МИФЫ ИСТОРИИ
Январь 2008
Вернуться к номеру >>

Автор: Станислав Сикорский
Раздел: Лабиринт
Теги: история, персоналии



Проклятье Тамплиеров



     
 Орден Храма был первым из рыцарских орденов, основанных крестоносцами в святой земле. Полностью храмовники именовались «Нищенствующие рыцари Христа и Храма Соломона». Такое название тамплиеры получили потому, что не имели постоянного «места жительства» и король Иерусалимский выделил им южное крыло своего дворца, «возле Храма Господня», то есть на том месте, где раньше стоял храм библейского царя Соломона. Сейчас там – мечеть Аль-Акса.

      Основал орден и стал его первым Великим магистром бедный рыцарь из французской провинции Шампань Гуго де Пейн. Задача тамплиеров де-юре состояла в защите «гроба Господня», а де-факто заключалась в поддержке Иерусалимского королевства.

       Вначале орден складывался только из девяти рыцарей-основателей, но потом его численность возросла во много раз. В числе сеньоров, присоединившихся к «нищенствующим рыцарям», было много представителей благородных фамилий.

       В первые годы своего существования храмовники занимались тем, для чего были созданы – защищали святую землю от сарацин, и на этом поприще покрыли свое знамя неувядающей славой. Их безрассудная храбрость и преданность сделали из них героев в глазах молодых дворян.

       Но чем дальше, тем меньше рыцари-монахи интересовались горними высями и тем больше обращались к мирской суете. Любимым делом господ тамплиеров стало банковское – согласитесь, странное занятие для людей, давших обет бедности.

      Именно тамплиеры придумали банковские чеки. Раньше рыцарю на чужбину, чтобы обеспечить себя, нужно было везти золото или драгоценности – а такой груз мало того, что был нелегок, так еще и требовал толпы охранников. С нововведением же храмовников стало достаточно куска пергамента – прообраза современной чековой книжки. Дважды в год командория (так называлось отделение ордена), в которой у человека хранились деньги, подтверждала его платежеспособность, а если владелец счета поистратился на чужбине, его счет могли пополнить родственники в Европе. Разумеется, с денежных переводов храмовники имели свой процент.

      Не менее охотно тамплиеры занимались ростовщичеством. Правда, их ссуды давались не под 40%, как, например, ссуды еврейских или тосканских банкиров, но зато от «еврейских долгов» Папа всех, кто ходил в святую землю, потом освободил, а вот тамплиерские пришлось отдавать.

      В итоге король Филипп II Август привлек тамплиеров к управлению французской казной, а при Людовике Святом и сама казна переехала в главную резиденцию ордена, Тампль, расположенную в Париже. В руках «Нищенствующих рыцарей Христа» скопилось огромное количество земель (порядка 150 тыс. гектаров – площадь современной Монголии), а объем их финансовых средств историки до сих пор так и не смогли оценить.

      К концу XIII века орден вытеснили из святой земли и он окончательно осел в Европе, превратившись из монахов в международную финансовую корпорацию с личной армией. А в народе появилась пословица: «ругаться как тамплиер», ибо сии благочестивые мужи даже на улицах Парижа не стеснялись прилюдно сквернословить, несмотря на свое монашеское звание.

      В 1307 году король Франции Филипп IV, который стремился укрепить королевскую власть, а заодно и покончить со своим долгом тамплиерам (в 500 тыс. ливров, между прочим), решил уничтожить орден.

      Заручившись поддержкой своего ставленника, Папы римского Климента V, он приказал своему фавориту Гийому де Ногарэ организовать арест всех тамплиеров на территории Франции, а позже инициировал роспуск ордена и обвинение храмовников в ереси.

      7 лет длился суд над рыцарями. Великий магистр Жак де Молэ сначала признал под пытками обвинения, а потом нашел в себе силы отречься от них. За это он был приговорен к смерти на костре.

      Ночью де Молэ и его друга, приора Нормандии Годфруа де Шарне, доставили на Камышовый остров, где их ждали сложенные костры. Великий магистр самостоятельно разделся и попросил у стражников разрешение помолиться. 

