МАДАГАСКАР. ОСТРОВ СОКРОВИЩ
Декабрь 2008
Вернуться к номеру >>

Автор: Влада Лепешинская
Раздел: Глобальный мир
Теги: экономика, ресурс, страноведение, природа, Африка, Мадагаскар



ПОКОЙНИКОВ ЗДЕСЬ ВЫКАПЫВАЮТ ИЗ ЗЕМЛИ И САЖАЮТ РЯДОМ С СОБОЙ ЗА ОБЕДЕННЫЙ СТОЛ

      

     …Много миллионов лет назад огромный праматерик Гондвана разломился, как рождественский пряник. Евразия устремилась вверх, зацепившись за Африку малюсеньким кусочком, обе Америки отдрейфовали влево. Толща воды скрыла мифическую Атлантиду, а льды покрыли всю некогда зеленую поверхность Антарктиды. Сменялись эпохи, возникали и гибли цивилизации, но лишь на крохотном кусочке суши, притаившемся под боком Черного континента, казалось, время остановилось навсегда…

      Мадагаскар уникален. Вряд ли на земле найдется место, где собрано все… Все цвета и оттенки, все расы и огромное количество народностей, языков и наречий. Горы с потухшими вулканами и настоящие пустыни, гейзеры и водопады, реки и озера с чистейшей водой. Здесь даже есть свое чудо – Мертвое озеро, в чьей мутной черной воде нет ни единой рыбешки, ни одного существа. Зато вокруг него – буйство жизни. 

      Глазастые лемуры, похожие на птеродактилей птицы птеропусы, огромные трехметровые крокодилы и еще много десятков тысяч единственных в своем роде живых существ. Сосновые леса соседствуют с банановыми плантациями. Рядом – плачущие голубые деревья джакаранда, равеналы и плюмерии… 

      Недавно ученые обнаружили интересный факт. Оказывается, на Мадагаскаре произрастает… пальма-самоубийца. Дерево, достойное называться самым высоким в мире, цветет лишь один раз в жизни. Но чтобы украсить крону диковинными цветами, оно расходует все свои жизненные силы. К счастью, остальные цветы Мадагаскара не требуют подобных жертв и просто радуют глаз переливами красок и разнообразием ароматов. Одним словом, сказка, а не остров! 

      Да, между прочим, Мадагаскар – это не один, а несколько островов. Но на фоне гиганта, давшего название стране, «мелочь» в пару десятков квадратных километров даже и не упоминают. 

      Вся страна – это естественный природный заповедник. Только здесь сохранились реликтовые кистеперые рыбы, лемуры и очень оптимистичный обычай… выкапывания трупов.

       И вовсе они не извращенцы – просто малагасийцы очень любят своих родственников. И живых, и мертвых. Посему регулярно выкапывают из могил дорогих сердцу покойников, обмывают, заворачивают в новый саван и торжественно носят по деревне. После «прогулки» тело усаживают за импровизированный стол, пируют, веселятся и не забывают подкладывать умершему предку самые крупные и вкусные куски кушаний. А после с чувством выполненного долга относят родственника назад на кладбище. Безусловно, уважение к пращурам свойственно многим народам, но жители Мадагаскара перещеголяли всех. И не только в родственной любви…

     


     
Мы – особенные 

     


       

      И хотя географически Мадагаскар – африканский «придаток», на самом деле страна это… азиатская. И первое возникшее на этой территории государство основали выходцы из Юго-Восточной Азии. В VI–VII веках н.э. малазийцам пересечь океан проблемы не составляло. Позже к ним присоединились переселенцы из соседних африканских стран. 

      А вот письменность сюда принесли арабы. Многие традиции и привычки кочевников были легко подхвачены островитянами, но главный арабский «подарок», ислам, особого распространения не получил. Возможно, из-за серьезных ограничений, накладываемых этой верой. Зато к привнесенному европейцами христианству малагасийцы отнеслись куда благосклоннее. 

      Считается, что сегодня более трети жителей страны исповедует католицизм или протестантизм. Хотя правильнее было бы сказать – помимо соблюдения культов предков еще иногда ходят в церковь. Священники же на протяжении нескольких веков пытаются обратить малагасийцев в истинную веру, но, похоже, уже сами убедились в тщетности усилий. Не слишком упрямые во всем остальном, в вопросах религии островитяне – кремень. 

