тонга встречаются и достопримечательности мирового масштаба. Например, входящий в состав архипелага небольшой островок Ниаутопутану является самым «быстрым» участком земной коры. Он перемещается по дну Тихого океана с фантастической, по мнению геологов, скоростью – 25,4 см в год. А совсем недалеко от него находится и желоб Тонга (10 882 м) – одно из самых глубоких мест Мирового океана, окруженное небывалыми по красоте коралловыми рифами. 

      

      Добраться до архипелага по-прежнему сложно. Никогда не знаешь, когда сюда попадешь и когда отсюда уедешь. Хотя в стране 6 аэропортов, пользы от них мало – самолеты летают как Бог на душу положит. Транспортные кризисы случаются в стране даже чаще экономических. Это неудивительно, ведь еще год назад на крошечном Тонга работали 7 компаний-перевозчиков. Сейчас все летные объекты находятся в ведении одной компании «Tonga Airports Ltd». По мнению властей, такая насильственная национализация поможет вывести транспортную сферу из коллапса и заставить ее пополнять государственный бюджет. До этого исторического решения авиакомпании Тонга работали… себе в убыток. Хотя глядя на дома, выстроенные местными авиабоссами, этого не скажешь.

       Кстати, в пальмовых хижинах здесь уже почти никто не живет. Каждая семья старается обзавестись отдельным домиком. Кто победнее – собирает жилье из подручных материалов. Зажиточные граждане строят кирпичные дома и украшают их цветами и художественной росписью. 

      Вообще, страна не может жаловаться на бедность красок. Одних пальм здесь более 40 видов, а вся островная флора насчитывает до 300 родов. Так как на островах тепло круглый год, цветы в Тонга не переводятся. Равно как птицы и насекомые. Последние, правда, доставляют тонганцам существенные проблемы, так как местные москиты считаются переносчиками опасного заболевания – лихорадки Денге. 

       А вот птицы не только радуют глаз и услаждают слух, но и покрывают острова плодороднейшей субстанцией, гуано. Правда, в отличие от соседнего Науру, местные власти не ведут его промышленную добычу, и тонганцы буквально ходят ногами по «золоту». Гуано остается на родине, удобряя и без того плодородную почву. Чего на ней только не растет – от кофейных деревьев, ванили и бананов до гигантских томатов и арбузов. Тонганские арбузы славятся не только ароматной мякотью, но и необычной, вытянутой формой. Их очень любит местная мелкая живность – крысы и мыши. 

      Когда-то их предков завезли на остров европейские путешественники. Островитяне грызунов нещадно травят и ловят (без особого толку), а вот других «приезжих» – свинок – кормят и пестуют. И до сих пор любовно называют «главным европейским подарком».

 

Тонга – будущий космопорт! 

     Еще 5 лет назад по всем мировым агентствам прошелестела новость о том, что один из островов государства Тонга может стать частным космическим портом. С его крошечной территории предполагалось запускать в космос туристов, готовых заплатить за полет 2 млн. долларов. С такой необычной инициативой выступили специалисты американской компании «Интерорбитальные системы», разрабатывающей пусковые космические ракеты. Они посетили маленький островок Эуа и обнаружили там идеальные условия для строительства космодрома. Заодно компания решила заняться постройкой ракет для космических туристов. Но, очевидно, найти спонсоров под такой грандиозный проект до сих пор не могут.



     Открытие острова

     
 Первым европейцем, высадившимся на островах, был знаменитый Абель Тасман. В 1643 году любознательный голландец провел здесь несколько недель и, не найдя ничего для себя интересного, благополучно отбыл в сторону Новой Зеландии. Через полтора века его маршрут повторил другой путешественник – Джеймс Кук. Правда, и он на Тонга не задержался. 

      По иронии судьбы красивейший архипелаг никому не был нужен вплоть до 1900 года. В тот знаменательный год Великобритания вспомнила о «мелочи», позабытой где-то в южной части Тихого океана. Но острова казались столь незначительным приобретением, что могущественная морская держава даже не озаботилась сделать их полноценной колонией. Над Тонга был установлен номинальный протекторат, и на протяжении 70 лет Британия практически не вмешивалась во внутреннее самоуправление островов, сложившееся еще в середине XIX века. 

