"СТРАННАЯ ВОЙНА" (ЗА АРКТИКУ)
Август 2007
Вернуться к номеру >>

Автор: Вячеслав Яновский
Раздел: Политика
Теги: политика, ресурс, Россия, Арктика, Канада, Скандинавия



Российский агитпроп против финского мальчика, геологии и здравого смысла.

     Раньше национальные флаги водружали на покоренных горных вершинах. Чем выше, тем лучше. Недавно новую моду ввела Россия – устанавливать флаги на дне океанов. Чем глубже, тем надежнее…

      2 августа два глубоководных батискафа «Мир-1» и «Мир-2» в районе Северного полюса погрузились на дно океана, пробыли там чуть больше часа и затем благополучно всплыли. 

      Это занятное с научной точки зрения событие дало повод российскому агитпропу сделать три стратегических вывода. 

      Вывод первый – нефтегазовое счастье России продлится неопределенно долго. «Энергетической сверхдержаве» нет смысла печалиться по поводу умирания науки и промышленности – можно спокойно сидеть на «нефтяной игле» до скончания века. Когда нефть и газ закончатся в матушке-Сибири, их начнут добывать со дна Ледовитого океана. 

      Вывод второй – на еще никем не открытые арктические углеводороды зарятся недобросовестные соседи: американцы, канадцы, норвежцы и прочие датчане. 

      Вывод третий – из злых козней соседей ничего не выйдет. Арктика была, есть и будет нашей – и залогом тому титановый флаг, установленный лидерами «Единой России» на рекордной океанской глубине. 

      Через несколько месяцев в России старт избирательной кампании. А потому перечисленные выводы отлично иллюстрировали мудрость официальной политики и очередное торжество всесокрушающей концепции «энергетической сверхдержавы». 

      С точки зрения пиара задумано все было красиво. Как всегда, подвели исполнители на местах. 

      Сама по себе усиленная реклама арктической экспедиции наводила на грустные подозрения – что-то тут не так. 

      Подозрительного было много. Причем как в вещах существенных, так и в мелких, но весьма характерных деталях. Например, в воздухе повисал простенький вопрос: в чем состоит полезная функция депутата-единоросса Владимира Груздева, одного из совладельцев сети супермаркетов «Седьмой континент», странным образом затесавшегося в экспедицию?..

      Затем выяснилось, что и сама экспедиция может быть названа российской лишь с очень большой натяжкой. Состав экипажей батискафов напоминал некое содружество наций – российско-шведско-австралийское. 

      На дно океана спустилось шесть человек – командиры экипажей (Анатолий Сагалевич и Евгений Черняев), политкомиссары от «Единой России» (Артур Чилингаров и Владимир Груздев), а также две занятные личности иностранного происхождения – швед Фредерик Паулсен и австралиец Майк МакДауэлл. 

      Паулсен оплачивал солидную часть расходов на экспедицию, чем несколько подпортил общий бравурно-патриотический облик акции. Журналисты с удовольствием цитировали его слова о том, что каждый день «ледяного похода» обходится ему в 100 тыс. долларов. Получалось как-то неловко – великие вехи российской истории вершатся на шведские деньги (и это при том, что золотовалютные закрома родины заполнены до краев). 

      Кстати, в этой связи возникали подозрения и по поводу депутата Груздева – может быть, он, подобно шведу Паулсену, просто «купил» себе место в экспедиции? 

      Груздев – богатый торговый человек – вполне мог себе это позволить. Впрочем, достоверными данными на этот счет мы не располагаем, а потому будем считать, что малопонятное пребывание купца-депутата Груздева на борту батискафа – это «маленькое, но очень ответственное партийное поручение» «Единой России». 

      Смущал и явный перебор в части описания конкурентов. «Образ врага» рисовали азартно, но все равно получалось неубедительно. 

      Много дней подряд сообщения прессы напоминали военные сводки. РИА «Новости» вещало почти по-левитановски – в арктические воды в срочном порядке выдвигается тяжелый ледокол «Хили» службы береговой охраны (СБО) США. 