      Что, кстати, удивительно, учитывая то, что в каждом среднестатистическом малагасийце намешаны десятки разных кровей. Даже официальный малагасийский язык подвергся влиянию диалектов банту и суахили, арабского и французского языков. Притом что основа его – малайско-полинезийская. Ученые говорят, что малагасийский язык на 90% тождествен диалекту, на котором говорят жители расположенного за тысячи миль острова Борнео. Как бы там ни было, одно бесспорно – речь островитян мягкая и певучая. Даже самые простые, бытовые фразы звучат в их устах настоящей музыкой. 

      Да и сами малагасийцы хороши на загляденье. Они гибкие и пластичные. Абсолютно все, кто побывал на этом удивительном острове, говорят – на Мадагаскаре живут самые красивые люди планеты. Смешение всех трех человеческих рас подарило миру интереснейший народ – малагасийцев. У них, как правило, темный цвет кожи, но черты лица могут быть как полностью европейские, так и полностью азиатские.

      В общем, удивительные люди, ни на кого не похожие. И правители острову доставались, как бы помягче сказать, особенные. 

      Больше всех люб малагасийцам король с непроизносимым именем Андрианампуйнемерина, правивший в XVIII веке. Беспокойная душа, он постоянно пытался что-то изменить в своей вотчине. Отменял одни налоги и вводил другие, не давал спуску чиновникам и грозил войной соседям. Однако главным его достижением малагасийцы считают… строительство дворца в Антананариву. Сегодня полюбоваться на эту жемчужину зодчества в малагасийскую столицу со всего мира съезжаются ценители прекрасного. И вспоминают древнего короля добрым словом. Тем более что его потомки вели себя совсем по-другому.

      Например, жившая в XIX веке правительница Ранавалуна I развлекалась тем, что сбрасывала со скалы всех несимпатичных ей людей. Избавившись таким образом от доброй половины приближенных, королева заинтересовалась иноземцами – моряками да священниками. Пришельцев спасла только скоропостижная смерть Ранавалуны. И все это – несмотря на строжайшее малагасийское «фади» (табу) плохо обращаться с гостями. Расплата не заставила себя ждать. Сын Ранавалуны рассчитался за мать – однажды утром его обнаружили задушенным шелковым шнурком. Но убийцу искать не торопились. Главное, что был соблюден древний обычай – в результате не пролилось ни капли королевской крови…

      Кстати, кровавая королева была еще и первой женщиной на малагасийском троне. Причем корону она получила, назвавшись мужчиной. В результате Ранавалуне досталась не только власть, но и… «гарем» покойного мужа. Но красавицы недолго оставались соломенными вдовами – буквально за год все 12 жен отправились вслед за умершим супругом. Как вы догадываетесь, они тоже «случайно» упали со скалы. Уронив для приличия несколько слезинок, Ранавалуна I завела себе официального любовника и назначила его премьер-министром. Когда королева умерла, премьер стал любовником следующей королевы, а потом и ее преемницы. Причем при всех трех Ранавалунах он по-прежнему управлял государством (ловкий парень!). 

       Кстати, пришедшие на смену Раваналуне III французы тоже отличились. Они запросто вырезали четверть населения. Но к зверствам остров был привычен – начиная с XVII века он стал настоящей пиратской вотчиной и крупнейшим в мире невольничьим рынком. Корсары не просто грабили корабли – они забирали все. Золото, ценности, ткани, благовония, людей. «Живой товар» потом успешно перепродавали, а когда спрос превысил предложение, начали лихо приторговывать и… местным населением. Причем без всякого насилия вожди племен сами охотно продавали своих подданных за ружья и пистолеты.В итоге пираты даже создали свое государство – Республику Либерталию. Но так как у власти стояли люди с мягко говоря своеобразными представлениями о законности (равно как о чести и порядочности), республика просуществовала недолго. Да и ее отцы-основатели погибли во цвете лет, перестреляв и перерезав друг друга.

      Как бы то ни было, в конце XIX века французы захватили уже не республику, а настоящую монархию. В 1890 году даже всесильная Великобритания признала право Франции на владение островом. Безусловно, не просто так, а в обмен на признание Танганьики и Занзибара британскими протекторатами. На рубеже веков Мадагаскар успел побывать и германским владением, и британским, и даже чуть было не угодил под власть японцев. Впрочем, космополитичное население острова вряд ли смутил бы сей факт. 

      Тем не менее, после окончания Второй мировой на острове начались нешуточные народные волнения. До сего момента спокойно терпевшие иноземное владычество малагасийцы ни с того ни с сего взбунтовались и в 1947 году устроили настоящую революцию. Франции удалось подавить мятеж, перестреляв не одну тысячу человек. Но в 1958 году островитяне все-таки добились своего. 14 октября 1958 на свет появилось отдельное государство – Республика Малагаси, правда, ограниченная рамками французского протектората. А 26 июня 1960 года страна обрела уже полную самостоятельность и… новое имя – Республика Мадагаскар. 

