ОХРАНЯТЬ ПОЛЬСКУЮ ГРАНИЦУ БУДУТ ИНДЕЙЦЫ ПЛЕМЕНИ НАВАХО И СИУ
Февраль 2007
Вернуться к номеру >>

Раздел: Глобальный мир
Теги: оружие, загадка, Польша



Это не шутка. В Вашингтоне изобретено «новое секретное оружие» для защиты границы. Им стали… индейцы-следопыты! 

     «Оружие» прошло испытание в полевых условиях и отлично себя зарекомендовало. А забавный американский опыт решила позаимствовать Польша. 

     Граница с Мексикой испокон века была страшной головной болью для Штатов. Через нее валом валили сотни тысяч нелегальных мигрантов, тонны наркотиков, тысячи головорезов, бандитов, аферистов и жуликов всех мастей и квалификаций. 

     Мексиканской границе Вашингтон как ребенку отдавал все самое лучшее – элитный спецназ, новинки техники и миллиардное финансирование (плюс особую любовь и попечение федеральных служб и агентств). 

     Но наркоторговцы и «нелегалы» научились справляться со всем – уходить от отрядов рейнджеров на лихих джипах, скрываться от спутникового слежения, за много миль обходить заграждения и заставы, обманывать и обученных собак, и хитроумные электронные детекторы. 

     Но кое-кто им не по зубам. Круче контрабандистов оказались потомки Чингачгука и Ункаса, то бишь краснокожие обитатели местных прерий. 

     У них нет ни супероружия, ни навороченной электроники, ни космических спутников. У них есть только один козырь – знания и опыт предков. И этого им вполне достаточно. 

     «Волчьи тени»

     История началась в 1972 году. 

     Именно в ту пору чью-то светлую голову сильно припекло горячее солнце Южной Аризоны. В результате светлая голова кое-что придумала. 

     Первоначально идея была более чем скромной. Планировалось «прижучить» контрабандистов, поставлявших марихуану в индейские резервации. 

     Но загвоздка была в том, что в США закон и порядок в индейских резервациях обеспечивает автономная полиция племени. И хотя государственную границу патрулируют федеральные пограничники, прилегающая к ней индейская территория находится в юрисдикции самого племени. Между тем, в штате Аризона резервация тохоно на протяжении 76 миль граничит с Мексикой. 

     В итоге в помощь федералам решили привлечь местную общественность, то бишь самих индейцев. 

     Того, что из этого вышло, не ожидал никто. 

     Несколько индейцев (7 человек) объединились в отряд под громким названием «Волчьи тени». Все они принадлежали тогда к племени тохоно о-одэм, что в переводе означает «люди пустыни». 

     Индейцы «в полицейских академиях» не обучались, а потому более полагались на дедовские методы, нежели на фундаментальний опыт официальной пограничной науки. 

     Первый смотр «волчьих теней» не произвел на начальство ни малейшего впечатления. От расформирования индейский отряд спасло лишь здравое рассуждение кого-то из федералов, что «хуже не будет». 

     Однако скептики были посрамлены буквально через несколько недель.

     Контрабандисты стали попадаться один за другим. Статистика задержаний неудержимо поползла вверх. Склады в одно мгновение забились изъятым товаром. Поставки марихуаны прекратились. 

     А главное – бравым индейцам понравилось быть пограничниками!

     Начальство оторопело, а выйдя из ступора, предложило «первобытным рейнджерам» расширить сферу ответственности. 

     В итоге «Волчьи тени» превратились из жителей резерваций в федеральных сотрудников. Через некоторое время отряд вырос вдвое и насчитывал 14 пограничников, включая двух женщин.

      Постепенно в отряд влились представители восьми племен: навахо, сиу, киова, омаха и др. Индейцы-погранцы действовали под лозунгом: «В самый светлый день, в самую темную ночь преступник не окажется незамеченным, потому что я – Волчья тень». 

     Впрочем, цветистость фразы была вполне оправдана. 70% кокаина и героина, в трех округах Южной Аризоны было перехвачено именно «волками пустыни». 

     Руководство подумывало об увеличении отряда до 25 человек, но смогло довести его лишь до двух десятков. Оказалось, что подобрать подходящих людей очень сложно. Они должны обязательно быть индейцами, отслужить в армии, иметь незапятнанную биографию и, самое важное, владеть навыками предков и уметь читать следы. Никаких новейших систем обнаружения нарушителей, никаких приборов ночного видения, звукоуловителей и вертолетов – только зоркий глаз и тайные методы прапрадедов, когда-то выходивших на охоту и тропу войны.