      Далее следовало описание – «Хили» имеет водоизмещение в 16 тыс. тонн, двигательная установка мощностью 30 тыс. лошадиных сил позволяет развивать скорость до 17 узлов, способен пробивать на ходу лед толщиной до 1,5 м и продавливать таранами лед толщиной до 2,5 м… Рядовому читателю все эти цифры ровным счетом ничего не говорили, но ощущение создавали «правильное» – российский титановый флаг до смерти перепугал американцев и они двигают в холодные воды Арктики нечто мощное и устрашающее. 

      Отдельно расписывалось, что все ледоколы США входят в отряд военных судов СБО, а СБО, в свою очередь, – это «один из видов вооруженных сил США», входящих в структуру министерства внутренней безопасности. 

      Потом, правда, оказалось, что ледоколов у США всего-навсего три штуки. При этом один из них («Северное море») еще в июне поставлен в сухой док в порту Сиэтла на профилактический ремонт, а другой («Северная звезда») и вовсе законсервирован год назад и тихо-мирно пребывает в резерве. 

      Кроме того, на свет Божий всплыл забавный факт – не так давно американцам, чтобы пробраться к собственной антарктической станции, пришлось нанимать… российский ледокол. 

      В общем, при ближайшем рассмотрении «арктическая мощь США» бледнела и сокращалась до одного тихо доживающего свой век ледокола. Доклад американского Национального совета по научным исследованиям и вовсе был категоричным: «…ледокольный потенциал США сейчас находится под угрозой неспособности обеспечивать национальные интересы в Арктике и Антарктике». 

      Официальная реакция Вашингтона также оказалась довольно вялой. Вопреки броским заголовкам российских теле- и газетных репортажей, американцы комментировали «ледяной поход Чилингарова» вначале сухо и дежурно; потом к заявлениям добавилась изрядная доля иронии. Но ни раздражения, ни злобы, ни беспокойства слышно не было. 

      Базовый посыл представителя госдепа Тома Кейси звучал так: ничего чрезвычайного не происходит, Россия действует «в соответствии со своим правом как участник соответствующей Конвенции ООН». И никаких претензий к Москве нет. Желаете проводить изыскания и доказать, что Ледовитый океан принадлежит вам – нет проблем. Проводите и доказывайте (если сможете).

      Установку флага Кейси комментировал беззлобно и с долей иронии: «Я не уверен, что именно они водрузили – металлический флаг, резиновый флаг или пластину на дне океана, но чем бы это ни было, это не имеет никакого легального значения или эффекта для этой заявки».

      Чуть позже он добавил: «Даже если они (русские) нарисуют распыленной краской флаг России на этих (шельфовых) хребтах, это не будет иметь абсолютно никакого значения для технической оценки… Для нас это не является содержательной заявкой». 

      Вкупе с сообщениями о «грозном ледоколе «Хили» россияне узнали, что за эпохальной экспедицией Чилингарова зорко наблюдает американский самолет-шпион.

      Невольно возникал вопрос – зачем следить за экспедицией Чилингарова, если все ее малейшие подробности и без того красочно расписывались всем российским официальным агитпропом? 

      Ответ напрашивался сам собой. Американцы не верили, что российские телеканалы показывают то, что происходит на самом деле. И потому желали увидеть все собственными глазами. 

      Через несколько дней оказалось, что американцы действительно имели мало оснований доверять российской телекартинке. 

      Финский мальчик Валтери Серетин, коему еще только миновал тринадцатый годик, на весь мир опозорил официальное российское телевидение. 

      Внимательный финский подросток рассмотрел, что часть кадров о «погружении экспедиции Чилингарова» это… фрагменты из знаменитого блокбастера Джеймса Кэмерона «Титаник»!

      Бедному агентству «Рейтер», доверчиво распространившему «уникальные кадры погружения, снятого российским телевидением», пришлось потом извиняться перед подписчиками. 

      В этот момент РТР, во главе с глубокомысленным руководителем Добродеевым, естественно, вело себя так, будто ничего экстраординарного не случилось. 

      Но это так, мелочи. Потом начали вскрываться факты более серьезные. О них написали сами российские СМИ. 

      Цитируем «Новую газету»: «Не надо быть специалистом, чтобы догадаться: взяв пробы в одной, пусть и «нулевой», точке Северного Ледовитого океана, границы всей шельфовой зоны Арктики никак не нарисуешь. Для этого надо брать пробы во множестве точек — от меридиана Чукотки до меридиана Мурманска.

