БУТАН. СТРАНА ДРАКОНА
Апрель 2007
Вернуться к номеру >>

Автор: Евгения Невская
Раздел: Глобальный мир
Теги: экономика, страноведение, история, Бутан



Когда эхо разносит раскаты грома по далеким ущельям, а яркие молнии прорезают бездонное черное небо, многие жители этой удивительной страны благоговейно замирают…

     Они до сих пор твердо верят, что гром – это рев огненного дракона, проносящегося по скрытым облаками горным хребтам, а молнии – искры, что высекают гигантские железные когти…

     В этой стране даже в мороз ходят босиком, 

     телевидение разрешено всего несколько лет назад, 

     а правительство вместо показателя ВВП использует показатель ВНС, который расшифровывается как ВАЛОВОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ СЧАСТЬЕ…

     

      Ее жители называют себя «детьми дракона», а страну – Друк Юл – страной дракона-громовержца. Пробраться сюда нелегко. 

      С севера Бутан скрыт от мира таинственным Тибетом, а от южного соседа – Индии – страну отделяют непроходимые отроги и ущелья Гималаев. Единственный более или менее цивилизованный путь в Бутан – по воздуху. Небольшие самолеты местной авиакомпании «ДрукЭйр» ежедневно доставляют в эту затерянную в горах страну десяток паломников и туристов. 

      Европеец, американец и даже азиат, попадая сюда, ощущает себя пассажиром «машины времени» – Бутан живет по своим древним законам и всячески стремится отгородиться от глобальной цивилизации.  

      Даже новинки техники (не говоря уж об образе жизни и мыслей) здесь принимают весьма и весьма неохотно. 

      Достаточно сказать, что Бутан стал ПОСЛЕДНЕЙ страной на планете, начавшей телевизионное вещание. Телевидение в Бутане появилось лишь… в 1999 году! 

      Впрочем, такое положение вещей вполне устраивало и устраивает бутанцев. Они спокойны, неторопливы и, как истинные дети Будды, хранят и чтят заветы и традиции предков.

 



     Ввоз химических удобрений в Бутан строго запрещен королем. Все сельскохозяйственные продукты Бутана экологически чистые.

     



     Страна диковинных традиций

       Уж чего-чего, а странных обычаев в Бутане, так до конца и не отказавшегося от языческих верований, предостаточно. Например, здесь не стоит кидать камни в озеро. По местным поверьям, эта привычная для многих из нас забава может разбудить злых духов. А уж ежели духи проснутся, то не замедлят жестоко отомстить нарушителю их покоя и могут даже утянуть с собою на дно. И хотя на дворе XXI век, практически все бутанцы неукоснительно следуют этой забавной традиции.

      Впрочем, все это может показаться обычной причудой по сравнению с иными древними установлениями. 

      Европейцев особенно шокирует бутанский обряд погребения. Официально в стране принята кремация (как и в соседней Индии), но многие жители следуют тибетской традиции и… оставляют тела своих умерших на съедение воронам и грифам! Считается, что таким образом души покойников попадают прямо на небо. В каждом бутанском доме можно найти бесчисленное множество разных фигурок, клубков, покрытых узелками, и маленьких светильников. Это отнюдь не декоративные поделки и не бесполезные мелочи, украшающие интерьер. Это… защитники бутанцев!

      Дело в том, что в Бутане немало последователей тантрического буддизма. Его последователи верят в демонов, Бодхисатв и прочих божеств. Часть из них необходимо постоянно отпугивать, а других – умасливать. Так вот, все эти бесчисленные фигурки, узелки и светильнички не что иное, как обереги или дары богам и духам. Последних так много, что разобраться во всем этом под силу только местному жителю, вооруженному многовековым опытом предков. 

      На улицах Бутана можно наблюдать не менее странные картины, чем в домах. Здесь полным-полно пожилых мужчин и женщин, отрешенно бредущих по улице, бормочущих мантры и монотонно вертящих молельные барабаны. 

      А над реками или горными грядами вывешены десятки и сотни «молельных флагов». Таким образом «накапливается» хорошая карма – вода и ветер «собирают» молитвы, написанные на флагах, и разносят их всем живым существам мира. 

