КОРСАР РЕСПУБЛИКИ. ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ОКОНЧАНИЕ
Апрель 2007
Вернуться к номеру >>

Автор: Станислав Сикорский
Раздел: Лабиринт
Теги: переворот, персоналии, Коморские острова



Утро 15 мая 1978 года. Морони. Республика Коморские острова.

      

      Пули весело щелкали по стене дворца, а полусонные солдаты президентской гвардии бестолково носились по двору, тщетно пытаясь найти безопасное укрытие.

      – Смотри, смотри, обходят справа!

      – Сколько их?! Пригнись! Пригнись! Что, черт возьми, происходит?!

      Одна из очередей прошла прямо над головой растерянного коменданта. Рядом с ним, уткнувшись лицом в землю, неподвижно лежал какой-то рослый капрал…

      

      В это время президент Республики Коморские острова Али Суалих, разбуженный пальбой, в ужасе метался по своей спальне, громко и грязно ругаясь… Под одеялом пытались укрыться две насмерть перепуганные женщины…

      Стекло в комнате лопнуло и пули застучали по обшивке спальни. Яростная автоматная очередь заставила Суалиха замолчать и прижаться к стене. В памяти вихрем пронеслись слова гадалки: «Тебя убьет белый человек с черной собакой». 

      Вдруг бой неожиданно утих. Немного успокоившись, правитель Комор стал ждать объяснений от начальника своей охраны.

      Вдруг в смежной со спальней комнате вновь грянули выстрелы. И в то же мгновение дверь распахнулась. На пороге стоял человек лет 45, в камуфляжной форме и кепи. На его поясе болталась внушительная кобура, а за спиной вошедшего толпилось несколько до зубов вооруженных негров, одетых так же, как и их белый предводитель.

      От удивления президент Суалих начал заикаться:

      – Де… Денар?

      Незваный утренний гость весело усмехнулся:

      – Я вижу, вы еще не забыли меня, господин президент! Как видите, и я вас помню.

      – Как это понимать?

      – Вы арестованы, месье, а народ Комор освобожден от ига Директории, свергнувшей законного президента Абдаллаха. 

      Тут полковник лихо присвистнул, и в спальню, откликаясь на зов хозяина, вбежал здоровенный черный пес. Суалих обмер и в ужасе уставился на Денара. Но тот, не глядя на своего пленника, ласково потрепал собаку за ухом и решительно двинулся прочь. 

      В дверях появился лейтенант, и в грудь Суалиха уперся ствол автомата. Онемев от страха, президент рухнул на кровать; закутанные в одеяла любовницы дико закричали и бросились на пол… Раздалось несколько коротких очередей. Через минуту в разгромленной президентской спальне стояла мертвая тишина… 

      Вечером радиостанции мира передавали известие об очередном государственном перевороте на Коморах. Чуть позже в сообщениях появится еще одна подробность – бывший президент Республики Коморские острова Али Суалих «погиб при попытке к бегству»...

     Рай для наемников 

      В тот же вечер Денар и его соратники одну за другой откупоривали бутылки с шампанским и без счета били хрустальную посуду:

      – За удачу, господа!

      – За ее солдат!

      Заказчиком переворота на Коморах выступил экс-президент островов Ахмед Абдаллах Абдереман. Он прилетел в страну через 6 дней и был встречен тридцатитысячной ликующей толпой, заблаговременно согнанной десантниками Денара из всех кварталов Морони и ближайших селений. 

      Полковник Денар почтительно приветствовал новоприбывшего «лидера нации». Пикантность заключалась в том, что несколько лет назад Денар сам помогал свалить Абдаллаха в пользу низложенного ныне Суалиха. 

      Президент Суалих, что называется, не оправдал доверия. Надо сказать, что он, и правда, слыл чудаковатым парнем. 

      Большинство жителей Комор исповедовали ислам, но к наследию Пророка Суалих отнесся без всякого почтения. Вскоре ошарашенные островитяне узнали, что волею нового президента исламские обычаи… отменены! 

      Особенно обеспокоились мужчины – Суалих запретил женщинам носить чадру. Правоверные тихо ворчали, но вслух возражать опасались – крутой нрав беспокойного президента был слишком хорошо известен. 

      Однако борьбой с муллами и отменой чадры дело не ограничилось. Диковинные нововведения следовали одно за другим. Апофеозом «реформ» Суалиха стали легализация марихуаны и… передача власти подросткам! 

      Посол США пребывал в легком шоке, когда верительные грамоты у него приняла… делегация школьников!