      Во-вторых, через Северный полюс хребет Ломоносова не проходит. Там котловина Амундсена – потому и глубоко так. Ну ладно, Лавров (Москва все-таки далеко), но почему корреспондент НТВ, находясь прямо на месте событий, на борту научно-экспедиционного судна «Академик Федоров», в окружении, так сказать, первоисточников, ввел всю страну в заблуждение с этим хребтом Ломоносова. Я вот открыла Малый школьный атлас мира, там сразу видно, что Северный полюс в котловине.

      Ну и в-третьих, пробы грунта на Северном полюсе уже брали не раз: и в прошлом году, и в позапрошлом. Ведь для этого не обязательно в глубоководном обитаемом аппарате на дно спускаться.

      А на хребте Ломоносова пробы, оказывается, все-таки брали. За два месяца до этого. И экспедиция, по странному стечению обстоятельств, тоже носила название «Арктика-2007», но возглавлял ее не депутат Чилингаров, и газеты о ней не писали». 

      И далее цитируется научный руководитель данной экспедиции, заместитель директора Всероссийского научно-исследовательского института геологии и минеральных ресурсов Мирового океана (ВНИИ Океангеологии) Виктор ПОСЕЛОВ: «…Пробы, которые они (экспедиция Чилингарова) подняли с помощью аппаратов, геологической ценности не представляют. Мы уже поднимали их с Северного полюса. К нам экспедиция Чилингарова не имеет отношения, хотя и названа так же. Это корреспонденты, наверное, напутали.

      Никто не спорит: 2 августа состоялись первые в мире погружения глубоководных обитаемых аппаратов на Северном полюсе и первые погружения подо льдом. Но к определению границ российского арктического шельфа экспедиция Чилингарова никакого отношения не имеет» .

      Здесь же приводятся и еще несколько цитат вполне авторитетных людей. 

       Илья Ягубов, начальник отдела полярных и морских работ Росгидромета: «…Эти две недели – это реалити-шоу. Просто большие люди задействованы… Мы это как эпизод воспринимаем, нужный больше Артуру Николаевичу (Чилингарову), чем нам».

      Геннадий Зубакин, руководитель лаборатории Арктик-шельф Арктического и Антарктического НИИ, доктор географических наук, почетный полярник: «То, что они спустились на дно, – это не доказывает ничего. Это говорит о том, что мы здесь были. И все. Пробы грунта можно брать и не спускаясь вниз. Кроме того, они не могут пробурить хотя бы на десяток метров, они просто осадочные породы сверху берут. А это ничего не доказывает».

      В общем, ничего нового нет. Живет и побеждает старая традиция – вместо скромных, неименитых энтузиастов возводить на пьедестал официально назначенных героев (с правильной партийной принадлежностью). 

      За обыкновенных российских ученых, без телекамер и репортеров отстаивающих страну, по-человечески ужасно обидно. И еще жаль – в погоне за пиар-акциями Россия в очередной раз может реально поступиться своими национальными интересами. Потому что ситуация в Арктике на самом деле весьма далека от пиара… 

     Арктическая 

     коммуналка


      Хорошо Антарктиде – все «сильные мира сего» расположены аккурат в другом полушарии. А потому прямых претензий на нее никто не высказывает. Пока. 

      Арктике повезло меньше. Недалече от Северного полюса тесно сгрудились три члена «Большой восьмерки» (США, Канада, Россия), один представитель Евросоюза (Дания) и два рядовых участника блока НАТО (Норвегия на пару с Исландией). 

      Из этого расклада становится очевидно – борьба за самый холодный океан может оказаться погорячее знаменитых исландских гейзеров.

      Вообще, ситуация с арктическими просторами напоминает Гуляй-поле незабвенного батьки Махно. Здесь каждый считает себя хозяином на основании только ему одному ведомых фактов.

      СССР еще в 20-е годы провел так называемую «секториальную линию» – она проследовала аккурат через Северный полюс. 

      Мир недоуменно пожал плечами. В связи с тем, что толку от Арктики в ту пору было немного, к советскому демаршу отнеслись примерно так же, как сейчас относятся к дележу участков лунной поверхности. 