      Бутанцы – большие гуманисты. Они любят всех – и людей, и животных, и даже насекомых. Здесь часто можно видеть, как взрослые солидные люди, останавливаются, чтобы подобрать с тротуара насекомое и отнести его в сторону от опасности. Раздавить какого-нибудь жучка считается здесь тяжким грехом. 

      Даже в спорте современные бутанцы полностью придерживаются религиозных обычаев. В Бутане очень уважают баскетбол (не совсем понятно почему), но самой популярной считается стрельба из лука. 

      Порядок проведения этих соревнований не меняется уже несколько столетий. В частности, состязание никогда не начнется без участия священника-ламы. Он сначала долго «совещается» со звездами и только потом утверждает программу соревнований. До сегодняшнего дня стрельбища проходят на территории монастырей-дзонгов.

      Кстати, эти знаменитые белые замки, в средневековье скрывавшие за крепкими стенами и монахов, и мирян, построены без единого гвоздя. И хотя русское зодчество знает немало подобных примеров, деревянные право-славные храмы все-таки строились по чертежам. Бутанские же архитекторы обходились и без них, следуя только древним, передаваемым из поколения в поколение правилам. Забавно, что и памятники бутанцы сооружают не так, как все. К примеру, они чтят своих королей и, подобно другим народам, увековечивают наиболее отличившихся из них. Но! В Бутане вы не увидите привычных глазу статуй, стелл и обелисков. Местные горцы идут более оригинальным путем – например, в честь славного и благочестивого третьего короля страны Джигме Дорджи Вангчука воздвигнута… мемориальная ступа.

 

На номерном знаке машины короля Бутана не было цифр – они просто были заменены словом «БУТАН». А на номерных знаках автомобилей жен короля было написано «БУТАН 4», «БУТАН 5», «БУТАН 6» и «БУТАН 7». «БУТАН 2» «закреплен» за верховным священнослужителем, а «БУТАН 3» – за наследным принцем.

     

 

Добро пожаловать… 

     не всем!


      О том, что Бутан – страна особенная, знают не только местные жители, но и десятки тысяч любителей экзотики, искателей приключений и просто туристов. Поэтому желающих попасть в горное королевство всегда много. Но правительство Бутана, чтобы не навредить культуре и природе, выдает в год только 4000 виз. И кандидатура каждого потенциального туриста рассматривается почти что под микроскопом. Счастливчикам же, получившим заветную визу, приходится изрядно раскошелиться. Туризм в Бутане – дело не дешевое. По местным законам, каждый, прибывающий в страну, должен внести предоплату за проживание. Для тех, кто планирует остановиться в трехзвездочных отелях, эта сумма составляет около 200 долларов в день. А тем, кто ценит комфорт и селится в пятизвездочных апартаментах, придется выложить 1000, а то и больше долларов в сутки! Но так как туристические визы выдаются на основании очень жесткого конкурсного отбора, даже самые дорогие отельные номера никогда не простаивают. Вообще, бутанцы – народ приветливый и доброжелательный, но угодливости перед иностранцами здесь нет. Все люди равны, и деньги в этой стране никого не делают объектом преклонения. 

      В Бутане не принято обманывать. Проехав на такси даже 100 м, вы получите всю сдачу до последней монетки. А если на рынке попросите взвесить 33 ягоды, то можете не сомневаться – их будет ровно столько, и превосходного качества. Но навязывать что-либо самим в Бутане не принято. Гордый и независимый характер бутанцев в свое время изрядно впечатлил видавших виды английских колонизаторов. Бутан стал одной из немногих стран, на которую англичане не рискнули напасть прямо, а только предложили свое покровительство. В 1881 году королева Виктория отрядила в Бутан своего чрезвычайного и полномочного посланника, достопочтенного сэра Эшли Идэна. Этот великолепный кавалер был вынужден подписать исключительно унизительный для Англии договор, а после еще сносить плевки и оскорбления бутанцев. 

      Чтобы наказать «наглецов», в Бутан снарядили карательную экспедицию. Но она закончилась полным провалом – бутанцы захватили два орудия и обратили бравых англичан в бегство. Оскорбленной Великобритании оставалось только выставить дополнительные кордоны на границе Бутана с Индией и… больше сюда не соваться. 

