ВЕЛИКИЕ БИБЛИОТЕКИ МИРА. ЛИБЕРИЯ
Декабрь 2016
Вернуться к номеру >>

Теги: культура, история



Если верить преданиям, Софья Палеолог приехала в Москву не с пустыми руками – в качестве приданого будущая жена московского князя Ивана III привезла с собой редчайшую книжную коллекцию, которая на протяжении многих веков собиралась византийскими императорами. Сказывают, что после падения Константинополя библиотека сначала была вывезена в Рим, а после переместилась в столицу Руси. Последним из императоров, владевших собранием, традиционно называют Константина XI.

В историю же эта легендарная коллекция книг и документов вошла под названием Либерия, или библиотека Ивана Грозного. Но дело в том, что за многие столетия собрание не только не было найдено – ученые даже не смогли доподлинно подтвердить факт его существования. А потому, как это нередко бывает с археологическими тайнами, которые не находят разгадки, Либерия со временем превратилась в нечто мифическое и таинственное, обросла преданиями и суевериями. И вряд ли кто-то сейчас сможет с полной уверенностью заявить, что знает, что в рассказах об этой библиотеке есть правда, а что – вымысел.

 

За семью печатями

Прибыв в Москву, которая в середине XV века по большей части состояла из деревянных построек и не раз сгорала в пожарах, Софья Палеолог не без основания опасалась, что уникальные книги (по одним данным, их было 30 возов, по другим – 70) также могут стать легкой добычей огня, а потому приказала для начала хранить их в кованых сундуках в подвале под церковью Рождества Богородицы в Кремле. Однако уже через год столицу вновь охватило пламя, не пощадившее даже древнюю крепость в центре Москвы. Но книги, сотни фолиантов на древнегреческом, латинском и древнееврейском языках, чудом уцелели. Не исключено, что именно тогда великая княгиня московская убедила мужа полностью перестроить Кремль и заменить дерево на белый камень. Причем руководить работами был приглашен из Болоньи знаменитый архитектор и инженер Аристотель Фьораванти, который, кроме прочего – например, красивейшего Успенского собора, который сейчас является старейшим полностью сохранившимся в первозданном виде зданием Москвы, – построил под Кремлем еще и подземный тайник, куда и были перемещены бесценные книжные сокровища византийских императоров. Причем о входе в него знала едва ли не одна Софья Палеолог.

Но если это все – более и менее достоверные исторические факты, то дальше сомнений становится все больше. В качестве подтверждения существования Либерии обычно упоминают Франца Ниенштедта, который в своей «Ливонской хронике» в XVI веке цитирует слова протестантского пастора Иоганна Веттермана из Дерпта, который по приглашению Ивана Грозного в 1570 году якобы работал над переводами книг, которые, «как драгоценное сокровище, хранились, замурованными в двух сводчатых подвалах». Другим подтверждением некоторые ученые считают приведенную в «Сказаниях о Максиме Греке» краткую опись собрания и упоминание о том, что этот известный ученый и писатель также имел доступ к его экспонатам – Максим Грек был приглашен в Москву для составления каталога и перевода рукописей на русский язык еще раньше, Василием III, сыном Ивана III и отцом Ивана Грозного. Однако другие исследователи склонны считать, что записи об этом факте, как и слова Максима Грека о том, что «вся Греция не имеет такого богатства», как Либерия, являются позднейшей фальсификацией. По их мнению, первый раз библиотека была «утеряна» после смерти Софьи Палеолог, которая не захотела разделить свою тайну ни с кем, даже с сыном.

Правда, о том, каким же образом в итоге легендарная коллекция перешла к Ивану Грозному, также мало что известно. Зато своей популярности не утрачивает легенда, рассказывающая о «проклятии фараона», которое Софья наложила на книжное собрание. О заклятии она, к слову, узнала из древнего свитка, хранившегося все в той же привезенной ею в Москву и спрятанной где-то глубоко под Кремлем библиотеке. Так что каждого, кто рискнул бы без благословения великой княгини открыть хранилище и прикоснуться к древним рукописям и книгам, ожидала неминуемая смерть. Ну или как минимум слепота. По другой версии, оккультными науками увлекался как раз Иван Грозный – и это как раз он скрыл библиотеку от чужих глаз магической печатью. Потому после его смерти никто ее больше и не видел.