      В ту пору племена устали воевать между собой и почти единогласно избрали своим правителем вождя Тупоу. Новый король не только сплотил нацию, но и в 1875 году принял конституцию. 

      К такому историческому решению монарха привел скромный английский миссионер Шерли Бейкер, чудом оказавшийся на островах в 1860 году. Пастор не только редактировал первую тонганскую конституцию, но и помогал королю заключать договоры с Германией и Англией о признании независимости. Неудивительно, что за подобную активность Бейкера быстро лишили сана и отозвали на родину. Но бывший пастор оказался на редкость упрямым человеком. Через полгода он вернулся на Тонга и стал… премьер-министром. Забавно, что большинство законов, подсказанных Бейкером королю, живы до сих пор. 

      Кстати, король на Тонга по-прежнему является единоличным правителем, а находящийся при нем парламент (состоящий в основном из родственников) выполняет скорее декоративную функцию.

     

     И вся 

     королевская рать….


     


     

      Сегодня Тонга – единственная в Океании наследственная монархия. Древние источники относят дату ее рождения аж к 500 году н.э. 

       Однако королевская власть в этих краях лишена всякого пафоса. Отец нынешнего монарха – Тауфаахау Тупоу IV – частенько ходил по улицам без охраны и уважал местные ресторанчики. Во время таких «хождений в народ» король запросто общался со своими подданными, выслушивал жалобы, давал советы и… назначал на должности. Правда, не всегда удачно. В самом конце 90-х Тауфаахау Тупоу IV совершил очевидный кадровый промах. Он назначил придворным шутом некого Джесси Богданоффа – предприимчивого калифорнийца русского происхождения. Новый придворный развлекал монарха шутками, свежими анекдотами и… спиритическими сеансами. Во время одного из «столоверчений» дух умершего предка посетовал королю на то, что «Bank of America» платит слишком маленькие проценты. Духи посоветовали перевести деньги куда-нибудь в иное место. 

      Король уважал советы предков и решил тут же исправить ситуацию. В результате 24 млн. долларов, вырученные за тонганские паспорта, в сентябре 2001 года… бесследно исчезли. А вместе с ними растворился в неизвестном направлении и господин Богданофф. 

      Впрочем, образовавшуюся в бюджете брешь быстро залатали. Напечатали еще паспортов, которые разошлись по миру, как горячие пирожки. В государственной казне появились новые дензнаки, а в королевской резиденции – изящный проволочный забор. Теперь он помогает придворной гвардии охранять дворец от злоумышленников и… вездесущих поросят, неравнодушных к королевским клумбам.

      Но не стоит думать, что гвардейская служба этим и ограничивается. Несколько лет назад с помощью своих бойцов король даже выиграл настоящую войну. Один из островов архипелага – Минерву – задумал захватить некий предприимчивый американец Бад Дэвис. Он соорудил над островом непотопляемый постамент, водрузил на него свой флаг и объявил себя королем. Тупоу IV всерьез обиделся и отправил к мятежнику боевой корабль с войском в 100 человек. Королевские бойцы десантировались на вражескую территорию, уничтожили флаг и депортировали мятежника в соседнюю Новую Зеландию. 

      Одним словом, при Тауфаахау Тупоу IV страна жила бедно, но весело. Ни один мало-мальски значимый праздник не обходился без королевского участия. Народ боготворил своего монарха, и когда в сентябре прошлого года в возрасте 87 лет король скончался, его подданные были безутешны. Чтобы встретить самолет с телом правителя, тысячи людей в траурной одежде выстроили «живой коридор» от дворца до взлетной полосы. А сын Тауфаахау Тупоу IV – будущий Георг Тупоу V – даже решил на год отложить свою коронацию, посчитав себя недостойным возглавить страну сразу после такого великого монарха. 

      Тауфаахау Тупоу IV действительно был масштабной личностью. Хотя он правил страной более 40 лет, в книгу Гиннесса Тауфаахау Тупоу IV вошел по другому поводу. Он был не только большим человеком, но и самым большим в мире монархом. В последние годы жизни его вес составлял 130 кг, а в молодости – доходил до 200! Но на Тонга этот факт воспринимался как должное. 

