«ВНУКИ» ПОЛ ПОТА
Ноябрь 2008
Вернуться к номеру >>

Раздел: История террора
Теги: политика, переворот, террор, история, персоналии, Азия, Камбоджа



 «…Мотыгами, киркомотыгами, палками, железными прутьями они били своих жертв по голове; ножами и острыми листьями сахарной пальмы они перерезали своим жертвам горло, вспарывали животы, извлекали печень, которую съедали, и желчные пузыри, которые пускали на изготовление «лекарств»…

      …используя бульдозеры, они давили людей, а также применяли взрывчатку – чтобы убивать как можно больше за раз…

      …они закапывали людей заживо и сжигали тех, кого подозревали в оппозиции режиму; они постепенно срезали с них мясо, обрекая на медленную смерть…

      …они бросали людей в пруды, где держали крокодилов, они подвешивали людей к деревьям за руки или ноги, чтобы те подольше болтались в воздухе…»

      Старики, которым было вручено заключение народно-революционного трибунала Кампучии, слезящимися глазами читали перечень грехов, в которых их обвиняла родная страна. Их руки, покрытые пятнами, дрожали. Вот кто-то, не совладав с собой, потянулся за таблетками.

      Сейчас эти маленькие люди, доживающие остаток дней за каменными стенами тюрьмы Пномпеня, могли вызвать лишь жалость, но еще несколько лет назад все было по-другому.

      «Я убивал в первую очередь тех, кто носил очки. Если в очках, значит умел читать. А стало быть, мог обладать вредными мыслями. И вообще, очки – изобретение буржуазии», – не так давно говорил один из них.

      Нет, те, кто читал сейчас обвинительное заключение, не были тайной сектой маньяков. Все они – бывшие солдаты или чиновники – в общем, государственные люди, абсолютно легально занимавшие свое место и… открыто творившие то, за что теперь расплачивались. Полпотовцы – под таким именем они остались в истории.

     

     Скромный монах 

      Салот Сар, более известный как Пол Пот, родился в 1925 году в крестьянской семье. Он рос очень вежливым и спокойным ребенком, с детства любил учиться. Его отец не был беден, и потому мог позволить сыну не утомлять себя работой по хозяйству. А когда мальчику исполнилось девять – и вовсе отправил Салота к родственникам в столицу, чтобы тот мог получить нормальное образование.

      Так сложилось, что самостоятельная жизнь будущего революционера началась в буддийском монастыре, куда он попал после переезда. Будучи прислужником в Ват Ботум Вадей, мальчик два года постигал науку смирения и послушания, а заодно изучил кхмерский язык. Наконец тяга к знаниям привела его во французскую школу «Эколь Миш». Неудивительно, что после ее окончания Салоту, хоть и не без труда, удалось получить правительственный грант на продолжение обучения в Париже.

      Денег бедному студенту постоянно не хватало. Париж – не просто дорогой город, он полон соблазнов. Сар пытается подрабатывать, даже отправляется на заработки в Югославию – в общем, крутится, как может. Но окружающая жизнь вызывает у камбоджийского юноши не восхищение, а все большее презрение. Яркие витрины магазинов освещают скорчившихся на асфальте оборванцев, ждущих милостыни. Дома под красными фонарями полны приехавшими на заработки девушками из третьего мира.

      Огонь классовой ненависти, тлеющий в душе юноши, активно раздувают. Особенно старается новый знакомый Салота – Кен Ваннасак, националист марксистского толка. У него на квартире уже давно работает полулегальный кружок, на собраниях которого обсуждают труды патриархов коммунистического движения.

      В 1952 году Сар пишет свою первую статью в студенческом журнале камбоджийцев – «Khmer Nisut» – и вступает в коммунистическую партию Франции. В этом же году его отчисляют из университета. Это, впрочем, не сильно его расстраивает – учеба больше не интересует молодого человека.

     Борьба

      Тем временем на родине Сара разгораются нешуточные политические страсти. Нородом Сианук – наследник династии, на протяжении долгих лет правившей страной, – добивается того, что Камбоджу признают суверенным государством, независимым от Франции.

       Понимая, что метрополия ожидает краха монархии, он отрекается от власти в пользу отца, создает свою партию и проводит демократические выборы. Молодой политик становится премьер-министром и министром иностранных дел. То есть совершает рокировку по английскому образцу – только без крови. 

      Дальше – больше. В результате очередной реформы он добивается прямого избирательного права для всех жителей страны и рвет отношения с США, четко ориентируясь на Китай. Белый дом не может простить правителю маленькой страны такую дерзость. Во всеуслышание объявляется, что на территории Камбоджи размещаются базы вьетнамских боевиков, сражающихся против Соединенных Штатов (в это время как раз идет вьетнамская война). Тяжелые боевые самолеты с белыми звездами на крыльях начинают утюжить землю ковровыми бомбардировками. За 4 года на Камбоджу было сброшено практически столько же фугасов, сколько на нацистскую Германию за последние годы войны. 