 



     

Отрарская библиотека

К числу легенд о древних библиотеках, вдохновляющих многочисленных энтузиастов на поиски, можно отнести и миф о великом книжном хранилище, которое существовало в домонгольском Отраре. Основанный в низовьях реки Арысь, при впадении ее в Сырдарью, город мог похвастаться своим выгодным расположением и близостью к крупным торговым путям, а потому рос и развивался быстро. Так, в те времена, когда население Лондона не насчитывало и 50 тыс. человек, в Отраре проживало уже не меньше 200 тыс. горожан. Неудивительно, что сюда стекались многочисленные торговцы, ювелиры, ученые, предсказатели, художники.

Согласно древним летописям, в домонгольском Отраре было большое медресе, несколько мечетей, огромный базар, окруженный многочисленными магазинами и лавками, монетный двор, гурт-хана (место, где распивали вина) и баня с купальнями. Сейчас принято считать, что эти же летописи рассказывают и о великой библиотеке, основание которой приписывают ученому и философу Аль-Фараби, рожденному в Отраре. К сожалению, противников этой версии не меньше, чем ее сторонников. Многие считают, что миф об Отрарской библиотеке это лишь плод фантазии советских ученых, проводивших в 1970-х годах раскопки на древнем городище (сам город был стерт с лица земли во время завоевательных походов Чингисхана), но так и не нашедших подтверждения своей гипотезе.

Однако те, кто верит в существование легендарного книжного собрания, утверждают, что оно по величине уступало лишь знаменитой Александрийской библиотеке и что хранились здесь десятки тысяч книг со всех уголков мира. Мол, были в Отраре и арабские дастаны, написанные на белой шагреневой коже, и индийские своды, украшенные рыбьей чешуей, и христианские евангелия, написанные на старославянском, и даже вавилонские плиты... Некоторые полагают, что перед тем, как город был захвачен Чингисханом, горожанам удалось спрятать большую часть этих сокровищ в неких таинственных подземных ходах. Об этом также существует предание, согласно которому Отрарскую библиотеку однажды сможет найти семилетний мальчик.

 

 

Рукописи не горят

Гипотез о составе Либерии также существует немало. По некоторым данным, книжное собрание византийских императоров началось с того, что в Константинополе нашли пристанище остатки крупнейшей библиотеки древности – Александрийской. Долгие века эта коллекция обогащалась: ученые мужи великого города тщательно отбирали самые ценные манускрипты разных эпох и народов, бережно ухаживали и следили за этим богатством, изучали и неустанно наполняли закрома византийских владык новыми шедеврами, каждый из которых представлял собой огромную историческую и научную ценность. Неудивительно, что к середине XV столетия царствующая династия Палеологов стала обладательницей по-настоящему уникальной библиотеки.

Однако в 1453 году Константинополь был захвачен турками-османами под предводительством султана Мехмеда II. Последний византийский император Константин XI Драгаш пал в битве. Это ознаменовало уничтожение Восточной Римской империи и обеспечило туркам господство в бассейне Восточного Средиземноморья. По одной из версий, тогда же вместе со многими другими ценностями была разграблено и уничтожено и величайшее книжное собрание византийских императоров. По другой версии, нескольким генуэзским и венецианским судам, участвовавшим в обороне Константинополя, все же удалось прорвать турецкую блокаду и уйти в открытые море. И в своих трюмах некоторые из них увозили к безопасным итальянским берегам бесценные древние свитки и книги. Так они оказались в Риме, где и нашли свое временное пристанище под присмотром служителей Католической церкви.