      В наше время, после получения независимости, пограничный режим с Индией существенно упростился. Ее жители могут свободно въезжать в Бутан, но только на ограниченный срок. То же самое правило действует и в отношении иностранных специалистов. Их пребывание в стране ограничивается только сроком контракта, после чего с европейцами и американцами вежливо прощаются. Стране вполне хватает и собственных граждан. Новую миграцию Бутан, мягко говоря, не приветствует. 

      Во-первых, потому что в перенаселенной Индии точно нашлись бы миллионы желающих «уйти на Север». Нынешнее же положение страны не позволяет кормить столько лишних ртов. 

      А во-вторых, многие из непальцев и индийцев, в свое время получивших бутанское гражданство, нынче ведут себя буйно, критикуют короля и выступают за демократические (а иногда и коммунистические) реформы… 

     

     Благочестивые 

     бхотия…


      То ли дело коренное население. Особых проблем королю и правительству оно не доставляет: к революциям местные жители не склонны и, вообще, ведут себя мирно.  

      Основную долю бутанцев составляет народ бхотия (или друкпа). Он очень близок к тибетцам и по внешнему виду, и в культурном отношении. Даже язык бхотия – дзонг-кэ (в переводе «язык крепостей») – считается одним из диалектов тибетского языка и использует его письменность. Правда, в некоторых восточных районах распространен другой диалект – бумтанг. Он настолько отличается от языка бхотия, что его носителей даже называют другой народностью. 

      Для официальных бумаг до сих пор используется тибетский язык. Правда, каждое письмо теперь переводят еще и на английский.  

      В горах, на высоте до 4000 м и выше, живут народы дрокпа, которые тихо-мирно пасут стада. Летом они забираются очень высоко, а зимой спускаются вниз. Дети горцев стали сейчас посещать обычные бутанские школы. 

      Школы, кстати, нельзя назвать переполненными – население в Бутане постепенно убывает. В стране очень высока младенческая смертность и невелика средняя продолжительность жизни – 53 года для женщин и 54 – для мужчин. 

      Сколько же всего народу живет в Бутане, до сих пор является загадкой. Тридцать лет назад, для вступления в ООН, королевству требовалось набрать миллион населения. И он набрался. Правда, некоторые эксперты намекали, что тут дело не обошлось без приписок. Но, как говорят, не пойман – не вор!

      Перепись жителей страны производится королем и по одному ему известной методике. Так что неудивительно, что в одних источниках население Бутана оценивается в 2,6 млн. человек, а в других – всего в 600 тыс. Большую часть из них составляют крестьяне и… монахи! 

      Доля монахов-лам в общем составе населения в Бутане гораздо выше, чем в любой другой буддистской стране. В этом маленьком горном королевстве расположено бесчисленное множество монастырей-дзонгов. Точнее сказать, это даже не монастыри, а целые города с развитой инфраструктурой, а иногда – и административные центры провинций.

      Собственно же города невелики. Даже столица страны – Тхимпху – совсем не похожа на современный мегаполис. Здания в основном трех-четырехэтажные, нет привычных нам строений из стекла и бетона, а узкие улицы напрочь лишены светофоров. 

      В них, действительно, нет нужды, так как автомобилей в стране очень и очень мало…

      Зато Тхимпху является резиденцией короля и, по совместительству, памятником мировой культуры. Королевские дворцы не поражают восточной пышностью, зато очень чистые и аккуратные, впрочем, как и дома обычных бхотия.

      Бутанский дом снаружи выглядит весьма солидно – прочный и красивый, из массивных бревен, с резьбой и орнаментом. Обычно он состоит из двух этажей с чердаком. Жилым считается второй этаж, на который ведет крутая лестница. Внутри дом не так роскошен – деревянные стены и немного деревянной мебели, печка; на стенах – фото киноактрис, вырезанные из журналов, и тибетские астрологические календари. В каждом доме обязательно существует небольшая комната для медитации со скромным алтарем. У более бедных он украшен бумажными картинками, у более богатых – фигурами божеств. Дома в Бутане обычно стоят по-одиночке в горах. Постройка каждого дома производится на благоприятном месте в благоприятное время – и то, и другое определяет специально приглашенный астролог. При строительстве обязательно учитывается экология, ведь духи Земли и демоны гор не прощают загрязнения природы. 

