МНОГОВЕКТОРНАЯ ТУРКМЕНИЯ
Август 2007
Вернуться к номеру >>

Автор: Михаил Кузнецов
Раздел: Политика
Теги: политика, экономика, ресурс, Туркмения



Победные реляции «Газпрома» о том, что туркменский газ не пойдет в обход России, оказались преждевременны. 

     Последние внешнеполитические шаги Ашхабада абсолютно ясно указывают – Туркмения настойчиво продолжает искать альтернативные рынки сбыта «голубого золота».

     В прошлом году Туркменистан добыл около 60 млрд. кубометров природного газа. Из них примерно 10 млрд. были потрачены на внутренние нужды, 8 млрд. – поставлены в Иран, 42 млрд. – проданы «Газпрому» по контракту, подписанному еще покойным Туркменбаши.

     Тегерану туркменский газ необходим для покрытия дефицита, возникшего из-за того, что иранская экономика в целом растет значительно быстрее, чем газодобыча. В будущем, при грамотном распределении инвестиций, от этих внешних поставок Тегеран сможет отказаться – тем более что уже сегодня реальный дефицит газа составляет всего 2 млрд. кубометров (образующийся излишек просто перепродают в Европу через турецкие газопроводы).

     У Москвы случай особый. Собственная добыча перекрывает национальную потребность в голубом топливе с лихвой. А вот на выполнение контрактов, подписанных «Газпромом» с европейцами, газа, увы, не хватает. Хроническое недофинансирование добывающих мощностей уже в ближайшие пару лет может привести к падению объемов добычи. Однако отказываться от супервыгодных европейских контрактов в «Газпроме» по понятным причинам совсем не желают.

     Между тем, потребность европейцев в «голубом топливе» продолжает расти. В течение нескольких ближайших лет газовые аппетиты ЕС должны, по прикидкам экспертов, увеличиться на 100 млрд. кубометров. Добыть столько «Газпром» физически не способен, а потому сильно заинтересован в покупке ВСЕГО объема туркменского газа. 

     Ради этого, собственно, и совершаются все сложные и многослойные дипломатические маневры между Москвой и Ашхабадом.

     По действующему с 2003 года контракту покойный Сапармурат Ниязов обещал довести поставки в российском направлении до 70–90 млрд. кубометров в год не позднее чем в 2009-м. Причем в этих объемах «Газпром» должен получать газ из Туркмении аж до 2028 года! Но, как обычно, гладко было на бумаге…

     Во-первых, партнеры постоянно сталкивались по поводу закупочных цен. С одной стороны, формула была согласована еще в 2003 году, с другой – постоянная борьба «Газпрома» с собственными покупателями за «справедливую цену» не могла не провоцировать Ашхабад к аналогичным мерам. 

     Туркменбаши удалось дважды «раскрутить» российскую монополию. Сначала цена туркменского газа выросла с 40 до 60 долларов за 1000 кубометров, а затем достигла 100 долларов. Но и сейчас она все еще ЗНАЧИТЕЛЬНО ниже так называемой «справедливой цены», по которой продает газ сама Россия.

     Во-вторых, Ниязов… обещал туркменский газ не только России. 

     По договору с Китаем в 2009 году должны начаться поставки туркменского газа в Поднебесную в объеме 30 млрд. кубов в год. Срок действия договора – 30 лет. Для реализации проекта планируется построить (за счет Пекина) специальный китайско-туркменский трубопровод. Он должен будет пройти по территории Казахстана и Узбекистана, что позволит обеим этим странам присоединиться к поставкам в Китай (и тем самым избежать тотальной транзитной зависимости от российского газопровода «Средняя Азия – Центр» – единственного на сегодня пути для экспортных поставок среднеазиатского голубого топлива).

     В «Газпроме» заигрывания Ашхабада с Пекином восприняли с исключительной нервозностью. И вот почему.

     Еще во времена СССР туркменские газовые месторождения оценивались примерно в 3 трлн. кубометров.

     Несложные математические расчеты показывают, что в течение ближайших 30 лет этим объемом покрыть обязательства Туркмении и перед Россией, и перед Китаем попросту невозможно. Кому-то газа явно не хватит. 

     Тем более что договоренность о ежегодной поставке в Китай 30 млрд. кубов – это стартовый объем. Впоследствии эту цифру предполагается как минимум удвоить. 

     Правда, по официальной версии туркменских властей, после развала Союза были обнаружены новые, значительно более обширные месторождения. Ашхабад оценивает их в 30 трлн. кубометров! По этим данным, в одном только месторождении Иолтани якобы имеется около 7 трлн. кубометров – почти в 2 раза больше, чем в знаменитом Штокмане.

     Но вот незадача – кроме заявлений, никаких серьезных доказательств существования колоссального природного богатства до сих пор нет.

     Обычную в таких случаях практику независимого международного аудита Туркменбаши просто игнорировал. Точнее, аудит вроде как был произведен в 2004 году американскими и английскими экспертами (на этом очень настаивал «Газпром» в ходе очередного раунда переговоров), но… результаты до сего дня так и не были опубликованы.

     Примерно так же обстоит дело и с объемами добычи. Если верить туркменским переговорщикам, к 2010 году в стране будет добываться не 60, как сейчас, а 120 млрд. кубометров газа в год! А к 2030 году еще в 2 раза больше – 250 млрд. кубометров. И это при том, что за 2006 год рост добычи составил… 1%.