      Tучность издавна считалась здесь признаком красоты, богатства и силы. Тонганцы стараются соблюдать древний обычай, и количество людей, страдающих ожирением, неуклонно растет. Глядя на величественные фигуры местных жителей, кажется – счастью и благоденствию этой страны ничто не угрожает. Но, к сожалению, горести и беды не обходят стороной даже «счастливые острова».



     

     Почти 15 лет министром энергетики Тонга был… украинец. Геннадий Борисенко, энергетик по образованию, еще в годы перестройки приехал сюда в отпуск. Острова настолько очаровали туриста, что он решил остаться здесь работать. Специалистов с таким качественным образованием на Тонга было немного, и спустя всего год Геннадий Борисенко стал министром. Сегодня он уже отошел от дел, но возвращаться на родину даже не думает…

 



     Пришла беда – 

     отворяй ворота!


      Особенно тяжелым для Тонга выдался прошлый, 2006 год. Сначала в марте, во время публичного выступления, у короля случился сердечный приступ. Еще через неделю страна узнала, что болезнь Тауфаахау Тупоу IV неизлечима… 

       В августе в автокатастрофе погибли один из принцев и его жена. Молодая американка, не справившись с управлением «Мустангом», врезалась в автомобиль принца Туипелеаки и принцессы Кайманы. Королевская семья, сраженная еще одной горестной новостью, поступила благородно. Перепуганную девушку освободили из-под стражи и отправили на родину, а погибших – торжественно похоронили в семейной усыпальнице. Не прошло и трех месяцев, как на Тонга обрушились новые несчастья.

      16 ноября в столице королевства начались стихийные народные волнения. Жители Нукуалофы, привычные к землетрясениям и извержениям вулкана, на сей раз столкнулись с не менее страшным явлением – разъяренной толпой. Городские бедняки крушили офисы, магазины и отели. Пострадали правительственные учреждения, здание парламента и даже укрепления береговой линии. Дома и машины поджигали вместе с находящимися там людьми. Погибли около 20 человек и более 200 были ранены. Правительственным войскам все-таки удалось подавить мятеж и не допустить «социалистической» революции. Но экономике острова был нанесен гигантский ущерб – большинство туристических фирм прекратило свое существование и поток туристов иссяк. Из экономической «ямы» Тонга начало выбираться только этим летом, пустив на восстановление туристической отрасли последние бюджетные крохи. 

      Смерть любимого короля стала последним печальным аккордом в этой череде несчастий. Тонганцы легко относятся к смерти, но на похоронах монарха рыдала вся страна. Кто-то – по любимому правителю, кто-то – по разрушенному дому, потерянному имуществу и собственной несчастной судьбе. Но тонганцы – народ мужественный и терпеливый. «Если Бог взял, он непременно отдаст назад, – говорят они. – Нужно только верить».

 

Королевство Тонга стало 151-м членом ВТО

      В июле этого года произошло знаменательное для Тонга событие – страну наконец приняли в ВТО. 169 маленьких и просто крошечных островов наконец выполнили все условия, поставленные им этой международной организацией еще 2 года назад. Самым тяжелым из них было снижение тарифов на импортные товары. Еще в 2005 году независимые эксперты организации «Oxfam» писали в отчетах руководству ВТО, что бюджет Тонга почти на две трети наполняется именно за счет пошлин. И если страна согласится сократить их на 5%, от этого пострадают здравоохранение и образование. Но охота пуще неволи. Тонганцы «поприжались» и достигли заветной цели. А принесет ли им счастье вожделенное членство в ВТО, покажет время…

     



      

     «Бог и Тонга – 

     мое наследие» 