      Над крышами домов колышутся белые молитвенные флаги. Стены частенько украшены религиозными росписями. Забавно, что среди них очень часто встречаются… фаллические изображения. Впрочем, не стоит винить бутанцев в распущенности – этот обычай уходит на тысячи лет в прошлое, в языческие верования. Считается, что такие картинки защищают тех, кто живет в доме, и предотвращают ссоры.  

      Но самым большим шоком для туристов являются вовсе не сомнительные картинки, а… ужасающий холод в домах. С отоплением в Бутане как-то не сложилось. В монастырях, правда, еще хуже – в горах климат суровее, но… монахи все равно круглый год (!) ходят босиком. И дело тут даже не в закалке, а во врожденной, можно сказать, генетической «холодоустойчивости» местных жителей. Плюс национальная одежда кхо – теплый тибетский халат с большими карманами – неплохо согревает. Кхо, несмотря на его странный, несовременный внешний вид по-прежнему весьма популярен в этой стране. 

      И все же постепенно традиционный деревенский уклад жизни меняется. В 1999 году в Бутане частично сняли запрет на телевидение – появился первый национальный телеканал, который показывает наряду с местными программами американские сериалы и индийские «мыльные оперы». 

      В последние годы Бутан может похвастаться и довольно высоким уровнем образования. В бутанских школах преподают три языка – бхотия, английский и местный язык своей долины. Так что средний бутанец «триязычен» и не пропадет не только в своей стране, но и за ее пределами. 

      Так как дома здесь рассеяны по горам, детей со школьного возраста отправляют в школы-интернаты, в которых они обычно учатся 12 лет. Детям дают трехмесячные зимние каникулы и короткие каникулы летом, чтобы они могли помочь родителям убирать урожай. Те, кто хорошо закончил школу и сдал экзамены, поступают в колледж, а потом в университет или едут учиться за границу – в Индию, Японию, Америку, Европу – чтобы потом вернуться на родину поднимать экономику страны.

 



     Бутанская еда, подобно тибетской, состоит в основном из жирного чая, когда заварку насыпают в молоко и кипятят, добавляя иногда сало или жир. К чаю подается зерно – рис или пшеница, предварительно отваренные и высушенные. 



     Экономика 

     рисового зерна.
 

     ВНС вместо ВВП

      Бутан живет в основном за счет сельского хозяйства. Причем, в буквальном смысле слова – эта страна полностью обеспечивает себя всеми продуктами питания. А так как обжорами бутанцев назвать сложно, остаются даже излишки, которые с успехом продаются соседней Индии. Она-то и является главным бутанским торговым партнером – на ее долю приходится почти 90% всего экспорта. Бутан продает не только рис и фрукты, но и электроэнергию, вырабатываемую местными ГЭС. Индия не остается в долгу и по сходной цене реализует «меньшему брату» то, что он сам не в состоянии произвести. Это и техника, и электроника, и просто предметы повседневного быта.

      Нельзя сказать, что в Бутане нет потенциала для развития собственной промышленности. Просто повышенная забота об экологии естественным образом сдерживает индустриализацию. 

      Крупных предприятий в Бутане нет вообще – есть только несколько мелких деревообрабатывающих и пара «макаронных» фабрик. Правда, и сюда добралась вездесущая Кока-Кола, но за ее производством очень пристально надзирают природоохранные органы. Другим корпорациям пока не удалось пробиться в горное королевство, и даже сосед-Китай оказался бессилен в завоевании местного рынка. 

      Экономика Бутана тесно связана с Индией, равно как и местная валюта – нгултрум – с индийской рупией. Именно благодаря ей можно выяснить сегодняшний курс нгултрума к доллару – приблизительно 1:45. При этом следует отметить, что инфляция в Бутане совсем невелика – в год она составляет не более 3%. Годовой ВВП Бутана более чем скромен – 2,9 млрд. долларов в год.

      Но правительство Бутана сие обстоятельство отнюдь не печалит. По большому счету, эти цифры здесь мало кого интересует. Гораздо чаще в министерских сводках можно встретить иную аббревиатуру – ВНС – показатель валового национального счастья. 