      Но мира и благоденствия сей факт стране не принес. Малагасийцы богаче не стали, а многочисленные поборы и взятки теперь брали… местные власти. Волнения и восстания вскоре стали здесь любимой забавой – они вспыхивали на острове по нескольку раз в год. И в результате в 1972 году власть в стране захватили генералы. Но и им недолго суждено было заседать в мягких креслах. Года через три им дали крепкого пинка, и в 1975-м остров взял курс на… строительство светлого социалистического будущего. 

      Что такое социализм и как именно его строить, никто толком не знал. А потому избранный президентом бывший министр иностранных дел Дидье Рацирака на всякий пожарный провел тотальную национализацию, инициировал принятие Конституции и зачем-то отменил ряд налогов (о чем вскоре пожалел). 

      Время его правления сегодня малагасийцы вспоминают со сладкой ностальгией, поскольку после относительно сытых 80-х Мадагаскар, как говорится, «не вылезал» из кризисов. Знаковым для страны оказался 2002 год. Тогда страна получила нового президента – «крепкого хозяйственника» Марка Равалуманана и… сразу два кризиса, экономический и политический. Пока сторонники бывшего и новоизбранного президентов делили власть, Мадагаскар потерял почти 13% своего и без того небогатого ВВП. Только иностранные инвестиции и безвозмездная помощь смогли вытянуть страну из тяжелого экономического кризиса. До поры до времени…

     
Собрание редкостей 

     
  Тем не менее, в стране сегодня ни много ни мало 200 аэропортов. Куда больше, чем хороших автомобильных дорог. 

      Зато здесь растет 6 видов баобабов, в то время как в соседней Африке сохранился… только один. И некоторым мадагаскарским баобабам по 5 тыс. лет! Стволы этих гигантов иногда достигают в диаметре 9 м, но в период засухи они могут «ужаться» раз в десять. 

      Еще несколько веков назад по лесам острова разгуливал настоящий «привет из Юрского периода» – птица эпиорнис. Размером со среднего слона, весьма миролюбивая и любопытная. Последнее качество ее и сгубило – путешественники с перепугу открывали по неизвестному страшилищу огонь. Сегодня ее яйца можно увидеть в Палеонтологическом музее и… на местных рынках. И хотя вывоз таких реликвий строго-настрого запрещен, торговля осколками древностей идет весьма бойко. А вот кости динозавров никто не трогает. И не потому, что их лучше охраняют. Просто ящерами сегодня уже мало кого удивишь. 

      Мадагаскар может похвастаться уникальными ископаемыми. Например, останками огромного свиноподобного лемура. Это существо имело свиную голову с пятачком и… почти человеческое тело. До сих пор в научных кругах не утихают споры, к какому классу отнести загадочную находку. Не меньший интерес вызвали и ископаемые останки виверры. Компьютерная реставрация костей показала удивительное существо – с телом крупного лемура, пятипалой лапой и… головой кошки. Вот такой природный сюрприз, не укладывающийся ни в какие теории происхождения видов. 

      А вот чего на Мадагаскаре нет, так это ядовитых змей. Зато «безопасных» – аж 70 видов. Впрочем, почти все достопримечательности острова исчисляются не то что десятками – сотнями. Одних только заповедных зон – 134 штуки. 740 видов орхидей, несколько тысяч разновидностей жуков, более сотни видов птиц. А еще хамелеоны, лягушки и, конечно же, вездесущие лемуры. Последних на островах, к слову, тоже несколько десятков видов. 

       Неудивительно – хищников в здешних лесах попросту нет. Зато вода таит нешуточную опасность – в реках водятся крокодилы, а прибрежные воды патрулируют акулы, встреча с которыми не сулит путешественнику ничего хорошего. Но местные жители относятся к ним совсем по-другому. 

      Крокодилов, например, малагасийцы бесконечно уважают. Еще несколько десятилетий назад съеденный гигантской рептилией человек вызывал у соплеменников… жгучую зависть. Дело в том, что крокодил считался земным воплощением бога. А значит, съеденный рептилией бедняга отправлялся прямиком в рай. Но приблизить человека к небожителям помогали не только хищники. 

