МАФИИ МИРА. ТРИАДЫ. ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ОКОНЧАНИЕ
Апрель 2007
Вернуться к номеру >>

Автор: Михаил Кузнецов
Раздел: Лабиринт
Теги: криминал, история, Китай



Фань Цин, фу Мин!

     Низвергнем Цин, вознесем Мин!

       Девиз триад.


     
– Покупайте свежий выпуск «Таймс»! Правительство покрывает похитителей людей!

      Крики мальчишек-газетчиков заставляли китайского посланника в Лондоне в бессилии сжимать кулаки. Поручение императрицы Цы Си было в одном шаге от провала, а крутой норов властительницы Поднебесной знали все. 

      Дипломат волновался не зря. В это самое время в канцелярии премьер-министра Англии уже готовилась нота протеста в адрес китайских властей…

      Причиной разгорающегося дипломатического скандала было похищение агентами императрицы на территории Великобритании китайского политика и революционера Сунь Ятсена. Каким-то невероятным образом о тщательно спланированной и безукоризненно проведенной операции стало известно прессе, газетчики подняли шумиху, и вот теперь многоходовая комбинация бесславно рухнула.

      Сунь Ятсен уже давно «сидел как кость в горле» у императрицы Цы Си. Она объявила охоту за бывшим врачом по всей Поднебесной, а когда тот покинул страну и оказался в далекой Америке, сумела надавить на правительство США – в результате Белый дом отказал в политическом убежище революционеру. Беглец перебрался в Лондон, но тут же был схвачен агентами Цы Си и доставлен в тайное место, где его, пожалуй, не отыскали бы все сыщики знаменитого Скотленд-Ярда. 

      Сунь Ятсену готовили печальную участь. Хрупкая императрица обладала бурной фантазией, особенно когда речь шла о казни бунтовщиков. И все же ему не суждено было испытать гнев правительницы Поднебесной. Под давлением мировой общественности неукротимого врача отпустили на все четыре стороны.

      Как только будущий президент Китая оказался на свободе, он тут же узнал, кому же он обязан своим чудесным избавлением. Оказывается, как только агенты императрицы доставили его в тайное укрытие, о похищении политика стало известно представителям лондонской триады.

      Несмотря на то, что сам Ятсен не был членом тайного общества, Дракон очень хорошо помнил всех тех, кто когда-либо оказывал ему услуги. В данном случае речь шла о помощи, оказанной революционером гонконгским братьям в организации одной из ячеек общества. И, кроме того, любой враг династии Цин автоматически становился другом триад. 

      Не теряя драгоценного времени, «братья» связались со своими «друзьями» в прессе и руководстве страны. Первым подарили сенсацию и немного денег, вторым прозрачно намекнули, как отнесутся к ним избиратели, когда доподлинно узнают, что респектабельные министры покрывают чужеземных бандитов и похитителей.

      Аргументы триад оказались весьма убедительными… 

     Последний удар

      Начиная с весны 1911 года Поднебесную одно за другим сотрясали восстания. Почти за каждым из них стояла местная триада и партия Сунь Ятсена – «Тунмэнхой». Какое-то время войскам удавалось сохранять контроль над страной, но с каждым разом делать это становилось все сложнее и сложнее.

      В августе 1911-го в городе Чэнду провинции Сычуань состоялась очередная демонстрация. По сравнению с митингами, проходившими в других областях, здешняя демонстрация носила вполне мирный характер.

      Тем не менее, губернатор провинции Сычуань, видя что недовольные приближаются к его дворцу, то ли с перепугу, то ли от недостатка ума приказал солдатам открыть по демонстрантам огонь…

      

      Уже к вечеру в предместьях Чэнду шли бои. Через несколько дней восстание распространилось на соседние уезды провинции.

      Пожар разгорался. На подавление Сычуаньского восстания направляются части так называемой новой армии – подразделения, сформированные и подготовленные по европейскому образцу, будущая элита китайских вооруженных сил. Не учли многомудрые советники императора только одного – солдаты новой армии практически все были китайцами и их верность маньчжурскому императорскому дому должна была вызвать сомнения. Но почему-то не вызвала…

      В октябре 1911 года в городе Учане (провинция Хубэй) взбунтовался и присоединился к мятежникам саперный батальон. За организацией выступления стоял военный революционный кружок, который, на самом деле, являлся ничем иным как филиалом триад.