      Когда пламя охватило старца, он крикнул: «Папа Климент! Король Филипп! Гийом де Ногарэ! Не пройдет и года, как я призову вас на Суд Божий! Проклинаю вас! Проклятие на ваш род до тринадцатого колена!»

      В течение года все названные Великим магистром умерли.

      Информацию о страшном проклятии и его исполнении вы найдете в массе литературы, как научной, так и популярной, хотя на самом деле это не более чем художественный вымысел.

      Берем 16-томную «Советскую историческую энциклопедию» 1967 года издания. Открываем том 10, страницу 299 и читаем: «Ногаре (Nogaret), Гийом (ум.1313) – франц. легист, канцлер Франции с 1307 года. Проф. права в ун-те Монпелье (с1291). С 1296 – чл. Королевского совета, ближайший советник Филиппа IV. Сторонник сильной королев. власти, Н. всячески способствовал ее укреплению, играл большую роль в борьбе Филиппа IV против Бонифация VII. Выступал на процессе против Тамплиеров».

      Итак, оказывается, что один из проклятых умер раньше, чем его успели проклясть, так как казнили магистра в 1314 году.

      В случае с Климентом V тоже есть нестыковочка. Дело в том, что когда тот мучился болями в животе, врачи прописали ему пить… толченые изумруды. От такой диеты и здоровый человек умрет безо всякого проклятья.

      Не подтверждают легенду о проклятье и очевидцы событий. Поэт Годфруа Парижский, присутствовавший на экзекуции, сказал, что последними словами Жака де Молэ была просьба к палачу повернуть его лицом к собору Богоматери. 

      Откуда же взялась байка о проклятии? Ответ прост: ее описал в своем романе «Железный король» знаменитый французский писатель Морис Дрюон. Так как все его романы в значительной степени основаны на реальных событиях, то и факт «тамплиерского проклятия» был легко принят публикой за чистую монету. Тем более что судьба потомков Филиппа Красивого и впрямь была плачевна. Его род пресекся (несмотря на то, что у него было трое сыновей), и трон перешел к племяннику, который тут же вверг Францию в пучину Столетней войны, разорившей страну и на долгие годы превратившей ее в вотчину Англии.

     Первый 

     президент США


     
 30 апреля 1789 года первый президент США Джордж Вашингтон под грохот орудий и звон колоколов вошел в здание Конгресса и, положив руку на Библию, произнес: «Торжественно клянусь, что я буду честно выполнять обязанности Президента Соединенных Штатов и обещаю делать все, что в моих силах, чтобы исполнять и защищать Конституцию США. И да поможет мне Бог».

      Интересно, что первая инаугурация была отложена на месяц. Конгрессмены, задача которых была подсчитать голоса выборщиков, не смогли вовремя добраться до Нью-Йорка – тогдашней столицы страны. 

      Наконец, 6 апреля было объявлено: «Достопочтенный Джордж Вашингтон единогласно избран президентом, а Джон Адамс – вице-президентом Соединенных Штатов Америки».

       Так вот вся эта пышная церемония на самом деле был инаугурацией не первого президента США, а одиннадцатого. Объясняется все просто. В 1787 году была принята знаменитая конституция США и радостные американцы стали вести отсчет времени от этого события. На самом же деле, США к этому времени уже давно существовали, а в должности президента Соединенных Штатов Америки уже успели побывать десять человек (причем некоторые – по нескольку раз). Правда, назывались они «Президенты Конгресса США» и избирались не выборщиками, как после 1787 года, а конгрессменами, т.е. Соединенные Штаты были по сути парламентской республикой. Итак, первые 10 президентов США:

     Джон Хэнкок 

     (2 июля 1776 года – 29 октября 1777 года);

     Генри Лоренс 

     (1 ноября 1777 года – 9 декабря 1778 года);

     Джон Джей 

     (10 декабря 1778 года – 28 сентября 1779 года);

     Сэмюэль Хантингтон 

     (28 сентября 1779 года – 28 февраля 1781 года);

     Сэмюэль Хантингтон 

     (1 марта – 6 июля 1781 года);

     Томас Маккин 

     (10 июля – 5 ноября 1781 года);

     Джон Хэнсон 

     (5 ноября 1781 года – 4 ноября 1782 года);