      Неудивительно, что эти слова стали национальным девизом. Тонганцы – люди глубоко набожные. Абсолютное большинство из 117 тыс. местных жителей считают себя христианами. Как ни странно, но в такой крошечной стране умудрились прижиться и католики, и многочисленные протестанты. Все они мирно и спокойно сосуществуют уже не одно столетие. «Мутят воду» только... адвентисты седьмого дня. Им не нравится местный календарь. Дело в том, что через территорию Тонга проходит линия перемены дат. И значит, официальное тонганское воскресенье в правой части архипелага на самом деле является субботой. Сделав такой вывод, адвентисты перестали посещать церковь в общий для страны день. Они не только злостно нарушают святой для прочих тонганцев «закон выходного дня», но и сбивают с толку туристов, создавая путаницу с датами. Счастье еще, что адвентистов на острове не больше тысячи человек. Основная же часть населения принадлежит к Свободной Уэслианской Церкви Тонги. Чуть меньше приверженцев у Свободной Церкви Тонги и Церкви Тонги. Чем отличаются службы в этих церквях, вряд ли смогут объяснить сами тонганцы. Тем более что на островах христианство давно и намертво переплелось с древними языческими культами. Первые миссионеры смотрели на это «сквозь пальцы», полагая, что требовать от дикарей строгого соблюдения христианских обрядов не стоит. Такое положение вещей сохранилось и поныне. Каждое воскресное утро благочестивые тонганцы обязательно идут в церковь. А вечером – непременно оставляют что-нибудь вкусненькое перед фигурками домашних богов и… устраивают языческий песенно-танцевальный праздник. Кстати, танцами на островах сопровождается любое мало-мальски значимое событие. Например, покупка машины или окончание школы, а тем более крестины или похороны.

       Между прочим, к смерти здесь относятся непривычно легко. Похороны в Тонга – если не праздник, то, как минимум, знаменательное событие. Над умершим плакать не рекомендуется, чтобы не обидеть его дух. Могилы ярко украшены, и со стороны кладбище больше напоминает парк развлечений, а не место упокоения. Иногда тонганцы не усложняют себе жизнь и хоронят покойников прямо перед домом. Вечерами возле могил накрывают столики, и вся семья (в том числе, и ее навечно упокоившаяся часть) так коротает время. Еще одно местное семейное развлечение – большая стирка. Каждую субботу местные жители вытаскивают во дворы всевозможные тазы и корыта с замоченным бельем. Те, у кого есть стиральные машины, не выключают их целый день. Иногда, правда, из-за такого усердия в городах пропадает электричество. Впрочем, островитяне к этому давно привыкли – на архипелаг постоянно обрушиваются тайфуны, и тогда страна на несколько недель оказывается практически отрезанной от мира. Более того, теряется связь даже между островами. Так что неудивительно, что подавляющее большинство тонганцев живет на крупном, «столичном» острове Тонгатапу. Так проще противостоять натискам стихии. Одним словом, в тесноте, да не в обиде. 

      Кстати, поводов для национальных конфликтов у местного населения действительно нет: 85% населения страны составляют коренные жители – тонганцы. 

      Внешне их практически невозможно отличить от фиджийцев, маори и самоанцев, живущих по соседству. Тем не менее, они называют себя самой древней и самобытной нацией региона, гордятся своей историей и строго хранят обычаи. Еще в новозеландском аэропорту можно встретить весьма экзотично одетых местных бизнесменов. Солидные мужчины надевают поверх европейских деловых костюмов плетеные циновки с карманами для денег и сотового телефона. Каждый уважающий себя тонганец обязан иметь в своем гардеробе такую циновку – «таовалу». Особенно ценятся старые экземпляры, доставшиеся в наследство от прадедов. Иногда мужчины завязывают их поверх рубашек-гаваек, а вместо брюк надевают просторные хлопковые юбочки. 

      От такого необычного зрелища могут отвлечь только женские наряды. Тонганки напоминают ходячие клумбы – настолько они любят украшать себя цветами, лентами и ожерельями из семян, ракушек и акульих зубов. 

      Дом настоящего жителя Тонга тоже видно издалека. Иногда солидные каменные строения венчает пальмовая крыша со… спутниковой тарелкой. Да и внутри технические новинки, привезенные из Австралии и Новой Зеландии, соседствуют с деревянной посудой и плетеными спальными циновками. 

      Лучше всего национальные традиции сохранились в деревнях. В каждом таком населенном пункте по-прежнему живут члены одного клана. В большую тонганскую семью может иногда входить до 400 человек. Это уже не ячейка общества, а целое отдельное государство-коммуна. Все продукты питания, деньги и даже одежда делятся поровну. Дети тоже считаются общими, что приветствуется далеко не всеми родителями. И вообще, процесс воспитания на острове идет трудно. Причем уже не первое столетие. Дело в том, что, по местным обычаям, подростки вправе выбирать себе «родительскую семью». И когда молодым надоедают поучения отца и матери, они попросту находят себе других. 