     Небольшое подразделение «Волчьи тени» за тридцать пять лет поработало так эффективно, что теперь решено использовать его методы и на северной границе США. В начале февраля 2007 года иммиграционно-таможенная служба США приступила к созданию погранотряда из индейцев, который будут нести охрану границы с Канадой.

     В общем, смех смехом, но получилось, что и в век космической техники, микроэлектроники и различных хай-тековских наворотов по-прежнему востребовано почти забытое мастерство Зверобоя и Чингачгука. Индейцы-погранцы оказались просто незаменимы в поисковых операциях. 

     Иссушенная земля, лужица воды, чахлые растения пустыни – все это для индейца раскрытая книга, в которой контрабандисты непременно оставляют свои «регистрационные записи». 

     «Волчьи тени» действуют так, как их прадеды: передвигаются пешком, внимательно всматриваясь и «вслушиваясь» в местность. Они различают малейшие знаки, незаметные даже для опытных рейнджеров и спецназовцев, прослуживших в этих краях не один десяток лет. 

     Иногда «волки» могут безошибочно определить маршрут нарушителей по еле уловимому запаху, который «не берут» даже натасканные псы!

     Руководитель американской таможни Роджер Майер не скрывает своего вострога волками: «В своем деле они лучшие в мире!»

     Начальник таможенной службы Аризоны Кайл Барнетт может без устали, часами рассказывать любопытным журналистам, о том, как «волки» забирались в самое сердце безводной пустыне и в этом пекле находили ловко припрятанные склады контрабандистов, угнанные машины и даже детей, похищенных ради выкупа бандами «латиносов». 

     В мертвых, безбрежных пустынях Аризоны за «волчьими тенями» закреплен 120-километровый участок границы. От помощи спутников индейцы неизменно отказываются. В здешних краях у них есть иные соглядатаи – местные животные. По малейшим изменениям их поведения индейцы моментально определяют, куда двинулись непрошенные гости. 

      Сами индейцы о своих способностях рассказывают неохотно. В основном ограничиваются странными для современного человека рекомендациями: надо научиться «слушать время», «использовать слух и все пять чувств», «чувствовать себя единым целым с природой». 

      Советы, безусловно, хороши, особенно если знаешь, как именно ими воспользоваться!

     

     Путешествие в «Старый Свет»

     Индейцами-погранцами заинтересовались во многих странах. Особенно в некоторых бывших советских республиках, а также в Польше. 

     В 2002 году группу бойцов отряда «Волчьи тени» прислали в Латвию для обучения местных стражей границы. В 2004 году настал черед Туркменистана. Курсы в Ашхабаде спонсировались программой Посольства США по экспортному контролю и безопасности границ (EXBS). 

     Трое инструкторов – «коренных американцев» – провели учебные курсы по стратегическому преследованию для двадцати пяти офицеров Государственной пограничной службы этой страны.

     Затем похожий инструктаж экзотические гости из США проводили в Литве, Эстонии, Узбекистане и Казахстане. Причем индейцы обучали не только пограничников, но и таможенников, а также полицейских. 

     Был ли толк от этих инструктажей сказать довольно сложно. 

      «Никто не может пройти, не оставив следов. Сколько бы человек не старался, что-то всегда остается. Важно иметь терпение, важно, чтобы ты знал, что ищешь, и ты это увидишь», – важно поучал польских полицейских индеец Чермейн Харрис из племени тохоно о-одэм. 

     Поляки слушали раскрыв рот и все равно ничего не понимали. 

     Через польско-украинскую границу (протяженностью 526 км) за год проходят тысячи незаконных мигрантов. Проходят как ни в чем не бывало, легко и свободно. 

     Но вся беда в том, что нынче польско-украинская граница – это граница всего Евросоюза. 

     «Глубина следа, – говорит Харрис, – главный вопрос. Он расскажет тебе, кого тебе следует искать: контрабандист, который несет на плечах 50 кг, оставит более глубокий след, чем нелегальный иммигрант». 

     Индеец терпеливо втолковывал несмышленым слушателям, как определить телосложение нарушителя и точно понять, в каком именно направлении он продвигается. 