      Правда, помимо чудачеств в активе президента Суалиха числились и более серьезные свершения. Повелитель Комор внезапно почувствовал искреннюю симпатию к СССР, объявил себя социалистом и одну за другой начал национализировать французские компании на островах. 

      Пока Суалих раскрепощал женщин Комор, передавал власть школьникам и легализовывал марихуану, французы (вчерашние хозяева островов) весело посмеивались над диковатыми забавами президента-самодура. Но когда дело дошло до национализации, им стало не до смеха. 

      И сегодня есть веские основания полагать, что переворот, устроенный Денаром, кулуарно был поддержан официальным Парижем. 

      Надо сказать, что Суалих получал предупреждения. Правда, поставляли их не спецслужбы и не тайные соглядатаи, а… местные колдуны. Одна из гадалок сообщила ему: «Тебя убьет белый человек с черной собакой». 

      Суалих отреагировал на предупреждение своеобразно – приказал перебить всех черных собак на островах. Увы! Как показали последующие события, негуманное истребление животных ему не помогло. 

      

      После возвращения Абдаллаха жизнь на Коморах вошла в привычное русло – французам вернули собственность, женщинам чадру, а бодрый полковник Денар впервые за свою бурную жизнь обрел тихую и уютную гавань.

      «Корсар Республики» стал правой рукой нового-старого президента и начальником его личной гвардии. Абдаллах публично называл командира наемников своим братом. Привольная жизнь на маленьких островах, затерянных между Мадагаскаром и Африкой, так понравилась полковнику, что именно здесь он решил пустить корни и остаться навсегда.

      Он принимает ислам под именем Саида Мустафы Махджу и заводит гарем на 8 персон. Одной из его благоверных оказывается жена убитого президента Суалиха – Мазна. Помимо жены, в качестве военного трофея Денар-Махджу ставит в свой гараж и роскошный «Ситроен» бывшего президента. 

      Мусульманин, надо сказать, из полковника вышел совсем никудышный. Будучи добропорядочным католиком, Денар толком не знал ни одной молитвы; став Саидом Махджу, полковник не прочитал ни одной суры Корана.

      Но местные обычаи островитян Денар выполнял более чем прилежно (полковник чувствовал – не стоит повторять ошибок реформатора Суалиха). Между тем, сделать это было не так просто. 

      Оказалось, для того, чтобы занять подобающее место на Коморах, мало держать под рукой сотни головорезов и де-факто управлять островами. Переход в ислам (и даже хадж) также ничего не гарантировали. Чтобы тебя начали уважать по настоящему, необходимо было отпраздновать харусси. 

      Харусси – это древний коморский обычай большой свадьбы. Сыграть «Большую Свадьбу» по-коморски – дело весьма долгое и непростое. 

      Процесс подготовки к «Большой Свадьбе» у коморцев длится годами, а то и десятилетиями. Начинается он, как правило, когда молодоженам исполняется 5–6 лет. Дядя и отец жениха приходят к родителям невесты, чтобы договориться о браке. После этого обе семьи идут к своим духовным наставникам, мвалиму, чтобы те рассказали, как на предстоящий брак смотрят звезды. Если звезды не благоволят к браку, то к мвалиму начинают носить подарки – до тех пор, пока звезды не изменят своего решения. 

      Следующий этап харусси – это многолетний обмен подарками между женихом и невестой. В результате чего часто получается, что, едва достигнув совершеннолетия, молодой коморец оказывается «по уши» в долгах.

      Но на этом траты не заканчиваются. Апогеем сего нудного процесса становится «Большая Свадьба» (которая, кстати, может праздноваться хоть через 10 лет после реальной свадьбы). 

      «Большая Свадьба» длится 3 дня, начиная с пятницы. Гости на нее приезжают со всех Комор и даже с Мадагаскара. После празднования харусси молодожены оказываются нищими, но зато становятся крайне уважаемыми членами общества и начинают пользоваться множеством привилегий. 

      С деньгами у Денара особых проблем не отмечалось. А вот как он решил проблему прохождения многолетних процедур, сказать сложно.

      Тем не менее, факт остается фактом – у Денара тоже была своя харусси. И после нее он получил право носить зеленый шарф – знак уважаемого человека. То бишь стал для коморцев вполне «своим парнем».

      Все эти сложные манипуляции Денар производил отнюдь не случайно. Фактически именно он, а не вздорный президент Абдаллах, был реальным правителем Комор. И правил старый авантюрист весьма неплохо. 

      Как ни странно, Денар проявил себя толковым администратором и энергичным «хозяйственником». 