      Для правительства Бутана показатель ВНС (ВАЛОВОГО НАЦИОНАЛЬНОГО СЧАСТЬЯ) гораздо важнее, чем традиционный ВВП. Это не шутка – показателем валового национального счастья здесь пользуются вполне серьезно. 

      Для того чтобы выработать его формулу, Бутан не поленился пригласить видных западных экономистов. Расчеты этого показателя сложны и запутанны, но в их основе лежит соотношение экономической ситуации в стране и удовлетворенности жизнью ее населения. И, что удивительно, этот показатель неуклонно растет... Кстати, приписками и подлогами здесь никто не станет заниматься. В рейтинге за 2006 год известного агентства Transparency International Бутан входит в ТОП-50 стран с наименьшим уровнем коррупции. 

     Нам штрафы строить и жить помогают

      17 декабря 2004 года в Бутане был введен полный запрет на продажу табака. Инициатором такого радикального закона выступил тогдашний министр здравоохранения Сангай Нгедуп. Его инициатива настолько понравилась королю, что уже через год Нгедуп был назначен премьером и до сих пор довольно успешно справляется с возложенными на него обязанностями. Например, пополняет государственную казну… за счет штрафов.

      Заработки в Бутане, прямо скажем, невелики. Зато штрафы за нарушения законов и даже обычаев – весьма и весьма существенные. 

      И самым «золотоносным» в этом деле оказался… как раз «сигаретный» штраф. Тому, кто попадется с сигаретой в общественном месте, грозит распрощаться с двумя сотнями долларов. Столько же будет стоить и нелегальная продажа всего одной пачки. 

      Сигареты нельзя вывозить за пределы страны. Кроме того, введен налог в 100%, которым будут облагаться все табачные изделия, ввозимые в Бутан его гражданами для личного употребления. Правда, на туристов и дипломатов этот запрет не распространяется. Они могут провозить табак хоть ящиками, но выкурить его смогут только дома. 

      Вообще-то, Бутан стал некурящей страной очень и очень давно, еще в XVII веке. Со временем запрет на курение в общественном месте несколько смягчился, а в двух из 20 провинций даже был отменен. Но в XXI столетии к хорошей традиции было решено вернуться. И теперь немногочисленные бутанские курильщики вынуждены привозить сигареты из соседних стран и платить за них на границе огромную пошлину. 

      Кстати, по тому же бутанскому законодательству, выявленные на территории страны незаконные сигареты надлежит… закапывать. И пока Бутан – единственная страна в мире, на территории которой существуют настоящие «кладбища контрабанды». К ней, кстати, приравнен и ввоз в страну сомнительной, с точки зрения буддизма, литературы. Штраф за подобное легкомыслие уже приближается к 400 долларам.

      А еще нерадивого туриста могут оштрафовать за попытку... провезти в кармане несколько местных монет. Национальная валюта тщательно охраняется государством. Если вы попытаетесь, даже случайно, вывезти из страны пару нгултрумов, придется заплатить штраф почти в 100 долларов. 

      Особое внимание в королевстве уделяется сохранению природы. Рубка деревьев в Бутане разрешена только с санкции лесного министерства и с уплатой соответствующих налогов. За незаконную же вырубку вполне можно сесть в тюрьму и потом еще несколько лет выплачивать огромный штраф. 

      Бутан богат дикими животными, в том числе и очень редкими. Но здесь им не грозит попасть в Красную книгу – убийство животных в королевстве строго-настрого запрещено. Причем, не только носорогов, слонов и гималайских медведей, но и домашних животных. А когда бутанцам нужно мясо, в дом приглашаются профессиональные «резники». Ведь буддизм считает убийство страшным грехом, и вряд ли кто сам осмелится убить животное... 

     Маленький, но очень независимый… монастырь!