      А дальше мятеж захлестнул страну как волна цунами. Войска повсеместно присоединялись к повстанцам. Уже к концу ноября 15 из 24 провинций отказались признавать императора своим властителем. Монголия откололась от Китая, мотивируя это тем, что являлась вассалом императоров Цин, а не Поднебесной.

      Последней ошибкой двора стало назначение премьер-министром страны генерала Юань Шикая. Бравый военный, не долго думая, предал императора и перешел на сторону революционеров. 

      После отречения императора, президентом новой Китайской республики стал Сунь Ятсен…

     Новое дело

      Ненавистная маньчжурская династия Цин пала. Задача, поставленная перед Драконом отцами-основателями, решена. Во всяком случае, в основной ее части. Но что же делать с организацией, создававшейся 300 лет? Неужели просто распустить? 

      И именно в это время триады, что называется, начинают «менять специализацию». И хотя каждое собрание по-прежнему открывается бессмысленным уже теперь лозунгом «Низвергнем Цин, вознесем Мин!», основная деятельность с политикой уже связана опосредованно. С этого момента тайное общество под предлогом сохранения вековых традиций и мощи поднебесной начинает стремительно превращаться в… криминальную мафию.

      Собственно, триады и раньше не гнушались грабежами, контрабандой и прочей уголовщиной. Но тогда значительная часть денег шла на борьбу с ненавистными маньчжурскими императорами. Теперь же под контролем организации находятся годами проверенные пути доставки в страну всего чего угодно. Во всех провинциях Китая и за его пределами Дракон имеет целую армию солдат и высоких покровителей во власти.

      Одним из специфических видов бизнеса для триад становится пиратство. Причем в отличие от своих западных «коллег» китайские морские разбойники были лишены ненужных предрассудков, и зачастую капитанами на кораблях триад становились… женщины. 

      Одной из самых известных охотниц за «купцами» стала мадам Лили Вонг. Она вместе со своими головорезами так долго наводила ужас на Малайское побережье, что под ее флагом успели поплавать даже бывшие офицеры СС.

      Кстати, триады до сих пор занимаются пиратством. Правда сейчас этот бизнес уже не приносит серьезного дохода, но люди Дракона очень любят поддерживать традиции.

      В первой половине прошлого века, когда Китай был фактически разорван на уделы (а затем частично оккупирован японцами), бороться с триадами было некому. Люди Дракона освоили все виды преступного бизнеса – от рэкета до приносившей безумные прибыли опиумной торговли. 

      Однако после победы коммунистов ситуация коренным образом изменилась. 

      Председатель Мао не видел для триад места в будущем коммунистическом обществе и не собирался делить с ними власть. 

      Коммунистическое правительство Китая объявило триадам войну. Последователей Дракона подвело то, что, достигнув невиданной власти, они забыли главный завет предков – осуществлять все свои действия в глубокой тайне. Триады так привыкли к своей безнаказанности, что многие члены и руководители тайных обществ отбросили бесполезную (как им казалось) конспирацию. Это стало роковой ошибкой. 

      По приказу Мао все известные лидеры преступной организации (вплоть до «смотрящих» за районами) были расстреляны. 

      Кроме того, обобществление собственности и жесткое планирование экономики выбило из-под триад привычную экономическую почву. На какое-то время в континентальном Китае с триадами было покончено. 

      Но это было только полдела.

      Свое влияние триады сохранили в Гонконге и Макао, а во второй половине прошлого века быстро распространили его по всему миру – США, Европе, Малайзии, Сингапуру, Индонезии, всюду, где существовали развитые китайские диаспоры. 

      Следующим «драконоборцем» после Мао стал Дэн Сяопин. 

      Он прекрасно понимал: как только Китай начнет экономические реформы и «приоткроется» миру, в образовавшиеся зазоры и щели немедленно ринутся вездесущие «последователи Дракона».

      По приказу Дэн Сяопина в Министерстве государственной безопасности и Министерстве общественной безопасности были созданы специальные аналитические подразделения. Их задачей стало планирование и подготовка операций против триад. Именно великому китайскому реформатору принадлежит идея системного подхода к борьбе с китайской мафией. 

      Дэн Сяопин понимал, что полностью уничтожить триады не удастся. Тем более что к этому времени они стали в полном смысле международной мафией. 

      Задача состояла в следующем – жестко подавить попытки триад криминализировать новую китайскую экономику и заставить бизнесменов из китайской диаспоры, подконтрольных триадам, играть по тем экономическим правилам, которые будут выгодны всей Поднебесной. 

     Щупальца 

     Дракона


      Кто-то мог счесть затею Дэн Сяопина бесплодным мечтанием, но вот вам яркий пример.  