     Ясно, что оптимистичные планы наращивания добычи и сведения о новых сказочных месторождениях Москву не особо успокаивают. Эта ситуация вызвала в правлении «Газпрома» очевидную нервозность. 

     Попытки Кремля всеми доступными ему средствами связать Ашхабад нерушимыми обязательствами успеха не имели. Сапармурат Ниязов до самой смерти продолжал вести двойную и даже тройную игру, одновременно одаривая реверансами и Москву, и Пекин, и Стамбул вкупе с ЕС.

     Наблюдатели обратили внимание: Владимир Путин не почтил своим присутствием ни похороны усопшего туркменского президента, ни инаугурацию новоизбранного главы государства.

     Гурбангулы Бердымухаммедов ответил по-восточному тонко: вместо ожидавшейся поездки в Москву нанес свой первый государственный визит в Саудовскую Аравию.

     Впрочем, через некоторое время Кремль он также посетил. И даже дал российскому президенту весьма обнадеживающие заверения крепить дружбу (в том числе газовую) между двумя государствами.

     Казалось бы, дело стало налаживаться в пользу «Газпрома». 

     В мае, в ходе встречи президентов России, Туркмении и Казахстана, была даже подписана декларация о создании Прикаспийского газопровода, за который давно ратовала Москва в противовес Транскаспийскому и китайскому проектам. Параллельно шла речь о масштабном «пришествии» в Туркмению российского капитала (в виде инвестиций в различные отрасли экономики).

     Российские СМИ поспешили раструбить о крупной дипломатической победе Кремля.

     Между тем, чуть ли не на выходе из зала переговоров Гурбангулы Бердымухаммедов и Нурсултан Назарбаев почти одновременно сделали заявления для журналистов. Суть высказываний президентов сводилась примерно к следующему: мы согласны строить Прикаспийский газопровод вместе с Россией, но… не намерены отказываться от диверсификации путей поставки наших энергоносителей в Европу.

     На некоторое время в среднеазиатских газовых делах повисла неловкая пауза…

     А туркмены времени не теряли. Проявляя верность заветам Туркменбаши, Ашхабад потихоньку налаживал контакты с альтернативными газовыми партнерами.

     В начале июля в Туркмению прибыл президент Афганистана Хамид Карзай. На встрече глав государств речь шла о строительстве трансафганского газопровода в Индию и Пакистан протяженностью 1300 км и пропускной способностью… 30 млрд. кубометров в год.

     О результатах переговоров прессе ничего не сообщили, но сам факт насторожил многих, особенно в «Газпроме». Ни для кого не секрет, что трансафганский проект весьма приятен Вашингтону, который не желает видеть туркменский газ ни в России, ни в Иране.

     17 августа Гурбангулы Бердымухаммедов преподнес российским партнерам еще один неприятный сюрприз – в ходе официального визита в Китай состоялось подписание соглашения, подготовленного в прошлом году Туркменбаши. Подпись президента Туркмении гарантировала Пекину поставку 30 млрд. кубометров газа в течение следующих 30 лет (начиная с 2009 года). Более того, в теории обсуждалась возможность строительства второй ветки китайского газопровода, что позволило бы увеличить пропускную способность до 60 млрд. кубометров в год (энергетические потребности Китая, в этом уверены все эксперты, готовы поглотить и гораздо больший объем).

     Помимо прочего, договорились также о совместной разработке ряда месторождений, геологоразведке и возможных китайских инвестициях в энергетический сектор Туркмении.

     Особенно пикантной эта ситуация выглядела с той точки зрения, что широко разрекламированная россиянами декларация о создании Прикаспийского газопровода пока не приобрела формы межгосударственного соглашения. Основные документы должны быть подписаны лишь в сентябре.

     Более того, сам проект планируется реализовать в 2011 году (когда закончится строительство расширенного трубопровода, так как мощностей существующей трубы «Средняя Азия – Центр» недостаточно для законтрактованных «Газпромом» объемов газа).

     Китайский же проект должен выйти на проектную мощность уже в 2009-м. 

     Наконец, свою ложку дегтя поспешила добавить Турция. 

     Нет, с ней никаких контрактов Ашхабад не подписывал (по крайней мере, пока). Зато Астана с Тегераном договорились о строительстве ирано-турецкого газопровода, который позволит наполнить систему «Nabucco» (она обеспечивает поставки «голубого топлива» из Турции в Европу) иранским или… туркменским газом. Так что и здесь у Ашхабада есть шанс «пристроить» примерно 30 млрд. кубометров (ровно столько, сколько хотят получить дополнительно Россия и Китай).

     Если же этот проект встретит слишком жесткое сопротивление Вашингтона (намерение вовлечь в любой энергетический проект Иран вызывает там почти истерические приступы), Анкара всегда готова вернуться к обсуждению Транскаспийского трубопровода.

     Если все три проекта будут реализованы, Туркмения станет, наверное, первой в мире страной, которая с помощью системы газопроводов (не переходя к дорогостоящим программам сжижения газа) сможет полностью диверсифицировать поставки своих энергоносителей. 

     Для России же это будет означать крушение амбициозных планов в отношении Средней Азии, где позиции «Газпрома» поддерживаются не столько талантом изящного переговорщика, сколько грубым диктатом транзитера-монополиста.

     В этом случае в «Газпроме» еще раз убедятся – нахрапом и наглостью можно получить небольшой выигрыш сегодня и стократно проиграть завтра.

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!