НАРКОМАФИЯ. ЧАСТЬ ВТОРАЯ
Июнь 2007
Вернуться к номеру >>

Автор: Михаил Кузнецов
Раздел: Лабиринт
Теги: криминал, наркотики



Лекарство от кашля

      1 августа 1863 года в немецком городе Бармен два уже немолодых человека Фридрих Байер и Фридрих Вескотт открыли компанию по изготовлению красок и зарегистрировали торговую марку «Фридрих Байер и Ко».

      Оба Фридриха были исключительно расторопными ребятами; к тому же Байер неплохо знал рынок, и в итоге компания превратилась в мощное акционерное общество. Вскоре компаньонам стало понятно, что помимо красок можно хорошо подзаработать на лекарствах. Сказано – сделано. «Байер» довольно быстро стал одним из мировых лидеров в фармакологии (и остается им по сей день)…

      В конце XIX века компания поставила перед собой амбициозную задачу – разработать эффективное лекарство от кашля. Дело сулило огромные барыши, а потому на решение проблемы были брошены лучшие сотрудники. Среди прочих работал там и некий Феликс Хоффманн. В поисках чудодейственного средства он мимоходом на основе отходов угольной смолы, необходимой для производства красок, 10 октября 1897 изобрел аспирин, позднее ставший «лекарством века» и визитной карточкой компании «Байер».

      Но тогда изобретение Хоффмана по достоинству не оценили. Лихорадочная работа по разработке «лекарства от кашля» продолжалась. В конце концов группе ученых показалось, что им удалось-таки приготовить нужную смесь. Вскоре начались испытания нового препарата – диацэтил морфина.

      Руководитель группы исследователей Генрих Дрезер вначале исследовал действие нового лекарства на животных, а потом перешел к людям. Испытуемые в результате приема порошка переживали странные чувства… Многие говорили, что испытывают нечто вроде героического возбуждения…

      «Как бы нам назвать наше чудо-лекарство, – думал Дрезер. – Хм… Героическое… Герой… О! Конечно! Героин!»

      Через некоторое время началось продвижение нового препарата на рынке. Его объявляли панацеей от бронхита, астмы и туберкулеза – очень быстро «героин» становился популярным. А потом…

      А потом врачи стали замечать, что их пациенты уже не могут жить без чудо-средства. В 1913 году «Байер» останавливает производство диацэтил морфина, а в 1914 в США начинается всестороннее изучение воздействия препарата. Еще через 10 лет его производство в этой стране запрещают. Исследования выявляют, что за короткое время «лечения» 50 000 больных и 25 000 врачей стали наркоманами.

      США становятся пионером в деле борьбы с наркотиками и одновременно… родиной наркомафии. Популярность дурмана столь высока, что его употребление становиться для многих стилем жизни, а сверхприбыли от продажи героина заставляют кусать локти от зависти торговцев оружием – самых успешных бизнесменов того времени. Одним из отцов наркомафии становится наш соотечественник Мейер Лански, перебравшийся, как это сейчас принято говорить, на ПМЖ в Соединенные Штаты. Через него в наркобизнес вошла сицилийская «Cosa nostra».

      Шеф полиции США Джозеф Макнамара вспоминал, что никакие методы борьбы с наркоторговцами не могли помешать развитию этого бизнеса. На вложенные 500 долларов бандиты могли получить до 1 000 000! 

      Но, как известно, денег никогда не бывает много. Поэтому чтобы увеличить и без того огромные прибыли мафиози начинают разбавлять героический порошок. Из белой смерти он превращается в коричневую. Уличные наркодиллеры оставляют в своем товаре от 1% до 10% настоящего героина. Такую смесь уже нельзя вдыхать или курить, теперь препарат вводят шприцом внутривенно или внутримышечно. Наркоман, сидящий на игле, представляет собой удручающее зрелище.

      «Быть наркоманом – это быть «живым мертвецом...», зубы гниют, аппетита нет, живот и кишечник не функционируют должным образом. Глаза и кожа становятся тошнотворно желтыми; кислорода в крови мало; бронхит и туберкулез развиваются. Вены «сожжены» и мертвенно бледные шрамы на венах остаются. Флегмоны и нарывы на коже; грызущая боль мучит тело. Мнимые и фантастические опасения, страхи губят разум наркомана и иногда приводят к безумию. Хорошие черты характера исчезают, плохие – появляются. Часто случается смерть от передозировки... Такое мучение является наркоманией; а наркоман – живым мертвецом»...