       Почти каждое животное, верят малагасийцы, является «носителем» того или иного духа. Вот, например, хамелеоны – живые исчадия ада. В каждом из них живет злой дух, способный захватить душу слабого человека. Возможно, поэтому с хамелеонами связано огромное число «фади» (запретов). Так, один из мадагаскарских народов – сиханака – обходит этих существ за километр. По их поверьям, наступить на хамелеона – значит ускорить собственную смерть. Другой народ, мандиавату, считает, что эти животные приносят беду всей семье. Красавицы народности бецимисарака верят, что хамелеоны способны отвадить от них женихов, и все без исключения малагасийцы называют именем Камабаре (хамелеонша) своих сварливых жен.

      Не меньше «фади» связано и с главным национальным достоянием Мадагаскара – лемурами. Одно время их изображение даже хотели поместить на национальный герб. И хотя сегодня его украшает голова зебу, хуже относиться к лемурам от этого не стали. 

      Это пусть зоологи считают, что лемуры самые примитивные из приматов. Тем, кому посчастливилось пообщаться со зверьками поближе, в один голос говорят: мартышки рядом с ними – просты и незамысловаты. Лемур так смотрит в глаза, что даже самое каменное сердце растает. И вот уже вчерашний циник сам протягивает зверьку сочный фрукт. 

       Когда европейцы только осваивали загадочный остров, местные колдуны даже наложили особый «фади» на посещение «гостями» мест обитания маленьких зверьков. За нарушение запрета можно было поплатиться жизнью, а уж сколько любопытных было выслано из страны…

       Сами мадагаскарцы называют лемуров «бабакуту» – «маленький папа» – или же ласково кличут «дедулей». Слово «лемур» в переводе означает «дух усопшего». Народ бецимисарака считает, что живут приматы не в лесу, а в плохо зарытых могилах и являются своеобразной «реинкарнацией» умершего человека. Поэтому к лемурам относятся с величайшем благоговением – подкармливают и освобождают из ловушек. А зверьков, найденных мертвыми, даже хоронят с особыми почестями. 

      И, безусловно, убийство лемура считается одним из самых тяжких грехов. Правда, и из самого строгого правила бывают исключения… если очень кушать хочется. Например, народ махафали перед употреблением в пищу отрубает лемурам лапки, чтобы лишить зверьков сходства с человеком. 

      Сегодня на Мадагаскаре можно встретить чуть более 20 видов лемуров, а ведь еще век назад их было на десяток больше. Некоторые виды истребили сами малагасийцы, боявшиеся зверьков и считавшие их колдунами. Особенно не повезло так называемому ай-аю. Его считали воплощением дьявола и безжалостно уничтожали. Да и сегодня для малагасийца ай-ай – что черная кошка для европейца. Увидел зверька – и все, считай, что день пропал. Зверька занесли в Красную книгу, но этот факт вряд ли способен остановить исчезновение и без того небольшой популяции. К счастью, другим лемурам судьба явила большую милость – их обижают только в исключительных случаях. Ведь от лемуров может быть и немалая польза. Например, народ сиханака верит, что заснувшему в лесу человеку зверек подкладывает подушку из травы и листьев. Если дар оказывается под головой – это к богатству. Если под ногами – к бедности. Но в любом случае малагасиец бы не расстроился. 

      Дворцы здесь по-прежнему никому не светят, но и нищеты на Мадагаскаре нет. С таким природным буйством умереть на островах с голоду – просто невозможно. 

      Во-первых, фруктов столько, что устанешь перечислять. Особенно славится Мадагаскар своими личи и анона, а еще манго, гуаявой и более привычными нам хурмой, ананасами и… клубникой. Что ж удивительного – раз уж здесь сосны растут, почему бы и «северной» ягоде не прижиться? 

      Во-вторых, прибрежные воды просто кишат рыбой и морепродуктами. «Только мертвый не сможет поймать себе ужин», – шутят малагасийцы. А вот мясо на местном столе встретишь не часто. Хотя жители острова и разводят кур да свиней, под нож животные идут редко. Но уж если готовят, то так, что пальчики оближешь. Например, жареную свинину с толчеными листьями маниоки «хенакисо си равитото», мясное рагу «румазава», мясо на вертеле «паус масикита», изысканную гусиную печенку или курицу с бананами обильно сдабривают пряностями и соусами. 

      Вообще, малагасийцы – большие любители специй. А иначе никак – в жарком и влажном тропическом климате бактерии размножаются с космической скоростью. Но даже источающий волшебный аромат пряностей уличный фаст-фуд приезжим пробовать не стоит. Никакой перец не спасет слабый европейский желудок. А вот местным жителям все нипочем. Их иммунная система и не такое видала. Пьют же малагасийцы мутную речную воду – и великолепно себя чувствуют. 