      Через три десятка лет, в 50-е годы, права на Северный полюс предъявила Канада. Горячо никто не возражал, но и восторга у соседей канадская заявка также не вызвала. Дело довольно долго и нудно рассматривалось в Международном суде, который вынес «соломоново решение» – канадские претензии будут признаны, если в течение 100 лет (!) ни одна страна не сумеет доказать, что дно Ледовитого океана принадлежит именно ей. 

      Сегодня Канада волнуется больше других. Канадцы (в отличие от американцев) еще не поняли, что громкие заявления России на международной арене почти всегда предназначены для внутреннего потребления, т.е. обычно речь идет лишь о том, чтобы лишний раз показать российскому люду «крутость и независимость» Кремля во внешней политике. 

      Премьер Харпер невесть зачем лично двинулся на арктическое побережье. Эту бессмысленную поездку журналисты поспешили окрестить «началом кампании по отстаиванию канадского суверенитета над арктическими территориями». 

      Дело в том, что по мере продвижения премьера к полярным льдам канадские официальные лица радовали прессу раздраженными заявлениями.

      Министр иностранных дел Питер Маккей (тот самый несостоявшийся любовник Кондолизы Райс) рубил с плеча: «Вопрос о суверенитете в Арктике – это не вопрос. Это наша страна. Это наша собственность. Это наше море. Арктика – канадская».

      И вдруг, ни с то ни с сего добавил фразу, откровенно противоречащую всему вышесказанному: «Никакой угрозы для канадского суверенитета в Арктике не существует» (а по какому же поводу тогда ты, товарищ министр, шум поднял?..).

      Представитель канадского премьера (с не совсем канадским именем Димитрий Судас) неубедительно метал громы и молнии: «У нашего правительства очень агрессивная повестка дня в отношении Арктики». 

      Эту фразу многие с удовольствием выносили в заголовки. Правда, более полного раскрытия «агрессивной повестки дня», увы, не состоялось. 

      Высказывания самого премьера были несколько более тяжеловесными, но общий смысл их вполне ясен: «Всем канадцам необходимо осознать, что происходящее в Арктике переплетение экономических, природных и стратегических факторов будет иметь критически важное воздействие на будущее нашей страны (речь в Форт-Симпсоне, Северо-Западные территории)». 

      Или: «Это (то бишь водружение российского флага на дне океана) еще раз показало, что суверенитет над Севером и суверенитет над нашей Арктикой будет оставаться для нас важным вопросом».

      МИДовские чиновники, как забубенные, произносили десять раз кряду одну и ту же фразу: «Суверенитет Канады над землями и водами Арктики является давним, хорошо установленным и основывается на историческом праве». 

      Одновременно руководство Канады отлично осознает: «историческое право» штука малонадежная – его желательно подкреплять материальными аргументами. 

      У канадцев, как известно, слова с делами расходятся весьма редко. И потому следовало ожидать, что за нервными заявлениями последует нечто более серьезное.

      Так оно и случилось. 

      Премьер Харпер быстро отошел от общих фраз и объявил о строительстве двух новых канадских военных объектов в Арктике (современный армейский тренировочный центр в Резольют-Бэй, а также новый глубоководный порт в районе покинутой деревни Нанисвик – аккурат на северной оконечности острова Баффина).

      Плюс резко усилят патрульный корпус канадских рейнджеров. Кстати, это весьма забавное формирование – в рядах корпуса служат стрелки-инуиты (общее название для ряда туземных племен полярных широт). Эти экзотичные ребята с белым медведем на «ты» и в арктических льдах без проблем дают фору любому спецназу. 

      Отчасти тревогу канадцев понять можно. В Арктике вообще нет ничего определенного. Особенно запутана ситуация с тем самым хребтом Ломоносова, вокруг которого медленно закипают нордические страсти. 

      Россия утверждает, что хребет – это продолжение российского континентального шельфа (официально экспедиция Чилингарова именно затем и направлялась на полюс, чтобы собрать доказательства по данному вопросу).