     

     Расширение сознания


     


     

      «19.04.43. 16:20. Принято орально 0.5 куб.см. 1/2 промильного раствора тартрата диэтиламида = 0.25 мг тартрата. Разбавлен приблизительно 10 куб.см. воды. Без вкуса. 17:00. Отмечается головокружение, чувство тревоги, визуальные искажения, симптомы паралича, желание смеяться. 

      Добавление от 21.04. Отправился домой на велосипеде. 18:00 – прибл. 20:00 наиболее тяжелый кризис»…

      Человек в белом халате откладывает ручку не дописав. Только сейчас он понял, что же с ним было. Кто бы мог подумать, что препарат, полученный из бича хлеборобов – спорыньи, может оказывать такое воздействие на сознание. Яркие краски, преображенный мир.

      «Хотя мои видения и были угрожающими, но скорее это последствия волнения и возможно неточной дозировки. – думает он, – Это станет прорывом в психиатрии. Всего 0,25 миллиграмма препарата и такой эффект. Надо срочно сообщить руководству. Сейчас же пишу профессорам Штоллю и Ротлину». 

      Доктор придвинул к себе лист бумаги и быстро, брызгая чернилами, написал две записки:

      «Господин профессор... исследования препарата ЛСД-25… ошеломляющие результаты…» 

      И размашисто подписался: «Доктор Альберт Хоффман».

      На следующий день с самого утра один за другим в его кабинете раздалось два телефонных звонка. Первым звонил руководитель проекта Вернер Штолль: «Доктор Хоффман, Вы уверены, что не ошиблись при взвешивании? Упомянутая доза действительно правильная?»

      Следующим был директор фармакологического отдела профессор Ротлин: «Ошибки с дозировкой быть не может? Все именно так?»

      Вскоре Штолль был у Хоффмана. Немедленно преступили к испытаниям. Профессор принял еще меньшую дозу 0,06 миллиграмма. Через 30 минут у него нарушилась координация движений. Большими шагами он ходил по комнате, покачиваясь из стороны в сторону. Потом Штолль начал описывать возникающие перед ним видения. Картинки были такими яркими и живыми, что он не мог их выразить словами… «Фейерверк», «калейдоскоп»… все это были жалкие синонимы, не способные отразить и десятой доли того, что он видел перед собой. Когда действие препарата закончилось, он обессиленный рухнул в кресло…

      А потом начались многочисленные эксперименты, и наконец на рынок вышел препарат «Делизид». Его рекомендовали как средство для аналитической психотерапии при тревожных состояниях и неврозах навязчивых состояний, а также как средство для экспериментального изучения природы психозов. Принимая «Делизид» самостоятельно, психиатр получает возможность проникнуть в мир мыслей и ощущений душевнобольных. Препараты серии ЛСД были названы расширяющими сознание или психоделиками…

      Со временем стало понятно, что значение препарата для медицины сильно преувеличено. Зато у состояния, которое приходило после дозы ЛСД, появилось большое число поклонников.

      Мессией наркотика стал психолог Тимоти Лирри. Свое служение этой заразе он начал еще в Мексике, когда впервые купил у местного шамана «священных грибов» и испытал дикий экстаз. Позже он попробовал d-диэтиламид лизергиновой кислоты, больше известный как ЛСД, и ощущения повторились.

      После этого в поврежденном галлюциногенами мозгу доктора родилась идея провести ряд экспериментов над заключенными, священниками, учеными и писателями. Но вскоре группа экспериментаторов превратились из ученых в собрание сектантов. Их богом был ЛСД. Под его воздействием они попадали в потусторонний мир, который был гораздо ярче и насыщеннее реального.

      Мода на психоделики разлетелась по США быстрее ветра. Молодежь, звезды, спортсмены бросились в объятья «кислоты» (кстати, сия чаша не миновала и самого богатого человека планеты Билла Гейтса). В мире произошла «психоделическая революция».

      Но вскоре стало понятно: те, для ко го иллюзорный мир ЛСД заменил мир реальный, долго не живут. Психика, постоянно находящаяся в напряжении, истощается, и любитель расширенного сознания либо сходит с ума, либо умирает. К тому же «обдолбанный кислотой» человек абсолютно непредсказуем. В США кривая преступности резко пошла вверх. Друзья по «Битлз» с трудом оттащили Джона Ленона от края крыши, когда тот в состоянии «трипа» (наркотического путешествия в потустороннем мире) решил полетать.

      Один из принимавших ЛСД молодых людей предупреждал всех, кто последует его примеру: «Любой человек, который принимает LSD в первый раз, должен отдавать себе полный отчет в том, что он делает. ПОМHИТЕ: переступив однажды эту черту, вы уже никогда не сможете быть такими, как раньше. Один раз увидев и почувствовав, забыть ЭТО невозможно. И еще: ЕДИHСТВЕHHАЯ стопроцентная гарантия безопасного «трипа» – не принимать LSD вообще».