      Он активно обустраивал свои острова. При его непосредственном участии бурно строились дома и прокладывались современные дороги. Денар убедил бизнесменов из ЮАР начать возведение сети гостиниц на Главном острове Федерации… 

      11 лет, которые «Корсар Республики» правил Коморами, стали самыми спокойными за всю новейшую историю островов…

     Изгнание из рая

      Как гласит народная мудрость, кому суждено быть повешенным, тот не утонет. 

      А потому было сложно поверить в то, что такой матерый волчара, как Денар, закончит свои дни тихо-мирно занимаясь «производственно-хозяйственной деятельностью». И скептики не ошиблись.  

      Доподлинно установить, что именно произошло в один из ноябрьских дней 1989 года, так и не смогли ни французские спецслужбы, ни суды, ни независимые расследователи. Единственным бесспорным фактом стала смерть президента Федеративной Исламской Республики Коморские острова Ахмеда Абдаллаха Абдеремана. Он был застрелен в собственной резиденции. А вот кто и по чьему приказу нажал на курок, так и осталось тайной.

      После загадочного убийства главы государства Денару пришлось подобру-поздорову убираться с островов. Не дожидаясь встречи с земляками (в образе французских десантников, планировавших высадиться на Коморы), Денар сбежал в ЮАР. 

      

      Прошло какое-то время, и многие стали думать, что потерявший былую хватку полковник бесследно сгинул где-то на просторах Черного континента, но…

      Но в 1992 году он неожиданно вернулся на давно забытую родину, во Францию! По всем телеканалам были показаны кадры, на которых «африканский волк» целует французскую землю. 

      Однако, горячо любимое отечество, увы, не оценило трогательную ностальгию полковника. Дело в том, что к этому времени в стране уже 2 года шел процесс над соратниками Денара. Их обвиняли, в частности, в организации серии переворотов, но самым серьезным было обвинение в убийстве президента Абдаллаха.

       С появлением главного подозреваемого процесс развернулся с новой силой. Обвинение пыталось доказать, что гражданин Жильбер Бурго, более известный под псевдонимом Роббер Денар, чуть ли не лично стрелял в Абдаллаха.

      Защита яростно возражала: зачем полковнику стрелять в своего покровителя, который был гарантом его могущества? Ведь именно со смертью президента Денар утратил контроль над своим раем.

      «Где же мотив, месье прокурор?» – нападали адвокаты. 

      И тут обвинители извлекли на свет Божий свой главный козырь: «Мотив прост. Известно ли защите, что за несколько дней до своей смерти президент Абдаллах подписал указ об отставке командира своей личной гвардии Саида Мустафы Махджу, более известного нам как полковник Денар?»

      Опровергнуть сей факт было трудно. Обвинение представило убедительные доказательства, что такой документ, действительно, был подписан. 

      Но защита не сдавалась. Иметь мотив – не значит убить. Сам подсудимый Денар события того рокового дня описал так: «Его телохранитель явно стрелял в меня. Мы сидели рядом, но я успел броситься на пол, и автоматная очередь досталась президенту».

      Забавное объяснение...

      Прокурор потребовал для подсудимого от 12 до 15 лет тюрьмы. Но… суд присяжных оправдал Денара...

     

     Я еще вернусь!

      27 сентября 1995 года. 

      Все было, как и почти 20 лет назад. Трюм корабля, траверз Морони, впереди президентский дворец… 

      Денар возвращался в свой рай. Кобура с пистолетом привычно оттягивала пояс, за спиной цепью растянулись приготовившиеся к штурму бойцы. 

      Вот только движения и реакция уже не те. Что делать! Почти 70 лет, это вам не шутка! 

      Как и в 1978-м, штурм был коротким. И это несмотря на то, что теперь за полковником шло вдвое меньше людей. Знакомый дворец, знакомые комнаты, а вот и их новый хозяин – президент Саид Мохамед Джохар.

      – Месье, я полковник Денар, вы арестованы!

      Казалось бы, мечта сбылась, время повернулось вспять и счастье снова возможно. Но это была лишь иллюзия. 

      В мировой политике наступили совсем иные времена. И престарелому наемнику Денару с его непутевыми ребятами в ней не было места. 

      Премьер-министр Комор, в соответствии с договором о взаимопомощи, обратился к Французской республике. Через неделю в Морони высадилось 600 легионеров.

      Уразумев, что игра проиграна, Денар не стал попусту проливать кровь и сдался. Когда его под конвоем выводили из президентского дворца, он остановился возле гостевой книги, попросил ручку и размашисто написал: «Я ЕЩЕ ВЕРНУСЬ!»