      Кое-кто считает, что лучший на свете ром делают именно здесь. Ямайка с Кубой – не в счет. А еще на Мадагаскаре варят вкуснейший шоколад. Густой, сладкий, с ароматом щедро произрастающей в здешних краях ванили – главного экспортного продукта страны. 

      Правда, недавно компания «Кока-кола» смертельно обидела жителей острова. Американские технологи решили, что использовать при приготовлении напитка синтетический ванилин – проще и дешевле, чем натуральную ваниль. Но островитянам такое решение страшно не понравилось. Более того, оно вызвало настоящий экономический кризис. Доходы от продажи ванили составляли чуть ли не половину всех поступлений в бюджет. К счастью, и из этой ситуации нашелся выход – брешь в малагасийском бюджете заткнул… Всемирный банк. 

      Но на помощь надейся, а сам не плошай. Жители Мадагаскара лучше любых экспертов-экономистов знают, в чем нужно хранить свои сбережения. Конечно, в… зебу. 

      Эта неказистая с виду то ли коровка, то ли антилопа – национальное достояние и предмет личной гордости. Лучшего приданого и придумать нельзя. Но есть одна загвоздка – заполучить хорошую невесту может только владелец собственных, купленных на кровно заработанные деньги, зебу. Доставшиеся по наследству от папы с мамой не считаются. Возможно, именно поэтому на острове до последнего времени бытовал жуткий обычай. Вместе с умершим частенько хоронили все стадо. Все равно, рассуждали островитяне, дети покойного не смогут «обналичить» наследство. Сегодня нравы стали гуманнее, хотя традиция приносить животных в жертву сохранилась. Но сами мадагаскарцы лишь смеются в ответ на упреки «гринписовцев». Духи любят зебу и в обмен на одну-две коровы готовы решить самые сложные жизненные проблемы.

      А последних у жителей страны немало. Население «земного рая» живет небогато. Мадагаскарские деревни, как и встарь, кормят рис и рыба. Городские жители тоже не шикуют – заработки тут чисто символические. Однако стесненное материальное положение никоим образом не умаляет малагасийского гостеприимства. Приезжему здесь стараются угодить во всем. Лучшее место в доме, лучшие кушания. Иногда местное гостеприимство даже выходит за рамки привычной морали. Вот и называют европейцы радушный остров рассадником секс-туризма. Но это определение не совсем верно. Любовь гости получают не за деньги, а, так сказать, в бонус. Здесь вообще не встретишь случаев вымогательства или попрошайничества. Принять предложенный подарок – это пожалуйста, но просить малагасийцу гордость не позволит. Причем подобные принципы прививаются островитянам еще в детстве. 

      Кстати, воровства сей факт ничуть не отменяет. В базарной толпе, да и просто на улице под покровом темноты разомлевшего туриста запросто оберут до нитки. Но без хамства и насилия – вы даже почувствовать не успеете.

      Однако волков бояться – в лес не ходить. Оказавшись в этой стране, не посетить знаменитый мадагаскарский базар – преступление. «Зума» – так местные жители называют свой рынок. Собственно, «зума» – это пятница, самый что ни на есть торговый день. Испокон веков в конце недели в столицу Антананариву спешили торговцы со всей страны. Сегодня рынок работает каждый день. Иногда на его площади собирается до 25 тыс. торговцев, а уж покупателям и вообще счета нет. Даже в соседней Африке нет достойного конкурента малагасийской «торговой площадке». 

      Здесь можно найти все, что душа пожелает. Хотите рубашку из листьев пальмы рафии – пожалуйста, кресло из палисандрового дерева – милости просим. Циновки и скатерти, одежда и обувь, национальные инструменты и редкости… Даже в оберегах от злых духов недостатка нет. Их делают из дерева, плетут из ниток, вырезают из драгоценных камней. На Мадагаскаре эти сокровища добывают в огромных количествах – и красивейшие изумруды, и благородные рубины. А уж яшму, бериллы, агаты и турмалины – хоть сундуками вывози. Чем туристы активно и занимаются, какими-то неведомыми способами обходя бдительную малагасийскую таможню. 

      Что поделать – каждый хочет привезти домой воспоминание о рае. Ведь если и есть таковой на планете, то это, определенно, остров Мадагаскар… 

     На Мадагаскаре не используется десятичная валюта. Один местный ариари равен пяти ираймбиланьям. И вывозить их из страны – строжайше запрещено.





Спешите подписаться на журнал “Планета”!