      Стариков в таких общинах уважают. За ними остается последнее слово во всех спорах. Как ни удивительно, но следующие по статусу после старейшин – женщины. Старшая сестра считается главой рода; она отвечает за воспитание всех детей и ничтоже сумняшеся командует всеми мужчинами. Кстати, и подарки, приносимые гостями, зачастую распределяет именно «большая мама». 

      К слову сказать, местные жители воспринимают ритуал дарения как приглашение войти в дом, поучаствовать в церемонии или даже начать деловое сотрудничество. Запасливые тонганцы всегда носят с собой маленькие сувенирчики и с удовольствием одаривают ими и знакомых, и приезжих. От туристов они требуют такого же отношения.

      Еще местные жители очень любят здороваться. При этом обычно они не ограничиваются дежурным рукопожатием. Кроме объятий и поцелуев практикуется и осыпание лепестками цветов, и торжественное расстилание плетеных циновок (чем не наши ковровые дорожки!).

       Вежливость местных жителей доходит до того, что в присутствии иностранца они просто замолкают, чтобы не обидеть человека разговором на непонятном ему языке. И очень обижаются, если туристы не отвечают им тем же. 

      Хотя всеобщая глобализация докатилась и до этой затерянной в океане горстки островов, тонганцы к чужим традициям привыкают тяжело. 

      Иногда местные жители оставляют от западных «подарков» только форму, наполняя ее своим, национальным содержанием. Например, привычный нам европейский мужской костюм местные умельцы украшают цветами и плетеными шнурками. Женской одежде досталось еще больше – современные платья безжалостно режутся, собираются в оборки и расшиваются местными мастерицами.

      К шортам и мини-юбкам на островах по-прежнему относятся неодобрительно. Джинсы здесь не прижились, поскольку в них жарко. А вот просторные рубашки-гавайки стали непременным атрибутом местных модников и модниц. В купальниках и плавках дальше пляжа лучше не выходить – тонганцы на этот счет весьма консервативны. Но на самом пляже ограничений нет, здесь допустима любая форма одежды и даже... ее полное отсутствие. На Тонга частенько встречаются нудистские пляжи, а часть любителей «полного единения с природой» даже перебралась и на обычные, гостиничные. Тонганцы, очевидно, считают их неотъемлемой частью прогресса.

      А вот другая «примета цивилизации» – американский гамбургер – на островах непопулярна. Даже фаст-фуд в Тонга – исключительно национальный. Свинина (запеченная целиком), ямс, маниока и корень колоказии до сих пор продолжают оставаться основой местной кулинарии. Добавьте к ним блюда из белого ямса, маринованное в кокосовом молоке и запеченное мясо с луком «лу-пулу», тушеных моллюсков, жареных осьминогов и нежнейшую рыбу-гриль!.. Ни одному туристу после подобного обеда не захочется даже смотреть в сторону «Макдональдса». 

      Запивают все это великолепие кокосовым соком или местным «королевским кофе». Но главным тонганским лакомством вот уже на протяжении столетий считается «кава», напиток, изготовленный из одноименного корня кустарникового растения. Хотя он не содержит алкоголя, эффект от употребления «кавы» заставляет в этом сомневаться. Некоторые горячие головы уже поспешили назвать его действие наркотическим, но местные жители с таким определением своего лакомства категорически несогласны. Они тщательно берегут рецепт приготовления любимого напитка – такого же древнего, как сами острова Тонга, затерянные в бескрайних просторах Тихого океана…

     

     

     

     Король уступил место красавицам

       Правительство Тонга решило «подредактировать» любимый народный праздник – Heilala Festival. Раньше кульминацией фестиваля был день рождения короля Тауфахау Тупоу IV. Теперь же, после смерти монарха, в главный день праздника местные жители и многочисленные гости Тонга будут выбирать самых красивых девушек страны. После конкурса красоты решено проводить карнавал с зажигательными танцами, песнями и богатым угощением. А вот день рождения нового короля – Георга 

     Тупоу V – решено не праздновать. Из скромности нынешний глава государства повелел чествовать его только в день коронации.

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!