К сожалению, история не сохранила ни одного документа, в котором присутствовал бы полный список сокровищ, собранных византийскими императорами. Не исключено, что большая часть экспонатов содержала тексты религиозного характера. Однако наверняка там нашлось место и поэмам древних классиков, и научным трактатам. Некоторые исследователи, ссылаясь на разного рода источники, утверждают, что собрание включало в себя полную «Историю» Тита Ливия (на данный момент науке известно лишь 35 из 142 книг этого сочинения); «Жизнь двенадцати цезарей» Светония; «Историю» Тацита (до наших дней дошли только 4 с половиной первых тома из 12); «Энеиду» Вергилия (и, вероятно, утраченное произведение «Итхифалеика», которое некоторые также приписывают этому древнеримскому поэту); «Комедии» Аристофана и «Песни» Пиндара; «Историю» Полибия и несколько исторических сочинений Цицерона (по всей вероятности, его трактат «О государстве» и что-то из не сохранившихся до наших времен работ); «Записки о галльской войне» Цезаря; кодексы императоров Феодосия и Юстиниана.

Традиционно считается, что Либерия была составлена из двух частей. Первая – непосредственно византийское собрание, которое Софья Палеолог привезла в Москву и, если отбросить все мистические теории, передала по наследству сначала своему сыну, а после и внуку. Вторая – более поздняя коллекция, над пополнением которой ревностно трудился уже сам Иван Грозный. Собственно, по этой причине библиотека и носит его имя. А еще потому, что именно он считается ее действительно последним владельцем. После его смерти следы Либерии теряются, и до сих пор неизвестно, была ли она утрачена навсегда или все же надежно спрятана великим князем московским и всея Руси.

Стоит отметить, что Ивана Грозного не без основания считали одним из самых образованных людей своего времени. О нем говорили как о человеке феноменальной памяти, обладавшем обширной богословской эрудицией, с которым мало кто мог соперничать в искусстве ведения споров. В 1551 году по его приказу Московский собор обязал духовных лиц организовывать во всех городах школы для детей. А в Александровой слободе по инициативе государя открылась, по сути, одна из первых консерваторий, в которой работали лучшие музыкальные мастера. Также по распоряжению Ивана Грозного был создан уникальный памятник литературы, известный ныне под названием «Царь-книга» и представлявший собой летописный свод событий мировой и особенно русской истории, охватывавших период «от сотворения мира» до 1567 года. Считается, что создавался он специально для Либерии и существовал в единственном экземпляре. Свод состоял из 10 томов, содержащих около 10 тыс. листов тряпичной бумаги, украшенных более чем 16 тыс. миниатюр.

Все эти факты позволяют предположить: если Иван Грозный на самом деле унаследовал от Софьи Палеолог великую библиотеку, то он, как никто другой, понимал, каким богатством владеет и насколько важно его не только сохранить, но и преумножить. Быть может, и желание государя любой ценой организовать в Москве собственную типографию и развивать на Руси книгопечатание было связано именно с желанием пополнить Либерию новыми экспонатами. Однако вряд ли это был единственный путь. Ведь недаром существуют гипотезы о том, что две великие библиотеки, упоминание о которых относится к XI – XII векам, не исчезли бесследно, а стали частью собрания Ивана Грозного. И речь здесь, конечно же, идет о легендарных книжных собрания, хранившихся при Софийских соборах в Киеве и Полоцке – библиотеке Ярослава Мудрого и нашей Полоцкой библиотеке.

 



     

Полоцкая библиотека

Древний Полоцк, чье прошлое теряется в легендарных временах, хранит немало секретов. И в их числе не только предания о сокровищах и таинственных кладах, скрытых в подземных ходах под городом, но и многочисленные рассказы об удивительной библиотеке, которая когда-то была здесь, а после исчезла самым загадочным образом.