      Вдобавок ко всем бедам бывший соратник Сианука Лон Нол, воспользовавшись покровительством Белого дома, совершает переворот. Но, на беду заговорщиков, его высочество оказывается более вертким политиком, чем они предполагали. Забыв прошлые распри, он ничтоже сумняшеся примыкает к… «красным кхмерам» – местным коммунистам, люто ненавидящим монархию в любом ее проявлении. 

      Однако, когда боевые дружины коммунистов входят в Пномпень, правителем страны объявляют именно принца Нородома! Сианук успокаивается, думая, что перехитрил всех. Но вместо парадного въезда в столицу на «белом коне» его ожидает лимузин под усиленной охраной и резиденция, превращенная в тюрьму. Арест не мешает его высочеству формально числиться главой государства. Но реально Камбоджей управляют совсем другие люди…

      «На сцену» выходит человек, которого все называли Пол Пот. Именно это имя при вступлении в Коммунистическую партию Индокитая взял себе тихий мальчик Салот Сар. Бесстрашные и беспощадные «красные кхмеры» были его детищем.

     

     Кампучия

      После прихода к власти бывшего монастырского служки Камбоджа перестала существовать. На карте появилась новая страна – Кампучия. Пол Пот пообещал за несколько дней сделать ее коммунистической. Правда, у Пол Пота и его соратников имелось свое собственное, весьма своеобразное понимание того, что такое коммунизм и как именно его надо строить. 

      Тут же были разорваны дипломатические отношения со всеми государствами, прекращен въезд-выезд из страны, оборвана телефонная и почтовая связь. Изоляция стала настолько плотной, что даже КГБ не смог развернуть свою сеть внутри страны. Вообще, несмотря на то, что «красные кхмеры» называли себя коммунистами, отношения с СССР у них как-то не сложились. В Пномпене полагали, что в Советском Союзе «извратили» идеи Маркса. Пол Пот, Кхиеу Самфан, Иенг Сари и прочие лидеры «красных кхмеров» хотели построить свой, «правильный» коммунизм. 

      В первые же недели полпотовцы обнаружили, что в стране развелось слишком много врагов. Из-за каждого угла революции угрожала опасность. И это, естественно, требовало жестких мер. Начали с национального банка. Его попросту подорвали за ненадобностью: товарно-денежные отношения в стране отменили. Когда на столицу посыпался денежный дождь, некоторые попытались собрать свалившееся на них буквально с неба богатство. Таких расстреливали на месте.

      На следующее утро жители были разбужены усиленными мегафоном голосами. Всем незамедлительно предписывалось покинуть город. Через несколько минут затянутые в черную форму «красные кхмеры» начали колотить в двери прикладами и палить в воздух. Чтобы ускорить выселение, власти отключили воду и электричество. На тот момент в Пномпене проживало 3 млн. человек. Как вы думаете, сколько потребовалось времени на то, чтобы очистить город? Всего неделя!

      «Красные кхмеры» считали: город – это средоточие зла и буржуазности. Только когда человечество вернется к земле, оно обретет счастье. Городам объявили беспощадную войну. 

      Метод был прост. Отдавался приказ на погрузку. С теми, кто пытался возражать, не спорили. В них просто стреляли. Если кто-то не понимал отданной команды – в него стреляли. Тех, кто замешкался или не захотел строиться на улице, убивали в собственных домах. Наибольшую сложность при эвакуации создавали инвалиды. Пришлось избавиться и от них. Каждого, кто не мог идти, обливали бензином и поджигали. Люди неделю ожидали эвакуации под открытым небом без еды и воды. Чтобы спастись от жажды, пили воду из городского пруда и сточных канав. Среди несчастных в мгновенье ока распространились кишечные инфекции. 

      Та же участь постигла и другие города страны. Жить в них запрещалось под страхом смерти. Городское население упразднялось решением партии и правительства. Лишь одна из окраин Пномпеня была заселена. Там жил Пол Пот с присными, а в бывшем лицее устроили правительственную тюрьму, где пытали и скармливали крокодилам «врагов народа».

      Итак, с первым врагом – горожанами – было покончено. Наступила очередь второго – интеллигенции. Формально им предоставили выбор: смерть или рисовые поля. На деле же, как только «красный кхмер» видел человека в очках – он тут же открывал огонь. Уничтожались даже врачи: медицину новая власть отменила. Те, кому хотелось жить, были здоровы – в остальных государство не нуждалось. Дальше список врагов пополнился представителями других наций и религиозными деятелями. Ни с кем не церемонились. Не кхмер – смерть, монах – смерть.

       Наконец очередь дошла до достижений цивилизации. Автомобили, вычислительная техника, бытовые приборы – все это оказалось не нужно новой Кампучии. Вооружившись кувалдами, «красные кхмеры» крушили холодильники, магнитофоны и стиральные машины.

      Размах поражал. За год экономика страны была полностью разрушена. Таких понятий, как театр, кино, библиотеки более не существовало. Казалось бы, все – враги закончились. Как бы не так… Настало время реформировать деревню. Что значит слово «реформа» в устах Пол Пота, всем было уже ясно. Не понимали одного: куда бежать. 