      Американцы, напротив, считают, что хребет Ломоносова океанического происхождения и ни к какому государству ни малейшего отношения не имеет. Позиция понятна – Аляска от хребта находится очень далеко, и уж кому-кому, а американцам точно в этом вопросе ничего не светит. Поэтому, на их вкус, логичнее действовать по принципу – если не нам, то никому. 

      Свою линию гнет Дания совокупно с родственной Швецией. Копенгаген прозрачно намекает, что пресловутый хребет имени основателя МГУ есть продолжение шельфа Гренландии, то бишь принадлежит Датскому королевству. Уже дан старт целой серии совместных арктических датско-шведских экспедиций под именем LOMROG (Lomonosov Ridge off Greenland). Забавно, что путь датчанам во льды Северного океана прокладывает российский атомный ледокол «50 лет Победы». 

      Норвегия свои претензии высказывает пока довольно смутно, но, по расчетам Осло, страна в Арктике имеет право минимум на 96 тыс. кв. миль. 

      Где-то на заднем плане маячит Исландия. Слава Богу, у Рейкьявика пока никаких собственных претензий нет. Но вот атаковать российские притязания здесь всегда готовы. Местный мидовец Торир Ибсен, специализирующийся на проблемах Арктики, называет историю с Хребтом Ломоносова «сомнительной».

      Наивно было бы думать, что споры ведутся исключительно с Россией. В Арктике все ссорятся со всеми. Иногда доходит до смешного – например, Канада и Дания уже давненько спорят за островок Ганс, расположенный по соседству с Гренландией и имеющий территорию около квадратного километра. 

      Пару лет назад на остров специально высадился канадский военный десант с одной единственной целью – демонтировать флаг Дании и торжественно водрузить на его место флаг Канады. Экспедиция прошла без потерь, боевая задача была исполнена с исключительной точностью (ни один белый медведь в ходе десанта не пострадал). 

      Сам конфискованный датский флаг всучили (именно всучили, а не вручили) послу Дании в Канаде. В итоге между союзниками по НАТО едва не вспыхнул мини-конфликт, ибо раздосадованные датчане на полном серьезе планировали выслать к микроскопическому острову военный корабль. 

      Однако, похоже, арктической вольнице приходит конец. И уже в ближайшее время точки в арктических спорах расставят отнюдь не в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке, а чуть южнее – в Вашингтоне. 

     «The winner 

     takes it all…»

      Согласно российскому агитпропу, получалось примерно следующее. Россия резво обскакала своих конкурентов в «арктическом забеге»; соседи все это проспали, а теперь нервно кусают локти. 

      На самом деле, все происходило ровно наоборот. Как минимум, американцы ничего не проспали (возможно, именно этим объяснялась их довольно вялая реакция на «чилингаровский поход»). 

      В США уже около четырех лет действует специальная группа, которая исключительно энергично проводит серию научных экспериментов для подготовки американской заявки в ООН. Непосредственно все работы проводятся учеными университета штата Нью-Гемпшир (руководитель – профессор Лари Майерс, директор Центра прибрежной и океанической картографии). Помимо ученых в состав группы входят представители Пентагона и Министерства внутренней безопасности США, а в целом ее деятельность координируется непосредственно госдепом. И, кстати, выдвижение ледокола «Хили» в арктические воды (столь красочно расписанное в российских новостях) – это вовсе не лихорадочная реакция на установку Чилингаровым титанового флага, а обычное плановое исследование. 

      Скорее всего, уже на осенней сессии конгресса будет рассмотрен законопроект об ассигновании 8,7 млрд. долларов на нужды американской береговой охраны. Суммы, выделяемые на арктические исследования, также весьма и весьма солидны (что резко контрастирует с российским подходом, где даже вполне официозная экспедиция Чилингарова частично финансировалась за счет средств иностранных спонсоров). 

      В общем и целом, американская программа по замерам дна Ледовитого океана при помощи сонаров развернута давно и масштабно. 

      Правда, реализуют ее без помпы и лишнего шума. Сенаторы-республиканцы не отправляются к полюсу, а телеканал «Fox News» не ведет прямые репортажи о прикреплении звездно-полосатого флага к какой-либо дрейфующей льдине. Американцам не нужен пиар – им нужно арктическое дно. И они, скорее всего, его получат. 