По мнению большинства историков, первые сведения о Полоцкой библиотеке относятся к периоду просветительской деятельности Евфросиньи Полоцкой, которая и положила начало книжному собранию при Софийском соборе. Однако некоторые считают, что библиотека появилась в городе как минимум на столетие раньше, то есть в ХІ веке, едва ли не одновременно с возведением святыни. Причем большинство хранившихся в ней свитков и книг были чрезвычайно редкими и содержали в себе уникальные тайные знания, доступные лишь избранным.

Не исключено, что возникновению этой легенды во многом поспособствовал в начале ХХ века писатель и историк Вацлав Ластовский, автор повести «Лабиринты», в которой подземные ходы под Полоцком выступают в роли наследия удивительной и могущественной цивилизации, существовавшей на земле задолго до летописной истории. Вот только, к сожалению, ни таинственных подземелий с древними артефактами, ни следов великой библиотеки в Полоцке пока так и не было обнаружено.

Существуют версии и относительно того, как могла исчезнуть Полоцкая библиотека. Согласно одним из них, она частично сохранилась и после вошла в крупное собрание Иезуитского коллегиума, насчитывавшее около 50 тыс. книг. Согласно другим, была вывезена из города и пополнила Либерию. Есть версия и о том, что книги погибли при пожаре. Ну а самые оптимистичные историки, конечно же, говорят о том, что фонды Полоцкой библиотеки все еще находятся в городе, просто спрятаны настолько хорошо, что найти их пока не удается.

 



     

Библиотека Ярослава Мудрого

Единственное историческое упоминание о библиотеке великого князя киевского Ярослава Мудрого относится к 1037 году и содержится в «Повести временных лет». К сожалению, там представлены лишь минимальные сведения о ней ни о характере собрания, ни о количестве книг в летописи ничего не сказано. Несмотря на то, что некоторые исследователи скептически относились к указанной дате свою позицию они аргументируют тем, что в это время строительство Софийского собора в Киеве только начиналось, факт существования самой библиотеки под сомнение обычно не ставился (к слову, позже появились и исследования, которые показали, что в 1037 году строительство храма уже могло быть завершено). Правда, говорили о том, что формирование собрания вряд ли происходило под руководством князя скорее уж этим занимался митрополит Иларион. А потому и саму библиотеку точнее будет именовать библиотекой Софийского собора, а не библиотекой Ярослава Мудрого. Однако последнее название уже стало традиционным и общепринятым.

Найти книжное собрание пытались неоднократно, несмотря на то, что многочисленные пожары и разграбления Киева ставят под сомнение сохранность манускриптов почти 1000-летней давности. Кстати, версии об их количестве все же имеются: одни ученые называют число 500; другие говорят о 900 свитках. Некоторые исследователи полагают, что библиотека сгорела в пожаре 1169 или 1206 года. Другие утверждают, что она была спрятана митрополитом Иларионом в катакомбах Киево-Печерской лавры после его ссоры с князем. Есть и приверженцы теории о том, что библиотека действительно было спрятана в катакомбах, только значительно позже примерно в середине XVII века. А есть и те, кто уверен: в 1916 году, когда были предприняты раскопки под Софийским собором, там действительно были обнаружены подземные переходы, а в одном из них найдена береста с посланием: «Кто найдет этот ход, тот найдет великий клад Ярослава». Однако раскопки тогда так и не были продолжены.

 



     

История поисков

В секретном архиве Ватикана хранятся документы, свидетельствующие о том, что еще в 1601 году канцлер Великого княжества Литовского Лев Сапега и иезуит Петр Аркудий получили от Святого престола задание разыскать собрание древних книг Ивана Грозного, однако с поставленной задачей справились крайне плохо. Не исключено, что с этой же целью спустя полвека в Москву прибыл и хорватский богослов и миссионер Юрий Крижанич, но и его миссия провалилась, а сам он был сослан в Тобольск, где провел 16 лет. Тогда многие стали подозревать, что Либерия погибла либо в одном из пожаров, либо в тяжелые времена Смуты. На некоторое время разговоры о легендарной библиотеке приутихли, но только для того, чтобы в начале XVIII века разгореться с новой силой.