     Элаис Будино 

     (4 ноября 1782 года – 3 ноября 1783 года);

     Томас Миффлин 

     (3 ноября 1783 года – 4 июня 1784 года);

     Ричард Генри Ли 

     (30 ноября 1784 года – 23 ноября 1785 года);

     Джон Хэнкок 

     (23 ноября 1785 года – 6 июня 1786 года);

     Натаниел Горэм 

     (июнь 1796 года – 13 ноября 1786 года);

     Артур Сент-Клер 

     (2 февраля – 29 октября 1787 года);

     Сайрус Гриффин 

     (22 января 1788 года – 4 марта 1789 года).

     Первый путешественник 

     вокруг света


      Магальянш, более известный нам как Магеллан, был бедным португальским дворянином. Когда после ранения в Северной Африке он вернулся на родину, то ходатайствовал о повышении, но получил отказ. Тогда обиженный воин поступил на службу к испанскому королю Карлу I и стал командиром эскадры, отправляющейся вокруг света.

      Экспедиция прошла через множество испытаний и приключений. Убедившись, что большая часть планеты занята не сушей, как считалось ранее, а водой, Магеллан и его спутники прибыли на Филиппины.

      Через два дня матросы познакомились с местными жителями. Эта встреча, в отличие от предыдущих, была странной. Аборигены, ничего не опасаясь, сами приблизились к кораблям и попытались установить первый контакт.

      Но объясниться при помощи малайца, присутствовавшего на корабле, не удалось. Тогда пришельцам показали гвоздику, корицу, перец, мускатный орех, имбирь и золото – они знаками подтвердили, что все предложенные предметы им знакомы и на островах они есть. Пополнив запасы провианта и воды, корабли двинулись к следующему острову.

      Наконец стало понятно, что флотилия находится в Азии. Здесь Магеллан заводит знакомства с местными правителями, пока наконец не оказывается на острове Себу. Попутно он безжалостно наказывает солдат, которые вопреки его приказу на разные побрякушки выменивают у местных жителей золото.

      С раджой, правителем острова, заключается соглашение – тот вместе со своими людьми принимает христианство, а взамен испанцы помогают ему укрепить власть. Заслышав грохот орудий, местные князьки один за другим признали главным над собой раджу Хуамбона, получившего после крещения имя Карлос.

      А вот местные жители неохотно расставались с верой предков. Одну из непокорных деревень сожгли, а на ее месте установили крест. Не обошлось и без приличествующих случаю чудес. Магеллан попенял Хуамбону на его людей, которые по-прежнему поклонялись идолам. На это раджа ответил, дескать, дело в том, что один из его родственников болен и все молятся о его спасении. Тогда генерал приказал окрестить страдальца и заявил, что он готов поплатиться головой, если тот после этого не поправится. Произошло чудо – как только завершился ритуал, превративший больного, его двух жен и десять дочерей в католиков, несчастный впервые за долгое время смог заговорить, а через 5 дней выздоровел. Чудом исцелившийся на глазах толпы разбил двух идолов и уничтожил несколько прибрежных капищ.

      Но тут выясняется, что правитель одного из островов, Силапулапу, отказывается принять христианство. Тогда Магеллан требует подчиниться и заплатить дань. Снова отказ. Начинается подготовка к военной операции. На стороне испанцев выступает один из вассалов непокорного владыки – Сулла.

      Вот как описывает сражение 27 апреля 1521 года следовавший с эскадрой летописец, итальянец Антонио Пигафетта: «Как только забрезжил день, сорок девять наших людей прыгнули в воду. Прежде чем мы достигли берега, нам пришлось пройти вброд расстояние двух выстрелов из арбалета, так как лодки из-за рифов и скал не могли подойти ближе к берегу. Остальные одиннадцать человек остались в лодках, чтобы их охранять. Как только мы достигли берега, сразу пошли в атаку. Те люди, общей численностью более полутора тысяч человек, разбились на три отряда. Едва завидев нас, они устремились вперед с душераздирающими воплями и оглушающими криками – два отряда на фланги, один – в центр. Капитан заметил опасность, поэтому разделил нас на две группы, и мы вступили в бой. Около получаса велся обстрел с дальнего расстояния из мушкетов и арбалетов, но все напрасно, так как выстрелы испанцев почти не пробивали грубые и крепкие деревянные щиты их противников и только изредка ранили руки. Когда капитан это увидел, он закричал: «Прекратите стрелять! Не стреляйте!» Но никто его не слушал. Аборигены тоже заметили, что наш ружейный огонь не наносит ущерба. Они подняли невообразимый шум и продолжали стойко держаться. Только отстреляли наши мушкеты, аборигены принялись кричать еще громче, продолжая прыгать туда-сюда, полные страха, однако не забывая прикрываться щитами. Так они уцелели и потом обрушили на нас такой шквал стрел, бамбуковых копий с металлическими наконечниками, заостренных кольев и камней, что мы еле сумели от него защититься».  