      Хотя, по археологическим данным, Бутан был населен еще в 2000 году до н.э., письменных свидетельств об этом почти нет. Есть только версия, что в доисторические времена на этой территории, называемой Мон-Юла, жили представители народа монпа. Население Мон-Юла придерживалось шаманизма – веры, почитавшей природу и духов. Гораздо позже, во II веке на территорию современного Бутана проник буддизм и очень быстро стал главной религией. На территории королевства расположено около 200 монастырей, причем некоторые были построены еще в VII веке царем Тибета Сонгстен Гампо. Страну посещали такие известные буддийские проповедники, как Падмасамбхава (или Гуру Римпоче) и Миларепа. И даже сегодня можно увидеть и прикоснуться к святыням, принадлежащим этим подвижникам. В местах их посещения и поныне находятся монастыри, построенные в VIII веке. Они до сих пор являются не только религиозными центрами, но и администрациями провинций. Настоятели монастырей принимают самое активное участие в политической и общественной жизни Бутана, так же, как это было и много веков назад. Тогда, на заре становления государственности, весь Бутан состоял из таких дзонгов-крепостей, имевших и своего правителя, и свою армию. История Бутана не обошлась без гражданских войн и междоусобиц. По-настоящему объединить и укрепить страну смог только король Угьен Вангчук – Первый Король, – установивший в 1907 году новую династию. Это он заключил с англичанами договор о сюзеренских отношениях в обмен на полную автономию и невмешательство Англии во внутренние дела Бутана. Страна попала в изоляцию, зато и Первая, и Вторая мировые войны благополучно обошли ее стороной. После объявления независимости Индии в 1949 году, Бутан также стал независимым. Однако мировое сообщество тогда не пустило Бутан в ООН, посчитав его не государством, а индийским доминионом. Но надо знать бутанский характер – после долгой юридической борьбы страна все-таки попала в заветную организацию. Произошло это уже при третьем короле Джигме Дорджи Вангчуке. Он первым из бутанских монархов стал на путь реформ – ввел торговлю и активизировал денежное обращение в стране. Да и вступление Бутана в ООН тоже произошло при нем, в 1971 году. А в следующем, 1972-м, страна обрела своего четвертого короля, чье правление бутанцы вспоминают с особой благодарностью.

 



     На территории королевства Бутан самая высокая плотность слонов на единицу площади, а джунгли – одни из самых непроходимых и влажных в мире. 

     



     Король-реформатор 

      Джигме Сингай Вангчук сел на трон предков в 1972 году и тут же начал приспосабливать Бутан к современной цивилизации. Правда, делал он это разумно, без излишней поспешности, а потому большинство его реформ прижились в стране.

      Именно при нем в Бутан «мелкими партиями» стали допускать иностранцев. 

      Король познакомил бутанцев с телефоном, радио, электричеством, постепенно стал строить дороги. 

      Кстати, именно он 30 лет назад провел в Бутане и реформу образования. И она не замедлила дать свои плоды – сейчас в стране практически все население говорит по-английски, а многие получают образование за рубежом. Теперь нет необходимости выписывать из-за границы квалифицированных специалистов, их достаточно и среди своих граждан. 

      Благодаря Джигме Сингай Ванчуку в стране частично разрешили телевидение. 

      С исключительной неприязнью король относился к коррупционерам и жуликам. Причем скидки здесь нет никому – ни ближайшим министрам, ни даже родственникам. 

      Однажды административный центр провинции Пунакха решили перенести в другое место. Об этом узнал отец четырех жен короля (монарх был женат на сестрах) и оперативно скупил землю у крестьян в районе предполагаемой стройки (справедливо полагая, что скоро земля сильно вырастет в цене).

      Однако шила в мешке не утаишь. Получив информацию о комбинациях родственника, Джигме Сингай Ванчук поступил по-королевски – вернул участки крестьянам, а вот деньги, уплаченные тестем, разрешил не возвращать! 

      В 1998 году король решил постепенно вводить демократию. Исполнительная власть была передана Кабинету Министров, пошли слухи о том, что в стране могут состояться свободные выборы. 

      Но, к удивлению либералов, слухи эти никакой радости среди широких масс бутанцев не вызвали. Почти никто не желает менять сложившийся политический уклад. Многие опасаются, что вместе с буйным «народовластием» в Бутан придут и неизменные спутники молодой демократии – коррупция, склоки и раздоры. 

      Чувствуя настроение подданных, король не стал форсировать либеральные реформы. Прошло несколько лет, и в 2006 году король абсолютно добровольно отрекся от престола в пользу своего молодого сына Джигме Хесара Вангчука. После отречения монарх выехал из дворца и поселился в скромном домишке в сосновом лесу, неподалеку от столицы страны Тхимпху. 