      Потом были тюрьма и суд, на котором судьба вновь улыбнулась Денару – он получил 5 лет условно.

      Позже в интервью полковник так объяснил высадку на Коморы в 1995-м: «Это был мой моральный долг. Президента Абдаллаха больше не было, и мои коморские друзья пригласили меня им помочь. По собственной инициативе я купил судно в Норвегии, переправил его в Голландию, окрестил «Вулканом» и с командой в 30 штыков отправился брать Коморы. Нам это удалось, но когда мы взяли власть, Париж потребовал, чтобы мы ушли. Что мы и сделали – я не собирался драться с французскими военными, так как по-прежнему считаю себя солдатом».

     Корсар в отставке

     
 Сегодня гроза африканских президентов живет в Шенневьер-сюр-Марн. Больше всего беспокойный пенсионер страдает от того, что находится не у дел. 

      В его доме расположен музей собственной «боевой славы». На почетном месте висит продырявленный берет – показывая эту реликвию, Денар предлагает гостям пощупать небольшое углубление в своем черепе – след от пули. Всего на теле солдата удачи десяток таких отметин.

      У известного наемника 10 детей. 8 из них он признал. Его печалит, что с одним из своих сыновей (от вьетнамки) он не успел познакомиться. Бурго узнал об этом ребенке, когда парню было уже 25 лет. В рабочем кабинете висит список озаглавленный «Признанные дети». «Боюсь кого-нибудь забыть», – шутит полковник.

      У Денара множество наград. В основном они получены от африканских правителей, французская медаль всего одна. Родина предпочитала расплачиваться за услуги «Зубодробителя» деньгами.

      А еще в подвале «делателя президентов» десятки ящиков с надписями «Коморские острова», «Конго», «Бенин». Это архив, сотни килограммов вывезенных документов. Возможно, в этом подвальчике загородного домика до поры до времени хранятся бомбы, способные низвергать президентов эффективнее, чем это делали ребята Денара.

      Полковник отрицает все те ужасные истории, которые рассказывают про него и его молодцев: «Посмотрите на меня. Разве я похож на убийцу? Конечно, я сражался, и в войне погибнешь либо ты, либо твой противник. Нельзя верить всем этим историям, сочиненным писаками, которым надо зарабатывать деньги. Они строчили то, что я называю фольклором».

     Сейчас гроза Африки играет роль фронтовика в отставке – военная выправка, ленивые движения, рассеянный взгляд. Но все резко меняется, когда речь заходит об оружии или о планах возможных переворотов. Из обленившегося пенсионера Денар превращается в опасного хищника, и сразу становится ясно – бедовый дед по-прежнему готов вступить в схватку…

     

     

     Русский след Денара


     


     

      В 2002 году всемирно известный писатель, а по совместительству революционер-любитель, Эдуард Лимонов находился в Лефортовской тюрьме. 

      Ему инкриминировалось не много не мало незаконное приобретение, хранение, ношение, перевозка огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ, совершенное организованной группой; покушение на создание незаконного вооруженного формирования; приготовление к совершению терактов организованной группой; публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя России. 

      По версии ФСБ, получалось следующее – Лимонов замышлял государственный переворот в Казахстане с дальнейшим распространением пожара революции на территорию России.

      Забавно, что по некоторым данным, к походу в Казахстан Лимонов планировал привлечь… полковника Денара! 

      Они познакомились еще в 1994 году, за год до последнего похода на Коморы. Денар до глубины души поразил восторженного писателя – «архетип воина», как написал в своей книге Лимонов.

      Полковник дал писателю интервью, они поговорили о России. Денар (по не совсем понятным причинам) тепло отзывался о России (хотя ни разу в ней не бывал). Начинающий революционер Лимонов и отошедший от дел наемник Денар подружились. Солдат удачи даже попросил совета, стоит ли вложить свои небольшие сбережения в какое-нибудь предприятие в России.

      Так вот, вполне возможно, Денар интересовал Лимонова не только своим прошлым. Есть данные о том, что, когда у Лимонова и его соратников созрели планы в отношении Казахстана, Денару было отправлено письмо, в котором ему предлагалось принять участие в лимоновском проекте. Это письмо изъяли в Шереметьево-2 у французского писателя Тьерри Мариньяка. 

      Кто знает, быть может, бдительность российских спецслужб избавила жителей казахских степей от неприятного знакомства с Денаром-Зубодробителем, как когда-то прозвали в Африке неутомимого полковника.

     

     

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!