      Дальше ситуация усугубляется. Испанцы поджигают деревню, но это только раззадоривает оборонявшихся. В конце концов аборигены замечают, что ноги конкистадоров не защищены сталью, и начинают стрелять из луков по ним. Магеллан ранен и приказывает отступать. Но поздно. Его солдаты в панике мечутся, пытаясь добраться до лодок. Вокруг него – всего 6 храбрецов.

      Видя, что предводитель врага под защитой лишь горстки людей, воины Силапулапу обрушиваются на него всей мощью».

      Пигафетта продолжает: «Смелый капитан и рыцарь не сдался и вместе с оставшимися с ним людьми продолжал еще больше часа мужественно сражаться. Так как он был недалеко от берега, одному аборигену удалось ранить его в лицо. Капитан мгновенно проткнул противника его собственным копьем. Потом он схватился за свой меч, но смог его вытянуть только наполовину, так как брошенное бамбуковое копье разворотило ему руку. Как только враги это увидели, они ринулись на него, и один всадил ему большой дротик глубоко в ногу. Тут генерал-капитан упал лицом вниз. Тотчас же они бросились на него с бамбуковыми копьями и дротиками и злодейски убили нашу отраду и надежду, утешение и светоч, нашего верного предводителя. 

      Когда они его окружили, он еще успел обернуться, чтобы посмотреть, все ли достигли лодок».

      А теперь – внимание, вопрос! От Филиппин до Испании морем несколько десятков тысяч километров, а Магеллан уже мертв. Как же он мог совершить путешествие вокруг света, вернее, завершить свое плавание так, чтобы оно стало кругосветным? Ответ прост – никак. За него это сделал его помощник Хуан Себастьян Элькано.

     Изобретатель лампочки

     
 1878 год, Менло-Парк, штат Нью-Джерси. Предновогодняя суета нарушена неожиданным событием. В районе лаборатории Эдисона вспыхнула сотня новых ламп – не газовых, как это было принято, а электрических. Толпы зевак бегут полюбоваться на невиданное зрелище, трамваи переполнены.

      Новая лампа могла гореть целых 100 часов, и в ней использовалась обычная швейная нитка, покрытая углем. С тех пор во всем мире именно Эдисона считают изобретателем электрической лампы, и только узкий круг специалистов знает, что это не так. 

      В то же самое время, когда просветитель, в прямом смысле этого слова, человечества презентовал свою новинку, тоже самое сделал и некто Джозеф Свен. Его лампа была с точно такой же швейной нитью, покрытой углем, просто Эдисон оказался более предприимчивым и о своем изобретении громче заявил. И именно используя опыты Свена, он позже создал близкую к современной лампу с вакуумом.

      

     Джозеф Уилсон Свен (1828–1914) – английский физик и химик. Помимо изобретения лампочки, разработал светочувствительные эмульсии и сухие фотографические материалы. 

     Дэви Хэмфри (1778–1829) – английский химик и физик. Патриарх электрохимии, иностранный почетный член Петербургской Академии наук. Получил электролизом водород и кислород.

      Но что особенно интересно, еще раньше этих господ электрический свет Королевской академии наук продемонстрировал Дэви Хэмфри при помощи фонаря размером со стол. Электрическая дуга появлялась между двумя электродами, а питание обеспечивали гигантские батареи. Позже сэр Хэмфри изобрел первую в мире безопасную рудничную лампу.