     Все это поляки отлично знали в теории. Ничего особенно нового краснокожие заокеанские братья им не сообщили. В лесу же главное не теория, а сметка и верный глаз. А вот как научиться «видеть на пять метров под землю», индейцы так и не рассказали. 

     И дело не в отсутствии педагогических способностей или желании сохранить «древние тайны». Дело, судя по всему, в ином. 

     Для любого человека исключительно важен детский опыт. Именно в детстве многие вещи записываются в сознание человека как «на белый лист». Именно в детстве знания впитываются не рационально, а подсознательно, интуитивно. И именно в детстве человек может научиться тому, чего не передать словами и не написать в учебниках. 

     Навахо и сиу впитывали свои знания с детства, почти что с младенчества. И эффективно передать их кому-то, они могут только в одном случае – если этот «кто-то» окажется совсем еще несмышленым малышом. 

     Странно, что индейцы учат поляков и литовцев, но не удосужились подготовить себе смену в самих США. Это наводит на подозрение, что американцы организовали «обмен опытом» вовсе не в целях поддержки дружеских таможен и погранслужб. 

     Скорее всего, учебные визиты индейцев имеют иную цель – в США желают иметь более ли менее достоверные сведения об эффективности охраны границ в соответствующих странах (американцы подозревают, что победные реляции поляков об «укреплении охраны границ» не более чем блеф, а в среднеазиастких странах контрабанда «крышуется» на высоком государственном уровне). 

      Для Вашингтона важно иметь сведения о реальном положении дел, ибо через восточную границу ЕС и границы среднеазиатских государств пролегают важные пути транзита афганского опия. Кроме того, американцы опасаются, что эти маршруты вскоре могут освоить талибы и иные исламские радикалы для нелегальной переправки своей агентуры из Азии в Европу. 

     Кстати, в 2006 году на польской границе произошла довольно темная история – было задержано двое азиатов, которых подозревали в причастности к террористической деятельности. 

     Причина, по которым «нелегалы» показались подозрительными, выглядят странно. «У них на руках были татуировки – два скорпиона…» - так объяснял причину их задержания один из польских офицеров.

     Позднее задержанных переправили в Варшаву, а оттуда – прямиком на Гуантанамо… 

     Невнятность объяснения (ничего себе улика – скорпионы!) наводила на мысль – операция была проведена как «показательная» (попугать Европу и мир очередным призраком пресловутой «Аль-Кайды»). 

     Как бы там ни было, но, судя по всему, индейцам дали шанс проявить себя не только как «охранителям границы», но и как разведчикам. Скорее всего, их отчет был малоприятен и для Польши и для балтийских союзников США. 

     По имеющейся информации инспекции «воинов Маниту» в Старый Свет продолжатся. Вполне возможно, что с польско-украинской границы они могут переместиться и на польско-белорусскую. 

     Так что предупреждаем: ежели вы заблудитесь в беловежских лесах в опасной близости от госграницы и наткнетесь на какого-нибудь навахо, сошедшего с экрана вестерна, не пугайтесь – вам ничего не мерещится. И Голливуд здесь не при чем. Просто ребята гуляют по чаще, «чувствуют свое единство с природой» и «слушают время». Что поделать – служба у них такая! 

     Отряд «Волчьи тени» – это не первый случай, когда индейцев привлекают к обороне Соединенных Штатов. Еще во время Второй мировой войны язык навахо использовался ВМС США в качестве… кода для секретных радиопереговоров!

     Дело в том, что носителей языка на всем белом свете было всего нечего – и все они поголовно жили в США в резервации навахо. Среди японских криптографов по определению не могло найтись ни одного человека, который знал бы язык навахо. Таким образом, редкое древнее наречие становилось… идеальным шифром!

      В мае 1942 группа знатоков племени навахо, служивших в ВМС, создала основы нового кода. 

     При его разработке, правда, появились кое-какие естественные трудности. В языке навахо по понятным причинам не было современных военных понятий вроде «армейский корпус», «танк» и т.д. Но проблему решили – «корпус» обозначили навахским словом, означающим «клан», «танк» обозвали «черепахой» и проч. Оказалось, что с помощью языка аборигенов можно закодировать сотни военных понятий. 

     В целом же, около четырех сотен навахо работали в качестве шифровальщиков и радистов… 

     Позднее, эта удивительная история стала основой сюжета знаменитого голливудского фильма «Говорящие с ветром». 

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!