      Крестьян было решено переселить в сельские коммуны. Тех, кто отказывался, забивали мотыгами – новым оружием революции. Если переезжать отказывалось слишком большое количество людей, их сгоняли в кучу, опутывали проволокой и пропускали через нее ток от генератора бульдозера. Потом всю эту корчащуюся в конвульсиях массу сталкивали в яму, наполненную водой. 

      Отдельная программа касалась воспитания нового поколения борцов. Детей отбирали у родителей и растили отдельно. Это было сделано для того, чтобы мамы и папы не засоряли мозги малышей «империалистической ерундой». 

      Методы воспитания тоже были революционными. Тем, кому исполнялось 12 лет, давали в руки автомат и коктейль из пальмового самогона и человеческой крови. «Теперь вы всесильны, – внушали им, – теперь вы можете все!» Тех, кто отказывался «мочь все», жестоко пытали и убивали. Эта «молодая гвардия» и стала основной движущей силой революции. Вечно пьяные от безграничной власти, водки и наркотиков, озверевшие подростки убивали, пытали, жгли. 

      Еще одним «ноу-хау» Пол Пота стала отмена института брака. Все женщины объявлялись собственностью государства. Мужья отделялись от жен. Староста коммуны – камфибал – по собственному усмотрению назначал будущих сексуальных партнеров. Раз в месяц всем работникам предоставлялся выходной. В этот день вместо 12-часового рабочего дня на полях их ждала 12-часовая политинформация. А потом короткое уединение для зачатия потомства.

      В любой коммуне действовали особые правила. Регламентировались даже эмоции: было запрещено плакать или огорчаться, смеяться или радоваться без социально-политического повода, жалеть слабых и больных… Не разрешалось и читать что-либо, помимо составленной Пол Потом «Маленькой красной книги».

      Нарушавших новые законы запрещалось расстреливать – в Кампучии истребляли так много людей, что борцам за светлое будущее уже приходилось экономить патроны. Провинившихся закапывали по шею в землю и оставляли умирать от жажды и голода или забивали мотыгами. А потом отсекали голову и выставляли ее напоказ. Снизу красовалась табличка: «Я – предатель революции!»

      Трупы предателей тоже были государственной собственностью. Ими удобряли поля. Но удобрений оказалось так много, что некоторые рисовые плантации превратились в братские могилы. Земля уже не принимала «подарка» кампучийских реформаторов с дипломами университета Сорбонны.

     

     Конец кошмара


     


     

      Режим, за четыре года уничтоживший почти треть нации, пал в считанные дни. Армия соседнего коммунистического Вьетнама, верного союзника СССР, одним решительным ударом освободила камбоджийцев от кровавого кошмара. 

      Сопротивляться регулярной армии полпотовцы не умели. Давно замечено – палачи никогда не бывают хорошими воинами. «Красные кхмеры» бежали в джунгли, где продолжили «партизанскую борьбу». 

      Пол Пот скрывался среди ядовитых болот Индокитая до конца 90-х, пока среди «красных кхмеров» не началось повальное дезертирство. Им пообещали прощение и выделение земли – самой большой ценности в Камбодже. Наконец и ближайшие сподвижники вождя революции решили вернуться к цивилизованной жизни. А чтобы идти каяться не с пустыми руками, они арестовали своего вчерашнего лидера и судили его. Правда, приговор был не по-кампучийски мягок – пожизненное заключение. Что неудивительно – за мертвого Пол Пота ничего не возьмешь, а так, глядишь, какие-нибудь льготы можно выторговать.

      14 апреля 1998 года жена бывшего повелителя страны пришла, чтобы натянуть над ним москитную сетку, и увидела, что ее супруг мертв и тело уже остыло. Вождя «красных кхмеров» убил сердечный приступ. В наследство своей семье он оставил пару заношенных гимнастерок, трость для ходьбы и бамбуковый веер. Все это имущество было сожжено вместе с бренными останками диктатора на костре из автомобильных покрышек…

     

     

     Надо сказать, в отличие от СССР и Китая, в Камбодже никто не стремился сделать из партии и правительства «отцов народа». Каждый член правящей элиты получил порядковый номер и подписывал бумаги не именем, а цифрой. Пол Пот скромно именовался «товарищ 87». Он запрещал фотографировать себя, а потому никто не знал, как выглядит лидер страны. Один художник все-таки нарисовал портрет 87-го по памяти, его размножили и развесили в бараках трудовых лагерей, где трудились ссыльные. Именно там его и обнаружили сосланные исполнять трудовую повинность брат и сестра Пол Пота. «Оказывается, нами правит наш маленький Салот!» – воскликнули они. 

      Об этом тут же доложили наверх. Реакция была по-военному быстрой: поступил приказ изъять изображения Пол Пота и устранить утечку информации. Портреты мгновенно исчезли. А художника по старой традиции «красных кхмеров» забили мотыгами. Потом добрались и до тех, кто распространил изображение.

     

     Когда Пол Пота спросили: «Зачем вы убиваете детей?», он ответил: «Потому что из них могут вырасти опасные люди».

     Пол Пот – это сокращение от французского politique potentielle – могучий политик. 

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!