      

     Гамлет, 

     принц Датский


      В 1601 году Уильям Шекспир, уже известный и обласканный вниманием двора, дописывает трагедию «Гамлет». Это произведение завершает его цикл комедий и хроник. Собственно, жизнь драматурга складывается успешно и новое произведение – это не результат внутренних переживаний, а лишь дань моде.

      Как правило, читатель забывает, что саму идею великого произведения придумал не Шекспир. В основу трагедии легло скандинавское сказание об Амлете. Правда, скандинавский прототип совсем не похож на меланхоличного, погруженного в себя героя Шекспира – Амлет хитрый, жестокий интриган.

      Например, эпизод со смертью Полония отличается в корне. У Шекспира Гамлет в запале убивает его через шпалеру шпагой, Амлет же делает это расчетливо, а чтобы убийство не было обнаружено, скармливает труп свиньям.

      Сказание об этом датском принце было пересказано летописцем Саксоном Грамматиком. Произведение состоит из двух частей – в первой Амлет достигает своей цели и удачно мстит за отца. Во второй части герой возвращает себе трон, дважды женится, побеждает английского короля и гибнет от руки датчан, когда, возгордившись, нападает на армию датского монарха.

      Вообще же идея о человеке, притворившемся сумасшедшим, чтобы спасти себе жизнь и отомстить за отца, характерна и для римской, и для персидской литературы.

     Маленький император

      Наполеон I Бонапарт – коротышка, завоевавший весь мир. Как бы не так. Камердинеры, портные и, самое главное, врачи, осматривавшие тело после смерти, определили рост императора в 169 см. И это при том, что император долго болел, а в этом случае позвонки сжимаются и рост иногда уменьшается до 6 см. Следует заметить, что планка роста в гренадерские полки (самые рослые солдаты в армии) составляла 173 см. То есть фактически Наполеон был если и не выше, то одного роста с большинством французов. Откуда же пошел миф о маленьком росте?

      Ну, во-первых, прозвище. Во времена итальянских походов он получил прозвище «маленький капрал». Дело в том, что совсем юный генерал, вероятно, вызывал у своих подчиненных именно такую ассоциацию.

      Во-вторых, Наполеон всегда был окружен своими высоченными маршалами: Мюрат – 190 см, Ней – 178, Мортье – 195, генерал Суам – 198 см.

      Некоторые любят, чтобы подчеркнуть, как император комплексовал из-за своего небольшого роста, рассказать следующий исторический анекдот. 

      Как-то Мюрат, желая помочь Бонапарту надеть плащ, сказал:

     – Сир, позвольте, я помогу вам, я выше вас на целую голову.

     На что император буркнул:

     – Не выше, Мюрат, а длиннее, и это легко исправить.

     «Пусть едят 

     пирожные»


      Мария-Антуанетта – последняя французская королева, взошедшая на эшафот вместе с супругом и сыном во времена революции.

      Жан-Жак Руссо писал, что когда в 1766 году во Франции начался голод, королеве Марии-Антуанетте доложили, что ее подданные голодают, потому что у них нет хлеба. «Пусть едят пирожные», – якобы ответила на это королева. Эта история не раз приводилась как пример оторванности королевского двора от жизненных реалий. 

      Но было ли это событие на самом деле? И снова нас выручает «Советская историческая энциклопедия», на этот раз том 9.

      «Мария Антуанетта (02.11.1755 – 16.10.1793) – жена французского короля Людовика XVI (с 1770), дочь австрийского государя Франца I и Марии-Терезии…»

      А теперь анализируем слова Руссо. В 1766 году австрийской принцессe всего 11 лет. Она еще не только не жена французского короля, но даже живет не во Франции и вероятно мало заботится о том, что едят местные крестьяне.

     Человек-легенда

      Уолтер Рэли. Английский Казанова, солдат, пират и политический деятель. Помимо массы действительно совершенных им деяний ему приписывают и кучу вымышленных подвигов.

      Например, исторический факт – Рейли первым нанес на карту Вирджинию. Зато история, когда пират бросил под ноги королеве Елизавете свой плащ, чтобы она по нему перешла лужу, – вымысел.