      Состояние «трипа» опасно само по себе. Семейная пара, находясь под воздействием наркотика, решила приготовить ужин, в результате в духовке оказался полугодовалый ребенок. Трое студентов ослепли – все время «трипа» (несколько часов) они глядели на солнце и пытались с ним общаться.

      Наконец власти начинают принимать меры. В 1967 году «кислоту» запрещают в Калифорнии, а еще через год и по всей стране. Вскоре примеру США следует весь мир.

      И вот тут на арену снова выходят люди в дорогих костюмах. «Кислота» гораздо более выгодна для продажи, чем тот же героин. Ее не надо ниоткуда вести, лабораторию можно разместить в любой квартире. Очень быстро по всему миру открываются подпольные ЛСД-лаборатории…

     Отщепенцы

      Несмотря на наркотическое безумие, охватившее мир, оставались еще уголки, где мак по-прежнему выращивали только в сельскохозяйственных целях. Как это ни странно звучит для современного читателя, этим нетронутым райским уголком был… Афганистан. Да-да, оплот сегодняшней героиновой торговли.

      В начале 70-х декхане этой страны использовали стебли мака для кормежки скота и производства масла, а из семян варили мыло. Наркотики, конечно, тоже производили, но в небольших объемах.

      Ситуация в корне изменилась с началом гражданской войны. Сначала страну наводнили непонятные люди, готовые тоннами скупать мак, а потом бомбардировки резко сократили посевные площади. В результате декханам пришлось, говоря языком экономики, повышать рентабельность производства. То есть сеять меньше культур, но таких, которые смогли бы принести большой доход. А к слову сказать, доход от продажи урожая мака с 1 га равен, доходу от продажи урожая хлопка с 40 га.

      И вот тут началось повальное производство героина. Сначала ни кем не контролируемое, а потом постепенно прибираемое к рукам полевыми командирами моджахедов и их друзьями из Западной Европы и США. 

      А тем временем по всему миру торговля дурманом уже набрала обороты. Рынок незаконного оборота наркотиков насчитывал миллиарды долларов, а королем бизнеса стал простой колумбийский паренек Пабло Эмилио Эскобар.

      

     

     Продавец дурмана


     


     

      Толпы народа хлынули на улицы города. Это была не демонстрация протеста или народное гуляние. Народ пришел проститься со своим «героем». Когда гроб вынесли из дома, толпа взревела…

       Страна прощалась не с великим политиком, не с поп-идолом и даже не со звездой телеэкрана. Колумбия хоронила одного из величайших наркобаронов – Пабло Эмилио Эскобара, более известного как Пабло Колумбийский. И тысячи колумбийцев проливали по усопшему слезы вполне искренне…

      

      Пабло родился в 1949 году в крестьянской семье. Он был третьим из семи детей. Жили небогато, но по сравнению с остальными, умирающими от голода, вполне прилично. С детства его героем был команданте Че. В 16 лет Пабло турнули из школы за сочувствие левым и неуемную, даже по меркам его полубандитского района, драчливость.

      Не долго думая, предоставленный сам себе, подросток сколотил уличную банду из таких же «оторв», как и он сам. Поначалу торговали ворованными с кладбища надгробными плитами, а потом стали угонять машины. Позже дело дошло и до рэкета.

      И вот тут Эскобар замечает, что в стране начинает появляться новый бизнес. Все больше и больше колумбийцев растят коку для северного соседа – США. Сам Эскобар наркотики презирает и жестко пресекает их употребление среди своих людей, но…

      За короткий срок он становится одним из самых успешных поставщиков белой смерти в Соединенные Штаты. И тут же арест – его берут с 39 кг кокаина. Но раскрученный механизм уже не остановить.

      Эскобар становится сказочно богатым, однако деньги тратит не только на себя. Он активно строит жилье для малоимущих, больницы, церкви, школы и спортплощадки, прокладывает дороги. В общем, ведет себя как Робин Гуд. Отчасти это следствие коммунистических взглядов. Отчасти задел на будущее. 

      Расчеты оказались верными – благодарное население выбирает его депутатом Национального конгресса. 

      К этому времени годовой оборот его «бизнеса» составлял 86 млрд. долларов. Он имел 34 поместья, 500 тыс. га земли, 40 раритетных автомобилей в гараже. В поместье «Неаполь» (20 тыс. га) Эскобар создал крупнейший на континенте зоопарк, куда доставили со всего света 120 антилоп, 30 буйволов, 6 бегемотов, 3 слонов и 2 носорогов.