      2002 год Политбюро Китайской компартии объявило годом туризма. Так вот – в течение этого года на всей огромной территории Китая не был ограблен или убит НИ ОДИН ИНОСТРАННЫЙ ТУРИСТ.

      А когда в КНР началась эпидемия атипичной пневмонии, одна из гонконгских триад заявила о выплате огромной премии тому, кто придумает вакцину против заразы.

      Сегодня триады, особенно не опасающиеся ни одной из полиций мира, весьма осторожно относятся к китайским «силовикам», которые ведут борьбу с Драконом на порядок успешнее, чем их американские, европейские или индонезийские коллеги. 

      

      Тем не менее, до окончательной победы, мягко говоря, далеко. 

      Главная сложность состоит в международном характере деятельность триад и их тесной связи с богатой китайской диаспорой в разных странах. 

      Десятилетиями триады облагали всех китайских бизнесменов (в какой бы стране мира они ни работали) своеобразным налогом – 15% от прибыли. Те, кто пытался сопротивляться поборам или скрывать прибыль, как правило, погибали. Причем убивали не только виноватого, но и всю его семью, а бизнес уничтожали.

      По предварительным оценкам ЕЖЕГОДНО триадам удается ввести в оборот не менее 25 млрд. незаконно заработанных долларов.

      Еще после восстания боксеров, в конце XIX века, влияние триад вместе с эмигрантами распространилось за пределы Поднебесной, в основном в США и Японию. Теперь же железную хватку китайских бандитов почувствовал на себе и весь остальной мир.

      В Японии Дракон серьезно потеснил Якудзу. Значительная часть героиновой торговли в этой стране контролируется представителями триад. Не менее активно триады действуют в Италии и США, потеснив «Коза ностру» и колумбийские картели.

      

      Забавно, что Дракон успешно совмещает древние преступные промыслы (вроде пиратства в Южно-Китайском море или опиумная торговля) с самыми современными – триады очень быстро освоили мировую паутину. Сегодня для них интернет-преступления – одна из ведущих статей дохода. 

      Кстати, по числу интернет-пользователей (более 110 млн. человек) Китай занимает второе место в мире после США. Такая аудитория не могла оставаться не охваченной. Сначала «спецы» мафии организовали продажу пиратских копий аудио- и видеопродукции. 

      Теперь в Сети, благодаря активной деятельности общества, можно купить наркотики, проституток, угнанные автомобили, оружие, подложные документы и даже человеческие органы для трансплантации. За последние 15 лет китайские полицейские закрыли более 2000 сайтов, предлагающих подобные услуги. 

      Триады никогда не упускают случая заработать денег. Например, сегодня, когда во всем мире дело идет к энергетическому кризису, мафия сделала упор на кражу сырой нефти (обычная тактика – захват танкеров в Малаккском проливе). Доходы от похищения черного золота составляют порядка 120 млн. долларов в год.

      Есть и другие весьма показательные примеры. Например, в 2005 году едва не обрушился мировой рынок меди. 

      А все дело в том, что известный китайский трейдер Лю Улбин почти одновременно продал на Лондонской бирже металлов 200 тыс. тонн меди (чем спровоцировал резкое колебание цен). Продажа осуществлялась от имени корпорации State Reserve Bureau (которую многие аналитики прямо называют филиалом триад). Эта головокружительная биржевая операция наглядно продемонстрировала экономическую мощь Дракона.

      

      Новым полигоном для Дракона стала Россия. Прикрытием для общества служат китайские землячества, отношения в которых построены по принципу ячеек общества. Контрабанда женьшеня, кедровых орехов, трепанга, шкур уссурийских тигров, медвежьей желчи и осетровых пород рыб, незаконная торговля лесом в промышленных масштабах и, конечно, поставка наркотиков – вот далеко не полный список интересов триад в России.

      Доподлинно известно – в России действует целая сеть триад. У них есть и свои банки, и свои фирмы прикрытия. Например, существует ряд данных о том, что знаменитый Черкизовский рынок в Москве контролируют… триады!

      Представители МВД РФ прямо заявляют: «Тема китайской диаспоры и ее криминальной составляющей в России, по большому счету, является настоящим белым пятном, не исследованным в полной мере явлением. Судя по всему, анализ и изучение этого массового явления еще впереди. 

      Государство должно обратить на эту проблему пристальное внимание, что позволит избежать ошибок и просчетов. Что происходит в закрытой среде диаспор? Какие там царят настроения, какие строятся планы? Неизвестно…»

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!