      Сэр Уолтер тайно женился на фрейлине королевы Элизабет Трокмортон и был за это заключен в Тауэр – да, так и было. Дело в том, что после того как Елизавету бросил ее фаворит граф Лестер, она несколько по-особенному относилась к личной жизни своих придворных.

      Рэли завез в Европу картофель и табак. Абсолютная ложь. Картофель начали разводить еще до первого возвращения пирата из Нового света, а табак в 1560 году был доставлен в Европу послом Карла IX Жаном Никотом. 

     Галантное время

     
 Вспомните роман Дюма «Три мушкетера» – прекрасная Анна Австрийская, красавица герцогиня де Шеврез... Очарование эпохи получит сокрушительный удар, если вспомнить тот факт, что жители Европы того времени, в том числе и аристократия, редко мылись.

      В среднем дама принимала ванну 2–3 раза в год. Утверждали даже, что сын Анны Австрийской – Людовик XIV, Король-Солнце – мылся всего 2 раза в жизни и то по настоятельной просьбе врачей. Средств гигиены до XIX века не существовало.

      Чтобы каким-то образом бороться с паразитами, придумали брить голову, а в парики закладывать специальные хитроумные приспособления – «блохоловки». Их часто делали из драгоценных металлов, а внутрь помещали кусочек меха, пропитанный кровью (такие «блохоловки», кстати, выставлены в Эрмитаже).

      Шелковое белье появилось оттого, что в нем не заводятся блохи – паразиту на шелке не за что уцепиться.

      Уже упомянутый Король-Солнце снаряжал специальных шпионов ко двору Петра I, чтобы выяснить, что именно раз в неделю царский фаворит князь Меньшиков делает в бане. Поверить в то, что светлейший просто моется, Людовик не мог.

      Второй проблемой было отсутствие отхожих мест. В знаменитом Лувре не было ни одного туалета. Очевидец писал: «В Лувре и вокруг него, внутри двора и в его окрестностях, в аллеях, за дверьми – практически везде можно увидеть тысячи кучек и понюхать самые разные запахи одного и того же – продукта естественного отправления живущих здесь и приходящих сюда ежедневно».

      В Париже еще с конца XIV века действовало установление – прежде чем вывернуть в окно ведро с помоями, необходимо было трижды крикнуть «Осторожно! Выливаю!», чтобы случайно не окатить какого-нибудь проходящего по улице прохожего.

     Легендарные 

     красавицы


     
 Самая древняя из них – Нефертити. До нас дошел ее бюст. Так вот, если посмотреть на него, о красоте жены фараона Аменхотепа стоит задуматься. Слишком высокий лоб и длинная шея. Пожалуй, в современном мире она не смогла бы претендовать даже на титул «симпатичной».

      Царица Савская тоже была в свое время мировым секс-символом №1. На поверку выяснилось, что у нее кривые и слишком волосатые ноги. Вывел хитрюгу на чистую воду царь Соломон, который был мудр не только в житейских вопросах, но и в выборе спутниц жизни, коих у него было 300.

      Царица всегда носила длинное платье и, чтобы полюбоваться на ее ножки, Соломон приказал сделать в одной из зал прозрачный пол, под которым развели пруд с рыбами. И вот, когда прелестница зашла в комнату, она машинально приподняла подол, чтобы его не замочить, и хозяин получил возможность удовлетворить свое любопытство. 

      Царица Савская, кстати, была не только самой красивой, но и умной. Догадавшись, что раскрыта, она умерила любовный пыл и в спешном порядке покинула дворец.

      Роковая женщина Клеопатра, оценившая, если верить классику, ночь с собой в человеческую жизнь, на самом деле была полная, неряшливая и беззубая, – утверждают археологи. Теперь выяснено, что статуи изображающие упитанную даму с отекшим круглым лицом – это статуи именно Клеопатры, а не других цариц. 

      Легко объясняется то, что сподвижник Цезаря Марк Антоний попал под ее чары – он просто не был избалован женским вниманием. Зато любимец женщин Октавиан Август даже и не думал о том, чтобы закрутить роман с египетской царицей. Он приказал приковать ее к триумфальной колеснице и собирался так ехать в Рим. Клеопатра решила не дожидаться позора и отравилась.

     

     

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!