      Колумбийский король был падок на женщин. Для своих 400 любовниц он выстроил небольшой городок на подобии сераля султана. Его фаворитки купались в роскоши и одевались у самых модных кутюрье, из Милана к ним привозили стилистов с мировым именем.

      Привольная жизнь закончилась в середине 80-х. США начинает борьбу с наркотиками в латиноамериканских странах. К тому же Эскобара, он же Эль Доктор, обвиняют в убийстве министра юстиции Родриго Лары Бонильи. Наркобарон переходит на нелегальное положение, но сохраняет за собой статус национального героя.

       Все думали, что Пабло Колумбийский «ляжет на дно». Но не тут-то было. Он объявил правительству войну. Нет не в переносном смысле, а в самом прямом. Военные действия начались немедленно. Эскобар взрывал самолеты, устраивал вооруженные налеты на органы госуправления и полиции.

      Но война – войной, а бизнес – бизнесом. Пока боевики стращали чиновников и похищали будущего президента Колумбии Андреса Пастрана, Пабло решил запустить в дело новый вид транспортировки наркотиков.

      Через подставных лиц он покупает в Петербурге подводную лодку «Фокстрот», причем не у кого-нибудь, а у… ВМФ Российской Федерации! В сделке участвуют два адмирала, слишком буквально понявших перевод российской экономики на рыночные рельсы… В комплект к лодке он там же нанимает команду, предлагая по 500 баксов на брата. По тем временам (дело было в начале 90-х) в Северной Пальмире это неплохие деньги. Ну а дальше в «Фокстрот» грузят 40 тонн кокаина и везут страждущим американским наркоманам. Кстати, лодку Пабло купил по дешевке – всего за 5,5 млн. долларов при ее реальной цене в 100.

      И тут поперек дороги Эскобару снова становятся американцы. Правительство США назначает за его голову награду в 10 млн. долларов – абсолютный рекорд, занесенный в книгу Гиннеса. 

      Вторым несчастьем для барона стала смена правительства в стране. Новый президент предложил всем наркодельцам сдаться добровольно в обмен на невыдачу США. Надо сказать, что ранее Пабло Колумбийский дал зарок: «Лучше гробница в Колумбии, чем тюремная камера в США». 

      И снова закипела война. Во время борьбы с мафией произошло 25 211 политических и 31 385 не связанных с политикой убийств. Но сейчас на стороне колумбийского правительства был мощный союзник – США. У Эскобара было конфисковано 989 домов и ферм, 367 самолетов, 73 лодки, 710 машин, 4,7 тонны кокаина и 1279 единиц оружия и любимый зоопарк. Многие из его приспешников погибли в перестрелках с полицией.

      Тогда Пабло решает сдаться, выдвинув три условия: ни он, ни его соратники не должны быть выданы США ни при каких обстоятельствах; им должно быть инкриминировано не более одного преступления и для содержания наркодельцов должна быть выстроена… отдельная тюрьма! 

      Все условия были выполнены. Эскобара и 12 его ближайших сподвижников поместили в роскошную тюрьму La Catedral, а президент Колумбии объявил о победе над наркомафией. Но решетки не долго удерживали неутомимого наркобарона. Всего через 13 месяцев, подкупив охрану, он бежит. Главной причиной побега стали опасения выдачи Соединенным Штатам – Эскобар до конца не доверял обещаниям правительства. По нелепой случайности именно в этот момент его сторонникам в парламенте удается провести запрет на экстрадицию преступников за пределы страны... 

       Поисками беглеца занимается специальное подразделение полиции «Поисковый блок», американское ЦРУ, бюро по борьбе с наркотиками и организация, созданная врагами Эскобара, – Los PEPES. Бюджет операции 40 млн. долларов. Но все тщетно.

      Однако в конце концов хитроумн ый и неуловимый наркобарон совершает роковую ошибку. В день своего 44-летия он звонит родственникам, чтобы получить поздравления. Его месторасположение тут же засекают, и на перехват отправляется… 500 полицейских и спецназовцев! 

      Застигнутые врасплох Пабло и два его сообщника пытаются уйти по крышам близлежащих домов, но меткий выстрел снайпера кладет конец беспокойной жизни самого известного продавца дурмана…

      Смерть легендарного наркобосса преподнесли миру как безусловную победу над обнаглевшими колумбийскими картелями. Однако через некоторое время судьба посмеялась над оптимистами – президентом Колумбии стал Альваро Урибе – один из ближайших сподвижников покойного Эскобара!

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!