      Тем не менее, отошедшего от дел короля подданные вспоминают с благодарностью. При нем страна существенно поднялась, и в первую очередь экономически. Безусловно, Джигме Сингай Ванчук был не самым плохим правителем. Хотя бы уже потому, что в последние годы одной из важнейших государственных проблем была не выплата внешнего долга или электрификация страны, а… защита полей от диких кабанов!

     

     

     Виртуальный як


     
Высоко в горах живут дрокпа – скотоводы, которые пасут яков. Этому немногочисленному народу приходится ох как не сладко – его селения расположены на высоте свыше 3000 м. Здесь очень суров климат и полностью отсутствуют «блага цивилизации». Но дрокпа оказались предприимчивыми людьми и наладили свой небольшой бизнес. Бутанцы могут купить у скотоводов яка, которого… они никогда в своей жизни не увидят. «Виртуальный як» пасется все время на высокогорном пастбище, а скотоводы, приходя в деревню, рассказывают о его состоянии. При этом они приносят сыр, масло и шерсть, а если хозяин захочет, могут забить яка и принести мясо. Если як погибнет, скотоводы дают другого «виртуального» яка. Если бы в эти высокогорные селения пришел Интернет, скотоводы могли бы облагодетельствовать личной «скотиной» даже полярников Антарктиды…

     Любимая бутанская сказка-притча

      «О четырех друзьях»:

      «Тхуенпа пуэн ши» – бутанский вариант нашей «Репки». Павлин нашел зерно и посадил его в землю, кролик поливал его, обезьяна взрастила его, а слон охранял от всяких напастей. Наконец фруктовое дерево выросло, и на нем созрели ароматные фрукты. Но они висели так высоко, что наши друзья не смогли достать до верхушки и собрать урожай. Тогда обезьяна взобралась на слона, кролик на обезьяну, а на кролика взобрался павлин. Получилась высокая пирамида, и они смогли собрать свой урожай.

     Как Бутан приобщается к демократии

      27 апреля 2007 года жители Бутана участвовали в первых в истории королевства выборах. Правда, голосовали они за вымышленные партии: синего, красного, зеленого или желтого дракона. Цель всей этой затеи – ознакомить население страны с принципами «демократического волеизъявления» перед настоящими парламентскими выборами, которые должны пройти в 2008 году.

 



     Бутан не вписывается в привычные часовые пояса, и время в нем отличается от минского на 2 часа 45 минут. 

     



     Как король сам воевал…

       Современная история Бутана почти не знала войн и военных конфликтов. До 2003 года, когда маленькая армия гордого и независимого буддистского государства выступила против захватчиков. 

      На юге Бутана еще в начале 90-х засели несколько отрядов ассамских мятежников. Они представляли две весьма радикальные организации ULFA и KLO, боровшиеся за отделение северных индийских областей. Но земли предков им казалось мало, и эти горячие головы решили «присоединить» к виртуальному ассамскому государству и часть Бутана.

      Мирные бутанцы терпели-терпели, а 15 декабря 2003 года созвали военный совет и, ведомые королем, двинулись освобождать свои ущелья. Кстати, план операции разрабатывал лично Его величество. Именно ему принадлежала хитроумная идея напасть на лагерь врага не в час ночи, как было принято в индийской армии, а в 9 утра. Мятежники, заметив накануне передвижение королевских войск, провели ночь в полной боевой готовности. А утром с чистой совестью и чувством выполненного долга заснули, решив, что атаки уже не будет. Сонных их и повязали.

      Но и здесь бутанцы показали себя истинными последователями Будды – враг был разгромлен почти без единого выстрела. Боевиков в целости и сохранности передали в руки индийских властей.  

      Этот инцидент вряд ли стоил упоминания, если бы не один примечательный факт. Его величество Джигме Сингье Вангчук, одетый в форму простого солдата, лично участвовал в захвате сепаратистов, не надеясь на своих военачальников и приближенных. И даже положенную всякому монарху охрану оставил дома, чтобы не мешали.

      Успех операции позволил убить несколько зайцев. Во-первых, Бутан избавился от головорезов, во-вторых, оказал услугу могущественному южному соседу. И, главное, показал всему миру: мы – мирные люди, но король наш – ого-го!





Спешите подписаться на журнал “Планета”!