      В связи с арктической эпопеей российский министр иностранных дел Лавров обтекаемо заметил: «С точки зрения дипломатии вопрос определения границ континентального шельфа должен решаться исключительно на основе международного права, конвенции по морскому праву и в рамках тех механизмов, которые были созданы в соответствии с этой конвенцией».

      Это весьма точное, хотя и несколько многословное замечание. Действительно, «с точки зрения дипломатии» вопрос должен решаться именно так, как указал министр Лавров. Одна беда – в современном мире вопросы обычно решаются не «с точки зрения дипломатии», а с точки зрения обычной силы. 

      Претензии США колоссальны. Примерная оценка, недавно появившаяся в американской прессе – 4,1 млн. кв. миль (это львиная доля всей Арктики – огромный кусок океана, который больше всей сухопутной территории Канады). Минимальная оценка стоимости природных ресурсов в этом регионе – 1,3 трлн. долларов. 

      Политическая позиция США особенно сильна в связи с тем, что в Арктике Вашингтон имеет дело со своими давними стратегическими союзниками. 

      США очевидным образом сумеют договориться и с Канадой, и с Норвегией, и с Исландией, и даже с Данией (в чем-то уступив, в чем-то надавив). И не просто договорятся, но и сплотят единый фронт против российских претензий. 

      Вряд ли кто-либо столь наивен, чтобы думать, будто в споре за сотни миллиардов долларов научные аргументы имеют решающее значение. Против российских доказательств свои возражения выдвинут не только американцы, но и канадцы, и норвежцы, и исландцы, и, если понадобится, шведы с датчанами. 

      В конечном счете, решающими окажутся не пробы воды и земли, а проба политической воли. Любое право нуждается в силе для его зашиты. К сожалению, первобытный волчий закон по-прежнему правит в международной политике ХХI века. И рассчитывать на изменения к лучшему никак не приходится. 

      Если бы на месте сегодняшней «Российской Федерации» был СССР, то к его мнению, безусловно, прислушались бы. Потому что это мнение подкреплялось военной мощью и политической решимостью применить силу, если понадобится. 

      Вопрос – что может противопоставить сегодняшняя Россия совокупному давлению США и других арктических стран?

      Прекращение поставок газа в Европу? Смешно. Что еще? Аппеляцию к международному праву? Еще смешнее. 

      Может быть, Москва попытается собрать большинство в ООН? Возможно. Однако Россия в последнее время так часто предавала своих друзей по всему миру, что даже при всей неприязни к США у нее вряд ли найдется достаточно искренних доброжелателей. Да и сам авторитет ООН, после того как эта почтенная организация позволила США безнаказанно растоптать Ирак, уверенно катится по направлению к пропасти. 

      Проще говоря, никаких РЕАЛЬНЫХ рычагов воздействия у России нет. А главное, как показывает вся российская внешняя политика последних лет, нет политической воли, позволяющей решительно идти до конца там, где того требуют интересы страны. 

      Американцы (равно как и европейцы) довольно давно осознали – к громким российским инициативам следует относиться снисходительно. За пышными фразами конкретных дел никогда не следует. Из правила есть всего три исключения – корпоративные интересы «Газпрома» (центрального «божества» в новорусском пантеоне), прибыль нескольких «придворных» нефтяных компаний и душевное спокойствие Рамзана Кадырова. Атаку на эти «три столпа современной российской государственности» Кремль обычно переживает особенно болезненно. Во всем остальном Россия будет неуступчива на словах, но весьма податлива на деле. 

      Поэтому по поводу Арктики американцы более или менее спокойны. 

      Непосредственных дивидендов для «Газпрома» (и нефтяников) здесь не предвидится, а мыслить категориями 20–30 лет в этих ведомствах не привыкли. И от «нового имамата» Рамзана Кадырова арктические льды отстоят довольно далеко. Так что можно не беспокоиться. На серьезную схватку за Арктику Кремль не пойдет. Пошумит, попиарит, проведет выборы и… отступит.

     

     Кстати, сенат США до сих пор не ратифицировал Конвенцию ООН по морскому праву. 

      В России наивно радуются этому обстоятельству – дескать, США не смогут вмешаться в ход ООНовской дискуссии.