В 1724 году российскими властями по приказанию Сената были предприняты первые официальные поиски Либерии. Начали их на основании показаний Конона Осипова, пономаря московской церкви Иоанна Предтечи, ссылавшегося на исповедь некого уже умершего дьяка, который лично видел тайник под Московским Кремлем. По его словам, хранилище представляло собой несколько комнат, полностью уставленных сундуками. Комнаты те были спрятаны за тяжелыми железными дверями, обвешанными свинцовыми цепями и замками. Говорят, что копали дважды в пяти местах – и все безрезультатно.

Следующий виток интереса к библиотеке Ивана Грозного наступил лишь в конце XIX века, и не в последнюю очередь благодаря знаменитому историку Николаю Петровичу Лихачеву, которого поддержали его коллеги Иван Забелин и Алексей Соболевский. Причем последний был твердо уверен: «Сундуки с книгами где-то существуют, засыпанные землей или невредимые, и от нашей энергии и искусства зависит их отыскать». Но и их усилия оказались тщетными. Дошло даже до того, что ученое сообщество раскололось на два противоборствующих лагеря – тех, кто верил в существование библиотеки, и тех, кто категорически отвергал этот факт. И можно сказать, что последние в этом споре победили. Вот только сложно остановить тех, кто окрылен идеей и верит в свою правоту. В начале ХХ века таким человеком стал выдающийся археолог и исследователь подземной Москвы Игнатий Яковлевич Стеллецкий.

Поиски библиотеки Ивана Грозного стали для Стеллецкого, по сути, делом всей жизни. Не покладая рук он проводил работы в различных частях Москвы, в Коломенском, Александрове, Вологде и многих других местах, который упоминались в гипотезах о местоположении Либерии. С начала 1930-х годов ученый сотрудничал с московским метрополитеном, бережно собирая любые экспонаты, найденные во время строительства, и размещая их в собственной квартире. В 1933-м Стеллецкий подал докладную на имя Сталина, в которой просил разрешить начать раскопки под Кремлем. И 1 декабря ему удалось приступить к работам под угловой и средней Арсенальными башнями, где были вскрыты подземные этажи с колодцами, горизонтальными проходами и лестницами. Также ученому удалось обнаружить несколько подземных ходов, но всего через год он был вынужден прекратить свои поиски. И хотя столь желаемую им Либерию Стеллецкий не нашел, его раскопки дали очень много ценной информации о подземном Кремле. А самого археолога, кстати, ныне принято считать зачинателем диггерского движения в России.

В истории поисков библиотеки отдельно можно упомянуть вторую половину 1990-х, когда все началось с частной инициативы предпринимателя Германа Стерлигова, который, к слову, в 1997-м застраховал еще не найденную Либерию на сумму 1 млрд. долларов. После был даже создан специальный совет содействия во главе с Юрием Лужковым. Тогда мэрия выделила значительные средства на проведения археологических работ, но, не получив результата, в 1999 году официально завершила проект.                

 

В наши дни в вопросе существования или сохранения библиотеки Ивана Грозного все так же, как и несколько веков назад, не существует единого мнения. Кто-то не утрачивает надежды на ее обнаружение, а кто-то даже не допускает мысли, что она что-то большее, чем просто красивая легенда. При этом Либерия регулярно становится источником для многочисленных слухов и спекуляций. Уже, пожалуй, даже сложно сосчитать, сколько раз в различных СМИ появлялась информация о ее находке.

Но как бы то ни было, пока существуют те, для кого Либерия подобна Святому Граалю и кто готов тратить свои силы и средства на ее поиски, остается надежда, что однажды эта сложнейшая археологическая тайна будет разгадана. И если это произойдет, то имена людей, вернувших человечеству утерянное более чем на 400 лет культурное богатство, навсегда будут вписаны в анналы истории.





Спешите подписаться на журнал “Планета”!