      Это довольно странные надежды. Во-первых, никто не мешает сенату ратифицировать Конвенцию на осенней сессии. А во-вторых (и это главное), возможно, именно НЕРАТИФИКАЦИЯ Конвенции позволит США «наплевать» разом на все решения ООН, тем более, что в деле игнорирования этой почтенной организации у Вашингтона есть весьма богатый опыт.

     

     ПОЧЕМУ МИР БРОСИЛСЯ «ДЕЛИТЬ АРКТИКУ»?


     


     

      Всеобщий интерес к Арктике обусловлен тем, что под дном Ледовитого океана сосредоточено около ЧЕТВЕРТИ мировых запасов нефти и газа (плюс сказочно богатые месторождения алмазов, золота, платины, олова, никеля, свинца и марганца). 

      По действующим сегодня международным правилам у любого государства, располагающего морским побережьем, есть так называемая «200-мильная экономическая зона». Здесь государство является хозяином. 

      Теоретически, согласно действующей Конвенции ООН по морскому праву, «200-мильную зону» можно расширить. Но при одном условии – если будет показано, что континентальный шельф «заступает» за границу зоны. Иными словами, ученые должны доказать: дно моря (или океана) – это подводное геологическое «продолжение» материка. Собранные доказательства представляются в ООН, где и принимается окончательное решение по существу вопроса. 

      Россия желает доказать – подводные хребты Менделеева и Ломоносова, протянувшиеся к Гренландии, с точки зрения геологии есть не что иное, как продолжение Сибирской континентальной платформы. Если российские доказательства будут в установленном порядке признаны ООН, то Россия получит права на Арктику, а значит, и на огромные запасы полезных ископаемых, скрытых на арктическом дне – их приблизительную стоимость пока оценить никто не берется, но речь явно идет о суммах в сотни млрд. долларов. 

      Есть еще одно обстоятельство, которое подогревает интерес к Арктике в буквальном смысле этого слова. Речь идет о глобальном потеплении. 

      Еще недавно жесткий климат делал арктические районы малоперспективными и для жизни, и для судоходства, и для подводной добычи ископаемых. Однако глобальное потепление приводит к смягчению местного климата и постепенному таянию арктических льдов. Соответственно, эти Богом забытые края становятся все более привлекательными для судоходства, морских перевозок и освоения недр и шельфа.

     БОЛЬШАЯ ХАЛЯВА

      Говорят, что обычно академической науке присущ скепсис. Однако Институт географии Российской Академии наук опровергает сие устойчивое мнение. Здесь трудятся исключительные оптимисты. 

      И пока демографы с экономистами предсказывают скорый распад России, вымирание населения и полную деиндустриализацию, официальные географы пророчат родному Отечеству золотой век. 

      Заместитель заведующего отделом гляциологии Института географии РАН Николай Осокин бодро докладывает «Интерфаксу»: «Если нам удастся доказать, что эта территория – Хребет Ломоносова, куда сегодня погрузились российские батискафы,– является продолжением Сибирской платформы, то есть континентальной части России, и если это будет признано ООН, тогда в нашем распоряжении окажется порядка двух третей всех углеводородных запасов Северного ледовитого океана». 

      Согласно Осокину, выходит, что «по данным ученых» в Арктике может находиться около 100 млрд. тонн нефти и газа. Цифра впечатляет – это на порядок больше запасов Саудовской Аравии или российских нефтегазовых богатств, расположенных на суше. 

      Откуда именно взялись эти «данные» и какие ученые их просчитывали, энергичный географ не уточнил. 

      Правда, в том, что касается временных рамок возможной добычи углеводородов, Осокин был более конкретен: «По некоторым оценкам, где-то через 50 лет ледовый покров Северного ледовитого океана может в значительной степени растаять и тогда повысится доступность тех месторождений, которые еще недавно были недосягаемы».

      То есть на самом деле речь идет о некой отдаленной перспективе. Будет ли в ту пору нефть востребована точно так же, как сегодня, или к тому времени человечество научиться добывать на Луне какой-нибудь гелий-3, никому неведомо. 

      Но рядовому россиянину не до тонкостей. Кремлевские пиарщики все рассчитали точно. Громогласные сообщения о грядущей «большой халяве» перед началом избирательной кампании – отличная штука. 

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!